Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

И сразу статья-отзыв на "Военную мысль" первой половины 1938 г.

КАЧКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ

«Военная мысль» – журнал Народного Комиссариата Обороны СССР, №№ 1–7, 1938 год

Не будь у этого журнала заглавного листа, трудно было бы определить, где и когда он выходит. Почти все важнейшие вопросы международной и внутренней жизни, все, что составляет злобу дня, старательно замалчивается «Военной мыслью» (редактор И. Шлемин). Журнал не обмолвился об исторических решениях январского Пленума ЦК ВКП (б), об интервенции в Испании, усилившейся агрессивности фашистских поджигателей войны, захвате гитлеровцами Австрии, подготовке фашистами нападения на Чехословакию и т. д. Капиталистическое окружение и опасности, вытекающие из него, разгром троцкистско-бухаринской банды шпионов и диверсантов, борьба за быстрейшую ликвидацию последствий вредительства – для освещения всего этого редакция «Военной мысли» по совершенно непонятным причинам не нашла ни слов, ни места в своем журнале.

Как известно, подлые предатели из тухачевеско-гамарниковской шайки фашистских шпионов приложили свои грязные лапы и к военной науке. На страницах той же «Военной мысли» еще в прошлом году отдельным врагам народа удавалось протаскивать свои антисоветские вредительские «теорийки». Редакция журнала обязана была до конца разгромить эти «теорийки». Но сделала ли она что-нибудь для ликвидации последствий вредительства на военно-теоретическом фронте? Нет, редакция этого не сделала. «Военная мысль» не ведет борьбы с вражеской контрабандой на военно-теоретическом фронте. Достаточно сказать, что до сих пор редакция не вскрыла вредительской сущности некоей, сравнительно недавно напечатанной в «Военной мысли» статьи, которая неправильно ориентирует читателя в использовании конницы Красной Армии и искажает историческую действительность.

По всему видно, что политическая беспечность крепко держится еще в редакции журнала.

Оторванный от политической жизни страны, журнал, естественно, оказался оторванным от жизни Красной Армии.

В нашей армии происходят замечательные события. Ключом бьет творческая инициатива. Каждый день приносит новые достижения и успехи в дальнейшем повышении боеспособности воинских частей, в дальнейшем боевом совершенствовании наших командиров.

Все это ускользает из поля зрения «Военной мысли». Страницы журнала в большинстве своем заполнены тягучими, беспросветно серыми разговорами «вообще», статьями, трактующими вопросы вне связи с конкретной действительностью и с боевыми задачами дня. «Военная мысль» лишена того качества, которое должно являться для нее основным, в ней не чувствуется биения мысли, она не борется против шаблона, не будит творческую инициативу.

В то время, как на страницах центральной военной прессы уже в течение многих месяцев идет горячее обсуждение важнейших проблем военного искусства, журнал только сейчас собрался перейти от, так сказать, «методических» статей к дискуссионным. В последнем номере (№ 7) напечатано сразу семь статей «в порядке обсуждения» по самым различным вопросам. Здесь и встречные сражения будущего, и подготовка высших штабов, и фортификация, и вопросы авиации, действия танков и т. д. Это обилие вопросов наглядно показывает, что работать есть над чем, но одновременно это свидетельствует и о случайном подборе материала, о том, что в работе редакции нет целеустремленности и все подчинено случаю, самотеку.

Журнал «Военная мысль» к великому сожалению до сих пор не является трибуной нашей военно-теоретической мысли. Значительная часть напечатанных в журнале материалов сводятся к повторению давно известных положений. Создается впечатление, что редакция просто стремится избежать новых, острых вопросов, опасаясь «как бы чего не вышло». Не будет преувеличением сказать, что этакая богобоязненная робость и неуверенность редакции журнала буквально сквозят с его страниц. Характерный пример. Длительное время назад «Военная мысль» выдвинула на обсуждение читателей несколько вопросов: «Танки при прорыве укрепленной полосы» (№ 7, 1937 год), «Пехота и танки в наступательном бою» (№ 1, 1938 год) и др. По этим вопросам высказались отдельные командиры, и на том дело замерло. Редакция же до сих пор не сказала своего веского слова. Она ограничивается беззубыми, неопределенными примечаниями, старательно обходит все острые углы. И непонятно – закончено обсуждение этих вопросов или нет, а если уже закончено, то для чего, собственно, все это было затеяно?

За весь текущий год «Военная мысль» не поместила ни одной статьи, посвященной марксистско-ленинско-сталинскому учению о войне и армии.

За последнее время в нашей армии выдвинуто на руководящие посты много способных, талантливых командиров, имеющих богатый опыт работы. У нас много Героев Советского Союза, орденоносцев, которые смогли бы осветить важнейшие, актуальные военно-теоретические проблемы. Но что-то не видно, как редакция привлекает этот актив в качестве своих авторов.

Облик «Военной мысли» бесславно довершает процветающая здесь неряшливость. Страницы журнала пестрят ошибками. В номерах 8-9 за 1937 год и втором за текущий год журнал по-разному оценивает и квалифицирует зенитную артиллерию. В номере седьмом автор статьи «Переброски стрелковой дивизии на автомобилях» З. Рудаков рассчитывает время так, что это противоречит приводимой тут же формуле. По формуле время, потребное для переброске стрелковой дивизии, определяется в 56 часов, а у автора – в 39 часов.

Большинство статей, печатающихся журналом, лишены и следов редакторского пера. Так, в той же статье З. Рудакова оперативный фон, на котором автор строит свои расчеты, явно искусственен, боевой приказ командира дивизии «выдуман» неудачно. Откуда следует, что возможен встречный бой дивизии на марше? Почему, если создалась угроза прорыва на стыке двух армий, играющая дивизия перебрасывается на противоположный фланг? Все это известно только автору.

Серьезные политические ошибки, извращение исторической действительности, военная неграмотность, – все это соседствует с поразительной стилистической небрежностью работников редакции. «Военная мысль» явно не в ладах с русским языком. Чего стоит, например, такая фраза: «…содержанием тактики вспомогательного удара должно явиться изучение наиболее актуальных средств и приемов сковывания и установка вех на наиболее правильном пути тактического творчества...»

Факты свидетельствуют, что журнал «Военная мысль» не справляется с задачами, не оправдывает своего назначения. Журнал не только не исправил своих прежних ошибок, но повторяет их с упорством. Чувствуется, что он не нашел своего места в жизни Красной Армии, стоит где-то далеко в стороне от этой жизни. Призванный стать боевой трибуной военно-теоретической мысли, он вместо этого превратился в захудалую кафедру бессодержательных и не совсем грамотных нравоучительных разговоров на общие, отвлеченные темы. Журнал, отгородившись от жизни, превратился в архивные ведомости.

Нет, не таким хотят видеть командиры и начальствующий состав Красной Армии журнал «Военная мысль».

К. Плотников.

Красная звезда. 22 августа 1938.
Tags: Красная звезда
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments