Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Categories:

Из истории борьбы с культом личности при Хрущёве (III)

Развитию советской науки, своевременному и правильному решению ряда назревших вопросов военного строительства серьезно мешали некоторые ошибочные положения Сталина, возведенные в ранг «гениальных» открытий. Так, в советской военной литературе долгое время имел хождение тезис Сталина о так называемой активной обороне и контрнаступлении после успешного наступления противника, как почти обязательных этапах и способах вооруженной борьбы. Вот один из примеров «теоретического» обоснования плана активной обороны: «В первый период войны... сталинский план ведения войны был рассчитан на активную стратегическую оборону, суть которого сводилась к тому, чтобы стойкой обороной на каждом рубеже изматывать и обескровливать превосходящие по численности немецко-фашистские войска, чтобы заставить врага расходовать в безуспешных атаках свои резервы, лишить его временных преимуществ и подготовить условия для захвата инициативы и перехода советских войск в решительное контрнаступление»(21).

Сам Сталин считал контрнаступление очень интересным видом наступления, которое необходимо изучать. В 1946 году в ответе на письмо военного историка полковника Разина он писал: «Отсутствует раздел о контрнаступлении (не смешивать с контратакой). Я говорю о контрнаступлении после успешного наступления противника, не давшего, однако, решающих результатов, в течение которого обороняющийся собирает силы, переходит в контрнаступление и наносит противнику решительное поражение. Я думаю, что хорошо организованное контрнаступление является очень интересным видом наступления... Еще старые парфяне (речь идет о войне римлян против парфян в 53 г. до н. э. — ред.) знали о таком контрнаступлении, когда они завлекли римского полководца Красса и его войска в глубь своей страны, а потом ударили в контрнаступление и загубили их. Очень хорошо знал об этом также наш гениальный полководец Кутузов, который загубил Наполеона и его армию при помощи хорошо подготовленного контрнаступления»(22).

Некоторые наши теоретики и военные историки в угоду Сталину много сделали, чтобы доказать, что контрнаступление чуть ли не наиболее эффективный вид наступления и что Советские Вооруженные Силы должны всесторонне (а на деле в ущерб другим видам военных действий) изучать его. При этом мало когда упоминалось, что само по себе контрнаступление есть вынужденный вид действий, когда в силу неблагоприятно сложившейся обстановки армии переходят к обороне, при этом в ряде случаев им приходится сначала отходить и даже отступать, иногда длительное время и с большими потерями. Партия пересмотрела и отбросила ошибочные положения Сталина о так называемой активной обороне и контрнаступлении как почти обязательных этапах и формах боевых действий Советской Армии. КПСС ориентирует Советские Вооруженные Силы не на активную оборону с последующим переходом в контрнаступление, а на сокрушительный ответный удар по агрессору всеми имеющимися в нашем распоряжении силами и средствами с целью полного уничтожения врага. В этом — основное положение советской военной доктрины, которая в новой Программе КПСС определена следующим образом: «КПСС считает необходимым поддерживать оборонную мощь Советского государства, боевую готовность его Вооруженных Сил на уровне, обеспечивающем решительный и полный разгром любого врага, который осмелится посягнуть на Советскую Родину»(23).

Влияние культа личности Сталина сказалось и на разработке советской военной науки. Его считали создателем передовой советской военной науки, которую стали называть «сталинской военной наукой». Каждое высказывание Сталина поднималось на щит как великое «открытие», хотя очень часто оно являлось всего лишь перефразировкой, повторением в собранном виде давно известных ленинских положений. Так, в феврале 1942 года в приказе Народного комиссара обороны СССР Сталина было сказано, что теперь судьба войны будет решаться постоянно действующими факторами: прочностью тыла, моральным духом армии, количеством и качеством дивизий, вооружением армии, организаторскими способностями начальствующего состава. Эти факторы были превращены в догму, их неправильно выдавали за первостепенное теоретическое открытие, за новый вклад в марксистско-ленинское учение о войне и армии, в советскую военную науку. Вот что записано в «Большой Советской Энциклопедии»: «Одной из важнейших основ военной науки является классическое положение И. В. Сталина о постоянно действующих факторах... Сталинское положение о постоянно действующих факторах войны явилось творческим развитием военной науки»(24). «Гениальное открытие» Сталина о постоянно действующих факторах войны легко опровергается знакомством с вечно живыми ленинскими положениями. Достаточно принести только некоторые высказывания и указания В. И. Ленина по вопросам военной науки, чтобы «исторические открытия» Сталина померкли.

Победа в войне куется не только в боях и сражениях, но и в тылу страны. Поэтому В. И. Ленин придавал первостепенное значение необходимости укрепления тыла. «Для ведения войны по-настоящему, — говорил В. И. Ленин, — необходим крепкий организованный тыл»(25). «Война есть испытание всех экономических и организационных сил каждой нации»(26).

Уже после двухлетнего опыта вооруженной борьбы против иностранных интервентов и русских белогвардейцев В. И. Ленин говорил: «Мы побеждаем и будем побеждать, потому что у нас есть тыл и тыл крепкий, что крестьяне и рабочие, несмотря на голод и холод, сплочены, окрепли и на каждый тяжелый удар отвечают увеличением сцепления сил и экономической мощи»(27).

Характеризуя роль морального фактора в достижении победы над врагом, В. И. Ленин писал: «Во всякой войне победа в конечном счете обусловливается состоянием духа тех масс, которые на толе брани проливают свою кровь. Убеждение в справедливости войны, сознание необходимости пожертвовать своею жизнью для блага своих братьев поднимает дух солдат и заставляет их переносить неслыханные тяжести»(28).

Известно, что судьба войны зависит от поведения народных масс в тылу и на фронте. «Побеждает на войне тот, — учил В. И. Ленин, — у кого больше резервов, больше источников силы, больше выдержки в народной толще. У нас всего этого больше...»(29).

В самый разгар гражданской войны, весной 1919 года, В. И. Ленин говорил: «Никогда не победят того народа, в котором рабочие и крестьяне в большинстве своем узнали, почувствовали и увидели, что они отстаивают свою, Советскую власть — власть трудящихся, что отстаивают то дело, победа которого им и их детям обеспечит возможность пользоваться всеми благами культуры, всеми созданиями человеческого труда»(30).

В. И. Ленин придавал большое значение вопросу подготовки командных кадров для армии Советского государства. Глубоко уверенный в богатстве «организаторских талантов» в народе, В. И. Ленин требовал смело выдвигать их на руководящие посты, учить рабочих и крестьян военному делу, «ибо без науки современную армию построить нельзя»(31). И Советская страна успешно решала проблему подготовки своих военных кадров. Подчеркивая заслуги партии в области создания советских командных и политических кадров, В. И. Ленин говорил: «Мы создали единую армию, которой теперь руководит передовая часть опытных коммунистов»(32).

В. И. Ленин считал количество и качество войск и их вооружение важным фактором, определяющим боевую мощь армии. Он отмечал, что на войне без массовых военных сил победить нельзя. В начале октября 1918 года В. И. Ленин говорил: «Мы решили иметь армию в 1 000 000 человек к весне, нам нужна теперь армия в три миллиона человек. Мы можем ее иметь. И мы будем ее иметь»(33). К концу гражданской войны в Красной Армии было 5 миллионов человек.

Качество армии, ее боеспособность определяется не только людьми, но и тем, как она вооружена. В. И. Ленин указывал: «Самая лучшая армия, самые преданные делу революции люди будут немедленно истреблены противником, если они не будут в достаточной степени вооружены, снабжены продовольствием, обучены»(34). На войне «берет верх тот, — говорил В. И. Ленин, — у кого величайшая техника, организованность, дисциплина и лучшие машины... без машины, без дисциплины жить в современном обществе нельзя, — или надо преодолеть высшую технику, или быть раздавленным»(35).

Мы привели только некоторые важнейшие ленинские положения по вопросам военной науки. Они показывают, что современная военная наука находит у В. И. Ленина основополагающие идеи по таким фундаментальным вопросам, как значение тыла, экономики, техники, морального духа народа и армии в современной войне, кадров, вооружения и др.

Сталин выдвинул также ошибочный тезис о том, что агрессивные нации бывают более подготовленными к войне.

В докладе о 27-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции (6 ноября 1944 года) он говорил, что «как показывает история, агрессивные нации, как нации нападающие, обычно бывают более подготовлены к новой войне, чем миролюбивые нации, которые, будучи не заинтересованы в новой войне, обычно опаздывают с подготовкой к ней. Это факт, что агрессивные нации в нынешней войне еще перед началом войны имели уже готовую армию вторжения, тогда как миролюбивые нации не имели даже вполне удовлетворительной армии прикрытия мобилизации. Нельзя считать случайностью такие неприятные факты, как «инцидент» в Пирл-Харборе, потеря Филиппин и других островов на Великом океане, потеря Гонконга и Сингапура, когда Япония, как агрессивная нация, оказалась более подготовленной к войне, чем Великобритания и Соединенные Штаты Америки, придерживавшиеся миролюбивой политики. Нельзя также считать случайностью такой неприятный факт, как потеря Украины, Белоруссии, Прибалтики в первый же год войны, когда Германия, как агрессивная нация, оказалась более подготовленной к войне, чем миролюбивый Советский Союз. Было бы наивно объяснять эти факты личными качествами японцев и германцев, их превосходством над англичанами, американцами, русскими, их предусмотрительностью и т. д. Дело здесь не в личных качествах, а в том, что заинтересованные в новой войне агрессивные нации, как нации, готовящиеся к войне в течение длительного срока и накапливающие для этого силы, бывают обычно — и должны быть — более подготовлены к войне, чем нации миролюбивые, не заинтересованные в новой войне. Это естественно и понятно. Это, если хотите, — историческая закономерность, которую было бы опасно не учитывать.

Следовательно, нельзя отрицать того, что в будущем миролюбивые нации могут вновь оказаться застигнутыми врасплох агрессией, если, конечно, они не выработают уже теперь специальных мер, способных предотвратить агрессию»(36).

«Открытие» этих исторических «закономерностей» понадобилось Сталину для того, чтобы сиять с себя вину за грубейшие просчеты, которые были им допущены накануне и в период Великой Отечественной войны. С той же целью Сталин, вопреки фактам, утверждал, что фашистская Германия смогла захватить в первый же год войны Украину, Белоруссию, Прибалтику только потому, что она имела уже готовую армию вторжения, тогда как Советский Союз перед началом войны не имел даже «вполне удовлетворительной армии прикрытия мобилизации». В действительности наша кадровая армия была достаточно многочисленной (к 1941 году она насчитывала 4 млн. 207 тысяч человек) и технически оснащенной для того, чтобы не только «прикрыть мобилизацию», но и нанести мощные удары по врагу уже в приграничной полосе. Для этого надо было лишь привести войска в повышенную боевую готовность.

Такой подход Сталина к урокам войны не имел ничего общего с ленинскими положениями, касающимися опыта и уроков прошлого. «Сила наша, — учил В. И. Ленин, — была и будет в том, чтобы совершенно трезво учитывать самые тяжелые поражения, учась на их опыте тому, что следует изменить в нашей деятельности. И поэтому надо говорить напрямик. Это интересно и важно не только с точки зрения теоретической правды, но и с практической стороны. Нельзя научиться решать свои задачи новыми приемами сегодня, если нам вчерашний опыт не открыл глаза на неправильность старых приемов»(37).

Наша партия, ее ЦК неуклонно следуют этим указаниям В. И. Ленина. Раскритиковав культ личности Сталина, партия вскрыла его вредные последствия, приняла решительные меры к их ликвидации. Партия расчистила наслоения последствий культа личности в военном строительстве и создала этим условия для творческого развития советской военной науки, для практического решения сложных и ответственных задач боевого совершенствования Вооруженных Сил СССР.

Партия отбросила ошибочный и вредный тезис Сталина о том, что агрессивные нации якобы всегда должны быть более подготовлены к войне, чем нации миролюбивые. Партия, ведя борьбу за прочный мир, не могла следовать этому тезису, ибо на практике это означало заранее согласиться на отставание Советского Союза в военной области. Она не могла допустить, чтобы вновь повторился 1941 год.

В заключительном слове на XXII съезде КПСС Н. С. Хрущев говорил: «Перед лицом реальной угрозы нашей безопасности советские люди не могли отказаться от мер, укрепляющих оборонную мощь Советского Союза, всего содружества социалистических стран. Мы оказались бы несостоятельными, как руководители, если бы не совершенствовали все средства защиты, необходимые для безопасности Советского государства...

Укрепляя оборону Советского Союза, мы действуем не только в своих интересах, но и в интересах всех миролюбивых народов, всего человечества. Когда враги мира угрожают нам силон, им должна быть и будет противопоставлена сила и притом более внушительная»(38).

Могущество Советского Союза, всего социалистического лагеря, несокрушимую боевую мощь Вооруженных Сил СССР, превосходство социалистического лагеря в военном отношении над лагерем империализма наша партия рассматривала и рассматривает как один из решающих факторов обуздания агрессоров и сохранения мира.

XX съезд КПСС поставил перед партией и народом задачу: «Принимать необходимые меры для дальнейшего укрепления оборонной мощи нашего социалистического государства, держать нашу оборону на уровне современной военной техники и науки, обеспечить безопасность нашей Родины». Эта задача выполнялась по-ленински, усилиями всей партии, всего народа, всего личного состава армии и флота. В настоящее время Советские Вооруженные Силы по своей технической оснащенности стоят на уровне последних достижений науки и техники. Они оснащены самыми современными и мощными средствами ведения войны, главными из которых является ракетное оружие с ядерными и термоядерными зарядами.

На XXII съезде КПСС было указано, что в военном Деле была проведена настоящая революция, позволившая в короткие исторические сроки коренным образом изменить лицо наших Вооруженных Сил. Коммунистическая партия будет и впредь делать все, чтобы Советские Вооруженные Силы были мощными, располагали самыми современными средствами защиты Родины — атомным и термоядерным оружием, ракетами всех радиусов действия, поддерживали на должной высоте все виды военной техники.

Важнейшим направлением советского военного строительства всегда была и остается подготовка Вооруженных Сил не к пассивным оборонительным действиям, а к активным наступательным действиям с применением самых решительных форм и способов ведения войны в целях разгрома врага.

Во время пребывания в Болгарии (май 1962 года) Н. С. Хрущев на митинге в селе Обнова Плевенского округа заявил: «Президент США сам говорил мне, что наши военные силы равны. Я не возражал, хотя фактически мы сильнее империализма, потому что наши силы включают не только социалистические государства, но и все прогрессивные и миролюбивые силы на земле, всех людей, которым дорог мир. Эти миролюбивые силы больше, чем силы империализма, силы войны»(39).

Советский Союз обладает в достаточном количестве ядерным оружием и имеет лучшие средства доставки ядерного оружия — мощные межконтинентальные ракеты. Еще в ноябре 1959 года в речи на приеме советских журналистов Н. С. Хрущев заявил, что «сейчас у нас накоплено такое количество ракет, такое количество атомных и водородных зарядов, что если бы на нас напали, то мы сможем смести с лица земли всех вероятных своих противников»(40). В наше время надо быть безумцем, чтобы развязать войну против стран социализма. Пойти на такой шаг значило бы для империалистов совершить самоубийство, потому что мы располагаем достаточными средствами, чтобы уничтожить любого агрессора. Империалисты вынуждены считаться с мощью социалистического лагеря, с миролюбивыми силами во всем мире.

В 1944 году Сталиным допускались извращения ленинской национальной политики. По его указанию были упразднены, например, Калмыцкая, Чечено-Ингушская автономные республики РСФСР, а население этих республик подвергалось переселению в другие районы СССР. Это было грубым нарушением социалистической законности. Партия и правительство, исходя из решений XX съезда КПСС, исправили эти нарушения социалистической законности и ленинской национальной политики.

В годы Великой Отечественной войны Сталин грубо нарушал ленинские нормы партийной жизни. За всю войну не было ни одного съезда или конференции партии. В конце января 1944 года состоялся единственный Пленум ЦК В КП (б) и даже на нем не обсуждался ни один коренной вопрос хода войны, ни одна из ее крупнейших проблем. Этот Пленум обсудил проекты решении предстоящей сессии Верховного Совета СССР.

Вопреки отрицательному влиянию культа личности Сталина, Коммунистическая партия действовала как руководящая и направляющая сила, возглавляющая героическую борьбу народных масс. Под руководством Коммунистической партии советский народ и его славные Вооруженные Силы одержали всемирно-историческую победу над фашистской Германией. Победа советского народа в Великой Отечественной войне подтвердила, что нет в мире сил, которые могли бы остановить поступательное развитие социалистического общества.

ПРИМЕЧАНИЯ.

21. И. В. Анисимов и Г. В. Кузмин, Великая Отечественная война Советского Союза, Воениздат, 1952, стр. 15.
22. «Военная мысль», 1947, № 1, стр. 7.
23. «Материалы XXII съезда КПСС», 1961, стр. 404.
24. БСЭ, т. 8, стр. 409.
25. В. И. Ленин, Соч., т. 27, стр. 54.
26. В. И. Ленин, Соч., т. 30, стр. 133.
27. Там же.
28. В. И. Ленин, Соч., т. 31, стр. 115.
29. В. И. Ленин, Соч., т. 30, стр. 55.
30. В. И. Ленин, Соч., т. 29, стр. 292.
31. В. И. Ленин, Соч., т. 30, стр. 370.
32. В. И. Ленин, Соч., т. 30, стр. 370,
33. В. И. Ленин, Соч., т. 28. стр. 84.
34. В. И. Ленин, Соч., т. 27, стр. 54.
35. Там же, стр. 167,
36. И. Сталин. О Великой Отечественной войне Советского Союза. Госполитиздат, 1953, стр. 166—167.
37. В. И. Ленин, Соч., т. 33, стр. 70.
38. «XXII съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографический отчет», т. II, стр. 573.
39. «Правда», 1962, 19 мая.
40. Н. С. Хрущев. Мир без оружия — мир без войн, т. 2, Госполитиздат, 1960, стр. 383.

Указ. соч. С. 63, 74-100.

Более ранние записи об историографии летне-осенней кампании 1942 года и планировании Курской битвы.
Tags: 1918-1941, ВОВ
Subscribe

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (IV)

    ШТАБНЫЕ ДОКУМЕНТЫ В заключение прилагаем различные формы боевых документов для частей, ведущих контрбатарейную борьбу. Большинство этих документов…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (III)

    5. БОРЬБА С АРТИЛЛЕРИЕЙ В НАСТУПЛЕНИИ Во время артиллерийской подготовки все средства наземной разведки ведут усиленное наблюдение, чтобы выявить…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (II)

    4. ПОДГОТОВКА БОРЬБЫ С АРТИЛЛЕРИЕЙ Ведение контрбатарейной борьбы слагается из подготовительного периода, пристрелки и подавления. Подавление при…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 6 comments