Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Categories:

Источники про Курильскую десантную операцию (часть 3-2)

ПОДГОТОВКА К БОЕВЫМ ДЕЙСТВИЯМ

Управление силами и организация взаимодействия. Управление силами в Курильской десантной операции было сосредоточено в руках командующего Камчатским оборонительным районом. По его указанию подготовка к операции проводилась объединенным штабом, созданным из представителей от трех штабов: Камчатского оборонительного района, Петропавловской военно-морской базы и 128-й авиадивизии. В условиях ускоренной подготовки к операции наличие такого руководящего органа было особенно ценным. Личное общение командиров различных родов войск и сил позволяло более целеустремленно и согласованно решать все вопросы, связанные с подготовкой к боевым действиям.

Для высадки десанта на ближайший к Камчатке остров Курильской гряды кораблям предстояло пройти расстояние в 170 миль, на что требовалось более суток. Такие длительные переходы с целью высадки десантов в годы Великой Отечественной войны не отмечались. Плавание десантного отряда, состоящего из большого числа кораблей в тумане, равно как и высадка десантов в порты Южного Сахалина, были немыслимы без четкого управления силами.

На подготовительном этапе операции управление силами десанта осуществлялось по телефону, а связь между штабами фронта и флота — по радио. На переходе десанта океаном предусматривалось использование только средств зрительной связи и радиосвязи на УКВ, при бое за высадку — связь по радио, при действиях на берегу — по радио и проводам.

По решению командующего операцией из состава штаба Камчатского оборонительного района на время проведения операции была выделена оперативная группа для непосредственного управления силами десанта. Одновременно для командующего и его оперативной группы подготавливались флагманские командные пункты на тральщике «ТЩ-334» и на мысе Лопатка. До последнего момента командующий колебался в выборе места, с которого ему предстояло управлять силами (корабль или берег). Такая неопределенность приводила к распылению специалистов и средств связи, а в них десант и без того испытывал недостаток(11).

На «ТЩ-334» было установлено пять радиостанций и два приемника. При максимальной нагрузке эти радиосредства обеспечивали управление частями десанта, связь со штабом 2-го Дальневосточного фронта и со штабом Тихоокеанского флота (через приемный радиоцентр Петропавловской военно-морской базы). Однако наличие на небольшом корабле большого числа радиостанций явилось причиной их взаимных помех.

В целом наши штабы в весьма ограниченное время, выделенное для подготовки к боевым действиям, проделали большую организационную работу по обеспечению твердого и непрерывного управления силами и их взаимодействия.

Обеспечение боевых действий. В ходе подготовки к боевым действиям на Сахалине и Курильских островах разведка осуществлялась главным образом силами авиации, так как только она в условиях быстротечной подготовки и большого района предстоящих действии была способна решить эту задачу. Однако сложная метеорологическая обстановка — постоянные туманы — отрицательно сказалась на результатах разведки. Авиации не удалось полностью вскрыть систему японской обороны на Южном Сахалине и Курильских островах. В частности, не была вскрыта система обороны Котонского укрепленного района и острова Шумшу…

Оперативное прикрытие наших военно-морских баз и десантов возлагалось на авиацию и подводные лодки. Авиация наносила бомбовые и штурмовые удары по базам Катаока и Касивабара (Курильские острова) и портам Южного Сахалина — Торо, Эсутору, Маока и военно-морской базе Отомари. Подводные лодки действовали на развернутых к началу войны с Японией позициях.

Охранение кораблей с десантом до выхода их в море обеспечивалось дозорной службой в системе обороны военно-морских баз, а на переходе морем — авиацией и боевыми кораблями.

Достижению скрытности сосредоточения десантных частей в базах, посадки их на корабли и перехода десанта морем во многом способствовали пассивность противника и сложная метеорологическая обстановка — непрерывный туман. Однако, несмотря на это, сосредоточение войск в местах посадки проходило при повышенной боевой готовности всех сил и средств противовоздушной обороны и усилении дозоров на подходах к базам. Ввиду того что места посадки десанта (Советская Гавань, Петропавловск) были доступны для осмотра гражданским населением, они были оцеплены, постороннее движение на рейдах, а также выход в море рыболовецких судов временно прекращены. На переходе десанта морем предусматривались светомаскировка, применение светосигнальных фонарей направленного действия, запрет работы корабельных радиостанций на передачу.

Кроме того, как уже отмечалось выше, противовоздушная оборона десанта обеспечивалась истребительным прикрытием и зенитной артиллерией, противолодочная — охранением охотниками за подводными лодками, противоминная — проводкой кораблей за тралами на опасных в минном отношении участках. Для отвлечения внимания противника от направления главного удара планировались демонстративный бомбовый удар силами авиации по порту Эсутору во время высадки в Торо и высадка демонстративного десанта при высадке главных сил на остров Шумшу.

Материально-техническое обеспечение особых трудностей не вызывало. К началу операций наши войска, корабли и авиация не испытывали недостатка в материально-технических средствах и запасы их значительно превышали потребности боевых действий. Однако подвоз необходимого военного имущества к местам стоянок кораблей, на аэродромы и в воинские части в строго ограниченное время мог задержаться из-за недостатка в автотранспорте, но эта трудность была преодолена благодаря слаженности работы тыловых органов и при помощи партийных и общественных организаций, мобилизовавших для этой цели весь гражданская транспорт вплоть до легковых автомашин(12).

Навигационное обеспечение операций было возложено на штурманские боевые части кораблей. Перед выходом в море они тщательно проверили работу всех штурманских приборов, от точности показаний которых зависела точность счисления пути (переходы предстояло совершить в тумане) . Для участия в Курильской операции в помощь корабельным штурманам привлекались военные лоцманы, имевшие опыт проводки кораблей из Авачинской губы и через Первый Курильский пролив.

Гидрографическим обеспечением высадки десантов занимались специальные гидрографические группы. Они составили описания подходов с моря к портам Торо и Маока и к острову Шумшу, в которых указали маршруты следования кораблей от точек развертывания к местам высадки десантов(13). Гидрографические группы должны были высадиться с передовыми отрядами десанта, произвести рекогносцировочные промеры прибрежных участков высадки, установить средства ограждения на воде и на берегу и таким образом обеспечить безопасный подход кораблей к участкам высадки.

Инженерное обеспечение высадки десантов предусматривало выполнение ряда работ для облегчения посадки на корабли и суда частей десанта и погрузки боевой техники. В этом отношении особенно большие трудности испытывала Петропавловская военно-морская база. Большая часть транспортов и десантных судов, выделенных здесь для участия в операции, была загружена различными грузами, от которых требовалось быстро освободиться и подготовиться для приема десанта. Однако из-за недостатка времени эти работы были проведены частично. По той же причине не был подготовлен аэродром в районе Озерное (90 км от острова Шумшу), и нашей авиации пришлось действовать с аэродромов, удаленных от Курильских островов на значительное расстояние.

Медицинское обеспечение высадки десантов свелось к выделению на отдельные транспорта врачей, фельдшеров и медицинских сестер. В Курильской операции предусматривалось оборудование под госпитальное судно транспорта «Менжинский». Место этого судна было определено у южной оконечности мыса Лопатка, а доставка на него раненых и больных обеспечивалась специально выделенными катерами(14).

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ НА КУРИЛЬСКИХ ОСТРОВАХ

Общий ход операции. Боевые действия по освобождению островов Курильского гряды начались высадкой морского десанта на остров Шумшу. Утром 18 августа десант в тумане скрытно для противника подошел к острову и начал высадку в северо-восточной его части. Благодаря достигнутой внезапности передовой отряд десанта не встретил противодействия со стороны врага. Однако высадка главных сил десанта проходила при ожесточенном сопротивлении японского гарнизона. Особенно упорные бои развернулись за господствующие на острове высоты 165 и 171, которые трижды переходили из рук в руки и только к исходу дня были окончательно захвачены десантом.

19 августа, с началом массовой капитуляции японских войск в Маньчжурии и Корее, начались и переговоры о порядке капитуляции курильской группировки противника. Но японская военщина медлила; проявляя внешне готовность капитулировать, она на самом деле накапливала на острове Шумшу силы, перебрасывая сюда части с соседнего острова Парамушир. Только 22 августа гарнизон Шумшу капитулировал.

Занятие советскими десантами остальных островов не встретило сопротивления со стороны японских гарнизонов. Острова Большой Курильской гряды были заняты до 1 сентября, Малой Курильской гряды — до 5 сентября.

Посадка и переход десанта к острову Шумшу. Посадка частей на корабли началась сразу же после принятия решения на операцию — в 15 час. 15 августа. К этому времени корабли и суда, выделенные для участия в операции, были рассредоточены в бухтах Авачинской губы, многие из них стояли под разгрузкой народно-хозяйственных грузов и не были готовы к приему десанта. Из-за недостатка времени разгрузка их была прекращена, от некоторых судов пришлось отказаться и заменить их другими. С воздуха погрузка прикрывалась истребительной авиацией и средствами зенитной артиллерии базы, со стороны моря — усиленным корабельным дозором.

Погрузка боевой техники в условиях оборудованного Петропавловского порта особых трудностей не представляла. Однако отсутствие четкой организации и правильного руководства погрузочными работами со стороны выделенных для этой цели офицеров штаба Камчатского оборонительного района и штаба командира высадки, а также растянутое по времени сосредоточение войск в порту привели к тому, что часть боевой техники и снаряжения, предназначенная к выгрузке в первую очередь, оказалась погруженной в трюмы, вследствие чего их нельзя было быстро выгрузить с началом высадки десанта. Из-за недостатка транспортов и из-за перегрузки их не были взяты необходимые десанту высадочные средства — кунгасы и «кавасаки», которых в порту было вполне достаточно.

Посадка продолжалась до 20 час. 16 августа. В 21 час все корабли и суда стояли на рейде, готовые к выходу в океан. Всего на судах находилось 8363 человека, 218 орудий и минометов и другая боевая техника и снаряжение(15).

В 5 час. 17 августа корабли и суда снялись с якоря и начали движение за тральщиками. Пройдя прибрежным фарватером район минных оборонительных заграждений, они построились в походный ордер и пошли курсами согласно предварительной прокладке в удалении от берега до 8 миль.

До наступления вечерних сумерек десант периодически прикрывала истребительная авиация, а с наступлением темноты в охранение со стороны океана вышли торпедные катера, ранее следовавшие на буксире сторожевого корабля «Киров» и минного заградителя «Охотск». В целях обеспечения скрытности перехода десанта береговые маяки и огни не включались, корабельные радиостанции работали только на ультракоротких волнах. После того как десант прошел траверз мыса Инканюш, работа радиостанций была также прекращена и связь между кораблями вплоть до начала высадки осуществлялась только флажным семафором и световой сигнализацией направленного действия.

Большую часть пути десантный отряд прошел в тумане, который временами был настолько плотным, что впереди идущий корабль различался с трудом. Однако если туман содействовал скрытности перехода, то в навигационном отношении и в управлении десантом он создавал большие трудности, так как корабля Петропавловской военно-морской базы не имели практики совместного плавания в столь большом и разнообразном составе. Но моряки преодолели все эти трудности. Десант все ближе и ближе подходил к месту высадки…

Поздней ночью в тумане корабли подошли к Первому Курильскому проливу. Командующий десантной операцией генерал-майор Гнечко, учитывая сложную метеорологическую обстановку, решил перенести свой командный пункт на тральщик «Т-334», где находилась оперативная группа штаба Камчатского оборонительного района. Кроме того, он отменил высадку демонстративного десанта в бухту Нанагава-ван, так как в сплошном тумане суда могли сесть на прибрежные скалы; части демонстративного десанта должны были высадиться вместе с главными силами.

В 2 часа 35 мин. и в 4 часа 06 мин. 18 августа береговая батарея (командир батареи старший лейтенант Соколюк) произвела два огневых налета по острову Шумшу. Первый огневой налет продолжался 25 минут, второй — 14 минут. Стрельба батареи не могла помешать внезапности высадки десанта, так как в течение трех предшествующих суток батарея периодически обстреливала укрепления острова и сейчас таким образом поддерживала установившийся режим своих действий(16).

В 4 часа 10 мин. десант вышел по счислению в точку развертывания (ш.-50°56',6 сев., д.-156°33',1 вост.)(17), и вскоре корабли с передовым отрядом десанта неожиданно для противника подошли к побережью острова.

Успешным действиям десанта на этапах посадки и перехода океаном способствовала общая благоприятная обстановка на советско-японском фронте. Квантунская армия находилась на грани катастрофы, и вопрос о безоговорочной капитуляции Японии был практически уже решен.

Курильская группировка противника эге проявляла активности. Ее командование считало невозможным в ближайшие дни высадку советских десантов на острова, так как знало (как выяснилось позднее из опроса пленных), что на Камчатке расположены ограниченные силы, недостаточные для решения столь сложных задач(18). В связи с этим противник проявил беспечность и не организовал разведку. Последним отчасти объясняется и безнаказанность ряда ошибок, допущенных с нашей стороны: чрезмерно растянутая посадка десанта на корабли (от начала посадки до начала перехода десанта — 37 часов), отдельные нарушения требований к маскировке во время посадки десантников на корабли и на переходе десанта океаном.

В сложных условиях плавания корабли Петропавловской военно-морской базы продемонстрировали высокую морскую выучку и хорошую штурманскую подготовку. Десант на протяжении более чем суточного перехода фактически шел только по счислению, и ошибка, допущенная к концу перехода (10 кабельтовов при 170-мильном пути), была незначительной.

Бой за высадку десанта. В 4 часа 22 мин. 18 августа десантные суда № 1, 3, 8 и 9 с первым броском десанта на борту подошли к участку высадки мыс Кокутан-саки — мыс Котомари-саки (фронт высадки 3 км) и начали высадку. В Первом Курильском проливе в это время стоял сплошной туман, и корабли едва различались на расстоянии 100 м(19).

Вследствие того что десантные суда были перегружены и имели большую осадку, они остановились в 100-150 м от берега на глубинах до двух метров. Десантники, стоявшие наготове, устремились вперед, кто по трапам, кто прыгал в воду непосредственно с борта. Матросы и солдаты с тяжелой ношей за плечами поплыли к вражескому берегу, стараясь как можно быстрее добраться до него.

С началом высадки с одного из десантных судов открыли огонь по берегу(20). Этому примеру последовали остальные десантные суда. Открытие огня было явно преждевременным, так как противник еще не обнаружил высадку.

Ошеломленные внезапным появлением десантников на берегу, японцы открыли беспорядочный ружейно-пулеметный огонь, который не мог служить препятствием для высадки. К 5 час. передовой отряд был высажен на берег без потерь. Основные силы отряда начали продвигаться в глубь острова, минуя прибрежные укрепления противника. Одна рота морской пехоты пошла в наступление на район мыса Котомари-саки с целью уничтожения расположенных здесь японских артиллерийских батарей.

Одновременно с передовым отрядом была высажена группа гидрографов и личный состав корректировочных постов с кораблей артиллерийской поддержки. Их задача состояла в том, чтобы обеспечить точный подход к берегу кораблей с главными силами десанта и организовать корректировку стрельбы по берегу.

При высадке на берег гидрографы подмочили большую часть своих технических средств, а часть потопили. На берег был доставлен только один фонарь «Ф-100» с тремя ацетиленовыми баллонами и несколько аккумуляторных фонарей. Тем не менее через 30-40 минут, то есть к началу высадки первого эшелона десанта, они сумели установить и обеспечить работу двух световых ориентиров(21). Характер и место огней соответствовали плану гидрографического обеспечения высадки. Из двух других плановых огней позднее был установлен только один. Надобность во втором огне отпала, так как высадка производилась только на одном участке. Таким образом, подход кораблей с десантом к участку высадки в гидрографическом отношении был обеспечен.

scheme_bagrov_2.jpg

Хуже обстояло дело у корректировочных постов. Их личный состав, как и все бойцы первого броска десанта, высаживался в воду. Радиостанции оказались подмоченными и вышли из строя. То же самое случилось и с радиостанциями передового отряда. Из 22 радиостанций, доставленных на берег, могла работать только одна — радиостанция корректировочного поста сторожевого корабля «Дзержинский», которую сумел сохранить радист старший матрос Мусорин. Позднее он рассказывал об этом эпизоде следующее:

«Я знал, что наши радиостанции боятся морской воды, и решил во что бы то ни стало сохранить свою рацию. Набрав в легкие воздуха, я оттолкнулся от трапа и, держа над головой свой груз, пошел под водой по каменистому грунту в направлении берега. Запаса воздуха хватило ненадолго, появилось головокружение и звон в ушах. Короткие секунды казались вечностью. Мучительно хотелось оттолкнуться от грунта и всплыть, но я боялся подмочить рацию и сделал еще несколько шагов»(22).

Вслед за десантными судами огонь по берегу открыли корабли артиллерийской поддержки. В 5 час. 15 мин. от огня наших кораблей загорелось здание маяка на мысе Кокутан-саки. Гигантская огненная свеча послужила дополнительным ориентиром в тумане для подходивших к берегу судов с первым эшелоном десанта на борту.

Однако благоприятная обстановка для высадки продолжалась недолго. В 5 час. 30 мин., оправившись от паники, противник открыл сильный огонь из дотов и дзотов по нашим кораблям, приступившим к высадке главных сил Особенно сильный артиллерийский огонь вели японские батареи из районов мысов Кокутан-саки, Котомари-саки и с танкера «Мариуполь»(23), которые простреливали фланкирующим огнем весь прибрежный участок высадки.

От прямого попадания вражеских снарядов вскоре загорелось два десантных судна, три других получили от 5 до 10 пробоин; несколько судов имели повреждения механизмов управления и заклинения трапов и оказались мишенью для орудий противника. На поврежденных судах начали взрываться боеприпасы.

Обстановка чрезвычайно усложнялась. Корабли артиллерийской поддержки десанта и береговая батарея весь свой огонь сосредоточили по мысам Кокутан-саки и Котомари-саки. Однако результат их стрельбы оставался малоэффективным, так как вражеские батареи, расположенные здесь, были укрыты в глубоких, малоуязвимых и не видимых с моря капонирах. Не видя целей, советские артиллеристы вели огонь по площади и без корректировки. Другое дело, когда стрельбу приходилось вести по видимой цели. Так, например, японская батарея, оборудованная на танкере «Мариуполь», была уничтожена посте первых же залпов наших кораблей. Между тем десантные суда продолжали нести потери.

Большие трудности встретились и в управлении силами десанта с началом его высадки. Основным и почти единственным средством связи в тумане была радиосвязь, но, как уже известно, большая часть радиостанций при высадке была потеряна. Сторожевой корабль «Киров», на котором находился командир высадки, мог обеспечить работу только на двух радиоволнах, из которых одна предназначалась для связи с берегом, другая — для связи с кораблями(25). Однако в первые же минуты боя одна из этих волн по приказанию командующего операцией была выделена для связи с его флагманским кораблем («ТЩ-334»). Естественно, что такая крайняя ограниченность радиосредств не могла не сказаться на управлении боем за высадку. Командующий десантной операцией и командир высадки, находясь на кораблях, не знали, где и что делают высаженные части, с какими трудностями они встретились, какой перед ними противник и т. п.(26)

Первый, к тому же кратковременный, контакт связи берега с кораблями был установлен только через 35 минут, а непрерывная связь была налажена только через три часа после сигнала «Начало высадки». Корректировка артиллерийского огня кораблей осуществлялась через единственно уцелевшую при высадке радиостанцию старшего матроса Мусорина, но и она позднее была передана для связи с командованием.

Потеря управления войсками на берегу исключила возможность эффективного использования корабельной артиллерии — единственного реального средства поддержки. Десантники, высаженные на берег, имели при себе только стрелковое оружие. Полевая артиллерия оставалась на кораблях, а нелетная погода не позволяла прикрыть десантников с воздуха.

Несмотря на исключительно сложную обстановку, наступательный порыв личного состава десанта оставался высоким. Бойцы первого эшелона десанта продолжали высаживаться непосредственно в воду и устремлялись к берегу. Экипажи кораблей, не ослабляя своего огня по врагу, тушили пожары, заделывали пробоины.

Исключительный героизм проявит экипаж десантного судна № 1. Высадив подразделение первого броска десанта, этот корабль быстро принял с транспорта новую группу бойцов и направился к берегу. На переходе он попал в зону артиллерийского огня противника. Почти одновременно на корабле разорвалось четыре вражеских снаряда. Возник пожар, появилось раненые. Экипаж хладнокровно, без паники начал борьбу за живучесть судна. Руководивший тушением пожара лейтенант Пермяков, обнаружив, что огонь подбирается к снарядам, бросился к пожарному шлангу, но последний оказался перебитым. Тогда лейтенант прикрыл снаряды от языков пламени своим телом и, несмотря на полученные ожоги, сумел выкатить их с опасного места.

На десантном судне № 2 при подходе к берегу от прямого попадания японских снарядов возник сильный пожар. Часть экипажа погибла, оставшимся в живых справиться с огнем не удавалось. Тогда на помощь к горевшему судну подошел минный заградитель «Охотск». Благодаря исключительно самоотверженному труду командира электромеханической боевой части старшего инженер-лейтенанта Мандора, главного боцмана мичмана Васильева, матросов Колесникова, Коробина и других членов экипажа «Охотска» пожар был ликвидирован. Десантное судно и находившиеся на нем около 100 десантников были спасены.

Десантное судно № 43 из-за больших повреждений от вражеских снарядов и сильного пожара выбросилось на берег. Матрос Андрощук, заметив огневую точку противника, которая продолжала обстреливать судно, открыл по ней огонь трассирующими пулями, обозначая тем самым место цели кораблям артиллерийской поддержки. Вражеская огневая точка вскоре была уничтожена. Опасность от пожара становилась угрожающей. От едкого и раскаленного воздуха матросам трудно было дышать, загоралась одежда, но они продолжали бороться с огнем, сбивая его водой, огнетушителями, асбестовыми матами. Неимоверными усилиями экипажа пожар был ликвидирован.

Этот и другие примеры мужества и бесстрашия(27) свидетельствуют об одном — о массовом героизме советских воинов.

Моряки делали все возможное, чтобы ускорить высадку войск и выгрузку боевой техники. Суда с частями десанта подходили как можно ближе к берегу, но темп высадки оставался недостаточно высоким из-за крайней ограниченности высадочных средств.

Между тем обстановка требовала быстрого наращивания сил на берегу. В 9 час, вслед за высадкой первого эшелона началась высадка второго эшелона десанта. При этом от вариантов высадки на других участках пришлось отказаться, чтобы сосредоточить все усилия на одном направлении. Появились новые трудности: транспорта, на которых находились войска второго эшелона десанта, были рассредоточены по всему Первому Курильскому проливу, связь с ними быта плохой и на поиски их в тумане уходило много времени.

В связи с тем, что флагманский корабль командира высадки сторожевой корабль «Киров» не имел средств, достаточным для поддержания радиосвязи со всеми кораблями десанта, связь с транспортами была возложена на плавбазу «Север». Однако последняя со своей задачей не справилась, так как в ходе ускоренной подготовки к высадке капитаны транспортов не получили надлежащего инструктажа, и это не могло не сказаться отрицательно на радиосвязи плавбазы с транспортами.

Огонь неподавленных батарей противника оставался сильным и по-прежнему причинял значительные потери десанту. Подразделения первого эшелона десанта, испытав на себе действенность этого огня, вместо того чтобы блокировать и уничтожить японские батареи на мысах Кокутан-саки и Котомари-саки, устремились в глубь острова вслед за передовым отрядом. Произошло это потому, что первый эшелон десанта на берегу был фактически неуправляем: его командир и штаб в это время находились в море на поврежденном корабле(28).

Не зная действительного хода боевых действий на берегу, командующий десантной операцией в 9 час. выслал на берег группу офицеров своего штаба для организации наблюдательного пункта, но она попала под обстрел при подходе к берегу, потеряла радиосредства, и задачи своей не выполнила.

Потеря управления частями, действовавшими на берегу, неподавленный огонь противника на участке высадки, ограниченное количество высадочных средств — все это отрицательно сказывалось и на темпе высадки второго эшелона. Артиллерия и другая боевая техника оставались на транспортах. Из артиллерийских средств на берег было выгружено всего лишь четыре 45-мм орудия(29).

Таким образом, бой за высадку десанта проходил в чрезвычайно сложной обстановке. Основное противодействие высадке оказывали фланговые батареи противника, которые не были уничтожены вследствие ошибок, допущенных передовым отрядом, а затем первым эшелоном десанта. Уничтожение же их с моря оказалось не под силу отряду артиллерийской поддержки десанта. Корабли этого отряда повреждений от огня противника не имели. Японцы вели огонь из 75-мм и 47-мм орудий и лишь два раза безуспешно пытались пристреляться по сторожевому кораблю « Киров». В основном они вели огонь по десантным судам, находившимся вблизи берега, без хода.

Наша авиация в первой половине дня 18 августа из-за нелетной погоды боевых действий не вела. Во второй половине дня она группами по 8-16 самолетов наносила бомбовые и штурмовые удары по военно-морским базам Катаока и Касивабара, чтобы воспрепятствовать переброске войск противника с острова Парамушир на остров Шумшу. Всего за этот день было произведено 94 самолето-вылета, из них 42 бомбардировщиками и 52 истребителями. Однако ограниченно летная погода не позволяла использовать авиацию для непосредственной поддержки десанта в районе боя, где обстановка оставалась напряженной.

Японское командование также использовало имевшиеся у него несколько самолетов на аэродроме Катаока для ударов по нашим кораблям, но безуспешно. Около полудня 18 августа все семь японских самолетов атаковали советский тральщик «Т-525» , который в это время производил разведку западного побережья острова Шумшу. Атака японских самолетов продолжалась недолго. Японцы, потеряв два самолета от огня корабельной артиллерии, отказались от дальнейших ударов по тральщику.

Таким образом, бой за высадку десанта, начавшийся успешно благодаря достигнутой внезапности, в дальнейшем проходил при ожесточенном сопротивлении японских войск.

ПРИМЕЧАНИЯ

11. Архив МО СССР, ф. 234, оп. 310119, д. 3, л, 1.
12. Архив МО СССР, ф. 234, оп. 352680, д. 10. Л. 11.
13. Архив ИО ГШ ВМФ, ф. 129, д. 26771, лл. 271-272.
14. Архив МО СССР, ф. 234, оп. 352680, д. 11, л. 96.
15. Архив МО СССР, ф. 234, оп. 310120, д. 2, л 12.
16. Архив МО СССР, ф. 234, оп. 362680, д. 11, л. 45.
17. Из-за ошибки счислимое место оказалось на 10 кабельтовов севернее указанной точки.
18. Архив ИО ГШ ВМФ, ф. 291, д. 24087, л. 177.
19. МО СССР, ф. 234, оп. 352680, д. 10, л. 26.
20. Архив ИО ГШ ВМФ, ф. 129, д. 26770, л. 72.
21. Архив ИО ГШ ВМФ, ф. 291, д. 24362, л. 326.
22. Там же, д. 26770, л. 56; ф, 304, д. 20213, л. 511.
23. Советский танкер, затонувший в 1943 году и оборудованный японцами под плавающую батарею. На нем было установлено до 20 орудий калибром до 75 мм. Архив ИО ГШ ВМФ, ф. 291, д. 24087, л. 176.
24. Архив ИО ГШ ВМФ, ф. 129, д, 26770, л. 75.
25. Там же, л. 90.
26. Архив МО СССР, ф. 234, оп. 310119. д. 1, л. 49.
27. Архив ИО ГШ ВМФ, ф. 291, д. 24087, л. 189.
28. Архив МО СССР Ф. 234, оп. 352680, д 11, л. 50.
29. Там же, д. 10, л. 50.
Tags: ВМВ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments