Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

В дополнение к предыдущему посту

Полковник А. СЕРЕБРЯКОВ

О боевых порядках стрелкового батальона, полка и дивизии в наступательном бою

Опыт ряда операций, проведенных Красной Армией, показывает, что в наступательном бою нет и не может быть какого-то одного, пригодного на все случаи жизни боевого порядка подразделения, части или соединения. Боевые порядки строятся прежде всего в зависимости от конкретно сложившейся обстановки: характера и системы обороны противника, условий местности и ширины полосы наступления, степени укомплектованности и оснащения части (соединения) огневыми средствами и в первую очередь артиллерией и минометами, а также от задачи, поставленной войскам.

Иногда обстановка складывается так, что выгодно строить боевые порядки в три эшелона. При других обстоятельствах командир дивизии (полка) строит боевые порядки в два эшелона: два полка (батальона) — в первом эшелоне, один – во втором. Нередко дивизия (полк) наступает в одном эшелоне: все полки, (батальоны) в линию. Наконец, боевые порядки дивизии могут быть смешанными: один полк наступает тремя эшелонами, другой — двумя, а третий располагает все свои батальоны в линию.

В каких же условиях, против какой обороны противника целесообразно применять тот или иной из перечисленных боевых порядков? Прежде чем ответить на этот вопрос, приведем несколько примеров из практики наших войск.

Войскам 2-го Украинского фронта приходилось действовать в горно-лесистой местности, где вражеская оборона была построена главным образом по принципу отдельных опорных пунктов и узлов сопротивления полевого и долговременного типа. Разнообразие рельефа, а следовательно, и неодинаковый характер обороны противника заставляли наступающих строить различные боевые порядки.

Так, например, в районе Пырыул Фагулуй (западнее Яссы) оборона противника состояла из опорных пунктов, не связанных между собой траншеями и ходами сообщений. Для прорыва такой обороны, строившейся в виде отдельных очагов сопротивления, командир N стрелкового полка построил боевой порядок в один эшелон — «уступом влево». Два батальона он расположил в линию, фронтом на запад, третий батальон — уступом влево, фронтом на юго-запад. Необходимость подобного построения боевого порядка диктовалась требованием нанести мощный одновременный удар с привлечением максимальных сил пехоты и ее огневых средств против одного наиболее важного опорного пункта, который закрывал путь нашим войскам вдоль шоссе, идущего на северо-запад по долине р. Быстрица. С другой стороны, этот опорный пункт запирал вход в долину, идущую от Пояны на юго-запад, в обход командной высоты Будаку (к западу от Пояны).

В то же время командиру полка следовало обеспечить свой фланг от возможных контратак слева, где у врага имелся опорный пункт. С этой целью третий батальон и был расположен уступом влево.

Этот пример показывает, что командир полка построил боевой порядок с учетом характера вражеской обороны в горно-лесистой местности, а также поставленной полку задачи.

На другом участке селение Скитул Дукэу (западнее Яссы) и прилегающие к нему высоты противник превратил в сильный опорный пункт. Командир батальона, получив задачу овладеть этим опорным пунктом, решил атаковать его с трех направлений: с севера, востока и юга. Исходя из этого, а также учитывая характер обороны и местность, он построил боевой порядок батальона в одни эшелон — «углом назад». Стрелковая рота, наступавшая с востока, своими активными действиями отвлекла на себя основные силы противника и тем самым обеспечила другим ротам скрытый выход на фланги опорного пункта. По сигналу командира батальона роты стремительной атакой с трех направлений заняли опорный пункт противника.

Избранный командиром батальона боевой порядок «углом назад» отвечал характеру обороны, задаче, поставленной батальону, и местности, на которой он действовал. Опорный пункт Скитул Дукэу был расположен у безымянной лощины и запирал вход в лес с востока. Гарнизон опорного пункта насчитывал 4 пехотные роты, 5 минометных батарей и 20 станковых пулеметов. Если бы командир батальона попытался атаковать этот сильный опорный пункт с востока и построил другой боевой порядок, то его батальон, бесспорно, попал бы под фланговый огонь с северных и южных отрогов высоты, образующих лощину. Построение батальона «углов назад» позволило силами одной роты сковать противника с востока, а двумя другими ротами обойти опорный пункт по северному и южному отрогам высоты и атаковать его с флангов.

В районе Куршеной (1-й Прибалтийский фронт) оборона противника состояла из двух линий траншей: первая траншея прерывчатая; вторая, в удалении 400—600 м от нее, — сплошная, полного профиля. Для прорыва этой обороны два полка N дивизии построили боевые порядки, в один эшелон — батальоны в линию. В свою очередь стрелковые батальоны также построили боевые порядки в один эшелон — все роты в линию. В батальонах и полках были выделены сильные резервы для развития успеха и отражения контратак противника.

Из этого примера видно, что немецкая оборона хотя и была сплошной, но недостаточно эшелонированной в глубину. Поэтому, чтобы быстрее прорвать оборону, нужно было нанести мощный и одновременный удар на широком фронте. И командиры полков правильно поступили, построив боевые порядки в один эшелон.

И, наконец, приведем еще один пример, характеризующий одноэшелонное построение боевых порядков. N стрелковая дивизия 3-го Белорусского фронта действовала на направлении вспомогательного удара. Фронт ее наступления составлял около 6 км. Боевой порядок дивизии был построен в один эшелон — все полки рядом. Два полка построили боевые порядки в два эшелона; третий полк наступал в одном эшелоне — все батальоны в линию. Одноэшелонное построение боевого порядка дивизии объяснялось тем, что она наступала на направлении вспомогательного удара и на широком фронте. Ее два полка, наносившие главный удар, построили свои боевые порядки в два эшелона, и тем самым их вторые эшелоны обеспечивали развитие успеха до выполнения поставленной задачи. С той же целью командир дивизии имел один батальон в резерве.

Таким образом, приведенные примеры показывают, что в описанной обстановке оказывалось более выгодно строить боевые порядки в один эшелон, выделяя резервы для развития успеха и отражения контратак противника. Такое построение боевых порядков целесообразно в условиях, когда оборона противника строится в виде отдельных очагов сопротивления или недостаточно развита в глубину, а также при наступлении полка или дивизии на вспомогательном направлении.

При одноэшелонном построении боевых порядков в резерв дивизии обычно выделяются 1-2 стрелковых батальона со средствами усиления; в полку — 1-2 стрелковые роты и в батальоне — взвод, преимущественно автоматчиков, усиленный противотанковыми ружьями и отдельными орудиями.

Построение боевых порядков батальона, полка и дивизии, в два или три эшелона, как показывает опыт, выгодно в тех случаях, когда они действуют на направлении главного удара, против сильной и глубоко эшелонированной обороны, а также при выполнении ими задач по действиям в глубине ее. Прорыв глубокой, многополосной и многотраншейной позиционной обороны связан с большими трудностями и иногда превращается в методическое «прогрызание» всей глубины главной оборонительной полосы. В этих условиях особенно важно «питание боя» из глубины за счет вторых и последующих эшелонов. Кроме того, для атаки второй (третьей) полосы обороны и отражения контратак противника необходимо также иметь свежие силы.

Однако следует учитывать, что построение боевых порядков в дивизии, полку и батальоне, даже при действии их на главном направлении, не всегда одинаково и зависит от многих обстоятельств. Например, N стрелковая дивизия (2-й Белорусский фронт) действовала на фланге армии на направлении главного удара. Главная полоса противника, которую она прорывала, была развита в глубину на 6-8 км. Первая оборонительная позиция состояла из 3-4 траншей с открытыми пулеметными площадками, соединенными между собой ходами сообщения. Передний край был прикрыт проволочными заграждениями, противотанковыми и противопехотными минными полями. В населенных пунктах и на командных высотах, включавшихся в первую позицию главной полосы обороны, были созданы опорные пункты.

Вторая и третья позиции состояла из 2-3 траншей, также с открытыми пулеметными площадками, связанными между собой ходами сообщения.

В глубине, в 25-30 км от главной полосы, проходил второй оборонительный рубеж, куда входил город Цеханув, подготовленный к круговой обороне. Для прорыва командир N дивизии построил боевой порядок в три эшелона — полки в затылок друг другу. Командир полка первого эшелона построил свой полк в два эшелона: в первом эшелоне — два батальона, во втором — один.

Такое построение боевые порядков было вызвано тем, что дивизия, действуя на направления главного удара, наступала на узком участке фронта против сильной и глубоко эшелонированной обороны, для прорыва которой необходимо было наращивать силу первоначального удара на всю глубину. Кроме того, дивизия имела задачу окружить и уничтожить гарнизон противника в городе Цеханув, а также, будучи фланговой, обеспечивала фланг армии.

Другая дивизия того же фронта также наступала на направлении главного удара. Оборона противника на участке дивизии состояла из развитой системы траншей, опорных пунктов и отсечных позиций. Инженерные сооружения, заблаговременно подготовленные противником, были обычного полевого типа. Для прорыва этой обороны на фронте шириной 1,5 км дивизия построила боевой порядок в два эшелона: в первом эшелоне — два полка, во втором — один. Полки строили боевой порядок также в два эшелона: в первом эшелоне — один батальон, во втором один (полки двухбатальонного состава). Батальоны наступали в одном эшелоне — роты в линию.

Для более полной характеристики глубокого построения боевых порядков приведем еще один пример. На участке N дивизии главная полоса обороны немцев стояла из трех позиций, находившихся на удалении 2-4 км одна от другой. В каждой позиции имелись по 2-3 траншеи. Местами между позициями были отрыты траншеи, прикрывавшие огневые позиции артиллерии и минометов. Эти траншеи противник использовал в качестве опорных пунктов и промежуточных рубежей. В 15 км от переднего края главной полосы обороны проходила вторая полоса, состоявшая из двух позиций.

Наша дивизия, действовавшая на главном направлении, осуществляла прорыв на фронте 1,2 км. Ее боевой порядок был построен в два эшелона: в первом эшелоне — два полка, во втором — один. Полки первого эшелона наступали в трех эшелонах — батальон за батальоном. Как показали действия этой дивизии, глубокое построение боевые порядков обеспечило быстрое развитие успеха прорыва и наращивание силы первоначального удара в глубине обороны.

Выше мы указывали, что при одноэшелонном построении боевых порядков командир дивизии (полка) для развития успеха и отражения контратак выделял сильные резервы. Нужны ли такие резервы при глубоком построении боевых порядков?

Боевой опыт учит, что при двух- и трехэшелонном построении боевого порядка дивизии (полка) общий резерв обычно не создается. В этих условиях развитие успеха и отражение контратак, а также обеспечение флангов осуществляются вторыми и последующими эшелонами. Правда, иногда, как говорят, «на всякий случай», командир дивизии (полка) выделяет резерв незначительной силы (не более взвода автоматчиков).

Из сказанного видно, что в построении боевым порядков нет и не может быть шаблона. Все зависит от конкретно сложившейся обстановки и тех факторов, которые окажут свое влияние на их построение. Этими факторами считаются: характер и система обороны противника и методы ведения им оборонительного боя, наличие у противника резервов и их маневренная способность, степень укомплектованности и усиление наступающего соединения (части) средствами подавления, глубина поставленной задачи, местность и ширина фронта наступления.

Важнейшим же фактором, конечно, является характер и система обороны противника. Многополосная, глубоко эшелонированная позиционная оборона с развитой сетью траншей и ходов сообщений оказывает значительное влияние на формы наступательного боя, а следовательно, и на построение боевого порядка. Основной формой маневра против такой обороны является прорыв с последующим окружением и уничтожением противостоящего врага. Однако, чтобы прорвать прочную, глубоко эшелонированную оборону на всю ее глубину, требуется строить на направлении главного удара глубоко эшелонированный боевой порядок, который позволял бы непрерывно наращивать силу первоначального удара до тех пор, пока не будет прорвана главная полоса обороны. Прорвав ее, наступающие войска встретят в глубине вторую, а иногда и третью полосы, для прорыва которых также потребуется вводить свежие силы. Короче говоря, для «питания боя» на всю глубину прорыва нужно строить глубоко эшелонированные боевые порядки.

Следующим существенным фактором, влияющим на построение боевого порядка наступающего, является наличие у противника резервов и их маневренная способность. Практика наступательных боев показывает, что противник, как только наша части вклинивались в его оборону, немедленно переходил в контратаки с целью восстановления своего первоначального положения. Сперва в них участвовали небольшие подразделения (рота — батальон) при поддержке мелких групп танков и самоходных орудий. С продвижением же наших войск в глубину эти контратаки усиливались и нередко предпринимались частями и соединениями, поддерживаемыми большими группами танков и самоходных орудий. Следовательно, чтобы отражать эти контратаки, не снижая темпа атака последующих полос обороны, занятых свежими силами противника, наступающему необходимо
иметь в глубине свои свежие силы и вводом их в бой сводить на-нет все мероприятия врага. Эти свежие силы могут быть получены за счет вторых и последующих эшелонов.

На построение боевого порядка, как отмечено выше, влияет также степень оснащения наступающих частей и соединений средствами подавления и в первую очередь артиллерией и минометами. Наличие большого количества артиллерии и минометов на направлении главного удара значительно облегчает прорыв даже прочной многополосной и многотраншейной обороны противника и позволяет разредить плотность первых эшелонов, а за счет этого увеличить глубину боевого порядка для «питания боя» из глубины.

Чем больше на участке прорыва средств подавления (артиллерии и минометов) и чем лучше укомплектованы часть и соединение, тем глубже должен быть построен боевой порядок для «питания боя» из глубины и прорыва свежими силами последующих оборонительных полос.

Далее, на построение боевого порядка влияет и глубина поставленной задачи. Если соединению (части) поставлена задача на большую глубину, то соответственно и боевой порядок должен строиться более глубоко, и наоборот, если задача по глубине небольшая, то и боевой порядок обычно меньше эшелонируется в глубину.

Следующим факторов, влияющим на построение боевых порядков, является местность и ширина полосы наступления. В современной войне, как видно из приведенных выше примеров, части, действующие на направлении главного удара, при прорыве сильно укрепленной позиционной обороны противника получают узкий фронт: дивизия — 1,5-2 км, полк — до 1 км и батальон — до 500 в. Узкий фронт прорыва позволяет, не снижая тактической плотности насыщения живой силой первого эшелона, построить боевые порядки эшелонированно в глубину для наращивания силы первоначального удара до выполнения поставленной задачи.

Стало быть, при планировании боя необходимо учитывать все факторы, влияющие на построение боевого порядка войск. Никогда, ни при каких условиях не следует подходить к этому вопросу механически, а нужно тщательно изучить и оценить все элементы обстановки и только после этого принять решение на построение боевых порядков.

Военный вестник. 1945. № 12. С. 2-5.
Tags: ВОВ, Военная теория, Военный вестник, журналы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments