Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Categories:

Для тех кто исследует и пишет

Ряд моментов и приёмов, указанных в статье, имеют по-прежнему актуальное значение.

МЕТОДИКА И ТЕХНИКА ВОЕННО-НАУЧНОЙ РАБОТЫ

(К исследованиям в области военно-морского скусства)

Доктор военно-морских наук капитан 1 ранга И. А. КИРЕЕВ

Военно-научные исследования направлены на разработку военной теории и мероприятий по укреплению военного могущества вашей страны, обеспечению победы в войне, если она будет развязана империалистами. Этим же целям должна отвечать тематика военно-научной работы. Необходимо, следовательно, направлять деятельность наших военно-научных кадров на исследование вопросов, имеющих прямое отношение к основным задачам Советского Военно-Морского Флота.

При разработке новейшей теории военно-морского искусства и его специальных дисциплин требуется исключительная гибкость оперативно-тактического мышления, соответствующая быстрым темпам, разносторонности развития и резким качественным изменениям новых боевых средств. Отдельные положения, которые еще недавно казались бесспорными, в настоящее время начинают вызывать сомнения и даже требовать коренного пересмотра. Поэтому необходимо развивать в себе дар научного предвидения, смелее выдвигать научно обоснованные предложения и отрешиться от консервативности, которая проявляется иногда в работах отдельных авторов.

Разработка теоретических вопросов из области военно-морского искусства может осуществляться только путем многосторонних методических исследований, проводимых на основе общих принципов марксистско-ленинской теории. Руководствуясь в военно-научной работе ленинской формулой «от живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике», необходимо обобщать и анализировать достижения в развитии науки и техники, опыт минувших войн и послевоенных учений и на основе проведенного анализа давать наиболее рациональные для практики рекомендации. Другими словами, методика нашей военно-научной работы должна указывать исследователю путь теоретической разработки предложений, направленных на решение практических задач флота.

Формы методики и техники военно-научной работы могут совершенствоваться и развиваться.

Общепринятой в настоящее время методикой в организационном отношении предусматриваются три основных этапа научно-исследовательской работы.

На первом этапе намечается ориентировочный рабочий план, подбираются и обрабатываются необходимые для исследования исходные данные, литературные и архивные источники и, наконец, составляется проспект работы. На втором этапе пишется и подготавливается к печати текст работы, а на третьем — автор (или коллектив авторов) активно участвует в издании работы.

В рабочий план включаются: перечень вопросов, подлежащих исследованию, список авторов, которых целесообразно привлечь для исследования этих вопросов, и перечень учреждений, располагающих необходимыми материалами и исходными данными. Полезно также внести в рабочий план ориентировочную схему построения исследования, т. е. порядок рассмотрения отдельных вопросов в общем объеме или, например, по отдельным морским театрам, в хронологической последовательности или по отдельным дисциплинам. Подобная ориентировочная схема поможет автору в дальнейшем систематизировать подбираемые исходные данные.

Одним из основных условий, предопределяющих полноценность научно-исследовательской работы, следует считать полноту подбора, тщательность обработки и правильную критическую оценку исходных данных. Некоторые из изданных в послевоенный период статей и монографий из области военно-морского искусства были написаны без достаточно полного использования имевшихся исходных материалов, а также без проверки их по первоисточникам. Поэтому отдельные выводы и положения оказались неверными, а этим снижалось качество не только данной научно-исследовательской работы, но и других работ, авторы которых ссылались на нее.

Пренебрегая серьезным подбором и изучением материалов, некоторые товарищи, по-видимому, торопились поскорее перейти к написанию труда. Эта поспешность либо приводит к незамеченному редактором ухудшению качества работы, либо заставляет авторов заново переделывать ее, если они сами обнаруживали ее неполноценность.

Подбирать материал надо до пределов возможного. Здесь не говорится до пределов необходимого, потому что действительная необходимость использования каждого подобранного источника выясняется только при непосредственном ознакомлении с ним. Надо подбирать все материалы, которые, судя по их наименованиям, могут пригодиться для написания данной работы. В общем случае целесообразно начинать подбор с наиболее современных, позднейших источников, например, при разработке трудов военно-исторического характера — с обобщенных отчетов о боевой деятельности флота или флотилии, а при разработке трудов оперативно-тактического характера — с отчета о последних учениях или играх. Имеющиеся в библиотеках описи и картотеки, а также выпускаемые в последнее время аннотированные библиографические указатели значительно облегчают поиск необходимых источников.

К числу источников, без которых нельзя обойтись в работах оперативно-тактического характера, основанных на изучении опыта Великого Отечественной войны, относятся соответствующие уставные документы, которыми руководствовались в период этой войны. Без них нельзя иметь исторически правильное представление о ходе проводившихся операций и боевых действий и соответственно сделать безошибочные, полезные для будущего выводы. Поскольку действовавшие во время войны уставные документы в настоящее время отменены и отсутствуют в библиотеках, получить их во временное пользование можно только в Центральном военно-морском архиве или в Управлении боевой подготовки ВМФ.

Одновременно или по окончании подбора материалов конспектируются исходные данные, соответствующие теме. Нет общего правила, которым определялся бы порядок конспектирования материалов. В зависимости от содержания их и от цели исследования иногда можно удовлетвориться краткой аннотацией, обычно же приходится делать исчерпывающие выписки. Лучше всего заносить их в рабочую тетрадь по разделам, относящимся к определенным частным вопросам предстоящего исследования, и составить соответствующий рабочий указатель, где отмечаются наименования и порядковые номера страниц (листов) законспектированных источников. Полезно также записывать возникающие при просмотре материалов свои замечания, которые впоследствии могут пригодиться при написании труда.

Ориентировочно можно считать, что за один рабочим день просматривается и конспектируется в среднем 50 страниц (или листов) материла. Просуммировав общий объем подобранных источников и определив вероятную продолжительность конспектирования их, надо добавить к полученному итогу от 50 до 100% времени на обработку их и на составление проспекта научно-исследовательской работы. Общий объем законспектированных исходных данных, исчисленный в страницах рабочей тетради, можно в виде первого приближения приравнять к объему научного труда, подлежащего написанию.

В понятие «обработка материалов» входят прежде всего систематизация и анализ военно-статистических данных. При всем своем разнообразии они должны в каждом отдельном случае представлять собой обобщенные количественные показатели однородных фактов, отражающих объективную действительность.

Основным условием, предопределяющим возможность и целесообразность использования статистических сведений для данной научно-исследовательской работы, является достоверность обобщенных в них фактов. Поэтому автору всегда следует критически относиться к используемым им источникам. При исследовании опыта Великой Отечественной воины с особой тщательностью надо проверять выводы, таблицы и графики, составлявшиеся в военное время, и сопоставлять их с полученными после войны материалами противника, по крайней мере с теми из них, достоверность которых вызывает наименьшие сомнения. Не произвести такого сопоставления — значит допустить возможность получения неточных итогов и выводов, что и случилось с некоторыми авторами, написавшими научно-исследовательские работы в послевоенные годы.

Надо еще иметь в виду, что в составлявшихся во время Великой Отечественной войны обзорных (квартальных или годовых) отчетах о боевой деятельности соединении и частей флота нередко опускались многие подробности, вследствие чего в настоящее время затрудняются проверка и анализ приведенных в этих отчетах статистических данных. В итоговых отчетах о боевой деятельности флотов допущено много неточностей, касающихся не только различных количественных показателей, но и дат боевых соприкосновений и даже наименований кораблей, выполнявших боевые задания. По всем этим и другим причинам при исследовании опыта Великой Отечественной войны необходимо наряду с отчетами командования просматривать первоисточники, т. е. журналы боевых действий и боевые донесения, а при возникновении сомнений также и навигационные и вахтенные журналы кораблей.

Независимо от сущности выведенных из опыта статистических данных, все они прямо или косвенно основываются на систематизации и обобщении фактов. Чем больше фактов, относящихся к данной теме, тем шире освещается рассматриваемый вопрос. Удовлетвориться исследованием единичного факта или хотя бы нескольких фактов, происшедших при сходных условиях обстановки, — значит стать на опасный путь, который может привести к неверным выводам, основанным на неполноценных данных.

Единичные факты или примеры — это материал для статистики, но еще не самая статистика. «Пример — не доказательство», — писал В. И. Ленин(1).

Статистические данные, извлеченные из подобранных материалов, чаще всего обобщаются в форме таблиц и графиков. В первичном виде таблицы содержат количественные показатели, выраженные в абсолютных величинах, которые служат основным исходным материалом для получения относительных показателей. Обработка и анализ последних позволяют выявить внутренний смысл статистических данных, качественную сторону рассматриваемых взаимосвязанных явлений, а без выявления этой качественной стороны невозможно прийти к правильным выводам тактического и оперативного характера.

Если отработанные в форме таблиц статистические данные громоздки и относятся к нескольким разделам книги, то их следует выделять в «Приложения». Несложные таблицы, включающие данные, относящиеся только к одному частному вопросу, помещаются среди текста, нумеруются и снабжаются кратким заголовком, отражающим сущность заключающихся в таблице данных(2). В заголовке и в тексте таблицы не следует применять сокращения, за исключением общепринятых стандартных обозначений.

Как известно, при изучении и обобщении фактов необходимо учитывать различные условия, в которых происходили рассматриваемые явления. Иначе нельзя раскрыть их сущность и установить взаимосвязь между различными явлениями, отделить второстепенное, несущественное от основного, определяющего. На практике при этом встречаются немалые затруднения. Ведь для того чтобы действительно учесть и проанализировать все условия, в которых могут проводиться морские операции или применяться те или иные тактические приемы, нередко пользуются теорией вероятностей, теорией ошибок, гидрологией, физикой моря и другими дисциплинами. Все это требует производства сложных вычислений. Однако выполнить такую работу по разным причинам не всегда возможно, и часто приходится отказываться от некоторых расчетов и тем самым снижать полноту математического анализа. Поэтому необходимо ускорить внедрение в практику электронных вычислительных аппаратов.

Надо заметить, что если с помощью электронных машин значительно облегчается техника вычисления, то сущностью вычислений по-прежнему будет руководить человек. Между тем бывает, что даже тогда, когда сравнительная простота вычислений позволяет обойтись без помощи электронного вычислительного аппарата, автор исследования не улавливает сущности явлений во всей ее полноте. Так случилось недавно с исследователем, разрабатывавшим один из тактических приемов траления. В результате математических выкладок он пришел к основному выводу, применимому только к простейшим условиям (когда на морс нет ни ветра, ни течения), но в корне неверному в условиях, когда действуют ветер или течение.

Автор, допустивший эту грубую ошибку, увлекся в своих работах теорией ошибок и теорией вероятностей и испещрил текст множеством интегралов, но все же не выявил всесторонние внутренние связи рассмотренного явления. Следовательно, в данном случае неудачными оказались не техника и не качество вычислений, а их направленность. Основная причина этого — отсутствие у автора достаточного опыта в проведении научно-исследовательской работы. Этот опыт приобретается уже на первом этапе научно-исследовательской работы, в частности при составлении проспекта работы.

В разработанном автором проспекте научно-исследовательская работа обычно подразделяется на главы или разделы и приводится краткая аннотация каждой главы с указанием вероятного ее объема и планируемого срока (или продолжительности) написания ее. В аннотации указывается конкретная цель главы и перечисляются отдельные вопросы, подлежащие исследованию. В проспекте дается также перечень рисунков, которые целесообразно приложить к тексту. В целом в проспекте как бы подводится итог работы, проделанной автором (или коллективом авторов) на всем ее первом этапе. При составлении проспекта самому автору становится ясно, насколько полно и тщательно был обработан им материал, насколько прочен фундамент, заложенный в основу исследования.

При любых условиях необходимо подвергнуть проспект научно-исследовательской работы коллективному обсуждению соответствующих специалистов. Однако составлением проспекта не должны суживаться рамки дальнейшей работы автора, так как даже самая тщательная обработка материалов, на основе которой составляется проспект научной работы, никогда не бывает исчерпывающей. Инициатива и творческие способности автора проявляются в полной мере только при написании труда.

[Пропущено про военно-морские схемы/рисунки и их особенности]

Необходимую затрату времени на составление сложных рисунков не всегда удается точно установить при предварительных расчетах. И по этой и по другим причинам рекомендуется с осторожностью подходить к определению календарных сроков окончания труда. Если составление научного труда является единственным видом служебной деятельности автора, то он может при восьмичасовом рабочем дне подготовить к печати от 30 до 50 машинописных страниц перепечатанного текста в месяц. Поскольку у большинства наших авторов, где бы они ни работали, не менее одной трети рабочего времени затрачивается на выполнение других заданий командования, лучше считать, что в течение календарного месяца можно отработать около одного авторского листа (20-30 машинописных страниц текста). Конечно, это ориентировочная норма, в действительности же она может быть больше. Многое зависит от отношения автора к своей работе. Если он полюбил ее, болеет за нее душой или, как говорится, живет порученной ему работой, то вместе с повышением ее качества могут возрасти также и темпы исследования.

Разработка и написание полноценного научного труда представляют трудную и ответственную задачу. Образно выражаясь, это своего рода операция, проводимая на широком фронте научного исследования, обеспеченного глубоким анализом исходных данных.

Можно сказать, что схема построения любой научно-исследовательской работы из области военно-морского искусства укладывается в схему отчета о проведении морской операции. Сперва необходимо изложить военно-политическую обстановку, подчеркнув ее особенности, непосредственно относящиеся к теме данного исследования. Далее излагается вытекающая из обстановки задача, т. е. конкретная цель исследования, и дается оценка использованных материалов, а если есть соавторы, — указывается степень участия их в работе. Кратко изложенным решением, принятым автором для выполнения задачи, заканчивается вступительная часть научно-исследовательской работы, именуемая «введением». Затем идут основной текст и выводы.

Вовсе не обязательно, а иногда и невозможно сразу же написать весь текст «введения» полностью. Но с самого начала работы автор должен составить ясное представление о первых двух составных элементах введения — об условиях, имеющих непосредственное отношение к теме, и о вытекающей из них целевой направленности военно-научного исследования (на языке операторов это называется — уяснить замысел операции). Если отступить от такого правила, то при написании труда можно легко уклониться в сторону от основных исходных данных и прийти к неверным или неопределенным выводам.

При написании труда всегда надо помнить о высокой требовательности нашего читателя. Автор только в том случае достигает цели, если исходные данные его работы четко систематизированы, взаимосвязь между ними всесторонне исследована, пути всего исследования и каждого отдельного раздела выявлены и с исчерпывающей ясностью показаны.

У вдумчивого читателя при практическом использовании научно-исследовательской работы не должно возникать недоуменных вопросов, допускающих двоякое толкование. Так происходит в тех случаях, когда бездоказательно или неясно излагаются отдельные положения, высказанные автором исследования.

Бывает, что при написании труда возникают сомнения, которые удается устранить только после дополнительных поисков недостающих данных в других не использованных еще источниках. Если эти поиски оказались безуспешными, то об этом надо сделать оговорку в тексте. Но нельзя допускать произвольное в категорической форме высказанное толкование какого-либо факта, основанное на субъективных взглядах автора, а не на документальных данных. Подобный антиисторический подход к фактам не имеет ничего общего с научным предположением и обычно оборачивается против самого автора, если знакомый с делом читатель обнаруживает допущенное уклонение от истины, вследствие чего он ставит под сомнение доброкачественность всего исследования в целом.

Одной из причин подобных недостатков, встречающихся иногда в нашей военно-морской литературе, надо считать переоценку своих знаний некоторыми авторами, их формальный подход к требованию, согласно которому не следует приводить в научной работе простое изложение происшествия без соответствующего анализа. Непременно хочется все объяснить, чтобы читателя не обвинили автора в недоговоренности. На самом же деле никто не осудит автора за то, что он не доказал недоказуемое; но никто не поблагодарит слишком самонадеянного автора за навязывание своего личного мнения, бездоказательно выдаваемого за истину.

Всякий раз, когда появляется искушение высказаться в таком духе, полезно вспомнить сохранившееся с давних времен выражение «так пишется история». Обычно оно применяется у нас по отношению к английским, американским и иным буржуазным фальсификаторам истории. Но некоторые наши авторы также допускали иногда неточные или даже неверные формулировки отдельных положений, касавшихся либо обсуждавшегося одно время вопроса о приоритете русских кораблестроителей, либо оценки военно-морского искусства западных флотоводцев. В свете решений ХХ съезда КПСС, требующих объективности суждений об отрицательных и положительных сторонах зарубежной действительности, нам необходимо избегать в печати всего того, что может послужить для буржуазной пропаганды поводом для встречных обвинений в искажении исторической правды. Не следует приводить в своих работах факты, которые могут быть опровергнуты.

Одним из часто встречающихся недостатков в научной работе надо считать небрежное отношение к установленной военно-морской терминологии. Несмотря на то, что вольность языка в научных работах недопустима, некоторые авторы, по-видимому, вследствие плохого знания соответствующих уставных документов применяют либо устаревшие термины, либо искажают употребляемые в настоящее время термины. Бывает также, что автор выдвигает новое понятие и, не дав объяснения ему, пытается применить его в виде термина.

Такой путь нельзя признать правильным. Если автор считает целесообразным рекомендовать новый термин или изменять действующий, то это его право, но оно может быть осуществлено только в виде обоснованного предложения.

Надо стремиться к тому, чтобы научный труд был доходчивым, легко читаемым, а это достигается прежде всего логической последовательностью изложения. Немалое значение имеет также и легкость языка. Каждая фраза должна быть синтаксически правильно построена и логически связана с предыдущей, выражая вместе с тем законченную мысль. Следует избегать слишком сложных оборотов речи, нагромождения вводных определений, выпячивания на первое место определяющего понятия(3), перестановки причины на место следствия. Подобные погрешности стиля заставляют читателя тратить время на улавливание смысла запутанного положения. Наоборот, четкое изложение позволяет читателю сосредоточить все внимание на изучаемом предмете.

Некоторые авторы, полагая, что необходимые исправления будут внесены литературным или ответственным редакторами, мало заботятся о четкости и последовательности изложения и стиле. Но литературный редактор, не имея специальных познаний, может невольно исказить смысл отредактированной им фразы. Поэтому надо, не надеясь на редакторов, самому добиваться ясности и четкости изложения, чтобы так называемое литературное оформление непосредственно осуществлялось автором с самого начала написания труда, а не откладывалось на будущее в виде самостоятельного этапа военно-научной работы.

Иногда из-за допущенного автором неправильного оборота речи, кажущегося с внешней стороны правильным и поэтому не вызвавшим сомнений у литературного редактора, в печать попадали искаженные и противоречащие другим источникам данные. Так, например, в выпущенной Военно-морским издательством в 1952 году книге, в которой изложена боевая деятельность подводных лодок, сказано, что двум подводным лодкам, находившимся с начала ноября 1941 года на позициях, «15 ноября было приказано» перейти на иные позиции. Но из других источников точно известно, что одна из этих подводных лодок уже 13 ноября вернулась в базу, а приказание о переходе (15 ноября) на другие позиции было послано по радио несколькими днями ранее (8 ноября). Автору надо было лишь изменить порядок слов, т. е. написать дату «15 ноября» после слов «было приказано», и тогда все соответствовало бы действительности. Издатели, по-видимому, доверились авторитету автора — непосредственного участника событий — и прошли мимо этой ошибки и многих других неточностей.

В военной литературе не должно быть бесстрастного, безразличного отношения автора к рассматриваемым им вопросам. Боевая партийность должна пронизывать всю военно-научную работу, что исключит возможность проявления объективизма в любой форме.

Со всех точек зрения, и прежде всего с точки зрения удобства познаваемости предмета исследования, нехорошо, если научно-исследовательская работа изложена бесцветным, монотонным языком и поэтому звучит как сухой протокол или служебный отчет. Правда, протоколам и официальным отчетам свойственны четкость и сжатость изложения фактов и выводов; в этом заключается их достоинство, а не недостаток. Но одно дело ознакомиться с коротким протоколом, предназначенным для узкого круга лиц, а другое дело читать объемистый научный труд, автор которого не проявил литературных способностей. Есть немало литературных приемов и оборотов речи, позволяющих несколько оживить ее и тем самым привлечь внимание читателя к наиболее существенным фактам, событиям, облегчить усвоение прочитанного.

Сухой, строго официальный стиль изложения допустим и даже обязателен в уставных документах(4) и специальных служебных докладах и учебных пособиях, а также при формулировке выводов тактического и оперативно-тактического характера.

Считаясь с особенностями морского языка, не следует все же чрезмерно одушевлять корабли, приписывая им, например, способность «иметь намерение», «предпринимать поиск» и даже «ощущать взрыв». Такие наименования кораблей, как «Скорый», «Решительный», можно, не указывая класса корабля, склонять в любом падеже. Но это не относится к кораблям, которым присвоены имена собственные, наименования географических пунктов, стихийных явлений, одушевленных и неодушевленных предметов.

Сразу же написать весь труд в законченном виде невозможно. Ни одному, даже очень опытному литератору не удается обойтись без последующего сглаживания обнаруженных им самим шероховатостей стиля. Более того, после проверки текста можно не обнаружить отдельные погрешности, относящиеся не только к построению фразы, но и к самой сущности рассматриваемого в ней вопроса. Сам автор потом удивляется, как могло случиться, что он допустил грубую ошибку. В этом отношении человеческий мозг уступает созданному им электронному вычислительному аппарату, который дает сигнал, если начинает уклоняться от входных данных, тогда как «заскоки» человеческой мысли иногда обнаруживаются только со стороны.

Чаще всего отдельные ошибки делаются автором из-за незнания им тех или иных исходных данных, в связи с чем следует особенно подчеркнуть важность коллективного просмотра написанного труда. Из опыта известно, что в печать попадали иногда книги и статьи, написанные высококвалифицированными авторами, и тем не менее в них имелись неточности, дезориентирующие читателя. Очевидно, что как бы не был опытен автор научно-исследовательской работы, ему никогда не мешает выслушать замечания, которые могут быть сделаны специалистами.

Существенное значение имеет личная организованность автора, которая особенно необходима в военно-научной работе. Полноценность работы обеспечивается не только личными качествами научного работника, его умением анализировать и обобщать исходные данные, но и соблюдением ряда выведенных из опыта технических требований, например систематизацией выписок из источников, подлежащих использованию, двукратной проверкой вычислений. Некоторые технические требования иногда кажутся мелочами, но на самом деле позволяют экономить время, избегать пропусков и иных упущений в ходе самого исследования. Надо также установить распорядок рабочего дня, например, переключаться на менее сложную часть работы, если соседи принимают посетителей, и вовремя делать передышку при первых признаках переутомления.

Автор, добросовестно относящийся к порученной ему задаче, обычно стремится изложить рассматриваемые им вопросы как можно полнее и подробнее и при этом, может быть, не сразу улавливает, действительно ли все сказанное им представляет собой практическую ценность. Автору рекомендуется по написанию труда еще раз внимательно прочесть его и вычеркнуть все то, что не оказало влияния на сущность сделанных выводов и предложений.

После того как труд написан, откорректирован в соответствии с замечаниями специалистов, просмотревших рукопись, исправлен на основе указаний редактора и послан в издательство, автор еще не вправе считать свою задачу выполненной. Он обязан лично участвовать в оформлении труда, согласовать текст и рисунки со сделанными в издательстве замечаниями, тщательно проверить изготовленные макеты рисунков и, наконец, считать верстку и сигнальный экземпляр.

Считывая верстку, необходимо сличать все количественные показатели, даты и таблицы со своим рукописным подлинником, а не с копией направленного в издательство машинописного экземпляра, так как в нем могут оказаться не замеченные ранее ошибки.

Устранение опечаток, которые могут быть не замечены в издательстве корректором, — не единственная цель автора при считке верстки. Опыт показал, что отдельные неточности, которые автор не обнаружил при прочтении своей рукописи и перепечатанного на машинке текста, нередко улавливаются им при вдумчивой считке верстки. «По печатному виднее», — говорят в таких случаях. Из опыта выведено, что автор в течение одного рабочего дня может высококачественно отработать в среднем один авторский лист верстки.

Процесс издания труда по ряду причин может затянуться на несколько месяцев, а иногда и на год и более. Бывает, что за это время автор меняет место службы, но и независимо от этого он не должен забывать, что его работа находится в печати и что ко времени выхода ее в свет она может частично устареть, если не внести в нее необходимые исправления. До тех пор, пока работа не издана, ее автору необходимо постоянно следить за происходящими изменениями, относящимися к данной теме, и своевременно направлять в издательство соответствующие поправки.

                                                         * * *

Всем сказанным, конечно, не исчерпываются вопросы методики и техники военно-научной работы. Эту статью следует рассматривать лишь как попытку краткого обобщения опыта авторов, занимающихся исследованиями в области военно-морского искусства и выработавших на практике ряд навыков и приемов.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. В. И. Ленин, Соч., т. 33, стр. 179.
2. Некоторые авторы, смешивая форму с содержанием, пишут, например, «Таблица потопления кораблей» вместо «Сводные данные о потоплении кораблей». Подобное оформление таблиц применяется только в том случае, когда сведенные в таблице данные представляют собой основное содержание всей работы, например «Мореходные таблицы», «Таблицы стрельбы» и т. д.
3. Такие выражения, как, например, «никаких мер принято не было» или «противника обнаружено не было», прочно укоренились в оперативных сводках, но нередко встречаются и в научных трудах.
4. Требования руководящих уставных документов должны излагаться в категорической форме без применения таких условностей, как «можно использовать», «предпочтительнее высылать» и т. п.

Морской сборник. 1957. № 12.
Tags: Методология, Морской сборник, журналы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 6 comments