Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Categories:

Историческая правда назначалась в административном порядке

Сегодня отмечается 125-летие со дня рождения Маршала Советского Союза Г.К. Жукова. Кто-то вспоминает его военные годы, кто-то – его нечестивую связь с Хрущёвым. Мой журнал, как обычно, обращается к печатным изданиям и вмешательству юбиляра в их споры.

В целом благодаря постоянной заботе партии и правительства об обороноспособности нашей страны наши Вооруженные Силы в корне преобразованы и в качественном отношении далеко шагнули вперед от того уровня, на котором они находились в конце Великой Отечественной войны. Но опыт войны не потерял и еще долго не потеряет своего значения. Великая Отечественная война, эта главная и решающая часть всей второй мировой войны, вооружила наши военные кадры ценнейшим практическим опытом. Изучить и обобщить его, сделать из него необходимые теоретические выводы, чтобы плодотворно использовать их в современной обстановке, — одна из актуальных задач советской военной науки.

В направлении решения этой задачи за истекшие годы было сделано немало. Но в изучении и обобщении опыта Великой Отечественной войны были допущены и грубые недочеты. Они связаны с культом личности.

XX съезд КПСС, одобрив мероприятия Центрального Комитета, решительно выступившего против культа личности, указал на необходимость не ослаблять борьбы против пережитков этого культа, широко разъяснять марксистско-ленинское понимание роли народных масс и личности в истории. Распространение культа личности умаляло роль партии и народных масс, принижало роль коллективного руководства в партии и нередко приводило к серьезным упущениям в работе. Вместе с тем одним из прямых результатов культа личности были догматизм и начетничество, тормозившие развитие науки в разных областях, в том числе в области истории и теории военного дела. Из культа личности, приписывавшего все победы Советского Союза в Великой Отечественной войне персональному руководству И. В. Сталина, вытекала также порочная практика преувеличивания успехов и затушевывания недостатков в ряде операций советских войск. В нашей военно-исторической литературе нередко фактические результаты той или иной операции выдавались за ее первоначальный замысел, действия противника и его опыт недооценивались и т. п. Все это во многих случаях приводило к однобокому, неправильному освещению боевого опыта, к замазыванию подлинных трудностей войны, к насаждению искаженных представлений о действительном характере боевых действий.

Задачи развития Вооруженных Сил, интересы укрепления обороноспособности Родины требуют от работников советской военной науки решительного пересмотра ряда положений истории Великой Отечественной войны, переоценки отдельных операций, более глубокого исследования ее военного искусства. Надо очистить научное наследие войны от всего вредного, что породил культ личности, поднять советскую военную науку на принципиальную высоту, достойно оценив роль народа, партии, Вооруженных Сил. Марксистско-ленинская теория требует не подгонки фактов к предвзятым суждениям, а правдивого, точного анализа опыта. В. И. Ленин не раз указывал на необходимость именно такого изучения фактов исторического прошлого, без их лакировки, без всякой попытки улучшить или ухудшить историю. Он учил нас партийности в науке, всемерному использованию ее данных в интересах дела партии, в интересах народа.

Весьма важным является вопрос о начальном периоде войны, правильное понимание которого имеет самое непосредственное отношение к обеспечению высокой бдительности и боеготовности войск. Этот вопрос приобретает тем большее значение, что в его освещении было допущено особенно много грубых ошибок.

Известно, что в военно-исторической литературе, основывавшейся прежде всего на книге И. В. Сталина «О Великой Отечественной войне Советского Союза», первый период войны до недавнего времени именовался периодом «активной обороны» советских войск, а их неудачи объяснялись «внезапностью нападения» фашистской Германии. Между тем уже сама идеология фашизма, как и вся предвоенная политика гитлеровской клики, неопровержимо свидетельствовала о подготовке нападения на СССР, причем фашисты, по существу, и не скрывали своих планов. Таким образом, несмотря на заключение в 1939 г. пакта о ненападении, возможность вероломного удара Гитлера по Советскому Союзу не вызывала сомнения. Весной 1941 г. эта возможность превратилась в реальную угрозу, о чем свидетельствовали многочисленные факты, своевременно вскрытые советской военной разведкой. Стало своевременно известно, в частности, о сосредоточении огромного количества немецко-фашистских войск, включая крупные танковые соединения, вдоль западной границы СССР.

И все же нападение фашистской Германии оказалось для Советских Вооруженных Сил внезапным, хотя его и никак нельзя было считать внезапным для высшего руководства страной, в то время целиком сосредоточенного в руках И. В. Сталина. Суть дела заключалась в том, что вопреки всем очевидным признакам готовившейся агрессии не были приняты необходимые меры готовности, исключающие внезапность. Именно такая неготовность Вооруженных Сил и явилась основной причиной разрозненных, необъединенных действий отдельных наших войсковых соединений в самом начале войны, тяжелых потерь советской авиации от внезапных ударов воздушного противника по аэродромам и т. д. Именно поэтому Советской Армии пришлось в течение всего лета и осени 1941 г. отступать, ведя тяжелые оборонительные сражения в условиях численного превосходства противника в живой силе и технике. Советская Армия отходила к Ленинграду, Москве и Ростову не потому, что это вытекало из плана «активной обороны», которого не было и не могло быть, а прежде всего из-за непринятия необходимых мер приведения войск в боевую готовность. Одной из важнейших причин наших военных неудач в первом периоде Великой Отечественной войны является также и тот факт, что советская промышленность не была во-время и по-настоящему мобилизована для производства необходимого вооружения и снаряжения. В результате, хотя она по достигнутому уровню развития и была в состоянии полностью обеспечить войска всем необходимым, а наша наука еще до войны создала замечательные образцы боевой техники, Советская Армия вплоть до конца 1942 г. испытывала недостаток в артиллерии, танках, авиации.

Большая работа предстоит работникам советской военной науки, в частности военным историкам, и в области дальнейшего изучения стратегического, оперативного и тактического опыта Великой Отечественной войны. Культ личности наложил глубокий отпечаток на оценку многих операций Советской Армии, причем не только неудачных, но и вполне успешных, победоносных. Эти оценки необходимо пересмотреть и привести в соответствие с исторической истиной.

Возьмем, к примеру, вопрос о контрнаступлении. Великая победа советских войск под Сталинградом, сыгравшая огромную роль в ходе Великой Отечественной войны, была одержана в условиях, когда наше контрнаступление осуществлялось после того, как враг глубоко вторгся в пределы нашей Родины и нанес нам огромный ущерб. А некоторые историки пытались все же доказывать, что контрнаступление под Сталинградом было предусмотрено заранее, чуть ли не с самого начала прорыва войск противника в излучину Дона. Отсюда, естественно, напрашивался вывод и о закономерности, даже целесообразности отступления советских войск к Сталинграду, поскольку противник при этом «подставлял» свои фланги. Подобное толкование в сущности оправдывало наши тяжелые неудачи с потерей обширной территории летом 1942 г. и тем самым замалчивало допущенные ошибки и недочеты. Оно несомненно и умаляло величие подвига советского народа и его Вооруженных Сил, сумевших в этих неимоверно тяжелых условиях нанести сокрушительный удар по врагу, добиться коренного перелома в ходе, войны. Между тем опыт войны учит, как важно проводить контрнаступление в таких условиях, как это было, например, в битве под Курском, когда немецко-фашистские войска не сумели прорвать оборону Центрального и Воронежского фронтов, а советские войска перешли в контрнаступление и разгромили ударные группировки противника в районе Орла и Белгорода. Ясно, что именно такой способ действий, при котором противник с самого же начала его наступления остановлен упорной обороной, понес тяжелые потери, и создает наиболее благоприятные условия для успешного контрнаступления.

В наступательных операциях, проведенных в период после битвы под Курском, советские войска, как известно, осуществили на фронтах войны много замечательных операций, представляющих собой выдающиеся образцы военного искусства. Но и при их исследовании было допущено немало досадных замалчиваний, например низких темпов наступления на некоторых направлениях, отдельных недостатков в организации прорыва, использовании сил и средств, в действиях войск в ходе боя. Часто не принимался во внимание такой важный вопрос, как потери и материально-технические издержки в боях и операциях, хотя и вполне очевидно, какое большое значение имеет этот вопрос для правильной оценки действий, анализа проявленного искусства.

Важной задачей советских военных историков и исследователей военного искусства является также разработка научно обоснованной периодизации Великой Отечественной войны. Действующую ныне периодизацию, при которой такое событие, как битва под Сталинградом, разрезается пополам границей времени между первыми двумя периодами войны, а второй и третий периоды механически заканчиваются календарной датой 31 декабря, едва ли можно признать удовлетворительной.

Перечисленные вопросы, конечно, не исчерпывают всех задач в области дальнейшей разработки истории Великой Отечественной войны и изучения ее боевого опыта. Да едва ли и можно сейчас полностью определить эти задачи. Они, очевидно, будут возникать и решаться лишь постепенно, в той или иной последовательности.

Решительно искореняя пережитки культа личности, все фальшивое, чуждое духу марксизма-ленинизма, надо помнить также об огромном вреде самоуспокоенности, какого-либо почивания на лаврах. При использовании оперативного и тактического опыта Великой Отечественной войны следует критически пересмотреть его с учетом современного развития военного дела, конкретных театров военных действий. Огромные изменения в технике и вооружении, организации и подготовке войск за послевоенные годы, вытекающие отсюда возможности и условия вооруженной борьбы требуют своего глубокого изучения, понимания тенденций развития, правильного предвидения того нового, что несет военному искусству дальнейший прогресс науки и техники.

Славная годовщина // Военный вестник. 1956. № 4.




Коммунистической партии, созданной гениальным Лениным, Советскому правительству, Вооруженным Силам СССР, миллионам и миллионам советских людей, воспитанных партией, — вот кому принадлежит главная заслуга и главная роль в подготовке страны и армии к решительному отпору империалистическим захватчикам и в разгроме фашистских агрессоров.

Раскрыть во всем величии решающую роль советского народа, Вооруженных Сил СССР, организующую и руководящую роль Коммунистической партии в завоевании победы в Великой Отечественной войне — почетная задача нашей исторической науки, нашей печати.

В этой связи не могут не вызывать удивления и огорчения совершенно неправильные, вредные суждения, содержащиеся в передовой статье четвертого номера журнала «Военный вестник» за 1956 год.

В статье утверждается, что нашей армии пришлось отступать, вести тяжелые оборонительные сражения якобы из-за неприведения войск в боевую готовность. Весьма странны и неубедительны суждения журнала о каких-то разрозненных, необъединенных действиях отдельных войсковых соединений — действиях, порожденных якобы неготовностью Вооруженных Сил СССР. В статье грубо искажается вопрос о мобилизационной готовности и возможностях нашей промышленности.

Хотели или не хотели того авторы указанной выше статьи «Военного вестника», но они принизили значение нашей победы в минувшей войне, принизили решающую роль советского народа и его Вооруженных Сил в завоевании этой победы.

Причем свои неправильные суждения «Военный вестник» преподносит под видом борьбы против культа личности. Бесспорно, что борьба против культа личности и его отрицательных последствий имеет большое теоретическое и практическое значение. Но нельзя примириться с таким положением, когда под видом разоблачений этого культа умаляется роль нашей партии и ее Центрального Комитета, роль нашего народа и Советского правительства как в укреплении обороноспособности страны, так и в организации и осуществлении разгрома фашистской Германии.

Великий подвиг советского народа // Красная звезда. 1956. 9 мая (№ 106).




Записка маршала Г.К. Жукова первому секретарю ЦК КПСС Н.С. Хрущеву об ошибках в редакционной статье “Великий подвиг советского народа” в газете “Красная звезда”

12 мая 1956 г.

Редакция журнала "Военный Вестник" в передовой статье № 4-го осветила некоторые вопросы неудач наших войск в начальном периоде Великой Отечественной войны, вытекающих из последствий культа личности, о чем говорилось на XX съезде КПСС.

9 мая в редакционной статье, посвященной Дню Победы, редакция газеты "Красная Звезда" подвергла критике эту статью "Военного Вестника", обвинила журнал в том, что он допускает совершенно неправильные, вредные суждения, когда утверждает в названной статье, что "нашей армии пришлось отступать, вести тяжелые оборонительные сражения якобы из-за неприведения войск в боевую готовность".

Редакция "Красной Звезды" считает весьма странными и неубедительными "суждения журнала о каких-то разрозненных, объединенных действиях отдельных войсковых соединений – действиях, порожденных неготовностью Вооруженных Сил СССР", она также утверждает, что в статье "Военного Вестника" грубо искажается вопрос о мобилизационной готовности и возможностях нашей промышленности. По мнению редакции "Красной Звезды" авторы статьи "Военного Вестника" этим самым принизили значение нашей победы в минувшей войне, принизили решающую роль советского народа и его Вооруженных Сил в завоевании победы. Эта критика, по справке главного редактора газеты дана по указанию тов. Шепилова Д.Т.

Считаю, что обвинения, выдвинутые по поводу передовой статьи в № 4 журнала "Военный Вестник" являются необоснованными и неправильными.

В статье "Военного Вестника" события начального периода войны и их причины освещены на основе действительных фактов и в полном соответствии с их оценкой, данной в материалах XX съезда партии.

Нет также оснований обвинять редакцию журнала в умалении роли советского народа, партии и Вооруженных Сил, тем более, что на первых страницах № 4 журнала решающая роль нашего народа, партии и Вооруженных Сил в завоевании победы показана ярко.

Необоснованное выступление редакции "Красной Звезды" с критикой передовой статьи в № 4 "Военного Вестника" принесло явный вред. Оно дезориентирует наши кадры в вопросах перестройки освещения начального периода Великой Отечественной войны в соответствии с материалами XX съезда и по существу идет вразрез с принятым решением съезда по вопросу культа личности.

Вместе с тем, необдуманное выступление газеты в юбилейной статье дало основания враждебной нам печати за рубежом развернуть клеветническую кампанию.

Считаю, что работники аппарата ЦК КПСС и Главное политическое управление Министерства обороны, давшие санкцию на опубликование редакционной статьи "Красной Звезды" с необоснованной критикой журнала "Военный Вестник", без соответствующего указания Президиума ЦК КПСС, допустили серьезную ошибку.

Объяснения Главного политического управления Министерства обороны и главного редактора "Красной Звезды" прилагаются*.

Г. Жуков
__________________
* Не публикуется.


Резолюции: ”Тт. Суслову, Шелепину. Н. Хрущев. 15.05.56”. “Тт. Константинову и Московскому. Предложено найти форму исправить через “Правду” неправильное выступление “Красной звезды”. М. Суслов. 6.06”.

[РГАНИ] Ф. 5. Оп. 30. Д. 184. Л. 22–23. Подлинник.

Трудные пути правды. Великая Отечественная война в книгах и документах 1950–1980-е гг. Аннотированный каталог. М., 2000.


* * * * *

Какой-либо статьи или заметки на этот счёт в «Правде» мне обнаружить не удалось. Вполне возможно, что всё затмилось публикацией 2 июля постановления ЦК КПСС «О преодолении культа личности и его последствий». Но, по всей видимости, какой-то внутриведомственный втык редакции «Красной звезды» сделали, иначе сложно объяснить пересказ, а местами даже дословное цитирование пресловутой статьи из «Военного вестника»:

Но культ личности нанес серьезный ущерб делу обороноспособности страны. Занимая высшие руководящие посты в партии и правительстве, И. В. Сталин не принял всех необходимых мер для еще большего укрепления военной мощи и обороноспособности социалистического государства в период, когда в Европе уже бушевала война и когда было ясно, что фашистская Германия совершит нападение на СССР. Наша промышленность не была во-время по-настоящему мобилизована для обеспечения армии в достаточном количестве боевой техникой и вооружением...

При освещении истории Великой Отечественной войны наши пропагандисты, преподаватели, военные историки часто некритически следовали проникнутой культом личности «Краткой биографии» И. В. Сталина или повторяли положения книги «О Великой Отечественной войне Советского Союза», хотя многие из них требуют пересмотра. Неправильно, односторонне изображался первый период войны, как период осуществления плана «активной обороны», который будто заранее предусматривал отступление наших войск, тогда как это отступление было вынужденным и явилось результатом временных преимуществ противника. Ошибки, трудности и поражения советских войск в 1941—1942 годах вообще замалчивались. Недооценивались отдельные важные факторы, определяющие исход войны, в частности такой важный фактор, как роль генералитета Советской Армии. Культ личности сдерживал развитие военно-научной мысли, порождал начетничество, догматизм в военно-теоретической пропаганде...

В руководстве Коммунистической партии – источник могущества Советского государства и его Вооруженных Сил // Красная звезда. 1956. 19 июля (№ 165).

Tags: Военный вестник, Документы, Красная звезда, Современность
Subscribe

  • Миномёты

    Немецкая армия практически единственная вступила в Первую мировую войну с миномётами. Это были крупнокалиберные орудия (170- и 250-мм),…

  • Подготовка к заключению мирного договора

    ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ НАРКОМА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР В. М. МОЛОТОВА С ПОСЛАННИКОМ ШВЕЦИИ В СССР АССАРССОНОМ 20 февраля 1940 г. Посланник, явившийся вместе…

  • «Ах, какой был слон, какой был слон!»

    Подполковник Алборд, военный атташе Франции в Праге — г-ну Даладье, министру национальной обороны и по военным вопросам Депеша № 53/А.М. Прага,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments