Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

Танков была горстка, но уже думали о массированном применении

Сохранена оригинальная орфография.

Принципы будущих организаций танковых соединений.

Принятая у нас в армии организации танков основана, как известно, на следующем принципе: один танк, будучи далеко несовершенной технической машиной и будучи вынужден пользоваться в случаях аварии помощью только сродственного ему танка же, не является отдельной боевой единицей, — таковую составляет взвод, т. е. два танка; два взвода соединяются в отряд, который является уже законченной тактической единицей, при чем такое соединение (по 4) обезпечивает танковому отряду боеспособность даже при потере 50% ее, т. е. при выбытии из строя двух танков. Танковый отряд есть вместе с тем отдельная войсковая часть и благодаря наличию в нем подвижной базы с вагонами-мастерскими для мелкого ремонта, отряд является совершенно самостоятельным танковым соединением.

Благодаря такой организации, мы, при наличном в Республике количестве танков, имеем максимальное количество отдельных самостоятельных технических единиц, что обезпечивает легкость переброски их и употребления на любом участке, не нарушая цельности организации.

Но все эти соображения имеют место и являются положительными только принимая во внимание именно наличное число танков в Республике и необходимость частой вследствие этого переброски их.

Не касаясь вопроса о целесообразности широкого развития у нас танкового деля, настоящая статья имеет целью исследование тех принципов, которые должны лечь в основу организации танковых соединений, независимо от количества имеющихся танков, для чего предварительно следует рассмотреть принципы, на которых зиждется применение танков на войне.

Германские военные теоретики говорят, что танки — это последнее слово техники, имеющее многие положительные свойства артиллерии и неимеющие некоторых крупных ее недостатков, благодаря чему действие массовой танковой атаки заменяет действие артиллерийской подготовки, но еще с лучшими результатами и вот почему:

Во время атаки обороняющийся имеет те преимущества перед наступающим, что будучи расположен за естественными или искусственными укрытиями, представляет собою гораздо меньшую цель и имеет возможность применить против наступающего всю силу своего огнестрельного оружия; наступающий же при переходе в атаку вынужден совершать передвижение, вследствие чего, во-первых, атакующий представляет большую цель огню обороняющегося, что делает атакующего болев уязвимым и, во-вторых, наступающим не может быть использована полностью сила и меткость огня, свойственные огнестрельному оружию. Для парализования преимуществ обороняющегося и устранения своих недостатков, наступающим применяется артиллерийский огонь, разделяемый на две стадии: 1) артиллерийская подготовка, долженствующая сокрушить моральную силу обороняющегося и разрушить те сооружения, за которыми последний укрывается и которые являются препятствиями в движении наступающего; 2) сопровождение артиллерийским огнем атакующей пехоты, которое заключается в образовании подвижной стены из ложащихся вплотную друг с другой снарядов, называемой артиллерийским катком; последний, передвигаясь постепенно к позиции обороняющегося и далее, создает как бы плотную завесу, скрывающую от взоров последнего движение атакующего, чем также парализуется меткость огня обороняющегося.

При таких достоинствах артиллерийский огонь обладает однако существенными недостатками: 1) во избежание поражения своей пехоты при сближении сторон на 300-400 шагов, артиллерийский огонь должен быть перенесен за позиции обороняющегося, вследствие чего эти последние 300 шагов атакующим должны быть пройдены без артиллерийской завесы; 2) для фактического выполнении всех вышеуказанных требований, предъявляемых к артиллерийскому огню атакующего, т.-е. для полного парализования преимуществ обороняющегося, необходим баснословный расход артиллерийских снарядов при весьма большой концентрации артиллерии и максимуме ее напряжения, что, однако, в условиях маневренной войны является даже невозможным, а при позиционной войне вызывает необычайные трудности и является способом весьма дорого стоющим; 3) для оказания присущего ему действия, артиллерийский огонь (подготовка) предполагает известную продолжительность его применения (несколько часов, а иногда и дней), что исключает совершенно внезапность и скрытность атаки, один из существеннейших факторов, обезпечиваяющих успех атаки, так как артиллерийская подготовка на данном участке предупреждает противника о задуманной на этом участке предприятии и тем самым дает возможность противнику изготовиться к отражению вашей атаки.

Действие танков при массовом их употреблении, обладая почти в той же мере достоинствами артиллерийского огня, не имеет недостатков последнего, но именно при массовом употреблении танков, при чем теория и опыт западно-европейских армий указывает нам на следующий основной способ применения танков:

а) Большие танки, вооруженные артиллерией и обладающие большой массой и инерцией, идут в первой линии атаки (1-я волна), разрушают заграждения, препятствия и фортификационные сооружения (укрытия) противника и, не останавливаясь, двигаются далее, имея конечной целью артиллерийские позиции противника, т. е. 4—5 верст в тыл неприятельского расположения; б) средние танки, сильно вооруженные пулеметами (иногда и мелкокалиберной артиллерией), обладая только несколько меньшей инерцией, следуют во второй линии атаки (2-я волна), имея назначение истреблять живую силу противника, выметать район, пройденный большими танками от всего живого, ликвидировать всякие попытки к сопротивлению, могущие возникнуть в этом районе; конечный рубеж средних танков несколько дальше, чем больших танков, может быть даже до линии штабов дивизий противника.

Следующая за средними танками пехота является как бы только гарнизоном, занимающим и закрепляющим за собою местность, где о сопротивлении противника не может быть речи.

При таком употреблении танков:
1) обеспечивается внезапность атаки, так как действие танков всегда может быть неожиданным;
2) исключается артиллерийская подготовка вообще, так как прорыв укрепленной позиции и разрушение преград и укрытие производится большими танками;
3) наступающая пехота не нуждается в сопровождении артиллерийского огня, так как таковой с большим успехом заменяется огнем больших, а главное, средних танков, которые создают впереди себя сплошную завесу из пулеметного огня, образующуюся из перекрещивающихся между собою пулеметных вееров каждого танка;
4) ни один шаг движения наступающей пехоты не остается неприкрытым, так как танки идут впереди пехоты;
5) при равной напряженности и одинаковых результатах действий, артиллерия поглотит несравненно более боевых припасов, нежели танки*.

Преимущества танковой атаки еще увеличиваются благодаря двум другим типам танков:

а) так вызываемые дессантные танки, везущие в себе до 50 чел. огнеметчиков и гренадер и следующие непосредственно за волной средних танков, т. е. между последними и наступающей пехотой (3-я волна); назначение дессанта еще более умаляет действие атакующей пехоты, так как вполне ее заменяет, имея возможность огнеметами и бомбами уничтожить то живое, что уцелело от 1 и 2 волны танков;
б) танки-истребители, весьма быстроходные, вооруженные пушкой с бронебойными снарядами и имеющие назначение борьбу с танками противника; нормальное их применение — парами.

Интервалы между танками установлены во французской и английской армиях в 100 метров, германские же теоретики считают за лучшее интервал в 200 метров. Действительно, при интервале в 200 метров концентрация самих танков и огня из них все же будет такова, что упомянутые преимущества танков останутся в силе, между тем как то же количества танков при интервале в 200 метр. может быть применено на более широкой фронте, чем при интервалах в 100 метр. и, кроме того, большие интервалы между танками обеспечивают меньшую вероятность попадания в них артиллерией противника. Дальнейшее увеличение интервалов значительно умалит преимущества танков, не вознаграждая ничем другим. Применением дессантных и средних танков в шахматном порядке, т. е. направляя дестанки в промежутки между средними, создается кроме того обеспечение 2 волны (средних танков).

Имея ввиду вышеописанное применение танков, организация танковых соединений должна вылиться в нижеследующие формы.

Боевой единицей, как и ныне, должны считаться два танка (взвод) по изложенным выше причинам.

Большие танки, коим принадлежит первая линия атаки, где управление в бою всего труднее, должны сводиться в соединения по четыре танка, или по 2 взвода.

Средние танки, удобоуправляемость коими в бою обезпечивается первой волной больших танков, могут сводиться по 6 танков, или по 3 взвода.

На том же основании и 6 дессантных танков должны составлять одно соединение.

Танки-истребители, действуя парами, т. е. взводами, все же должны объединяться в более крупные соединения, применяя к них принцип удобоуправляемости при сведении по три единицы в следующие высшие соединения, скажем, что 6 танков или 3 взвода истребителей также должны составлять одно соединение.

Преимущества соединений, которые имели бы 8 танков или по 4 взвода, не могут быть в настоящее время осуществлены вследствие несовершенства связи между танками в бою, однако, при усовершенствовании таковой, соединения по 4 взвода явятся наиболее желательными, так как будут более мощными, минимум на 33% при незначительном для удобоуправляемости удлинении фронта всего соединения (два танка удлинят фронт всего на 400 метров, что при удовлетворительной связи не составит затруднений в управлении).

Такие соединения из однотипных танков, как вообще соединения из орудий или машин одного и того же типа, должны называться дивизионами (тяжелый дивизион — из больших танков, легкий — из средних, истребительный, дессантный и т. п.).

Каким должно быть следующее соединение танков.

Известно, что непосредственный прорыв неприятельского укрепленного расположения производится армией на фронте 3-4 версты или приблизительно 3000-4000 метров, а посему для такой операции потребуется больших танков 15 — 20, считая интервалы по 200 метров. Из сказанного следует, что каждая армия должна располагать 4-5 дивизионами больших танков. В виду же того, что прорыв неприятельского фронта есть операция заранее обдуманная и заблаговременно подготовляемая, нет надобности в придание этих тяжелых дивизионов к пехотным дивизиям. Цельное соединение 4-5 тяжелых дивизионов обеспечит, благодаря большей спайке, и больший успех операции.

Легкие, истребительные и дессантные дивизионы должны быть в каждой пехотной дивизии на том основании, что этих типов танки применяются не только в операциях, производимых по нашей инициативе, но в любой момент могут быть быстро брошены для ликвидации более или менее серьезных операций со стороны противника, что обусловливает возможно более близкое расположение этих дивизионов к фронту и необходимость большей спайки их с пехотными соединениями. Минимум, каким должна располагать каждая пехотная дивизия, естественно является группа из одного легкого дивизиона, одного истребительного и одного дессантного дивизиона.

Принимая во внимание сказанное о нормальной ширине непосредственного прорыва укрепленного расположения, явится желательным большая концентрация средних и дессантных танков и дивизий, а именно около 20, т. е. 3 дивизиона: два легких (из средних танков) и один дессантный, считая на каждые два средних танка один дессантный.

Итак, в каждой армии должно быть 4-5 тяжелых дивизионов и (считая в армии 4 пехотных дивизии) 4 группы по 1-2 легкому дивизиону, 1 дессантному и 1 дивизиону истребителей.

Рассматривая вопрос о номенклатуре танковых соединений, необходимо признать наиболее соответствующей для танков номенклатуру, принятую в Морсвом Ведомстве по следующим соображениям:

а) наименования: рота, батальон, полк совершенно не соответствуют, так как при определенной боевой мощи предполагают значительное количество личного состава, тогда как один танк, значительно превосходящий по боевой силе пехотную роту, имеет боевой состав всего 9 человек максимум;
б) принципа управления танками в бою, их боевые порядки, перестроения (маневрирование вообще), связь — весьма сходны с таковыми же во флоте;
в) сами по себе танки представляют собою те же суда, имеющие минимум связи с внешним миром; аллегорическое наименование танков — «сухопутные броненосцы».

Применив номенклатуру Морского Ведомства к танкам, группы 4-5 тяжелых дивизионов и 4 группы дивизионов из средних, истребительных и дессантных танков должны именоваться флотилиями, как именуются соединения судов одного типа или назначения. Таким образом, в армии — одна тяжелая флотилия из 4—5 тяжелых дивизионов и 4 легких флотилий упомянутого состава. На первый взгляд здесь есть погрешность, так как легкая флотилия является как будто смешанной, но фактически основное вооружение легкой флотилии средние и дессантные танки, имеющие одно и то же назначение — истребление живой силы противника, и обладающие одинаковыми типовыми свойствами (тот же радиус действий, скорость и т. п.); к тому же применение их предполагается только совместное; танки-истребители являются как бы вспомогательным боевым средством, обезпечивающим остальных танкам выполнение своего прямого назначения.

К числу вспомогательных танков следует отнести танки-прожекторы и малые, весьма быстроходные танки-разведчики, объединяемые в один дивизион при каждой легкой флотилии с 2 танками-прожекторами (3 прожектора на фронт в 4 версты) и 4 танками-разведчиками, число — вполне достаточное для освещения местности в широком смысле слова в сфере боя на фронте пехотной дивизии, принимая во внимание быстроходность этого типа танка. Кроме того, наличие в каждой легкой флотилии специальных танков для подвоза в боевую линию боевых припасов увеличит радиус действий танков, к тому же эти специальные танки могут служить также для буксирования из сферы боя вышедших из строя танков. Эти специальные танки вместе с другими, совершенно особого назначения танками, так называемыми мостовыми**, могут составить отдельный вспомогательный дивизион при легкой флотилии.

В разведывательно-прожекторных и вспомогательных дивизионах тяжелые флотилии не нуждаются, так как последние употребляются только совместно с легкими.

Дабы облегчить дивизионы и сделать их более подвижными, следует все вопросы снабжения передать в штаб флотилии, организовав для сего при штабе последней базу. Снабжение боевых дивизионов из базы в боевую линию возложить на автомобильный и тракторный транспорт при вспомогательном дивизионе.

В целях дальнейшего объединения танковых соединений, командование 4 легкими и 1 тяжелой флотилиями при каждой армии возложить на Начальника Дивизии Танков при Командующем армией. Начальников дивизий объединяет Командующий Эскадрой Танков при Командующем армиями фронта и подчиняющийся в оперативном отношении последнему, а во всех отношениях — непосредственно Командующему Всеми Броневыми Силами Рабоче-Крестьянской Красной Армии.

Для снабжения баз при флотилиях всем необходимым и пополнения танковых дивизионов личным составом и танками, при эскадре должен быть Запасный Дивизион. Таковой при дивизии предал бы последней неоправдываемую громоздкость, а еще лишняя инстанция в деле снабжения тормозила бы ход последнего.

Вот, казалось бы, те принципы, которые должны лечь в основу организации танковых соединений весьма недалекого будущего.

Еще несколько слов по вопросу командования танками в бою.

Флотилия танков, входя в состав пехотных дивизий, не должна придаваться соединениям более низшего порядка по той простой причине, что, как ранее было указано, не только 1-я, но и 2-я, а подчас и 3-я линии атаки принадлежат танкам, и не они приноравливаются в своем движении к пехоте, а последняя приноравливается к танкам, идя вслед за ними и закрепляя то, что танками вырвано из рук противника. А посему при употреблении танков, последние получают отдельный боевой участок (только во время выполнения данной операции), на котором действуют, как основным родом оружия под командованием Командующих флотилиями и Начальника Дивизии Танков (если на данном участке сосредоточено несколько флотилий).

Это передовое положение танков среди других родов войск, которое танки себе завоевали благодаря своим тактических свойствам — есть явление революции в тактике войск, вызванной появлением танков на войне.

ПРИМЕЧАНИЯ.

* Все сказанное отнюдь не означает, что собственно артиллерия отживает свой век. Нет, прогресс артиллерии в развитии ее дальнобойности и главное назначение ее при массовой танковой атаке — уничтожение артиллерии противника (серьезного врага танков); артиллерия, свободная от выполнения этого назначения, содействует всемерно успеху танковой атаки в том месте и таким образом, как это будет лучше, судя по обстановке.

** Мостовой танк несет на себе мостовую ферму и содействует боевым танкам в преодолении таких рвов, оврагов, рек и т. п., которые боевыми танками самостоятельно не могут быть преодолены. Этот тип танка уже осуществлен заграницей.

П. ГЕЙНРИХС.

Броневое дело. 1921. № 2. С. 15-18.

Отдельное спасибо dr_guillotin за сделанный по моей просьбе скан статьи.
Tags: 1918-1941, Военная теория, Танки
Subscribe

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (IV)

    ШТАБНЫЕ ДОКУМЕНТЫ В заключение прилагаем различные формы боевых документов для частей, ведущих контрбатарейную борьбу. Большинство этих документов…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (III)

    5. БОРЬБА С АРТИЛЛЕРИЕЙ В НАСТУПЛЕНИИ Во время артиллерийской подготовки все средства наземной разведки ведут усиленное наблюдение, чтобы выявить…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (II)

    4. ПОДГОТОВКА БОРЬБЫ С АРТИЛЛЕРИЕЙ Ведение контрбатарейной борьбы слагается из подготовительного периода, пристрелки и подавления. Подавление при…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments