Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

У немцев стиль описания русского фронта не меняется

Если подправить год, так сойдёт для какого-нибудь недобитого гитлеровского генерала.

"Большие потери в людях вынудили и в России перейти к позиционной войне. Опыт, добытый на западе, мог быть применяем лишь условно. На западе имелась хорошие условия сообщения. Кроме того, высоко развитая промышленность плюс вспомогательные средства полумира могли заготовлять всякого рода военное снабжение почти в неограниченном количестве. В то же время народ с высокой культурою давал людей для обслуживания машин. В России использованию этого вспомогательного средства препятствовали финансовые затруднения, ограниченное число незамерзающих портов и огромные расстояния. Поэтому русским пришлось пойти по противоположному пути — заменить машины людьми, которые на западе именно и служили предметом особой бережливости. Центральные державы могли соперничать с русским в количестве войск не более, чем с западными державами в отношении материальной части и боевого снабжения. Поэтому на востоке им приходилось занимать, слабо снабженными артиллериею, дивизиями несоразмерно широкие участки фронта (зимою 1916/17 г. — от 20 до 30 кил.) на коих до 2/3 войск располагалось в передней линии. Принимая в расчет невыгоду широких заградительных огневых пространств, приходилось уменьшать глубину боевого порядка и поневоле ограничиваться более слабою отделкою позиций.

В противоположность положению вещей на западе, здесь развилась малая война, в которой мы увидели в русских равного, а часто, благодаря блестяще поставленному шпионажу(1), даже превосходящего противника. Однако, немецкая пехота и в данном случае сумела оказаться на высоте. С 1916 г. русские также применяли ураганный огонь, но этот последний не достигал у них такой силы, как на западном фронте, вследствие чего передние окопы лишь в исключительных случаях превращались в изрытое воронками поле. Понятно, что это влекло за собою возможность более сильного занятия передних окопов. Артиллерийский огонь также был недостаточно силен для уничтожения проволочных заграждений, о которые и разбивались неприятельские атаки; для стрельбы же через заграждения приходилось увеличивать высоту брустверов. Получили значение (сильной профили и окруженные заграждениями опорные) пункты в передовой линии. Русское командование рассчитывало при наступлениях на массу живой силы и беспощадно ее расходовало. Если однако в отдельных пунктах человеческим волнам все таки удавалось проникнуть в систему позиций, то они вслед затем встречали контр-удары подведенных для того свежих резервов. В русской тактике в сильной степени господствовали взгляды Жоффра, только русской армии не удавалось достигнуть такого сильного артиллерийского действия, как на западе, между тем, как оно именно и являлось залогом успеха французского способа наступления.

Весною 1916 г. опасное положение французских войск впереди Вердена заставило их русских союзников предпринять частное наступление группою войск Эверта, хотя русская армия и не закончила еще своих приготовлений. Это и послужило, между прочим, причиною того, что группа Брусилова начала наступление между Полесьем и румынскою границею не одновременно с Эвертом(2).

В одной из приказов ген. Эверта целью прорыва указывалась Вильна и железнодорожная линия Вильна-Двинск. Там же предлагалось действовать, в пунктах нажима, и общею массою. Мимоходом пояснялись войскам и штабам их задачи. Штурмующим войскам внушалось, что всю работу следовало нести артиллерии. При всем том считалось необходимым расписывать пехоте картину ужасных мук, ожидавших ее в случае пленения. «После взятия окопов противника наступающий не должен останавливаться. Порыв(3) не терпит перерыва. Артиллерия должна принимать все меры, чтобы избежать стрельбы по собственным войскам. В этом заключается вся сила взаимодействия пехоты с артиллериею».

Не правда ли, своеобразное определение тактического взаимодействия и понимание сущности боя обоих родов войск? «Своеобразное» в особенности потому, что пункт 7 приказа как раз требует от огня артиллерии некоторой приспособляемости для стрельбы по собственной пехоте. «Войскам необходимо внушить, что резервы и артиллерия открывают по ним огонь, если наступающий пытается захватить пленных». Точно также, казаки должны были нагайками подгонять войска при медленном продвижении(4)".

Примечания:

1. Непонятно, при чем тут вообще шпионаж, — в отношении постановки которого русская армия напрасно пыталась хоть сколько-нибудь оказаться достойной предмета своего подражания. (Прим. ред.).
2. Это наступление началась лишь с 4./VI 1916 г. в главном направлении на Ковель и Владимир-Волынск.
3. У автора «прорыв» (Прим. ред.).
4) В этом месте автор не достаточно серьезен. Чтобы подгонять пехоту в сфере действительного огня, надо испытывать его на себе. А кто же в таком случае подталкивал казаков, зная их кроме того. (Прим. ред.).

Балк В. Развитие тактики в мировую войну. Пг., 1923. С. 133-134.

С другой стороны Балк сам пишет в предисловии, что его опыт в основном ограничен Западным фронтом, потому описание о русском и итальянском ТВД основаны на чужих впечатлениях.

P.S. Генерал-лейтенант Балк - отец генерала танковых войск Балка.
Tags: ПМВ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments