Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

Рецензия на книгу Тау "Моторизация и механизация армий и война"

БУМАЖНАЯ УЧЕНОСТЬ

Я. ШЛЯХТЕР

ТАУ. Моторизация и механизация армий и война. — М. Военгиз. 1933. 244 стр. 4 р. 50 к., перепл. 75 к. 10 000 экз.

Ограниченность опыта применения танков и специфичность условий войны 1914-18 гг. (позиционный ее характер) затрудняют определение путей моторизации и механизации армии, выбор типов танков, степень насыщении ими войск, соотношение танковых частей с пехотой, кавалерией, артиллерией, авиацией и т. д. Поэтому теоретическое исследование вопросов моторизации и механизации представляет исключительный интерес и большую практическую ценность.

В 1917 г. после кровавой неудачи наступления ген. Нивелля представители французской крупной буржуазии заявили, что «отныне будут воевать только пушки». В настоящее время мы наблюдаем размах теоретических изысканий и предложений буржуазных специалистов о том, как воевать без массовых армий одними машинами сейчас, в обстановке приближения сроков нового тура войн и революций.

Нашим теоретикам в сложившихся условиях важно критически показать невозможность реализации планов буржуазных теоретиков (фуллеризм и др.), показать, в какой мере их планы отражают действительный характер будущей войны. Другая задача — развернуть нашу концепцию будущей войны, показать всю ее сложность, массовое применение механизированных, моторизированных, химических, авиационных и других средств во взаимном их переплетении и тех соотношениях, которые нужны по характеру театра военных действий, противника и другим причинам.

Вопрос настолько актуален и практически существенен для боевой подготовки армии, что внимание, которое командиры РККА уделяют теоретическим работам по вопросам моторизации и механизации, будет уделено и книге т. Тау.

Тем ответственнее задача автора, тем важнее было дать безупречный по качеству материал. Однако уже первые страницы книги внушают серьезное опасение в этом.

В I главе автор как бы задался целью дискредитировать работу генеральных штабов по моторизации армий до 1914 г. По сути дела — работа совершенно лишняя — генштабы достаточно скомпрометировали себя на практике. Он говорит: «нельзя сказать, чтобы конструкторская и военно-научная мысль не заинтересовалась двигателем внутреннего сгорания... Однако в сухопутных силах мощь и возможности двигателя внутреннего сгорания явно недооценивались» (стр. 6).

Автор отмечает многообразные опыты, единогласное мнение генштабов о ценности автомобиля как транспортного средства для массовых армий (стр. 10), о тенденциях и моторизации пехоты и все же утверждает, что «господствовавшая доктрина... игнорировала важнейшие факторы подвижности — автомобиль и трактор» (стр. 12), хотя страницей дальше говорит, что огромное значение автомобиля для оперативных перебросок до войны было теоретически вполне осознано (стр. 13).

Утверждение автора, что «французский автомобиль на Марне бьет германскую гаубицу» (стр. 13), неверно. Причины поражения немцев на Марне весьма многообразны и сложны, и было бы в высшей степенен неправильно чисто механически свести их к неудаче гаубицы в соревновании с автомобилем, тем более что автор сам на страницах 14-15-й отмечает, что переброска войск на парижских такси создала невообразимую путаницу. Кроме того общеизвестно, что на такси была переброшена всего лишь одна бригада пехоты, без артиллерии, без обозов.

Самое скользкое место II главы книги там, где автор, приводя табличку использования автотранспорта для военных нужд, резюмирует: «на примере Германии мы видим, что в военное время армия может использовать для своих нужд около 2/3 всех автомобильных ресурсов страны» (стр. 18). Такое утверждение может лишь дезориентировать читателя. Число машин, могущих быть выделенными для армии, — сложный вопрос, зависящий от экономического и географического положения страны – от ее путей сообщения, от организации производства и т. д. Нет ничего опаснее голословных утверждений, механически копирующих старые цифры и этим приобретающих видимость достоверности и убедительности.

Содержание III и IV глав, несмотря на отрывочность материала и отсутствие широкого стратегического (для 1918-19 гг.) и оперативного (для гражданской войны) фона, представляет значительный интерес как сводка исторических данных. Но в этих, казалось бы, чисто описательных главах автор проявил некоторую поверхностность. Он говорит: «планы 1919 г. (Антанты — Ред.) остались на бумаге. Но в этих планах уже достаточно ясно выглядело лицо механизированной войны. Небезынтересно отметить, что планы 1919 г. уже довольно отчетливо выявили два основных направления механизированной войны, известные сейчас под названием французской школы (моторизация) и английской школы (механизация)» (стр. 38-39).

Из текста видно, что в этот период французы строили легкие танки, а англичане – тяжелые танки. В чем здесь т. Тау открыл зародыши «современных направлений», непонятно. Скорее наоборот!

Поверхностность проявляется и в главе II «База мотомеханизированной войны», где приведены без всякого анализа цифры производства автомобилей, добычи нефти и каучука, которые должны характеризовать эту базу. Ничего эти цифры, конечно, не доказывают. Определение возможностей производства и эксплоатации массы гусеничных боевых машин намного сложнее. Проблема сегодня упирается не только в производство, но и в экономику страны в целом. Танки — дорогое оружие. Применение их в небольшом количестве не имеет решающего значения, а производство больших масс танков посильно только мощным экономическим странам. Эта необходимая предпосылка автором опущена. Он рассматривает только количественные показатели мирового производства, не показывая масштаба потребностей, что лишает читателя возможности определить относительное, специально военное значение приведенных автором цифр. А голая статистика производства читателю ровно ничего не дает. Для учета возможностей использования средств механизации необходимо рассмотреть не только цифры производства, но и политические связи и взаимозависимость различных стран.

Глава VIII «Быстроходные боевые машины» представляет интерес преимущественно богатым иллюстративным материалом. Большое число фотографий новых иностранных боевых машин представляет значительный интерес. К сожалению, глава содержит еще и ряд малодостоверных цифр и таблиц и неверные принципиальные положения.

Для доказательства того, что современные армии не будут походить на старые, вместо детального анализа экономических факторов автор пишет: «Точно так же, как в свое время великан армия Чингис-хана, вышедшая из монгольских степей, состояла преимущественно из всадников, современные армии неизбежно будут состоять из самого различного рода машин» (стр. 54).

Мысль автора, видимо, в том, что индустрия порождает боевую машину, как степь — лошадь. Несерьезность этой аналогии доказывают последующие рассуждения т. Тау, где он совершенно всерьез говорит уже о различии между степью и промышленностью, воинством Чингис-хана и современной мотомеханизированной армией.

Кроме этого автор совершенно некритически относится к приводимым им цифрам. Так, в ответственнейшей таблице «эволюция важнейших типов танков» (стр. 57, 58) он помещает графу «радиус действия». Цифры этой графы должны означать половину расстояния, проходимого танком без пополнения горючим, так как надо вернуться к исходному пункту для заправки.

Сличение цифр говорит о том, что понятие «радиуса действия» автором применено в смысле величины перехода, совершаемого танком без пополнения горючим. Но и в таком понимании приведенные автором цифры неверны.

Даже, двигаясь по шоссе, одна машина, не связанная движением колонны, не располагает таком запасом хода, который ей приписывает автор. Английский 6-тонный танк при моторе в 81 НР не может пройти 320 км с одной заправкой. При максимальной его скорости хода в 35 км — это 9 часов движения. Точно так же и 16-тонный МС английский (мотор 180 НР) не пройдет 220 км без дозаправки со скоростью 35-45 км/ч. Все это рекламные сообщения, и автор напрасно преподносит их нашему командиру как достоверные данные.

Вывод автора, что «танки из орудия ближнего боя для прогрызания позиционного фронта мировой войны превратились в мощное дальнобойное оружие маневренной войны» (стр. 71), ничем не доказан. Во избежание недоразумений надо уточнить понятия.

1. Ведя огонь лишь прямой наводкой или действуя своим корпусом («гусеницами»), танк до сих пор фактически остался «орудием ближнего боя», независимо от того, применяется ли он в позиционной или в маневренной войне.

2. Танк не просто «превратился« в оружие маневренной войны, а стал самостоятельным, в известной мере универсальным оружием и позиционной и маневренной войны и может быть широко использован в маневренной войне.

3. Всей сложности тыла мехвойск автор не показал. Он ограничился указанием, что танкам нужна масса вспомогательных машин, тогда как гвоздь вопроса в том, чтобы этими вспомогательными машинами обеспечить тактическую и оперативную дальнобойность (горючее и смазка, полевой ремонт, эвакуация и восстановление). Именно в силу этого вывод автора неточен по меньшей мере.

После главы VIII, где нет ни слова, характеризующего трудности применения и вождения массы быстроходных боевых машин, после главы, из которой читатель может сделать лишь один вывод, — что танк может разрешить все задачи, встающие перед войсками на войне, нелепостью звучит начало IX главы: «Вести войну в целом и боевые действия в частности (?) одними боевыми машинами невозможно» (стр. 74).

Неучет автором всей сложности разбираемого вопроса виден из его заключения о средствах управления мехсоединением. Он говорит: «...современный крупный начальник, используя автомобиль, радио и самолет, может не хуже управлять ходом боевых действий на крупных пространствах, чем в свое время Наполеон своей системой адъютантов на участке в 5—10 км» (стр. 94). Такие вещи пишутся автором в период, когда вопросы управления и организации штабов стоят в центре внимания всей РККА.

Раздел «Основные средства мотомеханизированной войны» свидетельствует, что автор эту войну понимает весьма своеобразно, так как, кроме средств механизации и моторизации, ни о каких других элементах войны даже не упоминает.

Не касаясь общей ошибочности его концепции — она достаточно очевидна, — следует лишь отметить, что вопрос о борьбе танков против танков в этом разделе автором совершенно не затронут.

Таким образом первая половина книги т. Тау является сборником интересных иллюстраций и не всегда верных цифр, а не исследованием о будущей войны. Она не только не дает представления о целом, но и искажает существенные частности.

Критическая работа т. Тау начинается с Х главы — «Авиация и мотомеханизация». В этой главе он старается доказать тем же методом приведения голых, ничего не говорящих цифр, что теории «исключительно воздушной войны» не более как «воздушный флюс», к тому же «легко ликвидируемый критическим ланцетом всестороннего исследователя» (стр. 101). Но от того, что не вполне удачное обращение т. Тау с путаными цифрами названо «критическим ланцетом», действительность его критики не возрастает.

Не показав места механизации и моторизации в общей системе ведения войны, т. Тау оказывается не только по существу, но и по форме пропагандистом ведения войны одними машинами.

Абсолютно бездоказательная декларация автора резюмируется голой трескучей фразой: «Мы затронули только самые общие вопросы взаимозависимости авиации и мотомеханизированных частей». Но этого (!?) вполне достаточно, чтобы опровергнуть бессмыслицу упомянутых нами мудрецов о «чисто воздушной» войне (стр. 105).

Глава XI не содержит критики Фуллера (не смотря на «страшные» слова о том, что экономическая и социально-политическая область войны наиболее скользкое место у Фуллера (стр. 109), и замечание, что танки зависят от тыла — стр. 126).

Естественно, что, разбирая взгляды последователей Фуллера, т. Тау не подымается выше замечания о том, что «французская доктрина» (тоже порядочный жупел — см. статью т. М. Б. в № 7 «В. и Р.» за 1932 г.) опирается на менее мощную материально-техническую базу чем английская (стр. 129). Этот тезис повторяется на странице 135-й и является также одним из основных краеугольных камней взглядов автора, хотя достаточно очевидно, что механистические попытки установить прямую связь между производственной мощностью какой-либо отдельно взятой отрасли промышленности и военной доктриной чрезвычайно примитивны и не выдерживают критики с точки зрении марксистской методологии. Автор сам (стр. 136) отмечает, что «французы решительно поворачивают в последнее время к механизации», но, вместо того чтобы уяснить свою ошибку, ссылается на какие-то «законы межимпериалистической борьбы» (стр. 136).

Подходя близко к важнейшему вопросу моторизации и механизации армий, а именно к стоимости танков, автор ограничивается приведением очень интересных американских цифр, но совершенно их не анализирует. Он говорит о том, что в армии, располагающей 10 000 танков, потребуется для пополнения убыли 1000-1500 машин (стр. 140), не учитывая, что эта величина характеризует безвозвратные потери одного боевого дня, в котором участвуют все танки.

Замечание автора, что промышленность важнейших стран в состоянии дать 3-4 тыс. танков ежемесячно и что таким образов империалисты могут не только обновлять, но и увеличивать механизированные средства вооруженной борьбы (стр. 140), свидетельствует о том, что он либо неправильно понимает приводимые им цифры, либо считает, что танки в среднем будут драться не более 30 дней в году.

Ошибочность представлений автора о масштабе современной войны видна из его резюмирующих замечаний (стр. 146), где он, говоря о том, что Англия располагает 250-300 новых танков, считает, что «Англия располагает достаточной базой новых танков» (для чего — для войны?), и из страницы 148-й, где он считает страшно интенсивной работу англичан по изысканию новых автобронесредств на том основании, что за 10 лет на эти работы потрачено 65 миллионов долларов.

Глава XIII «Броневые и мото-мехсоединения» содержит сводку довольно интересного материала и попрежнему неверные характеристики радиуса действий современных танков (легкие танки 320 км, средние — 240, артиллерийские — 240 — стр. 147). Приводимые автором факты (переход 80 км — стр. 149) не подтверждают цифр, данных им в начале главы, а изложение работы иностранных армий по моторизации и механизации поверхностно и не всегда верно (ср. Франция).

Глава XIV «Мотомеханизированная армия» еще раз показывает, что автор повидимому представляет себе войну в виде оперативной, разведывательной или статистической сводки. Кстати, число танков, фигурирующее в этих подсчетах, во много раз меньше чем исходная величина в 10 000 машин, намеченная автором выше.

Нарисованные автором «картины» начального периода войны по существу ничем не отличаются от фуллеровских. Характерна в этот отношении и очередность постановки задач автором вторгшемуся на территорию противника мехсоединению: первая задача — борьбе с мехсоединением противника, вторая — нарушение мобилизации и удар по жизненным центрам. Затем «энергичное продолжение наступления» (стр. 188).

Дальнейшие рассуждении автора о питании действующего мехсоединения показывают, что он не представляет себе действительного масштаба потребностей мехвойск и все его выкладки необоснованны (создание подвижных опорных пунктов, защищаемых бронебригадой (стр. 189), тогда как в рассчитываемом автором на странице 191-й мехсоединении всего одна бронебригада).

Расчеты потребностей неверны: даже ничтожное мехсоединение, намеченное автором, не обойдется 80 тоннами бензина и смазки, при тех переходах, что им задает автор (нужны две заправки). Так же легкомысленно подходит автор к подаче горючего с воздуха — он ограничивается лишь подсчетом числа потребных самолетов, тогда как вопрос заключается именно в технике подачи (посадка, парашюты и т. д.).

Дальнейшее некритическое изложение автором иностранных материалов не содержит почти ничего такого, что было бы интересно и неизвестно нашему читателю. Рассуждения автора о глубоких рейдах мехсоединений (стр. 208) показывают его недостаточное знакомство с вопросом. В целом и глава XV, кроме ошибок, содержит только сводку данных об учениях мехвойск. Как сводка, этот материал представляет весьма значительный интерес и должна быть не только прочитана, но и самостоятельно продумана нашим командиром, ибо комментарии автора ничего существенного не дают.

Содержательность XVI главы «Мотомеханизированная война и Красная армия» лучше всего иллюстрируется заключением автора. Ему недостаточно сопоставления степи и промышленности, Чингис-хана н английской бронебригады. Он идет дальше. «Конница заменяла тогда (в гражданскую войну) быстроходный танк, пулеметная тачанка — мотопулемет и подвода — автотранспорт» (стр. 241).

Точно так же можно сказать, что боевые слоны заменяли тяжелый танк прорыва, а боевые колесницы Сарданапала — танк Кристи. Но ведь это явная натяжка — эти ничего не говорящие и ни на чем не основанные параллели.

Книга т. Тау характерна для многих сходных с ней, где ряд первых замечаний, дельных мыслей, интересных фактов теряется в ворохе бумажной учености.

Книга т. Тау не отвечает требованиям, предъявляемым к серьезному исследованию.

Книгу можно рекомендовать только высококвалифицированному читателю, который сам отметит ошибки автора и выберет немногие дельные мысли его.

Военная литература. 1933. № 8. С. 4-7.
Tags: 1918-1941, Военная теория, журналы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments