Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Categories:

Про реорганизацию танковых войск Красной Армии в 1939-40 гг.

Принятая в середине 30-х годов организация советских танковых войск отвечала нашим взглядам на ведение боя и операции в будущей войне и в основном обеспечивала эффективное использование всех боевых возможностей танков. Без существенных изменений такая организация существовала до ноября 1939 года.

В конце ноября 1939 года в нашей армии было признано целесообразным иметь в составе Красной Армии вместо существующих танковых корпусов и отдельных танковых бригад однотипную организацию танковых бригад, вооруженных танками БТ и Т-26 с дальнейшим перевооружением их танками Т-34. Танковые бригады должны были быть четырехбатальонного состава, по 258 танком в бригаде. Танковые бригады тяжелых танков Т-28 и Т-35 намечалось перевооружить танками КВ, по 156 танков в бригаде. Одновременно предполагалось создать 15 моторизованных дивизий, по 257 танков в каждой. Танковые корпуса подлежали расформированию.

К маю 1940 года реорганизация бронетанковых войск в основном была завершена. К этому времени в составе Красной Армий имелось 35 бригад танков Т-26 и БТ и 4 бригады танков Т-28 и Т-35. Эти полностью сформированные крупные соединения могли быть использованы как для совместных действий с пехотой, так и для решения самостоятельных задач в операциях. Кроме этих соединений в бронетанковых войсках имелось 20 танковых полков, входивших в состав кавалерийских дивизий, и 98 отдельных танковых батальонов в стрелковых дивизиях{27}.

Весной 1940 года были сформированы также четыре моторизованные дивизии, в состав каждой входил танковый полк.

Почти во всех крупных советских военно-исторических трудах, выпущенных за последние десять лет, решение о ликвидации танковых корпусов в 1939 году оценивается как ошибочное и даже вредное, поскольку оно якобы привело к пересмотру нашей теории боевого применения танков и отказу от использования крупных танковых соединений для самостоятельных действий*. Между тем анализ наших взглядов на боевое применение танков в бою и операции в указанное время не подтверждает такого вывода. Никаких принципиальных изменений в теорию боевого и оперативного использования танковых войск в 1940 году не было внесено. В этой легко убедиться, ознакомившись с соответствующими разделами проекта Полевого устава РККА 1940 года, в статье 24 которого было записано: «Танки применяются в совместных действиях с пехотой и для решения самостоятельных задач в крупных массах совместно с моторизованной пехотой и авиацией»{28}. Больше того, именно в 1940 году в Академии бронетанковых войск особенно широко развернулась работа по исследованию проблем боевого применения крупных соединений бронетанковых войск для самостоятельных действий в оперативной глубине{29}.

Мы считаем реорганизацию советских бронетанковых войск, проводившуюся в конце 1939—начале 1940 года, в целой нужным и полезным мероприятием. Она явилась логическим результатом длительной проверки организационных форм советских бронетанковых войск на многочисленных учениях и особенно в ходе освободительного похода в Западную Белоруссию и Западную Украину.

Как известно, недочеты в управлении и действиях танковых корпусов, проявившиеся в этом походе, были главными и, на наш взгляд, весьма вескими аргументами для сторонников их расформирования. Начальник автобронетанковых войск Киевского особого военного округа комбриг Я. Н. Федоренко, анализируя действия 15-го танкового корпуса в период освободительного похода в Западную Украину, писал: «Действия танкового корпуса показали трудность управления и громоздкость его, что влияет на мобильность действии танковых бригад, входящих в корпус. Отдельные танковые бригады действовали лучше и мобильнее»{30}. Подобные и, по нашему мнению, правильные выводы делали и другие участники похода, в частности командиры 25-го и 15го танковые корпусов И. О. Яркин и М. П. Петров.

Есть все основания считать, что именно опыт освободительного похода осенью 1939 года позволил нашему руководству сделать правильный вывод о необходимости дальнейшего совершенствования организационной структуры бронетанковых войск. Новые организационные формы бронетанковых войск — танковые бригады и моторизованные дивизии — были более мобильными, легко управляемыми и отвечали требованиям массированного применения танков.

Видимо, не случайно наши танковые и механизированные корпуса периода Великой Отечественной войны имело в своем составе, как правило, 200-250 танков и САУ. Танковые дивизии немецкой армии этого периода тоже включали около 200 танков.

На наш взгляд, ошибочном следует считать новую реорганизацию советских бронетанковых войск, начавшуюся летом 1940 года. Как известно, в середине 1940 года было начато формирование новых механизированных корпусов, состоявших из двух танковых и одной моторизованной дивизий. В составе таких корпусов должно было быть более 1000 танков в более 35 тыс. личного состава. В то же время средства обеспечения и управления этих корпусов оставались почти такие же, как и в корпусах 1939 года. Уже в июле 1941 года они были расформированы.

27. ЦГАСА, ф 31811, оп. 12, д. 1199, л 66.
28. Полевой устав Красной Армии, 1940 г. Проект, стр. 16.
29. См. Труды академии «Юбилейный сборник», 1940 г.
30. Там же, л 246.

д.и.н. генерал-майор танковых войск Крупченко И. Развитие танковых войск в период между первой и второй мировыми войнами // Военно-исторический журнал. 1968. № 5. С. 42-44.

Предыдущая серия http://www.vif2ne.org/nvk/forum/0/archive/2675/2675750.htm

* В качестве типичного примера отрывок из сборника "Вопросы стратегии и оперативного искусства в советских военных трудах" (М., 1965. С. 553):

"Сложная обстановка конца тридцатых годов сказалась отрицательно на развитии нашей военно-теоретической мысли. Основные положения теории глубокой операции и принципы использования в ней бронетанковых войск были взяты под сомнение, так как участвовавшие в ее разработке руководящие военные кадры были репрессированы и объявлены «врагами народа» . Наметился отход от наших прежних взглядов в области применения и организационного строительства бронетанковых войск.

На основе ограниченного опыта применения танков в Испании были сделаны ложные выводы о невозможности применения крупных танковых или механизированных соединений для решения глубоких самостоятельных задач, и само существование подобных соединений было признано нецелесообразным. Поспешное и опрометчивое проведение подобных взглядов в жизнь привело к тому, что в конце 1939 г. наши танковые корпуса были расформированы. Уже первый опыт боевых действий начального периода второй мировой войны на Западе показал несостоятельность подобных взглядов и вместе с тем наглядно подтвердил правильность взглядов нашей военной теории середины тридцатых годов на роль, место и задачи в операциях крупных соединений бронетанковых войск".


Т.е. опять ставится вопрос о влиянии репрессий на развитие военной мысли и организацию вооружённых сил. В одной из предыдущих записей я уже показывал, что репрессии никак не сказались на теории глубокой операции/глубокого боя и она продолжала оставаться стержнем наступательной доктрины РККА. То же самое можно сказать и в отношении крупных подвижных соединений.
Tags: ВИЖ, Военная теория, журналы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments