Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

Вопросы пехотной тактики перед Первой мировой

– Ламет, как вам, навегное, известно, – продолжал канцлер назидательно, – составил новое и чгезвычайно интегесное дополнение к «Пгоблеме пгоисхождения», котогую я изучал ганее.
– К какой проблеме? – переспросил Хардин.
– К «Пгоблеме пгоисхождения». Имеется в виду пгоблема пгоисхождения Человечества. Ведь считается, что человеческая гаса пегвоначально населяла всего одну планетагную систему.
– Да, это мне известно.
– Но никто до сих пог так и не выяснил, какую именно. – Эта тайна покгыта мгаком дгевности. Существует несколько газных теогий. Одни утвегждают, что это был Сигиус; дгугие настаивают на Альфе Центавга или на Солнце – они все в сектоге Сигиуса. Еще по одной вегсии это 61 Лебедя.
– А что написано у Ламета?
– Ламет газвивает совегшенно дгугую гипотезу. Он пытается доказать, что агхеологические гаскопки на тгетьей планете системы Агктуга свидетельствуют, что люди жили там еще задолго до появления возможности межзвездных пеелетов.
– Значит, человеческая раса зародилась на этой планете?
– Возможно. Мне необходимо более внимательно изучить этот тгуд, пгежде чем высказывать собственное суждение. Надо убедиться в достовегности его доказательств.
Помолчав некоторое время, Сэлвор осведомился:
– А когда Ламет написал эту книгу?
– Ну… лет восемьсот назад. Конечно, он главным обгазом основывался на более ганних тгудах Глина.
– Так стоит ли полагаться на его трактат? Не лучше ли отправиться на Арктур и лично изучить остатки этой древней культуры?
Лорд Дорвин удивленно приподнял брови и поспешил отправить в нос щепотку табака.
– Догогой мой, но зачем?
– Как – зачем? Чтобы убедиться собственными глазами.
– Это совегшенно ни к чему – такой способ слишком сложен и, несомненно, погочен; так ничего не узнаешь. Ведь у меня есть тгуды всех великих агхеологов пгошлого. Сопоставляя их дгуг с дгугом и выявляя наиболее достовегные факты, можно легко установить истину. Это и есть истинно научный метод. Во всяком случае, я так его понимаю, – добавил он снисходительно. – Ведь это было бы пгосто глупо – отпгавляться к Агктуу или Солнцу и искать вслепую – в то вгемя как дгевние ученые так скгупулезно все изучили, что уже нет никакой надежды отыскать что-то новое.
– Понятно, – вежливо пробормотал Хардин.
«И это называется «научный метод»! Теперь понятно, почему Галактика разваливается ко всем чертям!»

А. Азимов "Foundation".

Иногда заглядываю на topwar, есть такой грех. В последний раз приглянулась статья про тактику русской пехоты в ПМВ (часть 1-я). В целом конспект как конспект, но вызвали вопросы два отрывка:

1) «Наилучшей формой наступления Устав считал движение стрелковой цепью с интервалами в два - десять шагов между бойцами».

2) «Устав полевой службы являлся лучшим уставом в Европе накануне мировой войны. В нем наиболее полно рассматривались как формы боя, так и действия войск в бою. Особое значение уделялось маневрированию частей и соединений в различных видах боя.

В то же время германский Строевой устав пехоты требовал от пехоты непрерывного наступления – без применения к местности, в рост, без самоокапывания. Французский устав, так же как и германский, требовал наступать без применения к местности и без самоокапывания»
.

Что касается первого утверждения, то русский Устав полевой службы не даёт никаких указаний касательно интервалов в стрелковой цепи. В § 452 Устава пишется следующее:

"Протяжение боевого порядка по фронту сообразуется с целью действий, величиною части (отряда) и со свойствами местности.

Приблизительно можно считать:

для батальона - около 1/2 вер.
для полка - около 1 вер.
для бригады - около 2 вер.
для дивизии - около 3 вер.
для корпуса - около 5-6 вер.

Указанное протяжение фронта боевого порядка частей может изменяться в зависимости от цели действий и свойств местности".


В Строевом уставе пехоты 1908 года также не обнаруживается конкретики по поводу интервалов в цепи. В указаниях взводу сообщается, что "в рассыпном строю отделения взвода располагаются рядом; интервалы между людьми назначаются в зависимости от протяжения участка, который назначено занять взводу, от числа людей в цепи и от местных закрытий". Про роту сказано, что, если это не определено приказом, она занимает фронт в соответствие с поставленной задачей, характером местности и численным составом. Средним фронтом для роты военного времени можно считать 250 - 300 шагов (§ 199).

Даже если рота развернёт в цепь только два взвода, а два оставит для поддержек, то интервал составит 2-3 шага.

Теперь про недалёких иностранцев, у которых "всё плохо".

Если бы г-н Олейников заглянул в немецкий Строевой пехотный устав (Das Exerzier-Reglement für die Infanterie), то он бы там обнаружил разделы вроде "Применение к местности" (§§ 305-309) и "Использование шанцевого инструмента" (§§ 310-314). В общем случае наступательный бой по немецкому уставу выглядел так:

"324. Наступление заключается в перенесении огня к неприятельской позиции, на самую близкую дистанцию. Ударом в штыки решается победа над противником.

325. В каждом боевом участке во время наступления следует избегать по возможности открытых мест, или проходить их редкими цепями, в то время как главную часть сил вести по таким местам, которые дают возможность укрыто приблизиться к противнику.

Если местность не дает укрытия, должно вести решительное наступление по открытой местности.

326. Каждое наступление начинается с рассыпания цепей. Для открытия огня стрелковые цепи должны возможно близко подойти к неприятельским позициям, чтобы начать бой наиболее действительным огнем. Предел для этого указывается местностью, действием неприятельского огня и в значительной мере зависит от боевых качеств части.

От хорошо воспитанной пехоты нужно ожидать, что она, даже на совершенно открытой местности, откроет огонь только со средних дистанций...

332. Если местность позволяет скрытно подвести пехотные цепи до дистанции действительного огня, то сейчас же должны быть рассыпаны густые сильные цепи стрелков.

333. Чаще всего обороняющийся займет такую позицию, что наступающий должен подойти к ней через широкие пространства, лишенные закрытий.

В этих случаях протяжение позиций и сила ее едва ли будут точно разведаны, и наступающий должен остерегаться выдвигать сразу крупные силы.

334. На такой местности действие неприятельского огня может заставить продвигаться вперед сначала отдельными редкими группами стрелков, представляющими трудную цель для противника.

С занятой таким образом стрелковой позиции огонь открывается только тогда, когда ряды пополнятся перебежкою всех отдельных групп; до этого времени перебежавшие стрелки стараются укрыться от глаз противника.

335. С того времени, как с первой стрелковой позиции открыт, по возможности единодушно, огонь, - под его прикрытием идет приближение к противнику вплоть до той дистанции, с которой производится атака".


Во французском Строевом уставе пехоты 1904 года писались схожие слова:

"241. Пехота занимает и удерживает местность. Она выбивает окончательно неприятеля из его позиций. Это на пехоту выпадает задача наиболее тяжелая, но и наиболее славная в бою.

В виду того, что она нуждается в сохранении всех своих сил и всей своей энергии, а обыкновенно расходуется не сообразуясь с моментом атаки, нужно ее беречь, предохранять от бесполезных потерь во время развертывания и вести ее под огнем скрыто от неприятеля, утилизируя насколько возможно местность.

Два ее средства борьбы суть: огонь и движение вперед.

Огонь представляет элемент подготовки, движение вперед - элемент исполнения.

Огонь производит свое действие только при условии, если дисциплина в нем строго соблюдена.

Движение вперед, от опорного пункта к опорному пункту, от закрытия к закрытию, совершается без огня до тех пор, пока не сблизятся с неприятелем на действительную дистанцию стрельбы.

Когда огонь достаточно ослабил неприятеля, то затем тотчас следует движение вперед для атаки.

Движение вперед одно решительно и непреодолимо, но к нему нужно приступать не ранее, как действительный и напряженный огонь пробьет ему путь".


Основное отличие французского устава от немецкого только в отсутствии указания про самоокапывание при наступлении. Хотя немецкий устав в этом случае предупреждал от излишнего увлечения лопатой, так как потеря времени зачастую играет на руку противнику и окопавшиеся части труднее поднять для дальнейшего наступления. Лучше всего копать для окончательного закрепления захваченного, а до того предпочитать огонь и движение.

Так откуда же автор взял своё утверждение? Скорее всего из сборника 1957 года "Развитие тактики русской армии", статья Н.Г. Корсуна и П.Х. Харкевича "Тактика русской армии в первую мировую войну 1914-1918 гг.", уж очень близки использованные словесные обороты (с. 271-272):

«К недостаткам «Устава [полевой службы]» следует отнести недооценку роли самоокапывания в наступательном бою и отсутствие артиллерийской подготовки перед атакой противника, занявшего полевую оборону…

Несмотря на эти недостатки, русский «Устав полевой службы» являлся лучшим уставом в Европе накануне первой мировой войны. В нем наиболее полно и правильно освещались вопросы наступательного и оборонительного боя, а также действия войск в бою. Так, полевой устав немецкой армии в отличие от русского(1) не имел даже раздела о ведении боя.

Германский Строевой пехотный устав, где были изложены действия войск в бою, требовал от немецкой пехоты непрерывного наступления без применения к местности, в рост и без самоокапывания, что противоречило возросшей мощи ружейного, пулеметного и артиллерийского огня…

______________
1. Германский полевой устав 1908 г. Требования, относящиеся к действию войск в бою, были изложены в германском Строевом пехотном уставе 1906 г. и дополнены в 1910 г.

Французский Пехотный строевой устав был утвержден в декабре 1904 г., и в нем не нашел отражения опыт русско-японской войны. «Устав» недооценивал не только воздействие артиллерийского огня на наступающую пехоту, но и силу ружейного и пулеметного огня обороняющегося. «Устав» поэтому предусматривал при наступлении слишком густые цепи с интервалом всего в один шаг между бойцами, что не соответствовало изменившемуся характеру боя.

Французский устав, так же как и германский, требовал наступать без применения к местности и без самоокапывания».


Тут следует вспомнить, что в то время ещё совсем недавно была борьба с космополитами, гнобление всего иностранного и превознесение отечественного. Эта инерция отразилась и на цитируемой статье, которая в свою очередь во многом была позаимствована из третьего тома курса лекций по военному искусству, изданному за год до этого в Академии имени Фрунзе (авторы были те же - Корсун в качестве ответственного редактора, а Харкевич написал пятую главу "Подготовка первой мировой войны"). Так что для любителей погонять на РКМП издания тех лет представляют приятное взору содержание (если отбросить стандартные мантры о прогнившем царизме).

В более поздних работах Строкова или Вержховского предвоенное развитие тактики дано более взвешенно, без скатывания в ура-патриотизм.
Tags: Военная теория, ПМВ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments