Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Categories:

Траншеи, окопы, ячейки...

Известный специалист по инженерному обеспечению Ю. Веремеев пишет следующее:

«В нашей стране, перенесшей, кроме Первой Мировой, еще и Гражданскую, отношение к траншеям со стороны высшего командования РККА было, мягко говоря, весьма прохладное. Одни из них не могли без содрогания вспоминать месяцы и годы, проведенные в траншеях Мировой войны, другие, пришедшие на высшие должности в период Гражданской войны, траншеи не знали и не понимали. Эта война была очень специфическая, представлявшая собой длинный ряд отдельных, скоротечных схваток, глубоких рейдов. Сплошной линии фронта не было, и поэтому, копать траншеи во многих случаях было нецелесообразно, да и было некогда.

Вполне возможно, что теоретики военного искусства Советской России в те годы, исходя из вышеописанного, превозносили бой только наступательный, стремительный, кавалерийский и отрицательно относились и к самой обороне и к ее главнейшему элементу - траншее.

Временный Полевой Устав РККА (ПУ-36) 1936 года и вовсе упразднил траншею, как основу оборонительной позиции. Основой оборонительной линии стала так называемая ячеечная оборона, когда каждый боец отрывал себе индивидуальный окоп, но в единую траншею окопы не соединялись. Утверждению подобных взглядов способствовали войны тридцатых годов, в которых приходилось принимать участие советским командирам. Гражданская война в Испании, война с японцами у реки Халхин-Гол, советско-финская война, казалось, подтверждали тезис об устарелости траншеи.

Однако, когда 22 июня 1941 началась полноценная, масштабная война, то оказалось, что передовая ячеечная система обороны не выдерживает никакой критики. Разобщенность бойцов в их норах лишала командиров уже не уровне отделений возможности управлять боем, сосредотачивать и переносить огонь стрелкового оружия по нужным целям. Я даже не говорю о тяжелом психологическом состоянии бойца, лишенного моральной поддержки товарища, не ощущающего за собой командирского догляда. Немцы очень быстро и по-достоинству оценили ячеечную систему окопов, и сосредоточив огонь взвода на трех-четырех ячейках, быстро выбивали в этих окопах красноармейцев, после чего легко прорывали оборону советской роты через образовавшийся проход».


* * *

В связи с поставленным вопросом (отношение к траншеям и их место в фортификационном оборудовании местности), предлагаю посмотреть, что же писали о них (и вообще об ячейках, окопах и т.п.) в официальных военных документах (уставы и наставления), а также в военно-научной литературе.

Во Временном Полевом уставе 1925 года (часть II, дивизия и корпус) предусматривалась оборона в маневренной войне, в позиционной войне и на широком фронте. В ходе маневренной войны, как указывалось в уставе, невозможно точно установить время, которое есть на оборудование позиций, потому предусматривалась определённая последовательность (или постепенность, как писали в уставе) работ (статья 1133). Сначала улучшение обзора и обстрела, потом отрывка окопов и заслонов, устройство НП и КП. Четвёртым пунктом идёт «оборудование укрытых сообщений внутри оборонительных полос и для связи с тылом».

В случае позиционной войны предусматривалось всё то же самое, но на более высоком уровне: несколько укреплённых полос, усовершенствованная система огня, лучшие оборонительные сооружения, создание благоприятных условий для маневрирования резервами.

В апреле 1927 года было утверждено «Наставление по войсковому инженерному делу для пехоты (1926)» или Инж-26. В Наставлении указывалось, что окапывание стрелковых отделений под огнём начинается с последовательного отрытия стрелковой ячейки каждым бойцом в зависимости от времени и обстановки: сначала для стрельбы лёжа, потом с колена и, наконец, стоя (ст. 43). В дальнейшем, если это требуется, ячейки объединяются в окоп путём постройки хода сообщения. При этом может быть сделан как простой окоп, так и ячейковый (ст. 44, 45). Последний считался более лучшим с точки зрения защиты от огня противника, но также и более сложным (ст. 46). Если же окапывание происходило вдали от противника, то окоп сооружали сразу, без вышеизложенной последовательности.

В статье 65 писалось, для чего нужны укрытые сообщения в оборонительном районе (для смены частей, для подачи боевых и продовольственных припасов, для выноса раненых и т.п.) и какого вида они бывают. Наиболее надёжным средством для укрытого сообщения считались отрытые ходы сообщения, как с точки зрения маскировки, так и защиты от огня (ст. 68). В зависимости от времени на отрывку, ходы сообщения делились на передвижение ползком, согнувшись или в полный рост.

Тем временем выпустили Боевой устав пехоты 1927 года (часть II). В нём появились некоторые новые нормы касательно сапёрных работ. В частности, к отрывке ходов сообщений рекомендовали прибегать, если этого нельзя избежать по условиям местности. Сами ходы сообщения не следовало доводить до огневых точек и НП (ст. 202). Также рекомендовалось в целях маскировки широко применять демаскированные ложные окопы.

В статье 699 указывалось, что стрелковое отделение, располагаясь на местности, может отрывать или одиночные окопы, или групповые (на 2-4 стрелков), или общий окоп. В целях маскировки наиболее удобными являлись одиночные окопы. Если необходимо устройство хода сообщения, то следует обратить особое внимание на его маскировку.

В статье 400 писалось о порядке работ по укреплению батальонного района. Всего перечислялось семь пунктов, где отрывка окопов была № 4, а оборудование замаскированных и укрытых сообщений внутри района - № 6.

В 1929 году вышел новый Полевой устав РККА. По сравнению с предыдущим он был весьма небольшим по объёму, инженерное обеспечение обороны в основном уложилось в одну статью (ст. 260). Снова делался упор на последовательность инженерного оборудования местности в манёвренной войне из-за трудности с определением имеющегося времени. Работы делились на три очереди в порядке важности. Постройка действительных и ложных окопов с расчисткой обзора и обстрела, постройка КП и НП, устройство искусственных препятствий, а также обеспечение укрытого сообщения на важнейших участках – составляли работы первой очереди. В работы второй очереди входили: устройство ходов сообщения с тылом, постройка различных убежищ и развитие работ первой очереди. Про вариант обороны в позиционных условиях отдельно не писалось.

В проекте «Руководства по военноинженерному делу для всех родов войск РККА», выпущенном в 1933 году (Инж-32), наряду со словосочетанием «ход сообщения» появилось слово «траншея». Траншеи делились на стрелковые траншеи или стрелковые окопы, если в основном предназначались для ведения огня, и на просто траншеи или ходы сообщения, если в основном предназначались для перемещений (ст. 120). В зависимости от наличия времени инженерное оборудование местности заключалось или в постройке стрелковых и пулеметных окопов, или сразу в создании системы траншей. Широкое развитие системы траншей позволяло маскировать истинное положение огневых точек (ОТ) и ударных групп, а также маневрировать войсками во время боя (ст. 123).

В Руководстве указывались варианты сооружений ячеек, окопов, траншей, но почти не говорилось о трансформации отдельных стрелковых ячеек в окопы, как это было в предыдущем Инж-26. Совсем ничего не говорилось об ячеечных окопах или траншеях. При сооружении траншей настоятельно рекомендовалось использовать машины (в виду трудоёмкости) для основной отрывки, чтобы для ручной работы оставалась только доделка (ст. 127).

Огромное значение механизации работ показано, например, в работе 1933 года «Война и военное дело» (пособие по военному делу для партийного, советского и профсоюзного актива, раздел по военно-инженерному делу написан Д.М. Карбышевым). Суточная работа трактора с окопокопателем при норме 1 км траншеи в час позволяла заменить 4 батальона. Это позволяло быстро получить сеть траншей в батальонном районе вместо отдельных окопов (ОТ) с небольшим количеством ходов сообщения.

В 1935 году на смену Инж-32 пришло Инж-35 («Наставление по инженерному делу для всех родов войск РККА»). В новом наставлении снова обращено внимание на постепенное развитие индивидуальных ячеек в сплошные (не ячейковые) стрелковые окопы (ст. 326, 335). Ходы сообщения (траншеи) в основном предназначаются для передвижения в тыл и по фронту. Особо обращается внимание, что они сооружаются на открытой местности, если нет возможности иметь естественные укрытые сообщения (овраги, обратные склоны, канавы, рощи, кусты, заборы, сады, огороды и т. п.). Для ускорения работ по отрывке траншей можно использовать плуг-канавокопатель в сочетании с мощным гусеничным трактором; норма – 1-1,25 км в час.

В учебнике «Военная техника» (1936, 3-е изд.) окопы для стрелковых отделений разделялись на сплошные и ячейковые (в первом издании 1934 года упоминались и изображались только сплошные окопы). Последние, как указывалось, дают лучшее закрытие от продольного огня и осколков, но в то же время командиру отделения сложнее управлять огнём. В учебнике снова подчёркивалась роль механизации работ с помощью плугов-канавокопателей, позволяющих быстро создать сеть траншей, идущих вдоль и в глубину фронта.

Более специализированные издания выпускались Военно-инженерной академией им. Куйбышева. Из них можно выделить работы Г.Г. Невского («Система траншей», 1933), С.Г. Гурова («Инженерное обеспечение боя и операции», вып. 1 (взвод – рота), 1935; вып. 2 (батальон), 1936), А.И. Пангксена («Основы фортификационного оборудования местности», 1936).

В брошюре Г.Г. Невского (представляющей собой конспект лекции по курсу «Фортификационное оборудование местности») показывалась возможность получения сетки траншей в батальонном районе в течение 1-2 суток при условии использования окопокопателя.

В 1-м выпуске «Инженерного обеспечения…» С.Г. Гурова построение системы траншей тоже связывается с использованием механизации («Если в ротном районе будет работать окопокопатель, то командир роты должен тщательно продумать систему траншей в районе»). На ротный район по фронту рекомендовалось 3-4 траншеи.

В работе А.И. Пангксена был сделан небольшой обзор зарубежного опыта по оборудованию местности и выделены две тенденции. Первая (германская) заключалась в стремлении сохранить нетронутость поля боя, большое внимание уделялось маскировке, боевые постройки применялись с малой строительной высотой над землёй, нередко отказываются от фортификационных построек в пользу маскировки огневого средства на позиции. При наличии времени и средств допускалось применение железобетонных убежищ, как хорошо поддающихся сокрытию от наблюдения. Количество ходов сообщения делалось только самое необходимое.

Вторая тенденция (французская) наоборот, маскировку боевого порядка производила путём большого количества поверхностных земляных работ. Ответственные сооружения, основные боевые постройки обеспечивались солидными постройками, т.е. средствам подавления противопоставлялась не маскировка, а мощность. Для сообщений широко применялись траншеи, обычно уширенного профиля, чтобы одновременно являться препятствиями для некоторых типов танков (в основном лёгких).

При схожих трудозатратах на оборудование одного километра полосы главного сопротивления германский подход требовал 3 600 пог. м траншей, а французский – 16 000. Сам Пангксен склонялся больше к немецкому варианту, считая, что сетка (не система!) траншей поспешно отрываемых канавокопателем в основном является маскировочным приёмом, так как удобных сообщений она не даёт и препятствием не является. Также он не рекомендовал устраивать ОТ непосредственно в траншеях (особенно на стыках), а вместо этого выносить их в стороны.

30 декабря 1936 года нарком обороны маршал Ворошилов выпустил приказ о введении в действие Временного Полевого устава 1936 г. В плане инженерного обеспечения обороны он практически полностью повторял предыдущий ПУ-29:

«236. (…) Инженерное оборудование местности нормально производится в следующем порядке:

работы первой очереди – постройка действительных и ложных окопов с расчисткой обзора и обстрела, постройка командных и наблюдательных пунктов, устройство искусственных препятствий (прежде всего противотанковых), обеспечение укрытого сообщения на важнейших участках, установка прожекторов;

работы второй очереди – устройство ходов сообщений с тылом, постройка различного рода убежищ, развитие работ первой очереди;

работы третьей очереди – постройка полевых дорог, необходимых для боевого и хозяйственного снабжения войск, и исправление существующих, развитие работ первой и второй очереди.

Правильность маскировки инженерных работ следует проверять контрольными воздушными снимками.



В случае затяжной обороны оборонительная полоса укрепляется железобетонными огневыми точками, убежищами и глубокими полосами проволочных заграждений
».

Основное внимание ПУ-36 опять было уделено инженерному обеспечению в маневренной войне.

Наступивший 1938 год начался широким обсуждением в военных изданиях («Красная звезда», «Военный вестник», «Военная мысль», «Техника и вооружение») ситуации с полевой фортификацией. Большое внимание было уделено самоокапыванию пехоты и новым типам окопов для стрелковых, пулемётных и гранатомётных отделений. На основе опыта войн в Испании и Китае лучшим видом окопа, применённым к местности, был признан изломанный окоп с вынесенными (реже примкнутыми) ячейками. Попутно заклеймили как «вредительский» Инж-35 (принявший его маршал Егоров оказался репрессирован в марте 38-го).

В конце года выходит массовая брошюра С.Е. Гербановского «Самоокапывание пехоты», основные положения которой сохранились, как минимум, до конца Великой Отечественной войны. Сама брошюра переиздавалась с небольшими дополнениями и изменениями ещё дважды – в 1939 и 1940 годах. В дополнение к ней Гербановский выпускает брошюру «Развитие и оборудование окопов» (1939; 2-е изд. – 1940). Варианты окопов, представленные в первой брошюре: обычный; вписанный в ход сообщения.

8 декабря 1938 года появился давно ожидавшийся новый Боевой устав пехоты, часть I (боец, отделение, взвод). Окопным работам стрелковых отделения и взвода посвящены, соответственно, статьи 131 и 302. Порядок окопных работ во взводном районе по сравнению с предыдущими наставлениями принципиально не изменился: расчистка обстрела и самоокапывание, устройство НП командира взвода, отрывка запасных окопов и противотанковых щелей; отрывка ложных окопов; отрывка ходов сообщения; устройство убежищ.

Вышедший в марте 1939 года проект Полевого устава тоже в основном повторял ПУ-36 в плане инженерного оборудования местности (ст. 380). Работы делились на три очереди, из нового было выделение особых работ для инженерных частей.

В сентябре этого же года было введено в действие «Наставление по инженерному делу для пехоты РККА (Инж-П-39)». В новом наставлении по сравнению с предыдущим Инж-35 значительно расширены разделы по самоокапыванию и устройству и оборудованию окопов. Порядок работ не особо изменился (постепенно углубляемые ячейки, соединительный ход, ход сообщения и т.д.), но новым элементом были ячейковые щели, соединявшие ячейки с соединительным ходом, в которых бойцы укрывались от налётов авиации и прохождения танков над окопом (ст. 69). В случае заблаговременной постройки окопа (вне соприкосновения с противником) проводилась его разбивка и трассировка, после чего отрывались ячейки с щелями, а затем соединительный ход и ход сообщения в тыл. В качестве соединительного хода могли использоваться ходы сообщения, ранее отрытыми машинами (ст. 72).

Скрытые сообщения по-прежнему были нужны для: 1) для маневрирования живой силой и боевыми средствами, 2) для управления и связи, 3) для подачи боевых и продовольственных припасов, 4) для смены частей и 5) для выноса раненых (ст. 79). Отрываемые ходы сообщения давали не только маскировку, но и защиту от огня, авиации и танков противника. Для ускорения работ по отрытию ходов сообщения, при заблаговременной подготовке, мог использоваться канавокопатель (ст. 87).

Примерный порядок выполнения и объём работ во взводном районе обороны показан в статье 207:

«1) через час работы – расчищены обзор и обстрел, полностью отрыты и замаскированы отдельные ячейки для наблюдателей, пулеметчиков, стрелков и гранатометчиков глубиной, позволяющей вести огонь стоя и вести наблюдение;

2) через 4-5 часов работы отрыты и замаскированы примыкающие к ячейкам щели, на танкоопасных направлениях вдоль переднего края установлены легкие противотанковые препятствия (мины и др.), а на отдельных участках установлены противопехотные проволочные заграждения;

3) через 8-10 часов работы – отрыты и замаскированы соединительные ходы окопов, отрыты ниши для бойцов, перекрыты наблюдательные пункты перед передним краем, а частично и в глубине районов обороны, установлены противопехотные и усилены противотанковые препятствия, отрыты участки ходов сообщения в тыл, запасные и ложные окопы.

В дальнейшем инженерные работы в районах обороны продолжаются и развиваются: совершенствуются окопы устройством одежды крутостей, водоотвода, усиливаются противопехотные и противотанковые препятствия, развивается система ходов сообщения, строятся убежища и т. п.»
.

Помимо уставов и наставлений продолжали выходить и отдельные работы как военно-инженерной направленности, так и по общей тактике, где затрагивалась тема инженерного оборудования местности. Из первых можно упомянуть работы С.Г. Гурова («Инженерное обеспечение боевых действий пехоты», 1939), Д. Иванова («Инженерное обеспечение боевых действий стрелкового полка», 1939), Д. Ушакова («Фортификация», 1940).

Книга Гурова представляла собой объединение ранее выходившей в двух выпусках работы «Инженерное обеспечение боя и операции» и подправленное с учётом новых официальных наставлений. Её доступность повышалась выходом в Воениздате, а не в академическом издательстве.

В работе Иванова отмечалось, что окопные работы как по объёму, так и по значимости являются одним из основных видов работ. Мощь современного огня и необходимость укрытия от танковых атак требуют известного минимума работ даже в условиях ограниченного времени на подготовку рубежа. Чем больше будет времени, тем в большем объёме будут развиваться окопные работы: появятся запасные, дополнительные и ложные окопы; окопы усовершенствуются в боевом, техническом и санитарно-хозяйственном отношении.

Касательно ходов сообщения, при всём их значении, в большом масштабе они появляются обычно на третий день работ. Созданная заранее механизацией «сетка траншей» представлялась не всегда целесообразной по тактическим соображениям (может не отвечать требованиям данного участка, требует больших дополнительных работ, может быть использована наступающим противником как укрытие). Вместо этого предлагалось использовать окопокопатель как помощь в работе при нормальном развитии ходов сообщения, распределяя рабочие часы между батальонами.

Ушаков отмечал, что помимо достоинств стрелкового окопа с вынесенными ячейками (даёт хорошее закрытие, легко применяется к местности и легко маскируется) у него есть и недостатки: «бойцы разобщены и не могут сразу оказать друг другу поддержку; командиру отделения трудно управлять им, постройка окопа требует много времени, а одежда крутостей крайне затруднительна и требует много гибких материалов из-за большого количества изломов и изгибов стенок». (В рецензии на работу Гербановского «Самоокапывание пехоты» тоже отмечалась трудность управления отделением в вынесенных ячейках и потому предлагалось делать их обычно примкнутыми. Впрочем, это осталось личным мнением рецензента, редакция журнала «Техника и вооружение» с ним не согласилась).

Отмечалась важность широкого развития ходов сообщения, т.к. без этого окопы даже одного и того же отделения располагались изолированно и имели слабую связь с тылом, но в то же время они требуют много времени и сил, потому обычно возводятся в ограниченном количестве. Для ускорения работ опять же применяется плуг-канавокопатель, но требуется его рациональное использование, чтобы траншеи проходили через намеченные места для основных, дополнительных и запасных ОТ и по направлениям, намеченным для хода сообщения ОТ с тылом. Ячейки со щелями могут примыкать непосредственно к траншеям, или же окопы строятся в стороне от траншей и соединяются с ней ходом сообщения. В итоге получается такая картина.

Из тактических работ можно указать на «Борьбу в позиционных условиях» М.С. Князева (1939) и трёхтомник коллектива академии им. Фрунзе «Общая тактика» (1940-1941). В книге Князева позиционная оборона стрелкового корпуса или стрелковой дивизии строится именно на системе траншей. Порядок образования этой системы описывается следующим образом:

«Сначала образуются расчлененные по фронту огневые точки (состоящие из отдельных ячеек на одного-двух человек), соединенные ходами сообщения. Одновременно оборудуются узлы сопротивления, бетонные точки и т. д. Все эти сооружения, занимающие довольно большую площадь, соединяются глубокими и узкими ходами сообщения сначала по фронту, затем в глубину. Получается как бы сетка извилистых траншей, связывающих огневые точки.

Эта сетка траншей обеспечивает маневр огневых средств и живой силы по фронту и в глубину, а также питание войск, управление и маскировку боевого порядка».


В первом томе «Общей тактики» говорилось, что позиционная оборонительная система в основном – результат постепенного развития укреплений, возведенных в маневренном бою. Наличие времени позволяет заполнить оборонительную полосу основными и запасными окопами, соединенными ходами сообщения по фронту и в глубину. Ходы сообщения, в свою очередь, приспосабливаются к обороне и в качестве противотанковых препятствий. Получается сплошная сеть окопов и ходов сообщения – траншейная сетка, отрываемая или подготавливаемая как ручным способом, так и спецмашинами (окопокопатели, траншейные экскаваторы). Густота траншей увеличивается по мере приближения к переднему краю.

В вышедшем незадолго до войны проекте Полевого устава про инженерное оборудование местности в обороне сообщалось следующее:

«384. Инженерная подготовка обороны предусматривает устройство и оборудование:

— противотанковых препятствий, противотанковых рубежей и районов во всей глубине обороны;
— всех видов заграждений в полосе обеспечения;
— позиций боевого охранения и передовой позиции;
— прочных убежищ для предохранения от огня артиллерии и авиации;
— огневых позиций с расчисткой обстрела, командных пунктов, противопехотных препятствий, укрытых сообщений и ложных сооружений в основной полосе обороны;
— районов и исходных рубежей для контратак вторых боевых эшелонов, резервов и танков;
— второй полосы обороны, промежуточных, отсечных и ложных полос (районов);
— переправ, мостов, дорог для маневра и работы тыла;
— посадочных площадок, складов и водоснабжения войск.

Особое внимание должно уделяться маскировке оборонительных сооружений, инженерному оборудованию стыков и флангов оборонительных районов, участков и позиций.

Маскировка сооружений периодически проверяется наблюдением и фотографированием с воздуха.


385. Очередность инженерных работ зависит от задачи обороны, обстановки и условий местности.

В первую очередь выполняются работы, обеспечивающие наблюдение, организацию огня, управление, систему противотанковой обороны, устройство укрытий от огня артиллерии, авиации и маскировку.

В некоторых случаях к работам первой очереди должны быть отнесены: ходы сообщения (на открытой местности), дороги (в горной и лесисто-болотистой местности), укрытия (зимой).

Тяжелые оборонительные сооружения и убежища создаются во вторую очередь.

Все инженерные работы производятся с соблюдением строжайшей маскировочной дисциплины
».

* * *

Этот небольшой очерк показывает, что траншея (ход сообщения), как средство оборудования оборонительной позиции, никогда не исчезала (не была запрещена и т.п.) из уставов и наставлений Красной Армии в 20—30-е годы. Но считалось, что в маневренной войне из-за трудоёмкости устройства траншей не получится их создать в достаточном количестве. Постоянно упоминаемая механизация работ была призвана решить это противоречие (максимум ходов сообщения в минимум времени), однако уровень оснащения войск машинами был низок и перед самой войной.

В то же время при переходе к позиционной войне считалось естественным появление траншейной системы или «траншейной сетки». Имевшегося времени хватало для развития ходов сообщения даже ручным способом.

Опыт войны в Испании, наоборот, только подчеркнул важность полевой фортификации в современных условиях массового применения бронетехники и авиации и подтолкнул к поиску новых способов укрепления местности. В статьях, посвящённых этому вопросу, писалось, что сначала республиканские войска недооценивали важность быстрого возведения укреплений как в наступлении (для закрепления занятой местности), так и в обороне, но позднее всё поменялось и лопата стала лучшим помощником солдат. Там же и появились изломанные окопы с выносными ячейками, как основа обороны.

Опыт Великой Отечественной войны в основном подтвердил имевшиеся довоенные взгляды на полевую фортификацию. В вышедших во время войны Боевом уставе пехоты (часть I) и «Наставлении по инженерному делу пехоты» (Инж. П-43, проект) сохранился тот же порядок работ по оборудованию местности, как и в аналогичных довоенных руководствах: одиночные ячейки, окопы на отделения, ходы сообщения/траншеи. Главным отличием были ставшие основными уже примкнутые ячейки. Переход к ним объяснялся стремлением уменьшить объём работ и улучшением условий управления отделением (ст. 80 Инж. П-43). Но в той же статье отмечалось, что «для улучшения обстрела, борьбы с танками, самообороны и защиты бойцов ячейки лучше устраивать выносными».
Tags: 1918-1941, ВОВ, Военная теория, фортификация
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 19 comments