Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

Давно про план Шлиффена ничего не было, часть 1

ОПЕРАТИВНЫЙ ПЛАН ВОЙНЫ ШЛИФЕНА И СОВРЕМЕННАЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ(1)

Я. ЖИГУР

Величие и цельность оперативного плана войны Шлифена до сего времени приковывает к себе сугубое внимание как теоретиков, так в практиков военного дела. Шлифен выработал дерзновенный план войны, который по его убеждению должен был одним ударом привести к разгрому Франции и в кратчайший срок победоносно закончить войну.

План простой, а главное – отвечающий желаниям, мечтам каждого полководца.

Притягательная сила шлифеновского плана настолько громадна, что до сего времени многочисленные военные теоретики «молятся» на Шлифена, и не один десяток современных операторов-практиков, разрабатывающих оперативные планы будущей войны, с завистью оглядываются на Шлифена, готовы подражать ему, иметь у себя в стальных сейфах подобный оперативный план войны для своей страны, ведущий к молниеносному сокрушению армии противника, обещающий быстрое победоносное окончание войны.

Многие видные немецкие писатели после поражения Германии готовы всю вину за проигранную войну свалить на тех, кто на деле не осуществил полностью плана Шлифена, считая, что последний мог обеспечить быстрый выигрыш войны. Для иллюстрации вышеуказанных взглядов приведем несколько выдержек из трудов и статей лишь некоторых германских военных писателей.

Так, генерал Куль, один из видных учеников Шлифена и деятельный участник практического осуществления идей Шлифена на полях Франции в мировой войне, пишет(2):

«Мы проиграли Марнское сражение не потому, что пользовались шлифеновской системой, а потому, что не следовали ей... Мы могли выиграть сражение (Марнское), несмотря на нашу меньшую численность. Если бы победа вторично осталась за нами, последствия ее были бы неизмеримы»(3).

«Благоприятный момент в начале сентября 1914 г., когда мы (немцы) могли произвести обход и имели возможность быстро окончить войну, был раз [и] навсегда упущен».

«Нельзя упрекать Шлифена за то, что он ошибся в вопросе продолжительности войны. В остальных своих взглядах на будущую войну он был прав».

В немецком военном еженедельнике «Милитер-Вохенблатт» время от времени повторяется пропаганда идей шлифеновского плана и для будущего. Для иллюстрации – некоторые цитаты:

«Убеждение, которое мы инстинктивно имели перед войной о том, что в предстоящей войне первые сражения, рассчитанные на все, будут иметь решающее значение на исход войны повидимому остается неизменным и для сегодняшнего дня» (Л. Рендулис).

«…Мы не переживаем периода позиционной войны в истории военного искусства, а находимся в периоде стратегии сокрушения. Кто не уничтожит в первые недели кампании неприятельской армии и увидит час рождения миллионной армии противника, тот проиграл войну. Шлифеновские «Канны» не бумажная премудрость, а учебник стратегии «будущего» (ген. Альтрок).

Генерал Гренер в своей книге «Завещание графа Шлифена»(4) пишет:

«Большая победа в августе 1914 г. была возможна, но не удалась только из-за ошибок германского главного командования».

«Цель своей жизни Шлифен видел в том, чтобы избежать затяжной войны и обеспечить существование германского народа планом войны, который привел бы к быстрой и окончательной развязке войны».

«План Шлифена стремился не к завоеванию территории и населения, а преследовал лишь оперативные цели, чтобы в наикратчайший срок окончить войну победоносно. План Шлифена являлся вполне достаточным для достижения большой решающей победы в 1914 г.».

Вышеприведенные взгляды могут служить иллюстрацией мышления многих видных военных деятелей, в особенности из среды так называемых стратегов сокрушения во что бы то ни стало. Оперативный план войны, по которому развернулись и действовали немцы в 1914 г., был несколько изменен со стороны Мольтке, хотя в общем сохранил основную идею Шлифена. Этот план при «практической проверке» оказался несостоятельный, т. е. не привел к быстрому разгрому Франции. Но так как Мольтке полностью не осуществил того распределения сил между различными участками западного фронта, которое было намечено Шлифеном, то, естественно, «законченный план Шлифена» не подвергся фактической проверке на полях сражения Франции; история не имела случая доказать его несостоятельность. Поэтому многие военные деятели еще в настоящее время склонны думать, что такие «шлифеновские планы войны» могут привести к быстрому военному разгрому таких государств, как Франция, и при таком общем соотношении сил, какое было в 1914 году.

Мы считаем, что оперативный план войны Шлифена мог бы привести к быстрому разгрому Франции в 80-90-х годах ХIХ столетия, но план Шлифена в первой четверти ХХ столетия являлся уже несостоятельным. В вооружении и организации армий, а также в развитии транспортных средств в ХХ веке произошли такие изменения, которые расшатали самые основы, на которых был построен план Шлифена. Тем более нельзя мечтать о шлифеновском плане быстрого сокрушения крупных государств в будущем (не имея общего подавляющего превосходства военных сил), имея такой богатый опыт мировой войны.

Так как до сил пор еще сохранились явные и скрытые поклонники оперативного плана войны Шлифена, то мы считаем целесообразным остановиться на основных моментах несостоятельности и вредности идей шлифеновского оперативного плана войны в условиях современной действительности.

1. Идеи оперативного плана войны Шлифена

Как известно, план войны Шлифена на два фронта заключался в том, чтобы, сосредоточив максимум сил на Западе, быстро разгромить Францию, а затем направить все силы против России.

На западном же фронте Шлифен создавал чрезвычайно мощную группировку на правом крыле стратегического фронта (см. схему 1) с тем, чтобы наступлением выиграть левый фланг французских армий и, ведя беспрерывное преследование, отбросить французские силы к восточным крепостям и там тех ликвидировать.

Шлифен в своей докладной записке к оперативному плану войны в декабре 1905 г. писал: «Необходимо наступлением на левый фланг французов отбросить их в восточном направлении, к крепостям Мозеля, к Юрским горам, к Швейцарии. Французская армия должна быть уничтожена. Наиболее существенным для хода всей операции является образование сильного правого фланга, при помощи которого выигрывать сражения и беспрерывным преследованием принуждать противника непрерывно отступать... Необходимо, чтобы немцы были на правом фланге по возможности сильнее, так как здесь ожидается решающее сражение»(5).

Шлифен предполагал, что беспрерывным преследованием, постоянно выигрывая левый фланг французского фронта, германские армии, не дав французам перегруппироваться, загонят последних к восточным границам, где расстроенный и ослабленный отступлением противник будет ликвидирован. Такова была общая схема действий, основная идея операции, намеченные Шлифеном.

2. Соотношение сил

Как известно, уже в начале войны немцы не имели и не могли иметь сколько-нибудь значительного общего превосходства в силах над союзниками на западном фронте (см. таблицу).

К этому соотношению сил В. Ф. Новицкий дает следующую оценку: «Из таблицы видно, что численностью своих перволинейных мобилизованных войск союзники превосходили немцев, но зато были вдвое слабее противника числом своих второлинейных. Однако если принять во внимание, что эти последние служили обеим сторонам для более поздних формирований и в операциях маневренного периода войны приняла участие лишь их незначительная часть, то это преимущество немцев не имело существенного значения для первых крупных боевых столкновений... Силы союзников которые могли быть с первых же дней войны введены в дело для главных операций в Бельгии и Франции, имели перевес над германскими силами. Несомненное превосходство немцы имели в полевой тяжелой артиллерии».

Соотношение вооруженных сил к началу военных действий в 1914 г.(6)
	                  Союзники    Франция      Германия
                         (Франция,               (на западном
                          Англия,                 и восточном
                          Бельгия)                 фронтах)
Перволинейные войска
(полевые и резервные)			
Батальонов                 1 386       1 121         1 050
Эскадронов                   666         550           552
Легких орудий              5 176       4 052         4 840
Тяжелых орудий           200 батар. 107 батар.    1 688 оруд.
Пулеметов                  1 640       1 314         1 840
Численность людей        2 197 000  1 856 000     1 887 100

Второлинейные войска
(ландвер, ландштурм,
запасн., территориальн.)
Батальонов                 1 163         798         1 904
Эскадронов                   271          39           278
Легких орудий              1 092         312         3 242
Тяжелых орудий                80         ---         1 488
Численность людей        1 119 800    719 000     2 328 860

Качество французской армии немцы в 1914 г. определяли следующим образом: «Необходимо считать французскую армию вполне достойным и серьезным противником... Приходится мириться с тем фактом, что на нашей западной границе мы встретим первоклассную армию» (Бернгарди). Такую же оценку французской армии дает германский генеральный штаб: «Французская армия — одна из лучших в Европе, это — противник, качества которого никоим образом не следует не дооценивать» (Куль, «Германский генеральный штаб»).

Таким образом, мы видим, что в начале войны немцы не имели численного превосходства (если даже все силы были бы направлены на Западный фронт) над своим западным противником, и в качественном отношении противник оценивался высоко. Немцы не имели необходимого превосходства в силах для быстрого сокрушения Франции. Эту свою основную слабость для сокрушении они стремились компенсировать своим оперативным планом, использованием своих вооруженных сил, построенными на идеях Шлифена.

3. Распределение немецких сил

Распределение германских сил между западным и восточным фронтами в 1914 г. было полностью проведено согласно плану Шлифена, несмотря на то, что русская армия с момента составления шлифеновского плана (1905 г.) чрезвычайно усилилась.

Шлифен в 1905 году против русских армий, по варианту выделения сил на восточный фронт, оставлял 3 армейских, 3 резервных корпуса, 7 ландверных бригад и 2 кавалерийских дивизии; в 1914 г. 8-я армия была слабее указанного состава на 1 резервную, 1 кавалерийскую дивизию и 4 ландверных бригады. Правда, к войскам восточного фронта необходимо отнести еще ландверный корпус в составе 4 ландверных и 2 эрзац-резервных бригад. Кроме того, в августе 8-я армия была еще усилена 1 ландверной дивизией из Шлезвиг-Гольштейна.

Таким образом, на восточном фронте был полностью соблюден план Шлифена в смысле распределения сил между двумя фронтами (западным и русским).

На западном фронте по плану Шлифена должны были быть развернуты и в действительности в 1914 г. развернулись(7):
Войсковые соединения  По плану Шлифена  В действительности
                           1905 г.            в 1914 г.

Армейских корпусов         23½                  23
Резервных корпусов         12                   12
Кавалерийских дивизий       9                   10
Ландверных бригад          19½                  17½

По признанию рьяного поклонника плана Шлифена, генерала Гренера, «армия западного фронта в 1914 г., несмотря на отсутствие ½ армейского корпуса и 2 ландверных бригад, не была слабее, чем было предусмотрено Шлифеном в 1905 г.».

Перед войной было решено часть запасных войск перевести в полевую армию как эрзац-резервные дивизии и бригады. Шлифен требовал формирования не менее 8 эрзац-резервных корпусов, а в 1914 г. фактически удалось сформировать лишь 7½ эрзац-резервных дивизий, причем вооружение и снабжение этих формирований были недостаточными для их активного оперативного использования. Шлифен требовал, но не имел 8 эрзац-резервных корпусов. В 1914 г. фактически было в распоряжении германского главного командовании вместо желательных 8 корпусов только 7½ фактических эрзац-резервных дивизий.

Мы видим, что общее количество войск на западе в 1914 г. не исказило плана Шлифена. Однако в распределении сил по разным участкам западного фронта в плане Мольтке, который был осуществлен в 1914 г.(8), имелись некоторые существенные изменения.

Распределение сил по участкам фронта (Схема 1)
Участки фронта и             По плану Шлифена   В действительности
войсковые соединения              1905 г.             в 1914 г.

Брюссель – Намюр
(в 1914 г. 1-я и 2-я армии)		
Активных корпусов                    9                    8
Резервных корпусов                   7                    5
Кавалерийских дивизий                5                    3
Ландверных бригад                   10                    5
Эрзац-резервных дивизий             12                   ---

Намюр – Мезьер
(в 1914 г. 3-я и 4-я армии)
Активных корпусов                    6                    6
Резервных корпусов                   ½                    3
Кавалерийских дивизий                1                    2
Ландверных бригад                    6                    2

Мезьер – Верден
(в 1914 г. 5-я армия)
Активных корпусов                    8                    3
Резервных корпусов                   5                    2
Кавалерийских дивизий                3                    3
Ландверных бригад                    4½                   5½
Эрзац-резервных дивизий              4                    6½

Всего весь западный фронт
Активных корпусов                   26½                  23
Резервных корпусов                  14                   12
Кавалерийских дивизий               11                   10
Ландверных бригад                   26½                  17½
Эрзац-резервных дивизий             16                    6½

Распределение сил Шлифена по участкам фронта в 1905 году взято по варианту, когда все силы развертывались на Западе (в 1905 году Россия считалась выбывшей из строя в результате войны с Японией). Немецкие писателя любят давать этот «полнокровный» план Шлифена и избегают второго варианта плана, по которому часть сил выделялась на восточный фронт, ибо этот вариант не дает резкого различия между планом Шлифена и Мольтке. Рейхсархив утверждает, что соотношение сил между активным фронтом (севернее крепости Мец) и пассивным (южнее Меца) у Шлифена было как 7:1, а у Мольтке в 1914 г. как 3:1.

zhigur1.jpg

Оценивая те изменения, которые были внесены в 1914 г в группировку сил на западе по сравнению с планом Шлифена, В. Ф. Новицкий пишет(9): «Мольтке видоизменил это соотношение в пользу южной, второстепенной группы, нарушив тем основную идею шлифеновского плана. Ошибка Мольтке заключалась в сущности, вовсе не в самом изменении численности войск левого крыла, потому что даже усиление левого фланга 6 пехотными дивизиями дало ему возможность иметь на активном участке силы не меньше, чем те, которые были назначены туда его предшественником. Его ошибка состояла в том, что, усиливая левое крыло и давая ему активную задачу, он психологически (?! Я. Ж.) ослаблял главный удар, наносимый правым крылом, отвлекал внимание высшего командования от выполнения важнейшей задачи, разделял усилия по двум направлениям, как бы раскалывал, расщеплял основную идею плана, лишая последний той цельности, которая так важна для операций со столь решительными задачами и со столь широкими целями».

Таким образом, при стратегическом развертывания план Шлифена фактически отнюдь не пострадал в такой мере, чтобы можно было утверждать, что из-за этого не удалось быстрое сокрушение Франции.

4. Наступление немцев в Бельгию и Францию и действия французского командования

Как известно, план стратегического развертывания французов не учел наступления немцев такими крупными силами через Бельгию, как это было в действительности осуществлено в 1914 году.

Оглядываясь на свой северный фланг, французское главное командование свои главные силы направило для наступления в Эльзас-Лотарингию и севернее Вердена.

Из сопоставления французского и немецкого планов стратегического развертывания (см. схему 2) и учитывая направление наступления германского ударного крыла, ясно видно, насколько чрезвычайно удачно обеспечен выигрыш немцами северного французского стратегического фронта; причем немцы против французского северного крыла располагают подавляющим превосходством в силах.

Мы видим, что для французского главного командования, судя по его плану стратегического развертывания, было полной неожиданностью глубокое наступление ударного крыла германских армий через Бельгию. Оперативная внезапность немцами была достигнута полностью.

Однако в процессе стратегического развертывания и вторжения немецких армий в Бельгию французское командование, по мере получения разведывательных данных, принимало меры противодействия обходу северного фланга, но весьма нерешительно.

1) 2 августа, т. е. в первый день мобилизации, главнокомандующий Жоффр, получив сведении о вторжении немцев в Люксембург, продвигает район сосредоточения 4-й армии к северу, по существу уже предопределяя наступление 4-й армии севернее Вердена между 3-й и 5-й армиями (по плану развертывания наступление 4-й армии предусматривалось или южнее или севернее Вердена).

2) 8 августа, по разведывательным данным, обстановка у Жоффра рисуется в следующем виде: главные силы немцев сосредоточены в Люксембурге и в районе Мец — Диденгофен с целью наступления на запад; одна германская армия вступила в Бельгию; перед 1-й и 2-й французскими армиями — не более 6 корпусов. В этот день Жоффр отдает директиву № 1, в которой формулируются намерения главного командования «дать сражение всеми соединенными силами, примыкая своим правым флангом к Рейну». 5-й левофланговой армии поставлена задача занять более узкий фронт между Вузье и Абантоном, чтобы иметь возможность атаковать противника между Музоном и Мезьером или самой перейти Маас между этими пунктами.

3) 13 августа закончилось сосредоточение главной массы французских армий. 14 августа две правофланговые армии перешли и наступление.

4) Вечером 14 августа Жоффр подучил донесение об удачном столкновении 1 конного корпуса Сордэ с противником у Динан и сразу же отдает директиву: «Противник, повидимому, направляет главный удар своим правым крылом к северу от Живэ. Другая группа неприятельских войск наступает па линию Седан — Монмеди — Дамвилер. 5-й армии, оставивши для обороны Мааса XI корпус и свои резервные дивизии (52 и 60) и передавши 4-й армии 4-ю кавдивизию, перейти с остальными войсками в район Мариенбург — Филипвиль с целью действовать против северной группы противника совместно с английской и бельгийской армиями».

5) К 18 августа обстановка у французского главного командования представляется в следующем виде: крупные неприятельские силы сосредоточены около Диденгофена, в Люксембурге и Бельгии; Северная группа 7-8 корпусов с 4 кавдивизиями и южная между Диденгофеном и Бастонем — 6-7 корпусов и 2-3 кавдивизии. Таким образом противник оценен в 2 раза слабее действительности (13-14 вместо 27½ корпусов). Наступление главной массы немцев все еще предполагалось к востоку от Мааса.

Директивой от 18 августа 5-я армия (левофланговая), предоставив англичанам и бельгийцам действовать западнее Мааса, имеет приказание стать фронтом на восток и наступать через Живэ — Намюр на линию С. Юбер — Марш.

6) В результате перегруппировок французских армий с 15 по 20 августа правый фланг (1-я и 2-я армии) ослаблен на два корпуса, центр (3-я и 4-я армии) усилен одним корпусом и несколькими резервными дивизиями; левый фланг (5-я армия) усилен одним корпусом и двумя отдельными дивизиями, причем левый фланг 5-й армии продвинут с Гирсона до Намюра с фронтом армии на восток и север (по Маасу и Самбрэ).

zhigur2.jpg

Вечером 20 августа Жоффр отдал директивы, согласно которым: 3-я армия наступает в направлении Арлон (на с.-в.) и прикрывает южный фланг 4-й армии; 1-я армия наступает в общем направлении на Нэфшато (на с.-в.); 5-я армия, опираясь на Маас и на крепость Намюр, имеет предметом своих действий северную группу противника; английская армия содействует этому, поддерживая связь с левым флангом 5-й армии и выдвигая свои главные силы в направлении на Суаньи. С такой группировкой французы вступили 21 августа в пограничное сражение.

Из вышеизложенного мы видим:

а) Французское главное командование до 18 августа предполагало, что главные силы северной группы немцев будет наступать восточнее Мааса; немецкие силы севернее Бастонь (1-я, 2-я, 3-я германские армии) преуменьшены более чем в 2 раза (7-8 корпусов вместо 16 корпусов).

б) Благодаря такой недооценке северного крыла немцев, французское командование не произвело к началу пограничного сражения существенной перегруппировки своих армий, более отвечающей обстановке.

в) До пограничного сражения немцам удалось сохранить внезапность для французов своей мощной правофланговой группировки; благодаря этому немцы вступили в крайне выгодных для себя условиях в пограничное сражение, имея подавляющее превосходство в силах на своем правом обходящем крыле. Наоборот, французы не приняли существенных мер для парализования этого преимущества.

Рейхсархив по этому поводу отмечает, что такая благоприятная обстановка, какая была для германской армии с 20 по 24 августа, не повторялась в течение всей войны.

Генерал Гренер в своем «Завещании Шлифена» пишет: «Севернее Самбрэ и Уазы железные дороги были почти не разрушены — доказательство, что французы не рассчитывали на такое распространение германского правого фланга. Значит, стратегическая внезапность вполне удалась. Французы совершенно не были знакомы с основной идеей плана Шлифена, так что оперативная внезапность, являющаяся одним из факторов успеха, была блестяще осуществлена немцами».

Шлнфен в свое время опасался, что французы совершенно раскроют маневр германских армий. В своем разборе полевой поездки Большого генерального штаба в 1904 году он отмечал: «Ширина северной Бельгии столь значительна, марш через нее будет столь продолжительным, что французы найдут время для осуществления всевозможных мероприятий для противодействия нам; о внезапности не может быть и речи».

На самом же деле мы видим, что благодаря упущениям французского главного командования немцам в 1914 г. удалось осуществить полную оперативную внезапность, застигнуть французов не подготовленными для противодействия. Следовательно, немцы вступили в пределы северной Франции, имея чрезвычайно благоприятную обстановку. С этой точки зрения оперативный план войны немцев имел большие шансы на осуществление, чем полагал сам Шлифен, ибо, как мы видели, последний не допускал возможности такой широкой оперативной внезапности, как это имело место в 1914 г.

Соотношение сил в начале приграничного сражения (к 22 августа 1914 г.)(10)

zhigur3.jpg
                      Всего

Батальонов       1 054      922       Батальонов
Эскадронов         448      478       Эскадронов
Орудий           4 308    5 250           Орудий

5. Пограничное сражение

Из приведенной на стр. 15 таблицы мы видим, что к началу пограничного сражения силы сторон на всем западном фронте были почти равные. Союзники имели незначительное численное превосходство в живой силе, а немцы — в артиллерии.

Но благодаря выгодному стратегическому развертыванию немцев и бездеятельности французского главного командования по исправлению ошибок своего плана развертывания немцы, выигрывая северный стратегический фланг союзников, имели на обходящем крыле (1-я, 2-я и 3-я армии) полуторное превосходство к живой силе и двойное превосходство в артиллерии, причем на крайнем обходящем фланге (1-я германская армия) немцы имели превосходство в 2½ раза.

В центре (4-я и 5-я германские армии) французы сохранили превосходство над немцами в живой силе в 1½ раза при равной силе артиллерии.

На южном крыле (6-я и 7-я германские армии) обозначается равенство сил.

Благодаря выгодному стратегическому положению германских армий (охватывающее положение) и значительному превосходству в силах на северном крыле пограничное сражение (с 21 по 25 августа), естественно, не могло не окончиться отступлением союзников.

(Окончание следует)

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Редакция охотно помещает статью тов. Жигура. Пора разоблачить тот гипноз, который связан с отличным по существу планом Шлифена. Мотивировки тов. Жигура все же недостаточны. План Шлифена был действительно испорчен его преемниками; достаточно для этого взглянуть на группировку сил на правом фланге, где у Шлифена корпуса шли в нескольких эшелонах. Отсутствие у Мольтке резервов под Марной сказалось сильно на исходе этого сражения. Затем Мольтке отказался от движения к западу от Парижа, а между тем по плану Шлифена здесь направлялись 7 корпусов, которые смели бы на своем пути армию Монури. Автор также игнорирует тот факт, что разведка у немцев была плохо организована, и сосредоточение армии Монури прошло для них почти незамеченным.

С чем редакция соглашается – это с тем, что рано или поздно французы с помощью железнодорожных перебросок остановили бы немцев, и конечная цель плана Шлифена — окружить французскую армию — не была бы осуществлена. Придерживаясь более строго плана Шлифена, немцы смогли бы занять Париж, что для них явилось бы большим политическим успехом.

Наконец, автор статьи делает ту ошибку, что смотрит на план Шлифена как на что-то постоянное; между тем известно, что при своей жизни Шлифен сам частично изменял свой план. Если бы он сам руководит войной 1914-1918 гг., то еще не известно, в какие формы вылился бы его фактический план действий.

Редакция полагает, что еще рано ставить крест над учением Шлифена; оно подлежит дальнейшему изучению. Ред.

2. Куль, Германский генеральный штаб.

3. Курсив в статье всюду наш. — Я. Ж.

4. W. Groener. Das Testament des Grafen Schlieffen, Berlin, 1927.

5. Рейхсархив, «Война 1914–1918 гг.», том I.

6. В. Ф. Новицкий, Мировая война 1914–1918 гг., том I, стр. 78-79.

7. Гренер, Завещание гр. Шлифена.

8. Гренер, Завещание гр. Шлифена.

9. В. Ф. Новицкий, Мировая война 1914–1918 гг., том I, стр. 105-106.

10. Учтены только активные и резервные формирования, которые находились на таком расстоянии от линии фронта, которые позволило бы их втечение пограничного сражения быть введенными в бой. Не включена немецкая тяжелая и крепостная артиллерия, предназначенная для осады Намюра и Лонгви. (Таблица составлена по исходным данным 1 тома Рейхсархива «Мировая война 1914–18 гг.», стр. 646.)

Война и революция. 1929. № 6. С. 3-16.
Tags: 1918-1941, Военная мысль, Военная теория, ПМВ, журналы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments