Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

Статья про артиллерию в ВОВ (II)

В то же время, несмотря на трудности создания новых артиллерийских формирований, резко поднимается удельный вес артиллерии РВГК и (благодаря ее маневренности) ее роль в операциях. Процесс развития артиллерии РВГК в первом периоде войны хорошо виден по данным табл. 3.



Как видим из таблицы, в начале войны наша армия не имела реактивных установок. Решение о принятии их на вооружение состоялось лишь 21 июня 1941 года. Однако уже в первый год войны количество реактивных установок резко возрастает. Так, к середине 1942 года их насчитывалось в 5 раз больше, чем к 1 декабря 1941 года. Это было реальным доказательством их жизнеспособности и той большой роли, которую они играли в массированном огне артиллерии. Почти вдвое большими темпами росло число рам М-30 (300-мм реактивных снарядов), что свидетельствовало о растущей потребности в мощном огневом воздействии на ближайшую глубину боевых порядков противника, укрытых оборонительными сооружениями. Именно преодоление этой первой позиции обороны, оказывавшей наступавшим войскам наиболее организованное и упорное сопротивление, являлось необходимой предпосылкой для прорыва обороны противника на всю ее глубину.

Приведенная таблица показывает, что маневренные резервы артиллерия значительно возросли в тяжелой обстановке первого периода войны. К концу его количество артиллерийских полков РВГК выросло в 10 раз. На одну стрелковую дивизию теперь было в среднем артиллерийских полков РВГК в пять раз больше, чем к началу войны. На одну общевойсковую армию, привлекаемую к ведению крупной фронтовой операции, стали приходиться десятки артиллерийских полков усиления. В связи с этим возникла еще одна серьезная проблема — управление крупными массами маневренной артиллерии.

Решение проблемы было найдено в организации отдельных артиллерийских бригад, дивизий, а затем и корпусов. В конце первого периода войны Государственный Комитет Обороны принял соответствующие постановления.

К этому времени в РВГК имелись все виды артиллерии, кроме самоходной. Теперь артиллерия РВГК стала тем, чем она и должна быть — не только артиллерией качественного усиления общевойсковых соединений, но и всесторонне развитым крупным маневренным резервом Ставки, командования фронтов и армий.

Рост артиллерии РВГК по-прежнему опережал рост войсковой артиллерии и в последующих периодах войны. За второй и третий периоды войсковая артиллерия увеличилась в 1,1 раза, а РВГК — в 2,1 раза; ее удельный вес поднялся до 32 проц. (по наличию орудий и минометов) без учета рам М-30. К концу Великой Отечественной войны удельный вес артиллерии РВГК был таким же, как в конце первой мировой войны.

Продолжалось и укрупнение организационных форм артиллерии РВГК. К 1 января 1945 года из 1480 артиллерийских полков РВГК более 60 проц. входили в состав десяти артиллерийских корпусов, 105 артиллерийских дивизий и 85 отдельных бригад(15).

Итак, между маломощными штабами артиллерии общевойсковых соединений и оперативных объединений, с одной стороны, и артиллерийскими полками и дивизионами (тактическими артиллерийскими группами), с другой, встали теперь мощные штабы крупных артиллерийских соединений, непосредственно управлявших огнем и маневром примерно 1200 артиллерийских полков. В качестве штабов различных артиллерийских групп штабы артиллерийских соединений охватывали своим управлением более 50 проц. всей артиллерии, участвовавшей в той или иной операции. Только теперь можно было говорить о реальных возможностях централизованного управления массированным огнем не только к началу артиллерийской подготовки атаки (или контрподготовки в обороне), но и на протяжении всего сражения.

При разработке проекта нового устава в 1943 году было принято решение рекомендовать фронтам и армиям отказаться от формирования многочисленных артиллерийских групп. Основным принципом их комплектования должно было быть обеспечение тесного взаимодействия с общевойсковыми соединениями и частями. Каждый общевойсковой командир от стрелкового полка до командующего армией, а в некоторых случаях и до фронта включительно имел свою артиллерийскую группу. Этим разрешалось основное условие взаимодействия: каждый общевойсковой командир получил «подручную» артиллерию.

Опыт войны показал, что в интересах массирования артиллерийского огня необходимо централизованное управление артиллерией в масштабе того или иного общевойскового соединения (объединения). Поэтому командующие артиллерией общевойсковых соединений и объединений, будучи заместителями командиров последних, получили право управлять огнем и маневром всей или необходимой им частью артиллерии, контролировать боевое применение артиллерии в подчиненных общевойсковых соединениях и частях, своевременно исправляя возможные ошибки.

Управляемые крупные массы артиллерии стали надежным инструментом широкого массированного огня артиллерии. Росли плотности артиллерии в операциях и соответственно — потери врага от огня нашей артиллерии, а тем самым облегчались условия прорыва обороны противника.

Роль артиллерии возрастала вследствие роста ее огневых возможностей, преодоления трудностей со средствами тяги и управления и в результате искусного управления ее массированным огнем.

В двух оборонительных кампаниях первого периода войны и в нескольких крупных оборонительных операциях во втором и третьем периодах артиллерия приобрела большой опыт и научилась наносить врагу потери, срывать танковые и пехотные атаки, останавливать его наступление, оказывая своей пехоте и танкам неоценимую помощь.

В первые дни войны артиллерийские части в силу сложных условий, малочисленности средств и слабой подвижности несли большие потери и хотя наносили врагу значительный урон, но не достигали ожидаемого эффекта, лишь кратковременно задерживая его на отдельных участках. Однако к концу начальной кампании войны, уже в битве под Москвой, артиллерия начала все больше приобретать силу, стала срывать атаки противника, заставлять его своим огнем искать новые направления ударов.

И все же в обороне под Москвой артиллерия располагала еще крайне ограниченными средствами борьбы. Это видно из табл. 4



Даже при величайшем напряжении усилий Ставке не удалось добиться повышения плотности артиллерии, особенно противотанковой. Приходилось искать решение задачи оперативными средствами — маневром средств на направления главных ударов противника. Так 16-й армии, оборонявшей волоколамское направление, было придано 6 противотанковых полков, 5-й армии на можайском направлении — 11 полков, 43-й армии на малоярославецком направлении — 8 полков и 1 дивизион.

В результате этих мероприятий плотность противотанковых средств в 16-й армии к 16 ноября поднялась до 3,2 орудия на 1 км, а в 43-й армии — до 3 орудий на 1 км. Однако и этим маневром не удалось поднять плотности до уставной нормы. Сил было мало. Приходилось искать выход в решительном маневре противотанковой артиллерией в тактической зоне. Так удалось, не без риска, поднять плотность артиллерии на автостраде Минск—Москва (82 мсд) до 14 орудий, в полосе 1-й гвардейской мотострелковой дивизии (Наро-Фоминск) — до 18 орудий, в 43-й армии на Варшавском шоссе — до 16 орудий.

По неполным данным, за время второго наступления немцев на Москву с 16 ноября до 6 декабря 1941 года огнем артиллерии Западного фронта было уничтожено свыше 400 танков и бронемашин, 20 самолетов, около 200 автомашин и выведено из строя до 15 тыс. солдат и офицеров противника. Это был немалый вклад в дело борьбы с захватчиками в битве на ближних подступах к столице.

С ростом плотностей артиллерии в обороне и наращиванием опыта, с повышением боевого мастерства артиллеристов роль артиллерии в оборонительных операциях с каждым годом войны возрастала.

В районе Сталинграда плотность противотанковых орудий на главных направлениях возросла до 10 (62-я армия) и даже 19 (66-я армия) орудий на километр, а общая плотность — до 50—85 орудий. Под Курском плотность орудий ПТО поднялась до 18 (13-я армия), а общая плотность — до 86 орудий и минометов и т. д. Внутри оборонительных полос дивизий на танкоопасных направлениях плотность артиллерии поднималась в 1,5—2 раза.

Умение организовать маневр блестяще показали артиллерийские и танковые начальники всех степеней в Курской битве, в оборонительных боях под Киевом в конце 1943 года и в районе озера Балатон. Маневру танковых частей противника мы противопоставляли маневр артиллерией, и в результате ее наращивающиеся силы создавали непреодолимый огневой барьер. Значение маневра и управления им в этих операциях до сих пор еще недостаточно глубоко изучено и все уроки на будущее не извлечены.

Надо отметить также высокое умение наших артиллеристов организовать тактический маневр артиллерийскими батареями, вследствие которого пушки и даже гаубицы успешно боролись с тяжелыми танками противника, несмотря на то что они не пробивали лобовой брони и уступали им в дальности прямого выстрела. Таким образом, в горниле войны вырабатывалась тактика борьбы с танками, богатый арсенал ее приемов и способов.

Практика подтверждала, что наибольший успех достигается лишь при умелом взаимодействии различных родов войск. Постепенно выработались эффективные приемы и способы взаимодействия, приводившие к тактическому и оперативному успеху.

Так же шла разработка способов и приемов зенитно-артиллерийского прикрытия войск. Признание прямой зависимости выбора районов удара воздушного противника от выбора района действий его главных сил и от оперативного построения своих войск открыло широкий простор упреждающему маневру зенитной артиллерией.

При выполнении боевых задач артиллерия тесно взаимодействовала с авиацией. При прикрытии наземных войск от ударов воздушного противника усилия зенитной артиллерии и истребительной авиации координировались в общей системе мероприятий ПВО войск. Тесным было взаимодействие артиллерии со штурмовой авиацией при борьбе с артиллерией противника в ходе прорыва его тактической глубины обороны, особенно в те моменты боя, когда вновь обнаруженные батареи врага не могли подавляться артиллерийским огнем. Как известно, и само артиллерийское наступление вместе с авиационным наступлением своими первыми периодами предваряло атаку наземных войск.

Огромную познавательную ценность имеет также и опыт борьбы артиллеристов осажденного Ленинграда с артиллерией противника. На этом участке она имела решающее значение. И безусловно, в том, что город был сохранен от значительных разрушений, а его жители от уничтожения немецкой артиллерией, — большая заслуга ленинградских артиллеристов.

В наступательных операциях в более высоком темпе, чем в оборонительных, возрастали плотности артиллерии. Тактические плотности на участках прорыва обороны противника росли примерно так:

1-й период войны:
— 41 ор/км 16-я армия 6 декабря 1941 года под Москвой;
— 35,3 ор/км 6-я армия 12 мая 1942 года под Харьковом;
— 86,7 ор/км 8-я армия 27 августа 1942 года под Синявиным.

2-й период войны:
— 71,5 ор/км 65-я армия 19 ноября 1942 года в битве на Волге;
— 133,1 ор/км 63-я армия 12 июля 1943 года под Орлом;
— 139,0 ор/км 53-я армия 3 августа 1943 года под Белгородом;
— 380 ор/км 38-я армия 3 ноября 1943 года под Киевом.

Последняя цифра не типична для крупных наступательных операций
второго периода воины и первой половины 1944 года. Тактические плотности возросли в это время от 130 до 180 ор/км (учитывается только артиллерия, которая вела огонь во время артподготовки и артподдержки атаки, и исключаются 50-мм минометы).

Рост плотностей артиллерии объективно повышал ее огневые возможности, что в свою очередь способствовало решению проблемы одновременного сплошного подавления артиллерийским огнем обороны противника по всему фронту участка прорыва и на его флангах.

В наступательных боях и операциях артиллерия играла роль главной огневой ударной силы по взлому обороны противника. Ее роль становилась тем значительнее, чем выше росли ее огневые возможности, чем искуснее она использовалась и чем больше мастерства проявлялось в управлении ее огнем и маневром.

Важное значение в развитии боевого мастерства артиллеристов имело директивное письмо Ставки ВГК от 10 января 1942 года, известное больше под названием письма «Об ударных армиях и об артиллерийском наступлении». Есть основания полагать, что письмо вызвано рядом причин, среди которых главными являлись:

— получение неполных результатов по поставленным задачам и срокам в наступательных операциях контрнаступления под Москвой;
— стремление уяснить причины этого и устранить их перед переходом Советской Армии в общее наступление.

Все принципиально правильные и весьма важные положения письма были не новы и известны еще со времени войны 1914—1918 годов: концентрация к участку прорыва максимально возможных артиллерийских средств с целью применения массированного их огня; подготовка и поддержка атаки массированным огнем артиллерии до полного взлома обороны противника; следование атакующих непосредственно за огневой завесой. Все это выражало главную идею: непрерывность участия артиллерии в бою, тесное взаимодействие ее с пехотой, танками и авиацией, непрерывность подавления противника на всю доступную глубину обороны.

Чрезвычайная обстановка начальной кампании войны породила у многих командиров недоверие к уставам, переставшим временно соответствовать реальным условиям, и стремление обходиться вообще без их рекомендаций. Одно из следствий этого было равномерное распределение сил и огневых средств по всему необычно широкому фронту оборонительной полосы и постановка подчиненным нереальных задач по их боевым возможностям и срокам выполнения маневра и боевой готовности.

Письмо об артиллерийском наступлении, написанное И. В. Сталиным, хотя и с некоторыми погрешностями в военной терминологии, породившими в войсках ряд недоумений и практических ошибок, сыграло огромную роль. В нем четко и ясно сказано о недостатках, действительно имевших место, сказано, что надо делать. Зимой 1942 года слова письма прозвучали как некоторое откровение.

Одной из главных особенностей влияния письма явилась моральная сила, сообщенная тем, кто должен был вести борьбу за внедрение разумных способов и приемов боевого применения артиллерии. Оно разбудило инициативу артиллеристов и ограничило тех начальников, которые не считались с объективными трудностями боевой работы артиллерийских частей.

Особенно большую роль сыграло письмо для работников артиллерийской промышленности и ее руководителей, поставив их в положение работающих на важнейшем участке борьбы за укрепление обороны страны. Быстрый рост огневых возможностей артиллерии явился косвенным следствием признания решающей роли артиллерии в наступлении.

Постепенно в войсках выкристаллизовывалось понимание артиллерийского наступления как такого способа боевых действий артиллерии, который органично связан с действиями пехоты и танков и соответствует характеру и приемам действий общевойскового боевого порядка. Поэтому оно стало разделяться на три периода:

— артиллерийская подготовка атаки;
— артиллерийская поддержка атаки;
— артиллерийское обеспечение боя в глубине.

Цель артиллерийской подготовки не подвергалась пересмотру, а задачи ее и способы их решения изменялись с ростом огневых возможностей и накопления опыта их использования. Научились устранять разрыв между концом артиллерийской подготовки атаки и началом ее поддержки, чего не удавалось сделать в 1914—1918 годах.

Выявились большие преимущества плотности массированного огня перед его продолжительностью. Как бы надежно (по нормам расхода снарядов на подавление) ни подавлялся противник, вскоре после прекращения по нему огня он возобновлял огневую деятельность, хотя и ослабленную, но способную сорвать атаку на том или ином участке.

Также выявилось, что только одновременное и сплошное подавление боевого порядка противника по всему фронту участка прорыва и на всю глубину, из которой противник может вести огонь по атакующим, может обеспечить полный успех атаки.

И наконец, стало ясным, что с ростом плотностей артиллерии и плотности ее массированного огня можно сокращать продолжительность артиллерийской подготовки атаки, в первую очередь за счет отказа от периода «разрушения», требующего методического огня и его корректирования. Потом с дальнейшим ростом огневых возможностей артиллерии можно было от чередования огневых налетов по глубине боевого порядка противника перейти к одному мощному огневому удару протяженностью в 15—20 минут. Бросок за ним в атаку, окаймление атакующих сплошной завесой огня перед фронтом и на флангах полосы прорыва с одновременным подавлением глубины по крайней мере первой позиции обороны и артиллерии противника обеспечивали взлом обороны. Это было кульминационным пунктом роста мощности артиллерии.

В артиллерийской поддержке атаки под влиянием роста огневых возможностей развивался процесс постепенного захвата одновременным массированным огнем все большей глубины обороны противника. В конце войны поддержка двойным огневым валом захватывала глубину всей первой позиции обороны. Одновременно подавлялись сосредоточенным огнем важнейшие объекты на позициях полковых и дивизионных резервов. Этот огонь с выходом атакующих ко второй и третьей позициям обороны превращался в ПСО на всю глубину главной полосы обороны. Вследствие этого была еще надобность в третьем периоде артиллерийского наступления, так как огонь ослабевал, огневое сопротивление возрастало, атаки временно прерывались, переходя из непрерывного движения вперед в чередование маневра и удара по очередным объектам атаки.

В успешном решении сложных задач по росту и качественному развитию артиллерии, в обеспечении ее всем необходимым для боевой работы, в росте мастерства управления маневром и огнем крупных масс артиллерии, в непрерывном ее боевом взаимодействии с войсками большая заслуга принадлежит артиллерийским командным кадрам, и в первую очередь ее командующему — Главному маршалу артиллерии Н. Н. Воронову. Он бессменно возглавлял артиллерию в 1937—1950 годах и снискал всеобщее к себе уважение. Огромную организационную, полную нечеловеческого напряжения работу вынесли на своих плечах маршал артиллерии Н. Д. Яковлев и генерал И. И. Волкотрубенко, руководя всю войну важнейшим участком работы по боевому снабжению артиллерии. Немалую роль в разработке научно обоснованных тактико-технических требований к образцам артиллерийского вооружения играл Артиллерийский Комитет, возглавлявшийся В. И. Хохловым. Ближайшие помощники Н. Н. Воронова маршал артиллерии М. Н. Чистяков и другие генералы и офицеры, ведавшие организационно- оперативными вопросами, боевой подготовкой, подготовкой и расстановкой кадров, вложили немало труда в дело всемерного развития советской артиллерии.

Исключительно велика роль командующих артиллерией фронтов и армий в организации маневра и всесокрушающего огня крупных масс артиллерии, в организации и осуществлении боевого и оперативного взаимодействия артиллерии с пехотой, танками, авиацией и инженерными войсками. Широко известны командующие артиллерией фронтов периода войны — генералы В. И. Казаков, Н. С. Фомин, Г. Ф. Одинцов, М. И. Неделин, Н. М. Хлебников, М. М. Барсуков, Г. С. Кариофилли, выросшие во время войны в крупных военачальников; командующие артиллерией армий — генералы П. С. Семенов и Н. Н. Семенов, В. С. Коробченко, М. С. Михалкин, В. М. Лихачев, П. И. Косенко, Г. В. Годин; командиры артиллерийских корпусов, дивизий и бригад — Н. В. Игнатов, Л. И. Кожухов, П. М. Корольков, Н. Ф. Саличко, Н. Н. Жданов, А. И. Ратов, А. Ф. Павлов, Н. Д. Чевола и многие другие. Непосредственными организаторами маневра и огня, осуществлявшими идеи замысла боя и операции командования фронтами и артиллерией фронтов, являлись штабы. Следует отметить талантливых генералов Г. С. Надысева, С. Б. Софронина, Г. М. Бруссера, Г. Д. Барсукова и др.

Многих виднейших артиллеристов мы потеряли во время войны — заместителя командующего артиллерией Советской Армии генерала В. Г. Корнилова-Другова, заместителя начальника ГАУ К. Р. Мышкова, командующих артиллерией фронтов А. К. Сивкова, П. М. Белова и многих командующих артиллерией армий, корпусов и дивизий, командиров артиллерийских соединений и частей. Мы помним их и склоняем головы перед их мужеством, волей и героизмом.

Артиллерийские командиры, обогатившись опытом войны, в новых условиях продолжают благородное дело укрепления мощи современной артиллерии и ракетных войск. Среди них бывший командующий артиллерией 2-й ударной армии К. П. Казаков, прославившейся под Ленинградом, Нарвой и в сражениях на полях бывшей Восточной Пруссии, бывший командир артиллерийской дивизии И. Ф. Санько, бывший заместитель командующего артиллерией фронта и затем командующего гвардейскими минометными частями генерал П. Н. Кулешов, бывший командир артиллерийского полка М. И. Соболев и др. Они — не только хранители славных традиций и боевого опыта артиллерии в Великой Отечественной войне, а и учителя молодых командных кадров, решающих новые сложные задачи дальнейшего наращивания мощи ракетных войск и артиллерии и поддержания их высокой постоянной боевой готовности к защите чести, свободы и независимости социалистической Родины.

Советское правительство высоко оценило боевые заслуги советской артиллерии в годы Великой Отечественной войны, установив в 1944 году всенародный праздник — День артиллерии.

Наиболее отличившимся 137 артиллерийским частям и соединениям присваивались звания гвардейских(16). Несколько сот артиллерийских частей награждены орденами Советского Союза, из них 14 частей награждались ими пять раз, а 30-я и 40-я пушечные бригады — по 6 раз. Одним из боевых отличий во время войны являлось присвоение наименований тех городов, в освобождении которых часть наиболее отличилась; артиллерийские части и соединения 1186 раз получили такие почетные наименования.

Первые знаки установленного в 1942 году ордена Отечественной войны были вручены артиллеристам, отражавшим контратаки двух танковых дивизий врага под Харьковом. Батареи, воины которых первыми награждены этим орденом, уничтожили и подбили много танков, ведя бой до последнего человека, до последнего снаряда.

Около миллиона двухсот тысяч орденов и медалей вручено артиллеристам в годы Великой Отечественной войны. Наиболее героические подвиги отмечались присвоением самого почетного боевого звания — Героя Советского Союза. Им удостоено около 1800 артиллеристов.

Несомненно, многие подвиги, особенно совершенные в оборонительных боях, еще не раскрыты и имена героев неизвестны. Мы знаем только, что целые артиллерийские подразделения и части дрались с врагом до последнего человека, преграждая путь наглым захватчикам, жертвуя собой во имя любви к Родине.

Никогда не умолкнет слава нашей армии, отстоявшей честь, свободу и независимость Родины. В этой исторической победе достойное место занимает подвиг артиллеристов и работников артиллерийской промышленности.

ПРИМЕЧАНИЯ

15. Все данные в расчетных полках, то есть в соответствии с мощностью отдельных дивизионов, они принимались в соответствующих видах артиллерии по два или три за один полк. Процент отдельных полков в наземной артиллерии был значительно меньше. В зенитной артиллерии среднекалиберные зенитные дивизионы сохранялись отдельными до конца войны.
16. Без учета тех частей, которые получали такое наименование при формировании (например, гвардейские минометные части).

Военная мысль. 1965. № 7. С. 46-61.
Tags: Артиллерия, ВОВ, Военная мысль, журналы
Subscribe

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (IV)

    ШТАБНЫЕ ДОКУМЕНТЫ В заключение прилагаем различные формы боевых документов для частей, ведущих контрбатарейную борьбу. Большинство этих документов…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (III)

    5. БОРЬБА С АРТИЛЛЕРИЕЙ В НАСТУПЛЕНИИ Во время артиллерийской подготовки все средства наземной разведки ведут усиленное наблюдение, чтобы выявить…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (II)

    4. ПОДГОТОВКА БОРЬБЫ С АРТИЛЛЕРИЕЙ Ведение контрбатарейной борьбы слагается из подготовительного периода, пристрелки и подавления. Подавление при…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments