Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Categories:

"Охотники "за врагами народа" изымали из приказов наркома..."

Увидел на днях в книжном магазине книгу В. Дайнеса "Танковые войска СССР. «Кавалерия» Второй Мировой". Взял, полистал. Оказалось, что это перепечатка книги 2010 года "Советские танковые армии в бою", а она у меня и так есть, купил в своё время "на развале у таджиков" за сотню (больше она и не стоит). Но глаз зацепился за один абзац, на который я ранее не обратил внимания (С. 6-7):

"Итак, Красная Армия стояла на пороге новых организационных форм. Оставался всего один шаг до создания танковых армий. Но он не был сделан. Репрессии, захлестнувшие армию, смели с лица земли ее виднейших теоретиков и практиков. С 1937 г. основной темой маневров оперативно-стратегического масштаба становятся «Действия конной армии (кавалерийского корпуса) в операции начального периода войны». Тон в то время задавали нарком обороны Маршал Советского Союза К.Е. Ворошилов и командующий войсками Московского военного округа Маршал Советского Союза С.М. Буденный. Последний свято верил в то, что конница является «решающим боевым и оперативным средством»[1]. Недальновидно поступил и начальник Генштаба РККА командарм 1 ранга Б.М. Шапошников, оценивший идею о создании механизированных (танковых) армий как «незаслуживающую внимания»[2]. Более того, в марте 1938 г. маршал Ворошилов своим приказом отменил как вредительскую «Инструкцию по глубокому бою»[3]. Похоже, страна вступала в эпоху Средневековья. Охотники «за врагами народа» изымали из приказов наркома термины «глубокий бой» и «глубокая операция».

1. См.: Буденный С.М. Основы тактики конных соединений. М., 1938. С. 3.
2. РГВА. Ф. Оп. 4. Д. 240. Л. 73.
3. РГВА. Ф. 25871. Оп. 2. Д. 1275. Л. 324.

Про приказы наркома и изъятие терминов предметно сказать что-либо не могу, так как полного комплекта этих приказов у меня нет, не считая соответствующего издания "Русского архива". Но вот за "Инструкцию..." поговорить можно.

Во-первых, хотя Дайнес на это и намекает, запрета на использование терминов "глубокий бой" или "глубокая операция" не было, что видно в соответствующих отрывках.

Во-вторых, "Инструкция по глубокому бою" была выпущена в 1935 году. К сожалению, текст её мне не доступен, но, как пишут составители сборника "Вопросы тактики в советских военных трудах (1917-1940 гг.)" (М., 1970. С. 18): "Главной характерной чертой нового устава являлось узаконение в полной и развернутой форме концепции "глубокого боя", которой проникнуты все его разделы". Т.е. новый ПУ-36 фактически вобрал в себя эту "Инструкцию", потому её отмена не являлась отказом от глубокого боя.

Но, видимо, была некоторая неудовлетворённость имевшейся схемой прорыва обороны противника и потому в том же 1938 году на страницах газеты "Красная звезда" развернулась длительная дискуссия, застрельщиком которой стала статья комбрига Ф. Кузнецова "Основы современного наступательного боя" (КЗ, № 127, 5 июня 1938). В первом же ответе на неё (п-к Н. Таленский "Одновременное подавление обороны", КЗ, № 129, 8 июня 1938) эта неудовлетворённость была чётко показана:

"Временный Полевой устав РККА дает наиболее разработанную и четкую систему одновременного воздействия на всю глубину обороны противника... Такая организация подавления глубины обороны обладала известными преимуществами несколько лет назад, когда она приобрела окончательные своим формы. Противотанковая оборона не имела еще в то время достаточного развития и не представляла собою большой угрозы для наступающих танков. Положение значительно изменилось за последние годы. Современная система противотанковой обороны стала грозным оружием. Преодоление ее возможно только на основе теснейшего взаимодействия всех родов войск и при условии значительных усилий артиллерии".

Правда, что забавно, тов. Таленский в своих рецептах и рекомендациях предлагает вернуться к одному из элементов прежних наставлений по глубокому бою - группе танков ДПП (в ПУ-36, как известно, танков ДПП уже не было):

"Пехоту следует защитить от действительного огня станковых пулеметов, а непосредственно взаимодействующие с ними танки - от огня противотанковых пушек. Для этого потребуется эшелон танков, идущий в 1-2 кимлометрах впереди пехоты с задачей подавления станковых пулеметов и противотанковых средств".

Как это сочетается с "теснейшим взаимодействием всех родов войск", бог весть.

P.S. Не могу не отметить также искусную резьбу Дайнеса по цитате из Будённого. Полностью она выглядит так (выделение как в тексте):

"Конница, а затем и мото-механизированные части, являвшиеся в европейских армиях во время мировой войны лишь средством вспомогательного боевого значения, применявшиеся преимущественно для службы обеспечения (разведка, завеса, охранение флангов и стыков) и для эксплоатации победы (преследование), обращаются в наше время в решительное боевое и оперативное средство".
Tags: Военная теория
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments