Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

Когда боролись с «безродными космополитами» (II)

Еще о книге «Танк»

ОТ РЕДАКЦИИ. В журнале «Военная Мысль» № 4 за 1947 год была помещена рецензия на книгу «Танк», написанная тт. П. Ротмистровым и М. Мейманом. В этой рецензии была дана в основном положительная оценка содержания книги. Рад серьезных недостатков в ее содержании, прежде всего в изложении истории зарождения и развития танка, а также в освещении достижений русской и советской военно-технической мысли в области танкового строительства, не был отмечен. Считая, что, в общем полезная, книга «Танк» нуждается в ряде поправок, редакция помещает рецензию тт. Н. Груздева, Л. Леонова и В. Мостовенко, критические замечания которой должны быть учтены как читателями данной книги, так и ее авторами, приступившими к переработке своего труда.

Книга «Танк»*, выпущенная в свое время Военным издательством Министерства Вооруженных Сил Союза ССР, представляет объемный труд, в котором авторы ставили своей задачей, как видно из предисловия, в научно-популярном изложении, «без сложных математических выкладок, глубоко разъяснить сущность явлений, связанных с работой танка, и принципы действия даже самых сложных его механизмов».

Эта книга, изданная значительным тиражом, широко распространена в Советской Армии, особенно в войсковых частях и училищах, при изучении танкового дела.

Бесспорно, книга «Танк», написанная в популярной форме, дает общее представление об устройстве танка, она отличается высококачественным изданием, наличием в ней ряда хорошо выполненных иллюстраций. Но наряду с этим в содержании книги имеются крупные пробелы.
__________________
* Антонов А. С., Магидович Е. И., Артамонов Б. А., «Танк», под общей редакцией генерал-полковника танковых войск Б. М. Коробкова. Военное издательство Министерства Вооруженных Сил Союза ССР, М., 1947.


Тщательное изучение содержания книги «Танк» заставляет сделать вывод, что она может в ряде вопросов дезориентировать читателя, особенно в вопросах истории танкостроения, подробно рассматриваемой авторами в первой главе — «Рождение танка и его развитие», — охватывающего период от «боевых повозок» древности и до конца второй мировой войны.

Общеизвестно, что танк является оружием машинного периода войны, и его появление было обусловлено наличием определенных военных и технических предпосылок. Военные предпосылки были созданы в первую мировую войну массовым применением автоматического оружия, в сочетании с инженерными сооружениями (траншеи, проволочные заграждения), которые настолько усилили оборону, что наступающему пришлось изыскивать новые средства дли преодоления огневого сопротивления обороны. Одним из таких средств и явился танк.

Необходимыми техническими предпосылками, без которых создание танка было бы немыслимо, было появление малогабаритного двигателя, гусеничного движителя, соответствующего оружия (автоматического и полуавтоматического) и прочной брони. К 1910-1911 годам технические предпосылки были уже налицо, однако танки были изготовлены и впервые применены только в ходе первой мировой войны, когда появилась необходимость в создании новых наступательных средств.

В рецензируемой книге этот вопрос трактуется иначе, а именно: утверждается, что идея танка «не является новой и корни ее теряются в глубочайшей древности» (стр. 16). Таким образом, получается, что идея танка, как боевого оружия, зародилась не в машинный период войны, когда появилась потребность в такой боевой машине, а еще в глубокой древности, задолго до появления необходимых материальных предпосылок для создания танка. Как известно, источником происхождения идей являются материальные условия жизни общества. Отсюда следует, что идея создания новой машины, новых орудий войны должна иметь материальную основу — в противном случае она остается пустой фантазией.

«Ничто не зависит в такой степени от экономических условий, писал Энгельс, — как именно армия и флот. Вооружение, состав, организация, тактика и стратегии зависят прежде всего от достигнутой в данный момент ступени производства…» («Избранные военные произведения», т. I, стр. 2). При рассмотрении исторических стремлений создать более совершенное оружие авторам следовало не забывать об этом положении Энгельса, и тогда бы они не искали зарождение идеи танка в «ассирийской колеснице», «боевом слоне» и других боевых средствах древности, которые, конечно, никакого отношения к идее танка не имеют.

Трактовка «происхождения» танка, данная авторами книги тт. Антоновым, Магидовичем и Артамоновым, не нова. Она появилась впервые лет 25 назад в книге небезызвестного английского генерала Фуллера «Танки в Великой войне 1914-1918 годов», в которой читаем: «Идея танка древнее Троянского коня, она теряется в глубокой древности, когда наш отдаленный предок поднимал оружие для защиты от разъяренного зверя или соседа». Долее у Фуллера идут уже знакомые нам по книге «Танк» перевоплощения «идеи танка» в ассирийские колесницы, боевых слонов, рыцарей и т. д.

На стр. 20-28 рецензируемой книги приведены сведении по истории развития гусеничного движителя, двигателя и брони. Здесь авторы недостаточно использовали имеющиеся материалы о достижениях отечественной науки и техники в этой области.

Известно, что русская техническая мысль дала ряд передовых творческих достижений в области создания технических предпосылок, необходимых для появления танков, в частности в создании гусеничного движителя и высококачественной брони. Еще в 1837 году штабс-капитан Загряжский представил проект гусеничного движители («Проект экипажа с подвижными колеями»). Загряжский разработал проект металлической гусеницы и предусмотрел винтовой механизм для регулировки ее натяжения. Проект Загряжского — это первый по времени появления проект гусеничного движителя, в котором имелись все его основные элементы. В том же году Загряжский получил привилегию на свое изобретение сроком на шесть лет.

В 1876 г. изобретатель Маевский представил проект парового трактора с металлической гусеницей, на которую ему была выдана привилегия в 1878 году. Кстати, следует отметить, что траки, предложенные Маевским, предвосхитили конструкцию траков американских тракторов «Катерпиллер» и конструктивно близки к применяемым до сих пор на сельскохозяйственных гусеничных тракторах. В 1879 году изобретатель Федор Абрамович Блинов получил патент на паровой гусеничный трактор, а в 1880 году создал первый в мире работоспособный гусеничный движитель с металлической гусеницей. Через несколько лет Блинов построил и испытал первый паровой гусеничный трактор с металлическими гусеницами, демонстрировавшийся на ряде выставок того времени. После этого русский конструктор Я. В. Мамин построил первый в мире бескомпрессорный двигатель тракторного типа с высокой степенью сжатия. Этот двигатель демонстрировался в 1903-1908 годах на ряде выставок в России и за границей. Напомним также, что первые в мире образны стальной противопульной брони были изготовлены в 1854-1856 годах в России инженером П. М. Обуховым, что имеющая исключительное значение в бронекорпусном производстве электросварка является также русским изобретением (Славянов и Бернадос). Таким образом, все необходимые технические предпосылки для создания боевой машины типа танк имелись у русских изобретателей во второй половине XIX и в первые годы XX века.

Несмотря на такие факты, авторы книги «Танк» почему-то отдают высокую дань всяким иностранным «достижениям» в этой области и умалчивают о работах русских изобретателей. А в тех случаях, когда упоминаются имена русских ученых и изобретателей, их роль в зарождении и развитии танкостроения умаляется. Характерно в этом отношении следующее упоминание о Чебышеве — единственной русской фамилии, фигурирующей в данном разделе книги: «Весьма оригинальный проект «ходячего колеса» был предложен Кларком в 1891 году (рис. 20). Это даже не колесо в обычном понимании, а сложный рычажный механизм, в котором нет ни обода, ни спиц. Над созданием таких «ходячих» механизмов работал также великий русский математик и механик Чебышев» (стр. 23). Как видно из текста, Чебышев «также» работал над созданием «ходячих колес». Между тем, достоверно известно, что идея подобных механизмов (т. е. механизмов типа Кларка) впервые была разработана Чебышевым в его «ходячей машине» в 80-х годах XX века. Авторы же приписали открытие Чебышева иностранцу. Аналогичные ошибки имеются и в других местах книги.

Перечисленные примеры свидетельствуют о недостаточном исследовании авторами достижений русской технической мысли, что привело их к чрезмерной популяризации достижений иностранной техники и принижению роли русской технической мысли.

Преклонение перед иностранной технической мыслью особенно проявилось в разделе «Первые танки» (стр. 30-36), где авторы явно перестарались в описании различных английских «прожектов» и опытных работ. Этот материал, заимствованный (включая и иллюстрации) из книги отставного английского адмирала Сьютера «Эволюция танка», не интересен советскому читателю.

Описание же первых русских работ в области танков практически отсутствует; имеющийся материал изложен неинтересно и необоснованно. Не приводя подлинных фактов в этой области, авторы, упомянув о проекте Менделеева, не сообщили ни одной подробности его интереснейшей идеи и ее технического оформления. Не привели они и данные о колесном танке Лебеденко, а в описании истории постройки этой оригинальной машины допустили серьезные неточности.

История советского танкостроения до 1940 г. освещена, по меньшей мере, также неудачно. Авторы назойливо проводят мысль о связи нашего танкостроения с зарубежным. Они даже утверждают, что в 1930-1931 годах советское танкостроение могло идти либо по англо-американскому, либо по французскому направлению и что наше танкостроение якобы приняло англо-американское направление (стр. 62). Это голословное утверждение принижает роль советской технической мысли и является плодом фантазии, ибо никакого «англо-американского» направления наше танкостроение не принимало. К тому же в США до 1942 года вообще никакого направления в танкостроении не существовало.

Советская промышленность уже с 1931 года начала давать на вооружение Советской Армии новые типы танков. Советский танк БТ, после ознакомления с ним англичан, оказал решающее влияние на выбор типа танка в Англии, о чем неоднократно заявляли сами англичане. К 1940 году советская техническая мысль в области танкостроения, как и в других видах техники, далеко шагнула вперед. Наша промышленность стала давать на вооружение Советской Армии такие танки, как КВ и Т-З4. В годы Великий Отечественной войны советское танкостроение было самым передовым; на наши достижения в строительстве танков ориентировались и США и Англия. Достижения советского танкостроения оказали решающее влияние на характер танкостроения и в Германии. Как же после этого можно заявлять, что якобы только к началу войны советское танкостроение пошло по пути создания собственных оригинальных конструкций? (стр. 65). Ведь советские танки Т-34 к КВ явились завершением длительной работы, проводившейся в течение многих лет над совершенствованием ряда оригинальных советских конструкций.

В книге, рассчитанной на широкий круг читателей, не упомянута ни одна из фамилий известных всей стране конструкторов – создателей замечательных советских танков. Это уже по меньшей мере странное упущение. В ней также ни слова сказано о развитии советской военно-технической мысли в области танкового строительства. Выходит, что наше танкостроение развивалось стихийно, путем копирования иностранных образцов.

Описание зарубежного танкостроения в период 1919-1939 годов и в годы второй мировой войны, которое дано авторами книги, также далеко от истины. Известно, что в 1936 году англичане в вопросе выбора типов танков находились в состоянии полного разброда. Выход же, найденный ими, заключался, с одной стороны, в воспроизведении типа советского быстроходного танка БТ и, с другой – в воспроизведении французских танков противоснарядного бронирования для выполнения ими задач непосредственной поддержки пехоты. Иначе говоря, англичане признали несостоятельность направления своего танкостроения и перешли к воспроизведению зарубежных типов танков. Первый тип построенного ими танка был назван «крейсерским», а второй – «пехотным».

Как освещен в книге «Танк» этот этап английского танкостроения? Авторы утверждают: «Таким образом, основной линией английского танкостроения в послевоенный период была ориентировка на выпуск легких танков с тонкой броней и слабым вооружением, но высокой скоростью. Ряд новых образцов таких танков, объединенных общим названием «крейсерских», был выпущен непосредственно перед второй мировой войной». И далее: «Усиление противотанковых средств наталкивает англичан на мысль о создании танков с значительно более мощной броней. Начиная с 1937 года создается новый тип легкого и среднего танка, названный «пехотным», с небывалой ранее толщиной брони (50-60 мм)…» (стр. 51). Так описывают авторы книги «Танк» «достижения» англичан, вместо того, чтобы показать фактическое их отставание в области танкостроения. В апреле 1937 года был построен не английский, а советский танк Т-III, который при весе около 28 тонн имел 60-мм броню.

Характеристика некоторых английских танков, данная в книге, несколько завышена (А-13, «Кромвель»). Оценка, которая дается таким танкам, как «Черчилль» и «Кромвель», гораздо выше оценок, которые им дали сами англичане.

На стр 83, где речь идет о немецких танках Т-V, Т-VI и Т-VI-В, говорится следующее: «Все три машины по массовости производства не могли превзойти танки союзников. Это предопределили качественное и количественное отставание немецкой танковой техники от танковой техники союзников». Возникает законный вопрос: о каких танках и каких союзниках идет здесь речь? Ведь ни Англия, ни Америка не имели ни одного образца танка, который по боевым свойствам превосходил бы упомянутые немецкие танки. Англичане и американцы неоднократно писали, что «тигры» и «пантеры» были для них недосягаемы. Следовательно, или путем сомнительного приема включения советских танков в общую массу «союзных» авторы снова стремятся поднять на незаслуженную ступень развития танковую технику Англии и США, или эта фраза просто бессмысленна.

Очень путано в книге даны сведения по немецкой танковой технике. Так, на стр. 56 утверждается, что «немцы создают новые пушечные танки Т-III и Т-IV, ставшие основными массовыми машинами германской армии в первый период второй мировой войны». А на стр. 84 читаем «Основной массовой машиной немецкой армии в первый период войны являлся, вероятно, танк Т-III». Чему же верить? Случайный подбор материала в разделах первой главы приводит к выводу, что немецкая армия первая разработала образцы самоходной артиллерии и что уже под влиянием достижений немцев самоходной артиллерией занялись другие страны. Между тем известно, что в СССР еще в 1938-1939 годах был разработан ряд образцов самоходно-артиллерийских установок. Этот опыт существенно сказался на развертывании производства наших самоходно-артиллерийских установок в годы Великой Отечественной войны.

Завершением первой главы является важный раздел «Основные показатели танка и тенденция их развития» (стр. 88-92), подводящий итоги развития танков в период с 1916 по 1945 год. Исследование проводится с помощью пресловутого метода средних цифр. Здесь анализируются не изменения основных показателей конкретных типов танков, а изменение основных показателей некоего абстрактного «среднего» (в понимании авторов книги) идеального танка. Путем суммирования основных показателей всех типов танков разных стран (СССР, Германии, США, Англии) и деления на количество охваченных марок авторы построили (рис. 145) графики изменений основных показателей такого абстрактного танка. Ненаучность их метода очевидна. Как при помощи этого метода читатель может найти в общей массе «средних» показателей зарождающееся новое и отмирающее старое? Как учесть влияние экономических и политических факторов, военных доктрин, насыщенности армий различными типами танков? В результате использования такого метода авторы пришли к выводу, что и в 1940 году тенденцию мирового танкостроения воплощал танк весом в 20 т с максимальной скоростью 42 км/час; это показатели немецкого танка Т-III. Но ведь в действительности не Т-III, а советский танк Т-34 воплощал в 1940 году тенденцию развития танкостроения того времени.

Так же ненаучна и предлагаемая в книге «периодизация» развития танков, хотя бы потому, что она построена на основе изменения показателей того же абстрактного «среднего» танка. Характеристика периодов развития танка противоречит действительным фактам, смазывает ведущую роль советского танкостроения.

Главы, посвященные изложению основ устройства танка и принципов действия его механизмов, отнюдь не свободны от ошибок, характерных для первой главы. Здесь также нет ни одного упоминания о творчестве советских исследователей или конструкторов. Больше того, на стр. 518-519 приведены некоторые сведения о танках-тральщиках, где авторы утверждают, что наибольший интерес представляют танки с бойковым тралом. Оставляя это утверждение на их совести, нельзя согласиться с тем, что впервые танки-тральщики с подобным тралом были применены англичанами в 1942 году, а изобрел трал такого типа якобы «некий житель Южной Африки». На самом деле, танки с бойковым тралом впервые были сконструированы и построены в СССР еще в 1937 году. Авторам, конечно, следовало бы знать, что аналогичные английские машины поразительно напоминают советские тралы, сделанные на пять лет раньше. Попутно заметим, что показанный на рис. 542 катковый трал ничего общего с реальными конструкциями не имеет, он не работоспособен и может только вызвать сомнения у читателя.

На стр. 242-244 сообщены некоторые сведения о реактивных двигателях, и несмотря на то, что в этом разделе, как и в следующем — «Газотурбинный двигатель», — приводится ряд фамилий иностранных изобретателей, здесь нет ни одного упоминания о русских ученых и их работах в этой отрасли техники. С одной стороны, здесь излагаются закон Бойля-Мариотта и прочие сведения из элементарной физики, а с другой — некоторые разделы снабжены достаточно сложными математическими выкладками. Все же наиболее характерной особенностью технических глав книги, по нашему мнению, является упрощенчество и ряд ошибок, свидетельствующих о неправильном понимании авторами излагаемых ими вопросов.

Упрощенчество в ряде случаев приводит к извращению рассматриваемых вопросов. Приведем несколько подобных примеров из числа многих, имеющихся в рецензируемой книге. В разделе «Взаимодействие снаряда
с броней (стр. 108) рассматривается пробивание стекла пулей и камнем в таком толковании, которое может привести к неправильному пониманию воздействия снаряда на броню и к ложному выводу о том, что снаряд с малой начальной скоростью может оказать большее разрушающее действие на броню, чем снаряд с большой начальной скоростью. На стр. 115 авторы подразделяют броневые экраны на два типа: «толстые и тонкие» (!). Но ведь давно известно, что броневые экраны классифицируют не по толщине, а по их взаиморасположению с основной броней. Нельзя также не отметить курьезное утверждение авторов на стр. 117, что все танки похожа один на другой, так как их длина относится к ширине и высоте как 2 : 1 : 1. Приведенные выше примеры взяты из главы второй «Броневая защита», из которой, кстати говоря, читатель не может получить ясного представления о броне, броневом корпусе и башнях, так как эти вопросы затронуты вскользь. Ни одни из элементов корпуса (люки-лазы, воздухопритоки и другие) вообще не рассмотрен. Аналогичные же примеры можно привести и из других глав книги.

В заключение следует сказать, что основными недостатками книги «Танк» являются: слабая разработка авторами вопросов, связанных с достижениями русской и советской технической мысли, недостаточное их освещение в книге и ничем не оправданное преклонение перед иностранщиной. Первая глава книги, идеалистически рассматривающая происхождение «идеи танка», является ненаучной. Ненаучный метод толкования развития танковой техники, ошибочное изложение истории советского танкостроения, упрощенчество в изложении ряда вопросов устройства танка и действия его механизмов.

Таковы характерные недостатки рецензируемой книги.

Генерал-майор инженерно-танковой службы Н. ГРУЗДЕВ.
Инженер-полковник П. ИВАНОВ.
Инженер-подполковник В. МОСТОВЕНКО.

Военная мысль. 1949. № 6.
Tags: Военная мысль, Танки, журналы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 7 comments