Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Categories:

Статья Рокоссовского полностью

Сталинская школа

Маршал Советского Союза К. РОКОССОВСКИЙ

Отмечая тридцатилетие нашей славной Советской Армии, мы, военные люди — от солдата до маршала, с чувством глубокой любви и уважения обращаем свои взоры к тому, кто вместе с Лениным создал и вырастил Советскую Армию, кто организовал ее победы над многочисленными врагами нашей Родины в годы гражданской войны и интервенции, кто, по заветам Ленина, продолжая развивать и укреплять Вооруженные Силы Советского Союза, привел нашу страну к триумфу в Великой Отечественной войне, к триумфу, какого, не знала ни одна страна и ни одна армия в мировой истории, — мы обращаем свои взоры к нашему великому вождю, гениальному стратегу и полководцу товарищу Сталину.

Войну с фашистской Германией наша страна вела в исключительно сложных и тяжелых условиях. В самую трудную для Родины минуту, когда враг, пользуясь превосходством в силах и внезапностью вероломного нападения, одерживал временные успехи, во главе советских Вооруженных Сил стал товарищ Сталин. Этот факт имел величайшее значение для судеб Советского государства, для хода и исхода всей войны.

Сочетая политическое и хозяйственное руководство Советским государством с непосредственным руководством действиями наших войск на фронтах, товарищ Сталин разработал грандиозный стратегический план разгрома врага. Этот план был приведен в действие и, как все сталинские планы и предначертания, привел наш народ к победе.

Под руководством товарища Сталина мы смогли вскоре после начала войны, несмотря на исключительные трудности, создавшиеся в результате внезапного нападения гитлеровских полчищ, в короткий срок собрать необходимые силы и средства, сосредоточить их в мощные кулаки и выставить на тех направлениях, где создавалась наибольшая угроза. Так было, например, под Москвой. Рвавшийся к советской столице враг был измотан в активных оборонительных боях, остановлен и затем разбит. Разгромом врага руководил лично товарищ Сталин.

Все крупнейшие операции Советской Армии проводились по замыслам товарища Сталина, каждая из них носила на себе печать величайшей сталинской полководческой прозорливости.

Не претендуя на полное и всестороннее освещение роли товарища Сталина как полководца, по чьим замыслам и планам, под чьим непосредственным руководством наша армия гнала, громила и, наконец, добила врага в его собственной берлоге, приведу некоторые примеры из личных воспоминаний, показывающие отдельные черты сталинского стиля руководства и его исключительную мудрость и дальновидность при проведении операций Великой Отечественной войны.

Возьму одну из первых крупнейших операций Советской Армии — Сталинградскую. Эта операция была задумана товарищем Сталиным и проведена под его непосредственным руководством. Известно, что в период, предшествовавший нашему контрнаступлению под Сталинградом, положение на фронте было очень сложным. Немцы рвались к Сталинграду, и нам в течение ряда месяцев пришлось вести тяжелое оборонительное сражение, бросать в бой отдельные резервные дивизии и танковые соединения, чтобы задержать наступление врага и не отдать Сталинграда. Товарищ Сталин внимательно следил за ходом сражения, давал указания командующим фронтами и армиями о том, как лучше использовать наличные силы, требуя от войск стойкости и еще раз стойкости. Великий полководец разгадал коварный замысел врага — овладев Сталинградом, двинуться вдоль Волги на север, обойти и окружить Москву с востока. Силы оборонявших волжскую твердыню войск были в то время ограниченными, но вдохновляемые Сталиным, выполняя его приказ, наши войска выстояли и не отдали врагу Сталинграда.

Еще в ходе оборонительных боев под Сталинградом по замыслу товарища Сталина началась подготовка к мощному контрнаступлению с целью окружения и уничтожения всей сталинградской группировки противника.

При подготовке Сталинградской операции состав действующих фронтов был пополнен крупными резервами, созданными в тылу страны Ставкой Верховного Главнокомандования. Как и во всех наших операциях, в этой операции было предусмотрено создание решающего превосходства в силах и средствах на главных направлениях. Для участия в операции, как известно, привлекалось несколько фронтов. Когда встал вопрос о выборе направлений ударов, все предложения командующих фронтами сводились к тому, чтобы наносить удары ближе к Сталинграду с целью освобождения города. Но товарищ Сталин указал, что для ударов надо искать наиболее слабые участки неприятельского фронта, а такими участками являлись фланги наступавшей на Сталинград ударной группировки немецких войск. На флангах у немцев находились менее устойчивые и менее боеспособные румынские части, что облегчало прорыв фронта и создавало возможность окружения и разгрома всей немецкой группировки. Сталинский анализ и мудрая оценка обстановки дали возможность избрать наиболее правильные направления ударов каждого из фронтов.

У нас всегда считали, что при прорыве фронта удары делятся на главный и вспомогательный. Товарищ Сталин и в этом вопросе показывает нам пример творческого подхода к оценке вещей. Так, при подготовке одной из операций я предполагал нанести на одном направлении главный удар, а на другом — вспомогательный. Внимательно выслушав мой доклад и обоснование решения, товарищ Сталин подумал и сказал:

— У вас вполне достаточно сил для двух ударов, наносите два удара, не деля их на вспомогательный и главный.

Это указание Верховного Главнокомандующего привело операцию к полному успеху, многому меня научило и во многом помогло в дальнейшем при выборе форм оперативного прорыва и построения боевых порядков войск фронта.

Товарищ Сталин глубоко разработал вопросы стратегического взаимодействия фронтов, которые только в операциях нашей Армии в период Отечественной войны получило столь грандиозные размах и применение. Удары, наносившиеся нашими фронтами противнику, всегда были четко согласованы и направлялись твердой рукой Верховного Главнокомандующего. Благодаря этому они успешно достигали поставленной цели.

Разрабатывая стратегический замысел операции, товарищ Сталин с предельной ясностью определял роль каждого из фронтов и ставал перед ним четкие задача. В ходе операции, в зависимости от складывающейся обстановки, поставленные задачи дополнялись или видоизменялись. Каждый из нас, командующих фронтами, постоянно получал помощь и советы товарища Сталина и учился у него умению руководить большими операциями.

Когда нашими войсками был освобожден Киев и советские части продвинулись до Житомира, противник стал наносить 1-му Украинскому фронту серьезные удары. Создалась новая угроза для Киева. Товарищ Сталин приказал соседнему 1-му Белорусскому фронту перейти в наступление с целью оттянуть как можно больше сил противника на себя. В результате этой операции мы взяли Гомель, форсировали Днепр, вышли на Березину и заставили неприятеля перебросить с участка перед 1-м Украинским фронтом значительные силы. Это позволило последнему произвести необходимую перегруппировку и снова перейти в наступление.

Вспомним задачу, которую поставил товарищ Сталин перед 3-м Белорусским фронтом осенью 1944 года при подготовке Восточно-Прусской операции. Октябрьское наступление войск этого фронта и их вторжение в Восточную Пруссию должно было оттянуть на этот участок и сковать как можно больше немецких сил, чтобы облегчить в дальнейшем наступление войск 2-го Белорусского фронта, с целью отрезать всю восточно-прусскую группировку противника, окружить ее и во взаимодействии с 3-м Белорусским фронтом уничтожить. Действия последнего при наступлении на сильные укрепления противника по восточно-прусской границе достигли поставленной цели.

На некоторых моментах Восточно-Прусской операции, показывающих роль товарища Сталина в подготовке и руководстве этой гигантской решающей операцией последнего этапа Отечественной войны, мне хочется остановиться особо.

Осенью 1944 года я командовал 1-м Белорусским фронтом. Фронт до этого наступал довольно успешно, мы вышли на подступы к Варшаве и форсировали Вислу. Однажды вечером в ноябре меня вызвали к телефону. Я услышал спокойный голос товарища Сталина:

— Как вы смотрите, товарищ Рокоссовский, на то, чтобы вас назначить командующим 2-м Белорусским фронтом?

Признаться, я несколько растерялся в первый момент, не понимая, почему меня перебрасывают на это, казавшееся мне второстепенным, направление. Я сказал об этом товарищу Сталину.

— Почему вы считаете это направление второстепенным? — спросил Верховный Главнокомандующий. — Это не так. Вспомните историю армии Самсонова. Если мы не разгромим немцев на Севере и не покончим с Восточной Пруссией, если Конев также не будет иметь успеха, то ничего не сделает и 1-й Белорусский фронт, стоящий в центре.

Я понял, что подготовляется крупная операция, что перестановка сил, видимо, необходима, и заверил Верховного Главнокомандующего в том, что постараюсь оправдать его доверие.

Позже, уже приняв командование 2-м Белорусским фронтом, я был на докладе у товарища Сталина. Получая от него указания о подготовке Восточно-Прусской операции и ознакомившись с тем, какие силы выделяются для наступления, я лишний раз убедился, что мое мнение о «второстепенности» направления было неверным, и понял — предстоит решающая операция, от исхода которой во многом будет зависеть дальнейший ход всей войны.

Товарищ Сталин с предельной ясностью и четкостью поставил фронту задачу на нанесение глубокого удара в общем направлении на Мариенбург с целью разбить пшаснышско-млавскую группировку противника и отрезать с суши его восточно-прусскую группировку.

Одновременно с наступлением на Мариенбург войска фронта должны были нанести второй удар в общем направлении на Сельск, Плоньск, м. Бельск. При этом товарищ Сталин указал на необходимость предусмотреть возможность форсирования частью сил фронта р. Висла западнее Модлин с целью обхода Варшавы с северо-запада в случае, если этого потребует обстановка на участке соседнего 1-го Белорусского фронта. Верховный Главнокомандующий лично указал направление намечаемого удара. В этом еще раз проявилась предусмотрительность товарища Сталина, заранее заботящегося об устранении всяких случайностей.

Утверждая план Восточно-Прусской операции войск 2-го Белорусского фронта, товарищ Сталин потребовал от нас наступать быстро, решительно, не позволить немцам вывести из-под удара главные силы, отойти и засесть за пограничными укреплениями. В то же время Верховный Главнокомандующий дал исчерпывающие указания по организации тесного взаимодействия всех родов войск, принимавших участие в операции.

Операция войск 2-го и 3-го Белорусских фронтов по окружению восточно-прусской группировки немцев, начатая 14 января 1945 года, развивалась, как известно, успешно. К концу января наши войска вышли на побережье Балтийского моря в районе г. Толькемит и захлестнули всю восточно-прусскую группировку противника, окончательно отрезав ее от основных районов Германии.

Еще несколько раньше, когда наши войска заняли Алленштайн, меня вызвал по телефону товарищ Сталин и спросил:

— Каковы ваши дальнейшие намерения?

— Ликвидировать окруженную группировку врага, — ответил я.

— А как скоро это можно будет сделать? Много ли потребуется времени? — спросил товарищ Сталин.

Я ответил, что время, конечно, потребуется.

Тогда товарищ Сталин посоветовал обеспечить надежное кольцо окружения, но в затяжную борьбу главными силами не ввязываться.

— Мы, — сказал товарищ Сталин, — поручим завершение ликвидации окруженной группировки Черняховскому, а вам надо готовить переправы через Вислу. Захватите плацдарм и держите его.

Уже в этот период, когда еще шли ожесточенные бои за Восточную Пруссию, Верховный Главнокомандующий нацеливал нас на новую наступательную операцию. Выполняя указания товарища Сталина, мы захватили плацдарм на левом берегу Вислы, севернее Шенау, Кроне и стали расширять его, одновременно продолжая наступление в Восточной Пруссии. В начале февраля 1945 года Зависленский плацдарм был расширен до 1.000 квадратных километров, что позволяло сосредоточить на нем крупные силы для проведения задуманной Верховным Главнокомандующим новой операции. 8 февраля товарищ Сталин поставил 2-му Белорусскому фронту задачу: центром и левым крылом перейти в наступление к западу от Вислы и не позднее 20-го числа этого месяца овладеть рубежом — устье река Висла, Диршау, Берент, Руммельсбург, Нойштеттин; в дальнейшем, с подходом выделенной фронту новой армии, развивая наступление, овладеть районом Данциг, Гдыня и очистить от противника побережье вплоть до Данцигской бухты.

Это была новая крупная операция, имевшая целью разгром данцигско-гдыньской группировки противника и овладение крупными портами Балтики — Данцигом и Гдыней. Но эта цель была лишь частной целью в общем стратегическом плане Верховного Главнокомандующего. Наступление войск 2-го Белорусского фронта на Данциг и Гдыню, с первоначальным выходом к Кезлину, довершало разгром всего северного стратегического крыла германского фронта к востоку от рубежа р. Одер и обеспечивало правый фланг ударной группировки советских войск, наступавших на Берлинском направлении.

Таким образом, и в данном случае Верховный Главнокомандующий нацеливал действия фронтов в тех направлениях, где достижение оперативных результатов сочеталось с достижением результатов стратегических. Каждый из фронтов действовал в интересах единой для всех цели — окончательного разгрома вооруженных сил Германии.

Наносимые фронтами удары были согласованными сталинскими ударами по врагу.

Следует подчеркнуть, что задачи, ставившиеся товарищем Сталиным фронтам, всегда были посильными задачами, их выполнение обеспечивалось необходимыми силами и средствами. Так, получив задачу наступать на Данциг, 2-й Белорусский фронт был освобожден товарищем Сталиным от дальнейших действий в Восточной Пруссии, а завершение уничтожения окруженной немецкой группировки Верховный Главнокомандующий возложил на войска 3-го Белорусского фронта. Кроме того, для усиления 2-го Белорусского фронта нам, по указанию товарища Сталина, была выделена новая армия, заранее сосредоточенная Ставкой в нужном районе.

В заключение необходимо отметить еще одну замечательную черту стиля руководства нашего вождя. Это — глубокое знание товарищем Сталиным людей, умение подбирать исполнителей в соответствии с их подготовкой, характером и способностями. Товарищ Сталин всегда правильно определяет, кому можно поручить выполнение той или иной задачи, а кому нельзя, причем это распространялось не только на командующих фронтами, но и командармов и даже на командиров отдельных соединений. При подготовке Ленинградской наступательной операции товарищ Сталин лично занимался подбором командующих для армий, действовавших на решающих, ударных направлениях.

Трудно найти слова, которые могли бы полностью охарактеризовать роль нашего великого вождя и полководца товарища Сталина в организации и руководстве разгромом такого сильного врага, как гитлеровская Германия. Мы, командующие фронтами, работавшие под непосредственным руководством Сталина, воочию видели, сколь неисчерпаема его энергия, прозорлив его взгляд и мудр анализ, как велика сила его гения — гения вождя и полководца.

Красная звезда. 1948. 23 февраля (№ 45).

Отмечу, что если отбросить приписывание всех-всех достижений и советов лично Сталину, то общий смысл свидетельств мало отличается от мемуаров Рокоссовского. И это говорит в пользу того, что данный отрывок из статьи ближе к истине, чем мемуары.
Tags: ВОВ, Красная звезда
Subscribe

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (IV)

    ШТАБНЫЕ ДОКУМЕНТЫ В заключение прилагаем различные формы боевых документов для частей, ведущих контрбатарейную борьбу. Большинство этих документов…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (III)

    5. БОРЬБА С АРТИЛЛЕРИЕЙ В НАСТУПЛЕНИИ Во время артиллерийской подготовки все средства наземной разведки ведут усиленное наблюдение, чтобы выявить…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (II)

    4. ПОДГОТОВКА БОРЬБЫ С АРТИЛЛЕРИЕЙ Ведение контрбатарейной борьбы слагается из подготовительного периода, пристрелки и подавления. Подавление при…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 7 comments