Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

Брошюра о борьбе с артиллерией (III)

5. БОРЬБА С АРТИЛЛЕРИЕЙ В НАСТУПЛЕНИИ

Во время артиллерийской подготовки все средства наземной разведки ведут усиленное наблюдение, чтобы выявить стреляющие батареи противника и в первую очередь на флангах прорываемого участка. Перед фронтом прорыва в это время разведка крайне затруднена, так как от разрывов снарядов нашей артиллерии участок подавления заволакивается дымом и пылью; лишь в редкие минуты затишья не исключена возможность ведения разведки средствами АИР.

В этих условиях для дивизионов армейской (корпусной) группы важно установить, насколько подавлена артиллерия противника, стреляет ли она в данный момент или нет, а если стреляет, то из какого района.

Надо внимательно следить, не появляются ли разрывы снарядов противника среди боевых порядков наших войск. Немедленно ответить на этот вопрос могут только передовые наблюдатели батарей корпусной группы, находящиеся при стрелковых батальонах. Разыскать стреляющую батарею противника в этот период боя может только самолёт или аэростат. Корректирование огня производится также средствами воздушной разведки при надёжном прикрытии истребительной авиацией.

Воздушная артиллерийская разведка к концу артиллерийской подготовки должна работать особенно активно — доносить о важных целях в тылу противника и вызывать по ним огонь выделенных для этого батарей.

Во время нашей атаки при бое в глубине батареи противника будут пытаться переменить позиции, переместиться в глубину и на фланги прорыва; самолёты-корректировщики обязаны вскрыть эту перегруппировку, а армейские (корпусные) артиллерийские группы — не допустить её.

Ожившие и вновь появившиеся батареи надо немедленно подавлять и уничтожать.

Для того чтобы выполнить эти задачи без промедления, полезно заранее назначить определённый район наблюдения в глубине расположения противника, каждому дивизиону корпусной (армейской) группы, получавшему в своё распоряжение самолёт. В зависимости от продолжительности периода, в течение которого дивизион работает с самолётом можно дать дивизиону и два района наблюдения — второй дальше первого.

В первую очередь артиллерия должна подавлять зенитные батареи противника, чтобы обеспечить нашей авиации наибольшую свободу действий.

По плану боя авиация в это время будет бомбить позиции батарей противника, удалённые от наших огневых позиций более чем на 15 км. Подавление этих батарей нашей артиллерией нецелесообразно, так как потребуется большой расход снарядов и точность стрельбы будет недостаточной.

Тщательная разведка батарей противника, обеспечивающая большую точность определения координат, и глубокий анализ разведывательных данных в сочетании с правильно выбранным методом пристрелки являются необходимыми условиями для получения наилучших результатов в борьбе с артиллерией противника.

В боях за Духовщину ещё до начала наступления наша артиллерийская разведка вскрыла всю артиллерийскую группировку немцев.

Для подавления батарей были приняты координаты, полученные преимущественно звуковой разведкой и по аэрофотоснимкам. Артиллерия противника часто обстреливала наши боевые порядки, но в результате подавления была приведена к абсолютному молчанию.

Пленный немецкий лейтенант, состоявший переводчиком при командире 52-й немецкой пехотной дивизии, показал:

«Плотность огня артиллерии русских была исключительно высокой. Во время артиллерийской подготовки и после неё командир дивизии генерал-лейтенант Пешель, чуть не попавший к вам в плен, был немало удивлён тем, что вся артиллерия 52-й пехотной дивизии о начала артиллерийской подготовки русских в течение более трёх часов бездействовала. Это было, очевидно, результатом полного нарушения связи между наблюдательными пунктами и огневыми позициями и сильнейшего обстрела их русскими батареями. Если месяц назад в результате артиллерийской подготовки было полностью уничтожено две батареи 152 артиллерийского полка, то теперь, судя по поведению нашей артиллерии, было уничтожено не меньше четырёх-пяти батарей этого полка».

Но немецкий лейтенант ошибся. Результаты стрельбы нашей артиллерии были ещё более эффективными: позднейший осмотр позиций немецких батарей показал, что немцы оставили почти все орудия на захваченных нами позициях.

Таких же успехов достигла наша артиллерия северо-восточнее Орла в июле 1943 г.

Приведенные примеры показывают, какие исключительные результаты в контрбатарейной борьбе можно получить при тщательной и точной работе разведки и тщательной подготовке данных для стрельбы на поражение.

Корпусная (армейская) группа ведёт огонь по батареям противника до выхода нашей пехоты к огневым позициям этих батарей, после чего часть артиллерии группы перемещается на новые позиции, а другая её часть, продолжая вести огонь с прежних позиций, выдвигает вперёд свои наблюдательные пункты. В это же время выдвигаются вперёд взводы оптической разведки и пункты СНД армейской (корпусной) группы.

Перемещение корпусной труппы целесообразно производить подивизионно.

Если батарея звуковой разведки не может быть использована на старом рубеже вследствие того, что наши танки и пехота значительно продвинулись вперёд (на 5—8 км), то и её выдвигают вперёд, одновременно принимая меры для скорейшей топографической привязки её боевого порядка. Должны быть обеспечены быстрой топографической привязкой и все остальные виды артиллерийской разведки, а также и боевые порядки выдвинутых вперёд частей армейской (корпусной) группы. Заблаговременное проведение засечки ориентиров ускоряет эту работу.

Одновременно идёт изучение результатов контрбатарейной борьбы на основании осмотра огневых позиций батарей противника. Проверяется точность работы разведки и томность стрельбы. При этом должны быть выявлены примеры как удачной, так и неудачной работы.

Надо вскрыть ошибки анализа разведывательных данных, изучить их, обобщить и учесть опыт на будущее.

Если продвижение задержалось на втором рубеже обороны и приходится проводить планомерное наступление для прорыва, то самолёты корректировочной авиации получают задачу на фотографирование второй оборонительной полосы и на разведку артиллерийских позиций противника.

В случае если прорыв осуществлён удачно и противник, понеся значительные потери, начинает отходить, тяжёлая дальнобойная артиллерия выдвигается вперёд для стрельбы по отходящему противнику, и по прикрывающей его отход артиллерии.

Здесь опять находит широкое применение корректировочная авиация, благодаря которой наша артиллерия имеет возможность эффективно использовать всю мощь своего огня.

На участке одной из наших армий артиллерийская авиация была использована для общевойсковой разведки на глубину до 50 км. Ничего существенного такая разведка общевойсковому начальнику не дала, и так как разведка велась без соответствующего прикрытия истребителями, подразделение артиллерийских самолётов понесло напрасные потери; в то же время артиллерия не была обслужена корректировочной авиацией и не могла эффективно бороться с немецкой артиллерией.

Мы могли бы привести и другие примеры, когда использование артиллерийской авиации не по назначению приводило только к излишним потерям и к снижению эффективности работы нашей артиллерии.

Артиллерийская авиация — глаза артиллерийского командира. Лишить дальнобойную артиллерию самолёта — значит заставить её напрасно расходовать снаряды. Поэтому задачей штабов всех степеней является бережное отношение к корректировочной авиации и повышение ее жизнеспособности. В частности, по прибытии в армию подразделения самолётов-корректировщиков необходимо предоставлять лётному составу время познакомиться с зенитной обороной, режимом работы истребительной авиации противника, местностью, и только после этого давать ему боевое задание.

Артиллерийские командиры обязаны также тщательно продумывать маршрут самолёт как при вылете его па разведку, так и при корректировании огня.

Всё должно быть направлено на то, чтобы при выполнении задания самолёт возможно меньше времени находился над территорией, занятой противником, где он в наибольшей степени подвергается опасности.

6. БОРЬБА С АРТИЛЛЕРИЕЙ В ОБОРОНЕ

Борьба с артиллерией в обороне встречает больше трудностей, чем в наступлении, так как наступающий обычно обладает превосходством в средствах подавления. Поэтому в обороне приходится вести борьбу в первую очередь с наиболее вредящими батареями противника.

Армейская (корпусная) артиллерия, в зависимости от ширины фронта обороны, составляет армейскую (корпусную) артиллерийскую группу или распределяется по числу дивизий, действующих на главном направлении, образуя дивизионные группу.

Дивизионная группа действует централизованно, подчиняясь командующему артиллерией дивизии.

При обороне корпуса на узком фронте возможно образование корпусной группы.

Чтобы облегчить борьбу с артиллерией противника в обороне, необходимо:

— тщательно изучить на местности возможные районы огневых позиций и наблюдательных пунктов артиллерии противника;
— произвести заблаговременную топографическую подготовку и аэрофотосъёмку предполагаемого расположения боевых порядков артиллерии противника;
— заранее выбрать ориентиры и пристрелить реперы в районе предполагаемых огневых позиций и наблюдательных пунктов артиллерии противника;
— заблаговременно наладить работу артиллерийской авиации и подразделений инструментальной разведки по уточнению положения батарей противника и корректированию огня;
— выбрать позиции для корпусной (дивизионной) группы так, чтобы они позволяли широко маневрировать траекториями в сторону флангов.

Поскольку в обороне корпусная и армейская артиллерия оказываемся обычно малочисленной, борьбу с артиллерией противника приходится строить в основном на манёвре по фронту огнём и средствами разведки, а также на использовании флангового огня и привлечении для этого на короткое время артиллерии поддержки пехоты. Огневые позиции и наблюдательные пункты корпусной артиллерии эшелонируются в глубину, чтобы её боевые порядки были более устойчивы и не зависели от частичных изменений линии фронта.

Борьба с артиллерией противника ведётся систематически во все этапы боя, начиная от подхода артиллерии противника в походных колоннах и кончая периодом боя в глубине нашей обороны.

Особо напряжённый характер эта борьба принимает в период пристрелки батарей противника по нашим боевым порядкам и в период артиллерийской подготовки противника.

Разведку наблюдательных пунктов артиллерии противника ведут в первую очередь в момент их занятия, оборудования и прокладки линий связи.

Предварительное изучение, местности перед передним краем позволяет правильно предугадать, где поставит противник свою артиллерию, а в этом случае даже немногочисленные разведывательные средства можно использовать целеустремлённо и с наибольшим эффектом.

Основным средством для определения огневых позиций артиллерии противника является звуковая и оптическая разведка.

Следует учитывать трудность работы звуковой разведки при артиллерийской подготовке противника. Наличие большого количества звуков в этот период затрудняет дешифрирование записи на звукометрической ленте, а нередко и совсем не позволяет звуковой разведке вести работу; вот почему особенно важно засечь батареи, когда они ещё ведут пристрелку.

Если в период обороны авиация противника будет господствовать в воздухе, то в этих условиях подъём артиллерийских самолётов возможен под сильным прикрытием и на короткое время, например, с задачей проверить наличие на данной позиции батареи противника, засеченной звуковой разведкой. Задачи проверки наличия батарей противника могут возлагаться частично и на бомбардировочную или общевойсковую разведывательную авиацию.

Средства оптической разведки эшелонируются достаточно в глубину; при этом используются удобные для наблюдения местные предметы (колокольни, фабричные трубы, деревья и т. д.).

Роль оптической разведки особенно возрастает, когда при бое в глубине обороны противник начнёт менять позиции своей артиллерии. Используя данные оптической разведки, наша артиллерия может успешно вести борьбу с батареями, переезжающими вперёд, пока они находятся в походных порядках.

Так как в обороне контрбатарейную борьбу приходится вести на широком фронте и на большую глубину, необходимо пристреливать для каждой батареи до 6—10 реперов, выбираемых в районах, где предполагаются или разведаны огневые позиции ненаблюдательные пункты противника.

Действия корпусной и дивизионной групп могут быть успешны лишь при подготовленном маневре артиллерии огнём и колёсами и хорошо организованной огневой маскировке, позволяющей скрыть истинное положение наших позиций.

Для повышения живучести наших батарей целесообразно наблюдательные пункты корпусной артиллерии эшелонировать в глубину на 3—5 км. При таком построении боевых порядков наблюдательные пункты будут реже попадать под огонь артиллерии противника, проводящей подготовку атаки. Чтобы ввести противника в заблуждение, прибегают хитрости, известной еще в первую мировую войну. Когда при обстреле наших артиллерийских позиций разрывы снарядов приближаются к батарее, последняя усиливает огонь, а когда снаряды ложатся в стороне, батарея замолкает. Такой приём допустим только при условии, если батарея решает второстепенную задачу.

Огневая маскировка нашей артиллерии заключается прежде всего в широком применении кочующих орудий и взводов, стреляющих с ложных, временных и запасных позиций.

Для каждой батареи оборудуют основную, временную, ложную и две-три запасные позиции, которые тщательно маскируют от наземного и воздушного наблюдения; кроме того, выбирают скрытые пути для переезда с временной позиции на основную.

До начала артиллерийской подготовки противника батареи должны вести огонь только с временных позиций.

К началу наступления противника все батареи стягиваются на основные позиции. Наиболее подходящее время для смены позиций — ночь накануне артиллерийской подготовки противника. К началу этой подготовки вся система артиллерийского огня в корпусной и дивизионной группах должна быть в полной готовности.

Если на полную смену позиций времени будет недостаточно, то производится частичная смена позиций.

Коротко позволим себе остановиться на вопросе о том, какой удельный вес должна иметь борьба с артиллерией противника при проведении контрподготовки.

На участке фронта, обороняемого Н-ским соединением, по показаниям перебежчиков и пленных, а также по данным других видов разведки стало известно, что противник на следующий день рано утрам собирается перейти в наступление и выдвинул на исходные позиции много пехоты и танков. Противник к этому наступлению готовился давно, что не ускользнуло от внимания наших войск. Ещё задолго до этого были разработаны соответствующие мероприятия по проведению контрподготовки с целью сорвать подготовлявшуюся атаку противника. За несколько десятков минут до начала артиллерийской и авиационной подготовки противника наша артиллерия открыла интенсивный огонь по местам скоплений танков и пехоты и особенно по батареям противника. Ответный огонь был слабым. В намеченный час противник не провёл артиллерийской и авиационной подготовки, атака была отложена. Через несколько часов противник всё же начал артиллерийскую подготовку, и его пехота и танки пошли в атаку, так как больших потерь в живой силе и технике немцы не понесли.

На участке другого соседнего соединения контрподготовка была проведена против главной группировки танков и пехоты противника. От такого удара противник не скоро оправился и перешёл в атаку только на следующий день, так как его живая сила понесла значительные потери. Противнику потребовалось время, чтобы привести себя в боеспособное состояние и подтянуть резервы.

В первом случае наиболее сильный удар получила артиллерия противника, но зато меньшие потери понесла живая сила, состояние которой в конечном счёте и определяет способность противника к наступлению. Подавленная артиллерия по прекращении обстрела восстановила порванные линии связи, и вновь обрела способность вести огонь. Во втором случае противник понёс большие потери в танках и пехоте, что значительно понизило его наступательные возможности.

Приведенные примеры свидетельствуют о том, что увлечение борьбой с артиллерией при контрподготовке невольно оставляет в тени главную задачу — обескровить ударную группировку войск противника.

Артиллерия при контрподготовке должна в первую очередь поражать танки и пехоту противника, и только часть артиллерии может быть использована для подавления наиболее вредящих батарей.

В условиях длительной стабилизации фронта наша корпусная артиллерия располагается эшелонирование в глубину и ведёт борьбу с немецкой артиллерией, тоже расположенной в глубине обороны. Можно ли в этих условиях обороны вести такую же активную борьбу с артиллерией, как и в наступлении?

Находятся сторонники того взгляда, что следует заставить замолчать артиллерию противника независимо от того, наступаем мы или обороняемся. В этом отношении особенно требовательны общевойсковые командиры и артиллерийские разведчики. Последние часто с большой обидой говорят: «Мы точно знаем, где у противника стоят батареи, а огня по ним наша артиллерия почему-то не ведёт».

Но что получится, если мы, не предполагая наступать, откроем огонь для подавления или уничтожения всей артиллерии противника?

Артиллерия противника на время замолкнет, а с прекращением огня расчёты немецких орудий вылезут из своих убежищ и опять смогут стрелять. Возможно, что своей стрельбой мы выведем некоторые орудия противника из строя, но кто гарантирует нас от того, что противник не подтянет на эти же позиции новые орудия и на следующий же день всё снова станет попрежнему? Такой метод борьбы с артиллерией противника неприемлем в условиях длительной обороны. Но означает ли это, что нужно совсем отказаться от борьбы с артиллерией? Конечно, нет!

Приведём пример. На одном участке фронта наши войска, находясь в обороне, готовились к наступлению. Чтобы не вызвать подозрений у противника, в период, предшествующий наступлению, решили огня по батареям противника не вести. Это казалось целесообразным, так как огневая активность артиллерии противника в это время была невелика. Противник узнал о нашей подготовке к наступлению и значительно усилил огонь своей артиллерии по местам расположения позиций нашей артиллерии, наблюдательным пунктам, боевым порядкам пехоты и т. д.

Из ложной боязни раскрыть свои позиции наша контрбатарейная артиллерия не отвечала немецким батареям, которые продолжали безнаказанно обстреливать наши боевые порядки. Позднее пришлось отказаться от такой тактики. Было выдвинуто на временные позиции несколько тяжёлых дивизионов, которые и начали борьбу с артиллерией противника. В результате, понеся потери, противник значительно снизил огневую активность своей артиллерии.

Из этого примера видно, что даже временный отказ от контрбатарейной борьбы может дать противнику преимущества и поставить нас в невыгодное положение.

В условиях длительной стабилизации фронта необходимо уничтожать наиболее вредящие батареи противника.

Чтобы не раскрывать всей системы артиллерийского огня, выделяют дежурные дивизионы, которые и ведут стрельбу с временных позиций. Дежурные дивизионы обеспечиваются средствами АИР и артиллерийскими самолётами.

Большое значение имеет выбор времени для контрбатарейной борьбы. Бывает, что огонь открывают через час после того, как батарея противника закончит свою стрельбу. Открывать огоньке таким опозданием невыгодно, так как возможно, что мы будем стрелять по позиции, которая уже оставлена кочующей батареей противника.

Выгодно открывать огонь сразу же после первых выстрелов неприятельской батареи, когда орудийный расчёт её находится непосредственно у орудий. В этих условиях, если только цель достаточно точно разведана и пристреляна, огневой налёт может дать положительные результаты.

Для своевременного открытия огня необходимо заранее провести пристрелку репера, навести орудия в цель и ждать донесения от подразделений АИР или СНД о том, что батарея открыла огонь. Получив это донесение, надо немедленно открыть огонь залпами. Такой способ открытия огня всегда давал положительные результаты.

Для борьбы с кочующими орудиями (взводами, батареями) выделяют две-три батареи, которым придают взвод звуковой разведки. Огневые позиции этих батарей должны быть точно привязаны. Батареи переносят огонь от звукового репера, который проверяется через каждые 2—3 часа.

Позиции кочующих орудий (батарей) противника) заразнее изучаются. ВЗР заготовляет шаблоны звукометрических лент («паспорта» немецких батарей), с помощью которых через минуту можно определить, о какой позиции ведётся огонь. Каждая батарея находится в полной готовности открыть огонь по одной-двум позициям кочующего орудия (батареи). Как только батарея противника откроет огонь, по ней немедленно открывают шквальный огонь одна-две наши батареи. По окончании налёта выжидают 3—4 минуты (чтобы орудийный расчёт противника вышел из укрытий), после чего вновь обрушиваются шквалами огня.

Всего расходуют 30—40 снарядов на одну цель; огонь ведут на трёх установках прицела, взрыватель устанавливают как на осколочное, так и на фугасное действие для поражения неукрытой и укрытой живой силы.

Связь взвода звуковой разведки с огневой позицией батареи должна работать безукоризненно. Стрельба открывается в возможно короткие сроки, так как цель остаётся на огневых позициях считанные минуты. В условиях обороны на некоторых участках фронта может не быть звукометрических батарей; тогда должны применяться другие способы разведки. В лесистой местности широко практикуется разведка с двух пунктов, оборудуемых на вышках; при этом используются стереотрубы и секундомеры. Артиллерийские разведчики, участвуя в поисковых партиях, проникают возможно ближе к огневым позициям противника и корректируют по ним огонь с помощью радио.

Чрезвычайно важно использование аэрофотоснимков для разведки батарей противника и определения координат, каждого орудия батареи в отдельности. Однако фотосъёмка в обороне не всегда возможна, так как артиллерийские самолёты используются в первую очередь на активных участках. Но и в этих условиях можно договориться через штаб армии с авиационным начальником о съёмке того или иного района. Фотосъёмка может производиться на обратном пути бомбардировщиками или штурмовиками.

Батарея противника, как правило, разведывается звукометрической батареей, а корректирование огня ведётся артиллерийским самолётом, пребывание которого в воздухе должно быть возможно короче. При слаженной работе лётчика-наблюдателя и командира стреляющей батареи (дивизиона), а также при наличии бесперебойной мощной радиосвязи пристрелка наблюдаемой цели может быть выполнена за 25—30 минут и быстрее.

Такая слаженная работа достигается личным общением командиров батарей с лётчиками-наблюдателями с закреплением экипажей корректировщиков за артиллерийскими полками.

Для успешного выполнения стрельбы с артиллерийским самолётом батареи должны давать высокий темп огня, не заставляя самолёт делать лишние залёты в ожидании залпов.

Прикрытие артиллерийского самолёта в воздухе истребителями осуществляется группой непосредственного прикрытия и ударной группой. Первая группа держится всё время вблизи корректировщика и сопровождает его при выходе из воздушного боя. Ударная группа связывает боем истребителей противника, атакующих корректировщика.

Зная хорошо режим работы немецких истребителей, можно выдать такое время, когда истребителей противника в воздухе не бывает. В таком случае корректировщик может вылетать для работы без прикрытия. Наблюдение за воздухом и предупреждение корректировщика о появлении истребителей противника производится с наземных пунктов».

Разберём коротко особенности контрбатарейной борьбы при длительной обороне крупных городов.

В этих условиях противник имеет возможность подтянуть дальнобойную артиллерию крупных калибров для разрушения города. Чтобы повысить живучесть своей артиллерии, противник закапывает орудия, располагает их в ДЗОТ и строит надёжные укрытия для огневых расчётов. Широко применяются противником также железнодорожные батареи, которые по окончания стрельбы немедленно отводятся в тыл. Нередко противник эшелонирует позиции своей дальнобойной артиллерии на глубину 10—20 км.

Звуковая разведка может давать положительные результаты засечки при благоприятных метеорологических условиях на дальностях до 10—16 км, а в отдельных особо благоприятных условиях — до 20 км. В ясные дни оптическая разведка с высоко расположенных пунктов (на высоких зданиях) может обнаруживать батареи противника также на расстоянии до 20 км, но точность засечки будет тем меньше, чем дальность наблюдения больше. При надёжной засечке цели звукометрическими и оптическими взводами обработка результатов засечки производится аналитическим способом.

Подъём аэростата наблюдения сильно нервирует противника. Заметив подъём аэростата, противник немедленно открывает огонь и, кроме того, стремится сбить аэростат истребителями. Поэтому время пребывания наблюдателя в воздухе ограничено, а подъём возможен лишь на значительном удалении от переднего края. Для отвлечения внимания противника от аэростата наблюдения поднимают в некотором удалении от него другие аэростаты без наблюдателей (в корзине помещают чучело).

В условиях, когда позиционные районы артиллерии противника значительно удалены от переднего края обороны, работа артиллерийской авиации приобретает очень важное значение. Систематическая аэрофотосъёмка позиций противника даёт возможность учесть как занятые, так и свободные позиции и степень их оборудования.

Сравнение фотоснимков одних и тех же районов, сделанных в разное время, позволяет установить маршруты кочующих орудий, изменения в инженерном оборудовании и оставление ранее занятых позиций. При фотоснимках можно определить и результаты обстрела батарей противника (по положению воронок). Пристрелка с артиллерийским самолётом позволяет дести довольно эффективную борьбу с артиллерией противника преимущественно 152-мм калибра.

Пристрелка со средствами звуковой разведки ведётся непосредственно по цели.

Пристрелка с СНД и ВзОР, вследствие зависимости этих видов разведки от условий видимости, даёт положительные результаты только по ближним целям.

В условиях когда орудия противника тщательно и глубоко окапываются и даже располагаются в ДЗОТ, приходится чаще вести огонь на уничтожение. Огонь чередуется: сначала огневой налёт, затем через неравные промежутки времени ведётся методический огонь и т. д. Во время стрельбы на поражение корректировка огня продолжается.

Все батареи противника, которые угрожают городу (населённому пункту) обстрелом, должны иметь единую нумерацию. Батарею противника, открывшую огонь по городу, необходимо подвергать огневому воздействию через 2—3 минуты. Поэтому каждому дивизиону назначают ограниченное количество целей, чтобы он мог быть в готовности к немедленному открытию огня. Борьба с артиллерией противника требует в этих условиях строго централизованного управления и руководства.

Для надёжного подавления или уничтожения батарей противника, находящихся на расстоянии более 12—15 км целесообразно привлекать штурмовую и бомбардировочную авиацию.

Перед проведением такой операции лётный состав подробно изучает артиллерийскую группировку противника по картам и аэрофотоснимкам, систему ПВО противника, намеченные для поражения цели и местность. Результаты бомбометания фотографируются. Штурмовая и бомбардировочная авиация привлекается также при комплексных артиллерийско-авиационных ударах.

Первый удар всегда наносит артиллерия и затем действует авиация. Планирование таких комбинированных ударов осуществляется артиллерийским и авиационным штабами.

Для увеличения живучести своей артиллерии, в особенности той, которая придвинута к переднему краю, сооружаются прочные укрытия для материальной части и расчётов.

Для борьбы с особо мощной дальнобойной артиллерией противника желательно привлекать равноценные по калибру и дальнобойности системы.

Проведение активных мероприятий по борьбе с артиллерией противника заставляет его нести чувствительные потери и вынуждает оттягивать в глубину свою артиллерийскую группировку из зоны действительного огня нашей артиллерии.

ВЫВОДЫ

1. Для успешного ведения контрбатарейной борьбы требуется тщательная организация разведки, глубокий анализ разведывательных данных, точная стрельба и достаточное время для подготовительных работ.

2. Необходимо знать тактику артиллерии противника и её технические возможности, детально изучать местность для определения вероятных позиций и наблюдательных пунктов противника, целеустремлённо использовать средства артиллерийской разведки. Нужно подавлять (уничтожать) не только батареи на огневых позициях, но и наблюдательные пункты и узлы связи артиллерии.

3. Для надёжной борьбы с батареями противника при наличии исчерпывающих разведывательных данных должно быть достигнуто тройное превосходство в количестве артиллерии, для чего необходимо временно привлекать артиллерию поддержки пехоты к подавлению главным образом, наблюдательных пунктов и узлов связи.

4. Борьба с наиболее удалёнными батареями противника вполне возможна при слаженной работе артиллерийских самолётов (обеспеченных прикрытием) с тяжёлыми дальнобойными батареями.

5. Основное средство подавления батарей противника — артиллерия, дополнительное — бомбардировочная (штурмовая) авиация. Вопрос, что целесообразнее использовать для подавления той или иной цели — артиллерию или авиацию, должен решаться в зависимости от обстановки.
Tags: Артиллерия, ВОВ, Книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments