Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

Товарищ Сталин и его вклад в уставы

Летом 1942 года советское военное руководство озаботилось новыми уставами для Красной Армии, подготовленные с учётом опыта войны. В июле была создана Уставная комиссия во главе с Шапошниковым. Новый Полевой устав написали в основном на базе проекта Полевого устава 1941 года (выпущен незадолго до войны), а Боевой устав пехоты в двух частях – частично на основе БУП-38, ч. I и БУП-40, ч. II (проект). Проекты новых уставов напечатали примерно в начале августа (судя по номерам типографского заказа) и попали к наркому обороны, т.е. Сталину.

Тов. Сталин внёс в них ряд поправок и замечаний, из которых позднее вырастет приказ НКО № 306.

В частности это, место командира в бою

komand_bup42_2.JPG

Стрельба залпами

zalp_bup42-1.JPG

zalp_bup42-2.JPG

Расстояние между бойцами в цепи (в итоге приняли нечто среднее – 6-8 шагов)

rasst_bup42-1.JPG

И, самое главное, отмена эшелонирования на уровне дивизия – полк – батальон.

eshel_bup42-2_1.JPG

eshel_bup42-2_2.JPG

eshel_bup42-2_3.JPG

eshel_pu42_1.JPG

eshel_pu42_2.JPG

eshel_pu42_3.JPG

Идея запрета эшелонов в дивизии оказалась мёртворождённой. То, что было хорошо для наступления зимы 41/42, оказалось уже неподходящим для зимы 42/43:

«8 октября 1942 года приказом Народного Комиссара Обороны № 306 было введено одноэшелонное построение боевых порядков войск. Опыт наступательных операций под Сталинградом выявил ряд недостатков и в этих боевых порядках. Несомненно, что мощь первоначального удара стрелковой дивизии при одноэшлонном построении резко возросла, так как при атаке огневые средства пехоты использовались на 80-90 процентов. Однако мощь первоначального удара в процессе прорыва второй, а иногда и первой позиции быстро затухала, так как отсутствие необходимых резервов в руках командиров батальонов, полков и дивизий лишало их возможности активно влиять на ход боя. Ввод же вторых эшелонов армии для наращивания усилий требовал много времени и, естественно, задерживался (на ввод в бой стрелковой дивизии затрачивалось от двух до четырех часов).

Наши командиры творчески подходили к решению боевых задач. Так, уже при развитии наступления под Сталинградом в декабре 1942 года в 1-й и 3-й гвардейских армиях Юго-Западного фронта командиры стрелковых дивизий выделяли во второй эшелон по одному стрелковому полку, войска же первого эшелона оставались в одноэшелонном построении. То же самое наблюдалось в дивизиях 2-й ударной армии в январе 1943 года при прорыве блокады Ленинграда».
(История военного искусства. Кн. 2. Военное искусство в первом и втором периодах Великой Отечественной войны Советского Союза (1941-1943 гг.). М.: изд. ВАФ, 1961. С. 480).

С дальнейшим развитием немецкой обороны в глубину построение в два, и даже в три эшелона стало обычным для стрелковых соединений. В октябре 1944 года вышел проект Наставления по прорыву позиционной обороны противника, официально узаконивший эшелонирование в соединениях и частях (в литературе в основном пишут, что Наставление вышло весной, но по ряду косвенных признаков я склоняюсь к версии про октябрь).

В чём-то схожая ситуация произошла и с другим предложением Сталина относительно задач танков в бою.

В проекте Полевого устава их задачи определялись следующим образом

tanki_pu42_1.JPG

tanki_pu42_2.JPG

В вышедшем в конце августа – начале сентября варианте проекта эти параграфы остались без изменений (к сожалению, отсутствует страница 24, и на странице 25 видны вставки, вошедшие в выпущенный в итоге проект ПУ-43).

tanki_pu42b_1.JPG

tanki_pu42b_2.JPG

Но 19 сентября в дневнике Бирюкова появляется следующая запись:

«Указания тов. Сталина

Танки не должны принимать танковых боев, а действовать против живой силы, пулеметов, орудийных расчетов. Пересмотреть уставы в этом отношении.

Написать инструкцию о боевом применении танков. Танки против танков не применять».


Видимо, из этого указания растут ноги известной и популярной хлёсткой фразы «танки с танками не воюют». Её регулярно приписывают немцам (по личному опыту общения в различных интернет-дискуссиях), но в их уставных положения как раз ничего похожего нет.

Конечно, ничего из предложений типа «уклоняться от танков, обходить их, и бить по пехоте» в реальности ничего не вышло:

«Артиллерия является основным средством борьбы с танками врага. Немалую, а подчас и главную роль в борьбе с вражескими танками, как показали июльские и августовские бои, играют и наши танки.

Главная задача наших танков – уничтожение пехоты противника, но при этом надо учитывать, что немецкая пехота идет в атаку только за танками. Следовательно, чтобы уничтожать пехоту противника, приходится встретиться с его танками или совершить маневр, чтобы отыскать фланг для нанесения удара по его пехоте. При массовой танковой атаке на широком фронте и по условиям местности отыскать фланг не всегда возможно. К тому условия обстановки часто заставляют выбрасывать танки, как наиболее подвижное противотанковое средство борьбы на то или иное угрожаемое направление. Таким образом, перед нашими танками встает необходимость вести борьбу с танками противника. В каждом отдельном случае способы этой борьбы будут различны в зависимости от конкретных условий обстановки».
(м-р Позднышев А. Бой танков с танками // Журнал АБТВ. 1943. № 10).

С выходом в феврале 1944 года Боевого устава БТ и МВ КА в трёх частях (третья часть как проект), заменившим собой приказ № 325, борьбу с танками для танков снова признали обычным способом действий:

«4. Танки, усиливая пехоту (кавалерию) на главном направлении, действуют в тесном взаимодействии с ней как танки непосредственной поддержки пехоты (кавалерии) и имеют основной задачей уничтожение пехоты и танков противника и обеспечение вперёд боевых порядков своей наступающей пехоты (кавалерии)». (Часть 1).

«4. Танки атакуют на максимальных скоростях, уничтожая интенсивным огнём с хода и коротких остановок пехоту, орудийные, пулемётные расчёты и танки противника.

17. Отдельный тяжёлый танковый полк, вооружённый орудиями крупного калибра, предназначается для усиления пехоты, бронетанковых и механизированных войск с целью борьбы с танками и самоходными орудиями противника и подавления ДЗОТ».
(Часть 2).

Отмечу, что опять легализована стрельба с коротких остановок.

* * *

В доступной литературе практически не обсуждаются причины этих нововведений. Обычно просто даётся пересказ недостатков эшелонирования, а так же утверждается правильность решения («Одноэшелонное построение войск больше соответствовало и характеру обороны противника, которая была пока еще неглубокой и прорыв которой мог быть осуществлен и при неглубоком боевом порядке»), и что переход к эшелонированию произошёл только летом 43 года (как показано выше, это не совсем так). Иногда добавляется, что «при этом создавались условия для наиболее эффективного использования огня стрелкового и автоматического оружия пехоты, что при недостатке артиллерии и минометов имело большое значение». Видимо, к этому же можно отнести и залповый огонь, и отмена такого боевого порядка как «змейка» и оставление только цепи*. Конечно, начиная с лета 43 года дивизии или их полки не обязательно строились в два (или три) эшелона. Всё зависело от обстановки, о чём и предупреждали соответствующие статьи в профильных журналах и газетах.

Что касается отказа от борьбы танков с танками, то этот момент вообще редко упоминается, и ещё реже как-то объясняется («В связи с тем, что танков у нас было еще мало, они должны были вести бой с танками противника только в случае явного превосходства наших танков в силах и выгодного их тактического положения»).

Объяснение, мягко говоря, неудовлетворительное, т.к. превосходство в танках на протяжении всего 42 года было на стороне Красной Армии, изменялась только кратность (от 1,5 до 2,5). Скорее это связано с шоком от результатов столкновений с перевооружёнными немецкими танками и штурмовыми орудиями. Новые немецкие пушки буквально «выкашивали» появляющиеся во всё большем количестве средние и тяжёлые советские танки (потери были вдвое выше, чем в предыдущую, зимнюю кампанию). Это, видимо, и побудило к уходу от противостояния с бронетехникой противника. Впрочем, на потерях советских танков это никак не сказалось, в зимнюю кампанию 42/43 гг. они были даже выше, чем в летне-осенней 42 года.

* * *

Приложение № 1

Выдержка из «Обзора развития основных принципов советского наступления на основании захваченных документов, опросов пленных и боевого опыта» (издан Генштабом немецкой армии 24.11.42), касающаяся приказа № 306:

«Формы наступления пехоты

Новые формы наступления пехоты разъясняются в приказе Сталина № 306 от 8.10.42 г. Основные положения Сталинского приказа известны (разосланы 170 пех. дивизией, информация № 3599/42 секр. от 16.11.42 г. параграф «Д»).

Здесь нужно отметить следующее:

а) причины нового построения войск при наступлении (отказ от густого эшелонирования войск в глубине, построение всех тяжелых орудий впереди, питание из глубины дивизиями, следующими на расстоянии не менее 7 км) следует искать в стремлении ограничить неоправданные потери. По-видимому, до сих пор на исходных позициях и при наступлении русские несли значительные потери во вторых эшелонах и резервах от немецкой артиллерии и авиации и теперь они хотят избежать этих потерь, задерживая в начале наступления резервные части. С другой стороны, применением всех видов наступательного оружия они хотят придать большую ударную силу наступлению, ведущемуся на широком фронте.

б) В распоряжениях о резервах в первую очередь предусматривается предоставление достаточных резервов в распоряжение командующего армией. Кроме того, определяются нормальные резервы каждого соединения от дивизии и ниже и, по нашему мнению, в недостаточном количестве; возможно, что здесь играло роль стремление – ограничить самостоятельность и инициативу младших и средних командиров. Следствием этого может быть известный недостаток в маневренности во время боя.

в) Устранит ли новое построение при наступлении нежелательное «перемещение боевых порядков», представляется сомнительным, так как возникает опасность, что при предусмотренной приказом «смене» дивизии первого эшелона следующей дивизией, могут возникнуть особые трудности».

_________________________
* Сравним с: «В результате на практике учений и маневров мирного времени снова появились длинные, непрерывные цепи или «жемчужные нити», как их назвали немцы еще в мировую войну.

В конце 1927 г. и в начале 1928 года германская военная печать на страницах «M. W. B.» особо занялась этим вопросом по почину анонимного автора в № 20 этого журнала, который указал причины этого явления: а) в забвении боевого опыта и в пробудившейся вновь заботе дать работу винтовкам…

Другой автор в № 28 «M. W. B.» высказал мнение, что к построению цепей побуждает именно недостаток тяжелых пулеметов в германском рейхсвере…». (Огородников Ф. Основные вопросы организации и тактики пехоты // Война и революция. 1929. № 12. С. 134).
Tags: ВОВ, Военная теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments