Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

Немецкие планы летней кампании 1942 года в отечественной историографии.

1 октября 1942 года, в результате контрудара частей 51-й армии Сталинградского фронта, был захвачен ряд документов противника, среди которых оказалась одна любопытная схема. По словам А.И. Ерёменко, её «содержание… далеко выходило за рамки не только армейского масштаба, но даже масштаба группы армий и касалось, по существу, всего советско-германского фронта. Это была схема, вычерченная карандашом на простом листе бумаги и графически представлявшая план гитлеровцев на лето 1942 года (см. схему 14). Отчасти данные этой схемы совпали с соответствующими директивами Гитлера, преданными теперь гласности. На схеме были указаны также даты, означавшие, по-видимому, сроки захвата тех или иных пунктов фашистскими войсками».

Данная схема, видимо, была передана в Москву и 6-7 ноября 1942 года о её содержании узнала вся страна. Товарищ Сталин в своём докладе к 25-й годовщине ВОСР сказал: «Недавно в руки наших людей попал один немецкий офицер германского генштаба. У этого офицера нашли карту с обозначением плана продвижения немецких войск по срокам. Из этого документа видно, что немцы намеревались быть в Борисоглебске 10 июля этого года, в Сталинграде - 25 июля, в Саратове - 10 августа, в Куйбышеве - 15 августа, в Арзамасе - 10 сентября, в Баку - 25 сентября.

Этот документ полностью подтверждает наши данные о том, что главная цель летнего наступления немцев состояла в обходе Москвы с востока и в ударе по Москве, тогда как продвижение на юг имело своей целью, помимо всего прочего, отвлечение наших резервов подальше от Москвы и ослабление Московского фронта, чтобы тем легче было провести удар по Москве.

Короче говоря, главная цель летнего наступления немцев состояла в том, чтобы окружить Москву и кончить войну в этом году».


С этого момента вся советская военная историография, описывая немецкие планы на лето 42 года, ориентировалась исключительно на этот доклад. Даже в секретных работах вроде «Сборника материалов по изучению опыта войны № 6 (апрель-май 1943 г.)» писали (С. 9): «1 октября 1942 г. на Сталинградском фронте в районе Садовое у убитого немецкого офицера генерального штаба была изъята карта с нанесённым на неё схематическим планом наступления противника. Этот документ подтверждает прогнозы Верховного Главнокомандования Красной Армии по планированию немцами летней кампании 1942 г. (схема 1)».
(без названия)
Что уж говорить о более доступных работах (Замятин Н.М. и др. Битва под Сталинградом. М., 1944; Самсонов А. У стен Сталинграда. М., 1952; Тельпуховский Б.С. Великая победа Советской Армии под Сталинградом. М., 1953 и др.). В статье «Великая Отечественная война Советского Союза 1941-1945» нового, второго издания «Большой советской энциклопедии» (Т. 7. С. 172) также была представлена эта версия с красочной картой.
skhema_421001.jpg
Тем временем на Западе начали выходить работы, в которых описывались реальные немецкие планы на лето 1942 года. Некоторые из них рецензировались в полусекретном журнале «Военная мысль» (выходившим тогда с грифом «Только для генералов, адмиралов и офицеров Советской армии и военно-морского флота») и, конечно же, этот момент объявлялся фальсификацией. Вот, в частности, отрывок из рецензии на книгу Б. Лиддел Гарта «Другая сторона холма» (ВМ. 1950. № 6. С. 92-93): «Описывая планы операций 1942 года, автор книги оценивает их как «мастерское планирование генерала Гальдера» (стр. 63). Но эти планы, по мнению автора, потерпели крах потому, что Гитлер раздвоил силы немецкой армии, поставив перед ней две задачи: занять Сталинград и захватить нефть Кавказа (стр. 208)… Говоря о том, что Гитлер стремился обеспечить Германию кавказской нефтью, автор пытается отрицать тот факт, что немецкое верховное командование в 1942 году преследовало цель обхода Москвы, и утверждает, что Сталинград необходим был немцам лишь для того, «чтобы обезопасить свой фланг при наступлении на Кавказ» (стр. 208). Однако давно известно, что главная цель немецкого наступления в 1942 году состояла в том, чтобы обойти Москву с востока, отрезать ее от Волги и Урала и затем занять ее».

Примерно то же самое было написано и в рецензии на книгу Вальтера Гёрлица «Вторая мировая война. 1939-1945», вышедшей в двух томах в 1951-1952 гг. (ВМ. 1955. № 5. С. 92).

Но инерция сталинского доклада (особенно после смерти самого докладчика) не могла длиться вечно, и первый звоночек о грядущем пересмотре взглядов на немецкие планы в 1942 году прозвучал в том же самом номере «Военной мысли», в котором была опубликована рецензия на Гёрлица. В статье генерал-полковника П. Курочкина «Победа советского военного искусства в Великой Отечественной войне» в отрывке о вооружённой борьбе летом 1942 года, возможно, впервые не была озвучена версия об обходе Москвы (С. 22): «Летняя кампания 1942 года началась почти одновременным наступлением советских войск в районе Харькова, а немецко-фашистских – в Крыму, в районе Ржева и южнее Ленинграда. Противнику удалось в мае-июне ликвидировать наши плацдармы на Керченском полуострове и у Севастополя, окружить часть наступавших войск под Харьковом. Достигнув этих успехов, а также воспользовавшись отсутствием второго фронта, гитлеровское командование сосредоточило крупные силы на южном участке советско-германского фронта и развернуло новое наступление на юго-восточном направлении. Не имея достаточных сил для наступления на нескольких направлениях, как это было в 1941 году, противник все же смог сосредоточить крупные силы на одном участке фронта и добиться новых серьезных успехов. Советская Армия снова оказалась вынужденной вести тяжелые оборонительные бои с превосходившими силачи противника теперь уже на сталинградском и северо-кавказском направлениях».

Однако окончательный удар был нанесён выходом в 1956 году сборника статей «Важнейшие операции Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.» под редакцией д.и.н. полковника П.А. Жилина. В статье «Битва под Сталинградом» (написана полковниками А.В. Каратышкиным и К.А. Черёмухиным, с. 110) была процитирована директива № 41 от 5 апреля 1942 года с планами немецкого командования на грядущую кампанию. Причём не стоит связывать содержание сборника с известным докладом Н.С. Хрущёва на ХХ съезде КПСС. Выходные данные книги показывают, что она была сдана в набор 11.07.55, а подписана к печати – 30.01.56.

В журнале «Военная мысль» также приложили руку к изменению ситуации. Сначала в 10-м номере журнала за 1956 год была опубликована статья полковника Н. Павленко «Борьба за стратегическую инициативу в Великой Отечественной войне», где была кратко рассмотрена и летнее-осенняя кампания 1942 года, и планы сторон в ней. Затем в следующем, 11-м номере печатается статья генерал-полковника А. Тарасова «К вопросу о плане летней кампании гитлеровского командования на советско-германском фронте в 1942 году». Её начало уже настраивает на разоблачительный лад (С. 64): «В нашей литературе установилось мнение, что главной целью наступления немецко-фашистских войск на советско-германском фронте в 1942 году являлась Москва, с овладением которой связывалось и окончание войны на Востоке. В работах, посвященных Великой Отечественной войне, в частности, утверждается, что решения этой стратегической задачи гитлеровское командование стремилось достичь нанесением главного удара на сталинградском направлении. С выходом к Волге и овладением Сталинградом войска противника якобы должны были развивать свой удар на север с целью глубокого обхода Москвы с востока, изоляции Москвы от волжского и уральского тыла и последующего овладения ею. Наступление же противника на юге в сторону Кавказа рассматривалось как вспомогательное, имевшее целью отвлечь резервы Советской Армии от Москвы и тем самым ослабить оборону московского направления». Далее в статье излагалась история захвата документа (уточнялось, что он был взят у румынского, а не немецкого офицера), его содержание и сравнение как с немецкими документами, так и с мемуарами, и даже свидетельствами Паулюса (С. 69): «В беседе с автором этой статьи Паулюс заявил: «Поверьте мне, что до самого дня моей сдачи в плен советским войскам я никогда и ни от кого не слышал, что целью нашего наступления в 1942 году, пусть даже отдаленной, являлась Москва. Об этом я узнал только в плену, по советским материалам, с которыми я совершенно не согласен».

Конечно, моментально все исторические работы, затрагивающие этот момент, поменяться не могли. В этом же 1956 году вышла брошюра «Советские вооруженные силы в Великой Отечественной войне (1941-1945 годы). Материалы для политических занятий», где на странице 25 излагалась уже устаревшая версия. Но в вышедшем в том же году 40-м томе БСЭ в статье «Сталинградская битва 1942-1943» использовались новейшие данные.

Последний раз сталинская версия в отечественных исторических работах была упомянута в статье полковника И. Паротькина «О плане летней кампании немецко-фашистского командования на советско-германском фронте в 1942 году» (Военно-исторический журнал. 1961. № 1). Помимо подробного рассказа о содержании захваченного документа было приведено и изображение схемы. Так же замечу, что тов. Паротькин, тогда ещё в чине подполковника, был в составе авторского коллектива одной из первых работ по Сталинградской битве – «Битва под Сталинградом. Краткий очерк» (М.: Воен.-истор. отдел ГШ КА, 1944).

Г.К. Жуков рассказывал, что после обыска на его даче и изъятия хранившихся там в сейфе документов и материалов в 1946 году, ему позвонил Сталин и сказал следующее: "Вы что, собираетесь писать историю? Не надо. Пусть этим делом занимаются историки, когда мы умрем".
Tags: ВОВ, Историография
Subscribe

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (IV)

    ШТАБНЫЕ ДОКУМЕНТЫ В заключение прилагаем различные формы боевых документов для частей, ведущих контрбатарейную борьбу. Большинство этих документов…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (III)

    5. БОРЬБА С АРТИЛЛЕРИЕЙ В НАСТУПЛЕНИИ Во время артиллерийской подготовки все средства наземной разведки ведут усиленное наблюдение, чтобы выявить…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (II)

    4. ПОДГОТОВКА БОРЬБЫ С АРТИЛЛЕРИЕЙ Ведение контрбатарейной борьбы слагается из подготовительного периода, пристрелки и подавления. Подавление при…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments