Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

Сетецентризм в настоящем и будущем

Перспективы ведения боевых действий с использованием сетецентрических технологий

А.Е. БОГДАНОВ, кандидат технических наук
Полковник С.А. ПОПОВ, кандидат технических наук
Подполковник М.С. ИВАНОВ, кандидат технических наук

Сведения об авторах

БОГДАНОВ Андрей Евгеньевич родился 6 апреля 1960 года во Владимире. Окончил Владимирский политехнический институт (1982). Работал в Открытом акционерном обществе «Владимирское конструкторское бюро радиосвязи» в должностях: инженера-лаборанта, инженера, старшего инженера, инженера 1 категории, ведущего инженера, заместителя главного инженера и главного инженера. В настоящее время — генеральный директор. Главный конструктор ряда изделий, принятых на снабжение ВС РФ. Автор более 30 научных трудов и изобретений.

ПОПОВ Сергей Александрович родился 5 июля 1973 года в Комсомольске-на-Амуре. Окончил Ставропольское высшее военное авиационное инженерное училище имени маршала авиации В.А. Судца (1995). Службу проходил в должностях старшего техника группы обслуживания, старшего техника группы регламента и ремонта. С 2001 года — на преподавательской и научно-исследовательской работе. В настоящее время — начальник кафедры эксплуатации бортового авиационного радиоэлектронного оборудования ВУНЦ ВВС «ВВА имени Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина». Доцент. Автор более 80 учебных и научных работ.

ИВАНОВ Максим Сергеевич родился 10 мая 1980 года в Ставрополе. Окончил филиал Военного авиационного технического университета в Ставрополе (1997). Службу проходил в должностях техника группы, инженера отделения, начальника отделения, старшего помощника начальника учебной части. С 2012 года по настоящее время — старший преподаватель кафедры эксплуатации бортового авиационного радиоэлектронного оборудования ВУНЦ ВВС «ВВА имени Н.Е. Жуковского и
Ю.А. Гагарина». Автор более 40 учебных и научных работ.


Быстро изменяющиеся условия ведения боевых действий, оснащение вооруженных сил новыми средствами ведения войны требуют совершенствования систем управления. Запад приступил к развертыванию единой глобальной информационной сети с практической отработкой технологий сетецентрического управления (Афганистан, 2001 год; Ирак, 2003 год). Создаваемая информационная сеть представляет собой коммуникативно-информационное пространство для установления полного контроля и управления всеми участниками боевых действий.

В концептуальном плане модель сетецентрической войны представляет собой систему, состоящую из трех решеток-подсистем: информационной, сенсорной и боевой.

Информационная решетка-подсистема пронизывает всю систему в полном объеме. Элементами сенсорной системы являются «сенсоры» (средства разведки), а элементами боевой решетки — средства поражения. Эти две группы элементов объединяются общими военными органами управления и командования(1).

Представление сетецентрической системы управления в качестве «решеток» и «сенсоров» не совсем качественно отражает ее основное содержание, и само понятие «сетецентрическая война» претерпит еще не одно изменение, потому что война — это конфликт, происходящий в системе вооруженного противоборства, военных (боевых) действий между вооруженными силами, при котором выживание противника не рассматривается в качестве граничного условия(2).

Понятие «сетецентризм» впервые появилось в американской компьютерной индустрии и стало результатом прорыва в информационных технологиях, позволяющих организовать взаимодействие между компьютерами, даже несмотря на использование в них разных операционных систем.

Сетецентрическая система управления представляет собой единое информационное пространство (ЕИП), состоящее из нескольких уровней.

Наземный (морской) уровень — это солдаты, танки, БМП БТР, артиллерийские и зенитные ракетные установки (наземные войска), экипированные и оснащенные системами связи и оптической разведки (камерами). Они являются одними из главных пользователей разведывательной информации. Каждый солдат благодаря единому информационному полю точно определяет свои координаты и расположение относительно «своих» и «чужих», наблюдает за происходящим как на всем поле боя, так и на отдельных его участках благодаря наличию оптических систем, которыми экипируются все участники боевых действий.

Воздушный уровень можно разделить на две части. На малых высотах (до 2000 метров) основным действующим элементом информационного поля являются беспилотные летательные аппараты (БПЛА), которые в зависимости от предназначения могут вести оптическую и радиолокационную разведку или наносить точечные удары по группировкам противника. На высотах свыше 20 000 метров — это самолеты типа «АВАКС», ведущие всевозможные виды разведок и осуществляющие управление авиационной группировкой в районе ведения боевых действий, а также ударная составляющая (истребители, бомбардировщики, штурмовики и т д.) в зависимости от решаемых задач.

Космический уровень составляют искусственные спутники земли (ИСЗ), производящие фото- и видеосъемку земной поверхности, в частности участка ведения боевых действий, с последующей передачей информации на наземные или воздушные пункты управления в реальном или близком к реальному масштабе времени(3).

Необходимо учесть, что основной особенностью ЕИП является взаимодействие всех вышеперечисленных уровней, т.е. организация постоянного обмена данными в реальном масштабе времени «от всех — всем». Солдат, находящийся на поле боя, получает информацию (фото, видео, команды управления) от командира (находящегося «в соседнем окопе»), БПЛА (одного или чаще нескольких), барражирующих над головой самолетов типа «АВАКС» и ИСЗ. Только выполнение этого условия позволит называть разрозненные компоненты единым информационным пространством. Таким образом, каждый участник ЕИП обладает полной информацией об обстановке на поле боя и своевременно получает команды (приказы).

Явление сетецентризма как революции в военном деле в первую очередь связано не с новыми образцами вооружения и военной техники, а с их программным обеспечением, т. е. с информационными технологиями, позволяющими объединить в единую систему разнородные и разновидовые объекты ВС (средства разведки, активные средства поражения и системы управления).

Сетецентрическая технология управления войсками — это идея интеграции всех сил и средств в ЕИП, которая позволяет увеличить эффективность их боевого применения. Внедрение сетевых технологий в военную сферу стало действительно революционным шагом, направленным на повышение боевых возможностей ВС, но уже не только за счет повышения огневых, маневренных и других характеристик индивидуальных платформ вооружения, а в первую очередь за счет сокращения цикла боевого управления — т.е. уменьшения времени на принятие решения.

Идеологами военного сетецентризма стали американцы. В приложении к военному делу сетецентризм означает информатизацию вооруженной борьбы, предусматривающую целенаправленный процесс интеграции компьютерных средств, информационных и коммуникационных технологий в войска для более эффективного планирования, организации, управления и ведения операций (боевых действий).

Подходы к сетецентрической войне (операции) были предложены еще в конце прошлого века вице-адмиралом ВМС США Артуром Цебровски и экспертом министерства обороны Джоном Гарсткой, а позднее — законодательно оформлены в виде ряда официальных концепций. Поэтому можно уверенно говорить о том, что американская концепция сетецентрической войны (СЦВ), сетецентрической операции (СЦО) отражает новаторские взгляды на формирование именно перспективного сетевого пространства вооруженной борьбы, внедрение современных информационных технологий в военное дело, а также их влияние на выполнение боевых задач принципиально новыми и более эффективными способами.

Вместе с тем нельзя не отметить, что сетецентризм не становится панацеей, т. е. средством для решения всех проблем. Подтверждением этому служит состояние сообщества военных экспертов в США, которое поделилось на сторонников, серьезно сомневающихся и противников подобной концепции. Последние считают, что технологии занимают слишком много места в американской военной стратегии. Более того, как отмечает в своих трудах доктор политических наук профессор Александр Копылов, надежды Пентагона на то, что инновации принесут победу на поле боя так же, как они делают прибыль в бизнесе, несостоятельны.

Засилье технократизма в виде концепции сетецентрической войны ведет к целому ряду ошибок. Среди них: переоценка способности человека адекватно перерабатывать большой объем противоречивой информации; упрощенное видение противника через сведение его стратегии к асимметричным действиям; неоправданная бюрократизация процесса управления и недостаточный учет изменчивой природы боя; наконец, явный или неявный аргумент, что военная победа есть самодостаточная цель всей кампании.

Сетецентрическую концепцию ведения войны опробовали в Ираке, в бою за овладение мостом через реку Евфрат. Батальонной тактической группе 3-69 из состава американской 3-й пехотной дивизии была поставлена задача: захватить мост и удерживать его до подхода основных сил, не давая противнику возможности разрушить его. Задачу ставили, исходя из отсутствия какого-либо противника: полученные со спутника изображения показывали мост без охраны.

Командир группы по прибытии на место провел доразведку: близлежащие улицы города, пальмовые заросли и оросительные каналы вокруг моста были заняты иракскими войсками. Они скрывались в разветвленной сети траншей, бункеров и укрытий. А от американских спутников и БПЛА прятались, просчитывая режимы их полета и используя вполне обычные способы маскировки.

Офицер разведотдела 3-й пехотной дивизии подполковник Шон Уид подтвердил впоследствии, что замедление прохождения информации о противнике «сверху вниз» чрезвычайно негативно сказывалось на оперативности принятия командирами подразделений и частей решений. Он, в частности, подчеркнул: «Для того чтобы получить свежие разведданные, нам приходилось останавливать движение вперед и с головой погружаться в массивы баз данных». Процесс подключения к общей базе данных мог занять несколько часов, а скорость передачи была настолько низкой, что порой командиры за время остановок даже не успевали скачивать необходимую им информацию. Приходилось втягиваться в бой по старинке, вслепую(4).

Войска в боевых условиях крайне нуждаются в хорошей разведке и связи. Таковыми должны стать многовидовая тактическая система радиосвязи JTRS (Joint Tactical Radio System) и тактическая информационная сеть WIN-T (Warfighters Information Network — Tactical) суммарной стоимостью 35 млрд долл. Однако обеспечить войска надежной связью и данными разведки в ходе последней иракской кампании они не смогли.

В ходе боевых действий был выявлен ряд недостатков, особенно в автоматизированной системе управления (АСУ) на тактическом уровне. Например, оказалось, что многие радиостанции несовместимы друг с другом. Выявилась проблема управления мобильной операцией, что потребовало более компактных и хорошо защищенных машин и т. д. В итоге был составлен довольно объемный список выявленных недостатков, началась серьезная работа над ошибками. Но система в целом была признана достаточно эффективной.

Еще в 2002 году в одном из проведенных корпорацией RAND исследований говорилось, что в будущем противник сможет создать технику или разработать методику для осуществления активного и эффективного противодействия нашим высокотехнологичным разведывательным системам. Это позволит его войскам действовать более скрытно, успешно ведя при этом радиоэлектронную войну. Принимая данное обстоятельство во внимание, можно предположить, что эффект от «сетецентризма» в действительности может оказаться не столь положительным, сколь отрицательным, и вполне реально может привести к снижению уровня знаний и компетенции и к дезориентации командиров на поле боя.

Однако есть и положительные тенденции. Так, в Ираке успешно использовалась распределенная информационная система MTS (Army’s Movement Tracking System). В ней на основе радиоизлучающих датчиков, стационарных и портативных сканеров, системы GPS, беспроводного доступа и тактического Интернета непрерывно отслеживается положение всех наземных подвижных объектов (танков, БТР, БМП) на театре военных действий, от экипажей которых органы тыла получали запросы на поставку топлива, боеприпасов и других видов обеспечения. В системе было задействовано около 4000 бортовых компьютеров и 100 серверов. Система MTS обошлась Армии США в 418 млн долл., сформирована в течение трех лет. Компьютеры штаба 5-го армейского корпуса (основной ударной силы группировки в Ираке) были способны самостоятельно сопровождать до 1000 наземных объектов. Командиры эскадрилий палубной авиации планировали вылеты своих экипажей вместе с коллегами из армейской авиации, также пользуясь общей информационной системой.

Сегодня американские офицеры не используют бумажные карты и не передают боевые донесения голосом по радио, они применяют распределенную информационную систему боевого управления FBCB2 (Force XXI Battle Command Brigade or Below), охватывающую звенья «бригада — батальон — рота». Именно на эту систему должна ориентироваться отечественная единая система управления тактическим звеном (ЕСУ ТЗ) «Созвездие-М2»(5). Система собирает и распределяет данные, поступающие от всех источников разведывательной информации: спутников, самолетов, вертолетов, танков, БМП и даже отдельного пехотинца. На дисплее компьютера командира боевая обстановка воспроизводится в деталях с привязкой к рельефу местности.

Сторонники концепции сетецентрических войн уверяют, что ходом войны можно управлять, как работой машины. Они считают, что в новую, информационную эру классическая военная теория потеряла свое значение. Между тем взгляды Клаузевица на характер войны остаются такими же актуальными, какими они были в его время. Никакой технический прогресс, каким бы значительным он ни был, не может изменить истинную природу войны. Война никогда не является одномоментной и единой акцией, но представляет собой совокупность бесчисленных и взаимосвязанных явлений. Ее характер определяется природой человека, особенностями человеческого поведения во всей его сложности, физическими способностями и ограничениями человека.

Информационное обеспечение приведет к превосходству (ускорению) в принятии решений, однако скорость принятия решений не должна приобретать господствующей роли в ущерб человеческим факторам, лежащим в основе процесса управления: слишком большое внимание к скорости управления может привести к поспешным и непродуманным решениям. Выигранное при этом время должно быть использовано для наилучшего анализа информации и планирования.

Когда сетецентрические действия ведутся против обычных войск, разведывательные системы передают информацию в систему принятия решений, выбирается имеющееся в наличии средство поражения, цель уничтожается. Однако когда противник прячется за стенами, зданиями, в подвалах, разведывательным системам обнаружить такого противника практически невозможно. Отсюда очередной вывод, говорящий о невозможности использования разведывательной информации, а следовательно, и сетецентрической технологии управления в условиях города.

Некоторые военные эксперты отмечают, что американские войска во время операции «Свобода Ираку», чтобы вскрыть группировку войск и намерения противника, выходили из укрытий и встречали его на местности, понимая, что эффективная разведка зачастую требует столкновения с противником в ближней бою.

Участники боевых действий в Ираке отмечали, что современные технические средства разведки не изменили этого условия: и весной 2003 года, и в последующее время во многих случаях они не обеспечивали американские войска необходимыми сведениями о противнике. Следовательно, необходимо пересмотреть некоторые положения концепции сетецентрических операций и роль технических средств в обеспечении превосходства в войне. Значение огромных разведывательных ресурсов как средств разработки и проведения эффективных военных операций переоценено, так как процесс принятия важных военных решений нельзя сводить только к анализу информации.

Новые уставы, техника и вооружение уже неоднократно опробовались американцами в разных войнах и вооруженных конфликтах. В России, спустя более 25 лет, изменений не много. Например, по мнению зарубежных аналитиков, во время войны с грузинскими агрессорами в ВС РФ в очередной раз вскрылись старые недостатки. Технически и морально устаревшие комплексы, трудно перенацеливаемые средства разведки без возможности быстрой передачи собранной информации, проблемы с системами связи и передачи данных — все это привело к невозможности эффективного управления подчиненными формированиями. Отсутствие какой-либо координации и взаимодействия между подразделениями ВВС и СВ не позволило сформировать действительно объединенную группировку войск. Сказывалась нехватка средств высокоточного поражения, которые имелись в единичных экземплярах.

Другая проблема состояла в недостаточном количестве носителей, способных применять такое оружие. Стало очевидны и несоответствие современным реалиям теории оперативного искусства, которая до сих пор базируется на старых взглядах, подразумевающих проведение традиционных крупномасштабных наземных операций, а не на современных концепциях, предусматривающих массированное применение высокоточных средств вооруженной борьбы. Похожие проблемы освещались в трудах отечественных экспертов, которые указывали, что эффективность действий подразделений порой сводилась к нулю из-за отсутствия скрытной устойчивой связи, а в ряде случаев — связи вообще.

В настоящее время первые попытки «цифровизации» системы управления уже предпринимаются. Неотъемлемым условием реализации новой концепции становится развертывание компьютерных сетей и внедрение информационных технологий, т. е. современных аппаратных и программных комплексов, средств обеспечения автоматизации процессов подготовки и принятия решений, хранения, обработки и доведения информации и многого другого.

Специалистами одного из институтов РАН разработана модель «сетецентрическогО управления групповым движением объектов через конфигурирование квазисиловых полей». Модель обосновывает возможности перехода от дистанционного управления к автоматическому выполнению миссий посредством сетецентрической самоорганизации всех аппаратов в условиях сложной и быстроменяющейся обстановки (с учетом активного противодействия как со стороны традиционных средств ПВО, так и групп БПЛА противника).

У специалистов института имеются решения, связанные с разработкой новой элементной базы и ее архитектуры, обеспечивающей качественно новые возможности полномасштабного решения задач сетецентрического управления в ресурсах глобально связанных сетей. Такие решения, по заверениям ученых, не требуют новых технологий проектирования и изготовления сверхбольших интегральных схем (СБИС). По их словам, опытная партия прототипа элементной базы с принципиально новой архитектурой «управляющий компьютер на кристалле», поддерживающей единое пространство сетецентрического управления, может быть реализована на доступных технологиях проектирования и изготовления СБИС с проектными нормами 65-45 нм в течение двух-трех лет при относительно малых затратах.

В сентябре 2009 года на территории России и Белоруссии были проведены оперативно-стратегические учения «Запад-2009». В интервью телеканалу «Звезда» бывший тогда начальником Генерального штаба ВС РФ генерал армии Николай Макаров сказал, что в в ходе учений отрабатывается концепция сетецентрических войн. В ходе подготовки и проведения учений для топогеодезического обеспечения войск, ведения дежурных карт, 3D-моделирования оперативной обстановки активно применялась принятая на снабжение ВС РФ геоинформационная система (ГИС) «Карта-2005», разработанная КБ «Панорама». 3D-моделирование оперативной обстановки осуществлялось с использованием библиотеки трехмерных условных знаков, разработанной Центром геоинформационного обеспечения топографической службы ВС РФ. ГИС «Карта-2005», принята на снабжение Вооруженных Сил РФ Приказом министра обороны РФ № 722 от 15 июля 2009 года. В настоящее время разработана и успешно применяется ГИС «Карта-2011», которая содержит:

средства обработки данных с навигационных приборов GPS и ГЛОНАСС (наиболее современное и высокоточное оборудование российской разработки может быть подключено с применением комплекса GEO-RTK, разработанного Российским институтом
радионавигации и времени);

средства обработки данных с БПЛА (первичная обработка данных выполняется в комплексе «Фотомод», разработанном компанией «Ракурс»);

данные с геодезических приборов различного назначения;

цифровые карты, снимки Земли, матрицы высот, размещенные на удаленных серверах пространственных данных под управлением ГИС «Сервер» (разработка КБ «Панорама»);

интернет-ресурсы карт, снимков, матриц, публикуемые на сайтах Google, Yandex, Digital Globe, OpenStreet по специализированным http-протоколам;

цифровые карты, снимки Земли, матрицы высот, доступные через web-сервисы по стандартам OGC WMS, WFS, WCS.

Новая версия ГИС, разработанная в КБ «Панорама», — «Карта-2011» является специализированным приложением, которое в составе сетецентрической системы управления обеспечивает обработку данных из различных источников.

Сетецентрический подход построения информационной системы основан на создании равноправных территориально распределенных узлов, выполняющих различные функции и предоставляющих пользователям возможность работы с приложениями и базами данных с помощью браузера из любого места и с любого устройства, подключенного к Интернету. Узлы сети могут передавать данные, подготавливаемые различными службами и подразделениями: разведкой. РЭБ, инженерным обеспечением, топогеодезическим обеспечением, техническим и тыловым обеспечением и т. д. ГИС «Сервер» не только предоставляет доступ к данным, но и выполняет функции защиты данных. Операторы, работающие с ГИС «Карта-2011», могут одновременно подключаться к нескольким ГИС-серверам с разными правами на просмотр, редактирование и копирование данных(6).

ГИС «Карта-201 1» обеспечивает автоматизированную обработку всех видов пространственных данных, в частности:

векторных карт и планов в различных проекциях и системах координат, включая морские карты, радионавигационные (воздушные), навигационные и другие;

данных дистанционного зондирования Земли (космические снимки в оптическом диапазоне), мультиспектральных снимков, данных лазерного сканирования, эхолокации и др.;

регулярных матриц высот, матриц качественных характеристик (покрытия), TIN-моделей;

3D-моделей.

Таким образом, комплект программ, разработанных ЗАО КБ «Панорама», способствует организации топогеодезического обеспечения войск на основе принципов сетецентрического управления в перспективных АСУ войсками и оружием.

В заключение хотелось бы отметить, что Россия как одна из самых сильных и развитых стран мира, естественно, обладает всеми новейшими разработками, в том числе и необходимыми для организации сетецентрического управления войсками. Вопрос о необходимости вложения большого количества средств в развитие сетецентрических технологий остается открытым. Учитывая все положительные эффекты, получаемые от применения новейших технологий в сфере управления войсками, важно не забывать и о недостатках, присушим данным разработкам.

США, рекламируя сетецентрическое управление, выбирают себе слабого противника, который может противопоставить хорошо организованным, вооруженным и обученным войскам лишь слабо организованную, необученную и плохо вооруженную армию. В таких условиях можно и нужно применять все возможные информационные технологии ведения разведки и управления войсками.

Если же предположить, что США столкнутся с более серьезным соперником, как тогда будут воевать американские солдаты, привыкшие иметь на поле боя хорошо организованную разведку и связь? Ведь не секрет, что хорошо организованные средства РЭБ сделают американскую систему управления войсками бесполезной и нерабочей. Спутниковые разведывательные системы выйдут из строя, авиация и БПЛА столкнутся с ПВО и авиацией противника. Как в таких условиях будет работать сетецентрическая система управления войсками — остается лишь догадываться.

Исходя из проведенного анализа, можно сделать вывод, что сетецентрические технологии управления и «сетецентрические войны» применимы лишь при ведении локальных конфликтов со слабым противником и для борьбы с терроризмом. США неоправданно вкладывают большие деньги в развитие сетецентризма, и остается надеяться, что Россия не пойдет по этому пути.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Буренок В.М, Кравченко А.Ю., Смирнов С.С. Будущее за сетецентрической системой вооружений / Послезавтра: интернет-газета. URL: http://poslezavtra.com.ua/budushee-za-setecentricheskoj-sistemoj-vooruzhenij/ (дата обращения: 21.11.2009).
2. Исмаилов Р.А., Переслегин С.Б. Этика войны и непрямые действия / Приложение к Б. Г. Лиддел Гарт «Стратегия». URL: http://www.igstab.ru/materials/black/Ism_Etic.htm/ (дата обращения: 02.07.2013).
3. Буренок В.М., Ивлев А.А., Корчак В.Ю. Развитие военных технологий XXI века: проблемы, планирование, реализация. Тверь: Издательство ООО «КУПОЛ», 2009; Макаренко С.И., Иванов М.С., Попов С.А. Помехозащищенность систем связи с псевдослучайной перестройкой рабочей частоты: монография. СПб.: Свое издательство, 2013.
4. Копылов А.В. К вопросу о критике концепции «сетецентрических войн» (операций) в американских СМИ. URL: http://www.milresource.ru/Kop—NCW.html (дата обращения: 08.07.2013).
5. Затуливетер Ю.С., Семенов С.С. Ориентир — достаточная оборона // Национальная оборона. 2013. № 4. Апрель. URL: http://www.oborona.ru/includes/periodics/conceptions/2012/1112/14319513/detail.shtml (дата обращения: 09.07.2013).
6. Беленков О.В. Реализация технологии сетецеитрического управления в АСУ войсками и оружием на базе ГИС «Карта-2011». URL: http://www.gisinfo.ru/item/91.htm (дата обращения: 08.07.2013).

Военная мысль. 2014. № 3. С. 3-12.
Tags: Военная мысль, Военная теория, Современность, журналы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments