Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

Брошюра о борьбе с артиллерией (II)

4. ПОДГОТОВКА БОРЬБЫ С АРТИЛЛЕРИЕЙ

Ведение контрбатарейной борьбы слагается из подготовительного периода, пристрелки и подавления. Подавление при артиллерийском наступлении рассчитывается на период артиллерийской подготовки, атаки и обеспечения боя в глубине.

Подготовительный период включает в себя следующие мероприятия:

1) анализ разведывательных данных;
2) определение состава, группировки и организации контрбатарейных (обычно армейских или корпусных) групп и сроков развёртывания их в боевой порядок:
3) расчёт боеприпасов на операцию;
4) организацию топографической подготовки:
5) организацию взаимодействия корпусных (армейских) групп с танками, пехотой, авиацией и артиллерией поддержки пехоты;
6) огневое планирование.

Анализ разведывательных данных

Обработка и анализ разведывательных данных о батареях противника, имеют своей основной задачей отделить достоверные сведения от ложных или противоречивых и недостаточно проверенных и так обработать их, чтобы можно было воспользоваться ими в полном объёме и с наибольшим эффектом для стрельбы.

Достоверность и точность определения координат батарей противника — вот что нужно для надёжной контрбатарейной стрельбы.

В самом деле, никаким количеством снарядов нельзя окупить ошибок засечки батарей противника. Глубина анализа разведывательных данных зависит от их полноты; надо, чтобы одна и та же цель была разведана несколькими видами разведки; это позволит сопоставить разведывательные данные из разных источников и определить таким образом их достоверность. Особо важное значение приобретает достоверное определение координат батарей противника. Если батареи противника будут разведаны неточно, то и стрельба по ним будет безрезультатной, и наше наступление успеха иметь не будет.

Вот пример. На одном участке фронта наши войска готовились перейти в наступление. Подавление батарей противника было спланировано по данным разведки, представленным неделю назад. Разведка боем показала, что противник, узнав о готовящемся наступлении, произвёл смену огневых позиций артиллерии и отражал атаки наших подразделений несколькими батареями с новых позиций. Возник вопрос: все ли батареи противника сменили позиции или только некоторые? Правильно ответить на этот вопрос без дополнительной разведки было невозможно. Решено было накануне атаки проверить аэрофотосъёмкой, стоят ли немецкие батареи на прежних местах или нет. Оказалось, что бóльшая часть немецкой артиллерии осталась на старых позициях.

Приведённый пример доказывает значение непрерывной проверки разведывательных данных. Что считалось верным несколько дней назад, то вызывает сомнение и требует проверки сегодня.

Все разведывательные данные поступают в артиллерийские штабы от нижестоящих подразделений и частей к установленному сроку. Перед анализом разведывательных данных новые сведения о батареях противника заносятся в батарейные карточки(1) или в график огневой деятельности батарей противника. Кроме того, составляется схема огня артиллерии противника. Подготовляется всё необходимое для анализа. Обработку результатов разведки и их анализ производят путём нанесения разведывательных данных на карту, сопоставления и сравнения новых данных со старыми, отсеивания кочующих и ложных орудий.
__________
1. Батарейные карточка ведутся только в условиях стабилизации фронта


Сопоставляя результаты различных видов разведки, определяют степень достоверности и точности разведанных батарей. За основу принимают данные аэрофоторазведки, затем учитывают засечки АИР, сопряжённого наблюдения дивизионов (СНД) и т. д. Ложные и сомнительные цели отбрасывают, а достоверные принимают для подавления.

Сомнительные и неточно определённые батареи доразведываются путём дополнительной аэрофотосъёмки, засечек средствами АИР и наблюдением команд осколочников.

Учитывая принятые координаты и их точность, определяют наиболее рентабельные приёмы пристрелки и подавления батарей противника, исходя из того, что пристрелка по самой батарее с помощью разведывательных подразделений, определивших данную цель, всегда надёжнее и точнее переносов огня от пристрелянного репера, но зато исключает внезапность.

Лучшие результаты поражения батарей при переносах огня получаются в тех случаях, когда координаты цели и репера определены одним и тем же способом. Например, если цель определена по фотоснимку, то следует и пристрелку проводить по реперу, координаты которого определены по фотоснимку. Если цель разведана звуковой разведкой, то и пристрелку репера надо вести с её помощью. Вывод о целесообразности пристрелки тем или иным способом должен быть сделан относительно каждой цели и записан в батарейной карточке. Следует отметить, что анализ разведывательных данных должен вестись и в период боя в глубине обороны противника и в маневренных видах боя.

В результате анализа разведывательных данных составляется схема разведанных батарей противника и список их координат с указанием вида разведки, которым цель определена, степени точности координат цели и наиболее надёжного способа пристрелки.

Определение состава армейской (корпусной) группы, её организации и сроков развёртывания в боевой порядок

Исходя из выявленной группировки артиллерии противника, создают армейские (корпусные) артиллерийские группы, между которыми распределяют средства АИР и артиллерийскую корректировочную авиацию.

Состав групп определяется в зависимости от общей задачи, поставленной командующим армией, и от протяжения фронта намечаемого прорыва.

Положим, что фронт намечаемого прорыва, занимаемый одной немецкой пехотной дивизией, составляет 12 км. В полосе пехотной дивизии противника, занимающей оборону на фронте в 12—15 км, может быть три 105-мм дивизиона, один тяжёлый 150-мм дивизион и, кроме того, до двух дивизионов могут действовать с флангов. Следует также ожидать наличия одного-двух тяжёлых дивизионов усиления. Всего можно ожидать 7—8 дивизионов противника, что составит 84—96 орудий, или 7—8 орудий на 1 км фронта. Для достижения двойного превосходства над артиллерией противника потребуется 14—16 орудий на 1 км фронта прорыва, а для достижения тройного превосходства — 21—24 орудия на 1 км фронта.

Для подавления органов управления и резервов противника необходимо дополнительно иметь ещё один-два дивизиона.

Следовательно, в состав армейской (корпусной) контрбатарейной группы должно входить 15—17 орудий на каждый километр фронта прорыва. Для достижения тройного превосходства над артиллерией противника плотность тяжёлой артиллерии должна быть доведена до 22—25 орудий на 1 км фронта прорыва.

Составным элементом борьбы с артиллерией противника является также подавление и уничтожение наблюдательных пунктов, узлов связи и артиллерийских штабов. Для решения этих задач вполне возможно привлекать дивизионы всех калибров групп поддержки пехоты я армейской (корпусной) группы прорыва:

Опыт войны привёл к выводу, что с задачами противобатарейной борьбы успешно справляются и дивизионы 76-мм калибра, если дальность стрельбы не превосходит 8—9 км.

На одном из участков фронта контрбатарейная борьба успешно велась несколькими лёгкими и тяжёлыми артиллерийскими полками. После подавления в период артиллерийской подготовки батареи противника свыше двух часов огня не вели.

В районе целей, предназначенных для подавления 76-мм пушками, отыскивалась контурная точка, имеющаяся на карте. Для получения звукового репера эта точка пристреливалась орудием 122- или 152-мм калибра.

Накрывающая группа по этой точке в шесть разрывов засекалась и ВзОР (СНД) и БЗР. Координаты цели, определённые по засечкам ВзОР, принимались за истинные. Разница между координатами, определёнными ВзОР (СНД) и БЗР, по направлению и по дальности учитывалась в последующих засечках БЗР как систематическая ошибка.

Координаты целей, определённые БЗР с учётом систематической ошибки, принимались для стрельбы на подавление лёгкими 76-мм дивизионами. Способ стрельбы — перенос огня на цель ОТ, пристрелянного наземного репера.

Пристрелка реперов с помощью БЗР для 122-мм пушек и дивизионных гаубиц не представляет затруднений, и потому эти орудия могут широко привлекаться для стрельбы по звучащим целям. При достаточно благоприятных для звуковых засечек условиях стрельбы с БЗР возможно использование также 107-мм пушек. Следует отбросить как неправильное сохранившееся кое у кого мнение о пригодности для борьбы с артиллерией противника только тяжёлых дальнобойных орудий больших калибров. Однако неправильно и противоположное мнение, будто контрбатарейная борьба может быть целиком возложена на лёгкую артиллерию. 152-мм гаубица-пушка при ведении противобатарейной борьбы остаётся вне конкуренции.

Определение группировки противобатарейной артиллерии

Правильное назначение позиционных районов армейским (корпусным) группам, ведущим борьбу с артиллерией противника, имеет очень большое значение для достижения успеха.

Особенно важно; чтобы с выбранных позиций можно было эффективно обстреливать наиболее удалённые цели. Поэтому позиции намечают против основной группировки противника на фронте прорыва.

Правильно поступают командиры, которые при наступлении выдвигают вперёд позиционные районы противобатарейной артиллерии. Дальнобойность артиллерии должна использоваться не для того, чтобы стрелять с позиций, удалённых от противника, а для стрельбы по удалённым целям.

В самом деле, увеличение дальнобойности огня артиллерии может быть достигнуто только выдвижением орудий ближе к переднему краю, а это позволяет с продвижением ваших войск вперед дольше не менять огневых позиций.

Однако, выдвигая орудия вперёд, нельзя не учитывать условий местности (закрытая или открытая) и тактической целесообразности. Излишнее выдвижение огневых позиций дальнобойной артиллерии к переднему краю противника в зону действительного огня его полковой артиллерии и батальонных миномётов (ближе 3—4 км) приводит только к излишним потерям.

Следует избегать шаблона в выборе наблюдательных пунктов и огневых позиций. Иногда выбирают позиции на опушках рощ, обращённых к противнику, а эти места чаще всего подвергаются огневому воздействию со стороны, артиллерии и авиации противника. На одном участке фронта в части полковника Бажутова огневые позиции наших батарей были выбраны на склонах оврагов, и все попытки противника прощупать эти позиции огнём оставались безрезультатными. Противник, повидимому, никак не мог предположить, что дальнобойные орудия могут занимать позиции в овраге. Наконец, для повышения живучести батарей большое значение имеет окапывание и казематирование огневых позиций. Хорошо казематированное орудие способно выдержать большое количество огневых налётов артиллерии. В боевой практике были случаи, когда батареи выдерживали огневые налёты, на которые противник расходовал свыше тысячи снарядов. Орудие, защищённое земляным бруствером, может пострадать только при прямом попадании снаряда в орудийную площадку окопа.

При большом насыщении участка прорыва артиллерией огневые позиции батарей, входящих в состав одного дивизиона, полезно размещать компактно, чтобы можно было при пристрелке и управлении огнём принимать дивизион как бы за многоорудийную батарею и более просто решать вопросы пристрелки и управления огнём. Но и здесь не может быть никакого шаблона.

Наметив позиционный район для армейской (корпусной) группы, устанавливают сроки занятия огневых позиций с таким расчётом, чтобы артиллерия успела подвезти на позиции боеприпасы и произвести пристрелку. Окопы должны быть подготовлены до выезда орудий на позицию. Развёртывание должно быть закончено за 1—2 суток до начала наступления.

Средства АИР, придаваемые армейской (корпусной) группе, развёртываются в пределах ответственной огневой полосы этой группы.

Рубеж развёртывания постов батареи звуковой разведки необходимо по возможности выдвигать вперёд (но не ближе 2 км к переднему краю противника), чтобы вести разведку на возможно большую дальность.

Взвод оптической разведки развёртывают в зависимости от обзора. Если обзор с рубежа, находящегося в 3 км от переднего края противника, лучше, чем с рубежа в 2 км от него, то предпочтение, естественно, надо отдать первому рубежу. Штаб разведывательного дивизиона располагается по возможности ближе к штабу группы, которой дивизион придан.

Организация топографической подготовки

Мы не будем подробно останавливаться на планировании топографической подготовки. Ограничимся лишь замечанием, что привязка боевых порядков артиллерии и приданных средств инструментальной разведки должна производиться с возможно большей точностью и, безусловно, в одной системе координат.

После создания сети опорных точек топографические подразделения при наличии времени продолжают свою работу по повышению точности привязки боевых порядков артиллерии, а также определяют координаты ориентиров и реперов в расположении противника на случай перемещения своей артиллерии вперёд.

Организация взаимодействия с пехотой, танками и авиацией

Армейская (корпусная) группа устанавливает связь с общевойсковым соединением (дивизией, корпусом), на фронте которого она действует. Командиры подгрупп связываются с командующими артиллерией дивизий. Командиры дивизионов для увязки своих действий с пехотой устанавливают связь с командирами стрелковых полков, хотя непосредственно их не поддерживают.

Командиры батарей корпусной группы связываются со стрелковыми батальонами через свои передовые наблюдательные пункты (рис. 2 и 3). С наблюдательных пунктов командиров батарей должны просматриваться передний край обороны противника и район его наблюдательных пунктов.



Огневые дивизионы устанавливают связь с батареями или взводами инструментальной разведки для обеспечения контроля огня. Огневые дивизионы, назначенные для ведения стрельбы с самолётом, обеспечиваются мощными радиостанциями для поддержания беспрерывной связи самолёта со штабом дивизиона, ведущим пристрелку и подавление батарей противника. Штаб командующего артиллерией армии увязывает огонь армейской (корпусной) группы с действиями штурмовой и бомбардировочной авиации. Группы поддержки пехоты и прорыва получают конкретные задачи по ослеплению и разрушению неприятельских наблюдательных пунктов и по нарушению линий артиллерийской связи.



Если в составе корпусных групп артиллерии недостаточно, то батареи противника, не подавляемые этой группой, передаются для подавления и уничтожения штурмовой и бомбардировочной авиации. Корпусной группе поручается целеуказание самолётам разрывами. Организация целеуказания должна быть продумана во всех деталях.

При наступлении на фронте одной из армий было намечено вести борьбу с артиллерией противника с привлечением штурмовой авиации. Указывать цели должны были артиллерийские батареи сериями разрывов. Но подробной договорённости о порядке целеуказания у артиллеристов с штурмовиками не было. Штурмовики не заметили разрывов снарядов в районе цели, так как весь район во время артиллерийской подготовки заволокло дымом. Момент для целеуказания был выбран тактически неверно, целеуказание штурмовикам не удалось, и цель пришлось подавлять артиллерийским огнём.

Не выяснив причин неудачи указания цели разрывами снарядов, этот способ целеуказания на данном участке фронта забраковали. Если бы артиллеристы и штурмовики договорились заранее и точно установили время показа разрывов, то результаты, безусловно, были бы иные.

В тех случаях, когда бомбардировочная (штурмовая) авиация привлекается для борьбы с артиллерией противника, необходимо уточнить время целеуказания самолётам залпами дивизиона, заблаговременно произвести пристрелку цели и организовать за ней огневое наблюдение. Необходимо, чтобы к моменту появления разрывов самолёты уже находились в районе цели, а пилоты могли бы хорошо разглядеть место разрывов и по ним определить положение цели.

Для успеха взаимодействия с авиацией требуется личная договорённость командира дивизиона с лётчиками и подробное обсуждение всех вопросов взаимодействия.

При достаточном численном составе наших армейских (корпусных) групп подавление неприятельских батарей следует организовать так, чтобы авиация усиливала действие артиллерии по важнейшим и по наиболее удалённым целям.

Огневое планирование

При планировании огня армейской (корпусной) группы в первую очередь следует исходить из того, что артиллерия, противника при обороне всегда эшелонируется в глубину. Так же глубоко эшелонируется и сеть наблюдательных пунктов. Первые эшелоны, составляющие дивизионную артиллерию, располагаются от переднего края в 4—6 км, а вторые эшелоны, состоящие из артиллерии усиления, — в 5—7 км.

В период артиллерийской подготовки при наступлении наших войск батареи противника мало активны.

Огневая активность немецкой артиллерий значительно возрастает при атаке наших войск и в период боя в глубине.

Когда наша пехота взламывает передний край обороны и овладевает ротными и батальонными оборонительными районами, артиллерия первых эшелонов, меняет огневые позиции, прикрываясь огнём артиллерии вторых эшелонов.

Заблуждается тот, кто считает артиллерию противника подавленной, если она не ведёт огня во время нашей артиллерийской подготовки.

Боевые действия при прорыве наших войск под Орлом и Смоленском показали, что во время артиллерийской подготовки не открывали огня и те батарей противника, которые вовсе не подавлялись. С началом атаки нашей пехоты и танков они открывали огонь. Особенно же активны были в этот период немецкие батарея второго эшелона.

Нашей артиллерии приходилось делать повторные налёты на такие батареи, чтобы заставить их замолчать. Но было бы неправильным полагать, что артиллерия противника всегда молчит в период, когда мы ведём артиллерийскую подготовку. Если артиллерия противника плохо подавлена, она продолжает вести стрельбу.

Эти особенности действий немецкой артиллерии следует обязательно учитывать при планировании огня.

Под подавлением батареи понимается приведение её в небоеспособное состояние на сравнительно короткое время. Это достигается частичным поражением живой силы, нарушением связи между наблюдательным пунктом и огневой позицией и созданием условий, вследствие которых личный состав батареи, боясь поражения, не в состоянии занимать своих мест у орудий и приборов.

Для продолжительного подавления батареи необходимо повторять огневые налёты, давая частые шквалы беглого огня. Некоторые хорошо окопавшиеся батареи надо намечать для уничтожения. В этом деле может помочь внимательное изучение аэрофотоснимка. Окопавшаяся или находящаяся в ДЗОТ батарея после наших налётов может оказаться всё же неподавленной, и её придётся уничтожать. Под уничтожением батареи понимают, такое поражение живой силы и техники, при которых нельзя восстановить боеспособности батареи без пополнения её людьми и материальной частью.

Уничтожение ненаблюдаемой батареи требует очень большого расхода боеприпасов и является трудным делом. Хорошо окопавшаяся батарея на позиции мало уязвима. Из боевой практики известно, что противник довольно часто не жалел снарядов, чтобы подавить или уничтожить наши батареи, но вывести из строя орудия ему удавалось в редких случаях. Например, батареи части гвардии полковника Смирнова обстреливались артиллерией противника неоднократно, причём немцы выпускали за один налёт по 120—150 снарядов, и всё же ни одно орудие подбито не было: батареи, не меняя позиции, продолжали выполнять свои огневые задачи.

Нелегко и нашей артиллерии подавить или уничтожить вражескую батарей. Однако часто приходится быть свидетелем того, как ставят задачу немедленного уничтожения стреляющей батареи противника и назначают для этого примерно до 60 снарядов. Такая постановка задачи свидетельствует только об артиллерийской безграмотности того, кто её ставит. На выполнение подобной задачи надо много времени и много снарядов.

Огонь артиллерии иногда планируют лишь на период артиллерийской подготовки и в лучшем случае на период поддержки атаки, на период же боя в глубине или вовсе не ставят артиллерии конкретных огневых задач, или ставят задачи только по подавлению вновь обнаруженных батарей. В результате такого «планирования» армейские (корпусные) группы в период боя в глубине ослабляют борьбу с артиллерией, и противник может использовать это ослабление огня для того, чтобы вывезти свою материальную часть.

Подавление батарей противника должно быть спланировано на все три периода артиллерийского наступления: на период артиллерийской подготовки, период атаки и период боя в глубине.

В период артиллерийской подготовки необходимо подавлять все достоверно разведанные батареи противника, привлекая для этого лёгкую артиллерию. Там, где по малочисленности корпусной группы всю обнаруженную артиллерию противника подавить не представляется возможным, следует выбирать для подавления наиболее достоверные и более вредящие батареи, обеспечивая готовность к открытию огня и по незапланированным для подавления батареям. В этом случае для борьбы с артиллерией противника целесообразно привлекать штурмовую и бомбардировочную авиацию и указывать ей цели разрывами снарядов.

После того как пехота и танки взломают передний край обороны, необходимо усиливать подавление батарей второго эшелона, а батареи первого эшелона держать под непрерывным огневым наблюдением отдельных орудий до подхода наших наступающих подразделений на 400—500 м к району огневых позиций. Организованный таким образом артиллерийский огонь парализует действия батарей противника и обеспечивает нашим танкам и пехоте возможность с меньшими потерями захватить вражеские огневые позиции с оставленной материальной частью.

В качестве одного из многочисленных примеров образцовой организации артиллерийского наступления можно привести действия нашей артиллерии летом 1942 г. в районе г. Зубцов, когда вся артиллерия противника в количестве 15—20 батарей перед фронтом вашей наступающей армии осталась на своих огневых позициях со всей материальной частью, орудийные расчёты оказались уничтоженными. Этот результат получился благодаря отличной работе нашей звуковой разведки, тщательному анализу разведывательных данных, уточнению пристрелки перед артиллерийской подготовкой, а также благодаря чёткому планированию огня: батареи противника, помимо огневых налётов, систематически подвергались действию методического огня через короткие промежутки времени (5—10 минут), что совершенно парализовало действия орудийных расчётов батарей противника, и они понесли большие потери.

Расход снарядов на день боя определяется командующим артиллерией армии. При распределении снарядов на артиллерийское наступление, как неоднократно показала боевая практика, необходимо предусматривать расход снарядов на контрбатарейную борьбу в периоды атаки и боя в глубине. На артиллерийскую подготовку следует отводить не более 40—60% дневного лимита снарядов, имея в виду, что при бое в глубине обнаружатся новые батареи, которые до нашего наступления ничем себя не проявляли, а также те батареи, которые были подтянуты с соседних участков или успели сменить позиции.

При планировании огня следует предусматривать выделение дивизионов, разворачиваемых в сторону флангов для борьбы с батареями, которые стягиваются противником на фланги прорыва.

К концу артиллерийской подготовки армейская (корпусная) труппа должна выделить в качестве огневого резерва до дивизиона артиллерии на период поддержки атаки и боя в глубине. Выделенный дивизион должен быть связан с батареями АИР и артиллерийским самолётом, чтобы с помощью этих средств разведки можно было мобильнее реагировать на вновь обнаруженные батареи.

При распределении целей между дивизионами надо исходить из следующего правила: нормально в период артиллерийской подготовки дивизион подавляет одну батарею противника; возможно подавление дивизионом и двух батарей.

Следует предостеречь от шаблонного расчёта боеприпасов, когда снаряды делят поровну на каждую подавляемую или уничтожаемую батарею.

Снаряды необходимо рассчитывать для каждой батареи противника с учётом дальности засечки и стрельбы, угла засечки цели, степени инженерного оборудования цели, точности её засечки, а также в зависимости от того, каким видом разведки обнаружена данная цель (как это указано в Правилах стрельбы наземной артиллерии). Площадь обстрела тоже надо определять по Правилам стрельбы. Доводы некоторых офицеров, утверждающих возможность надёжного подавления батарей противника значительно меньшим количеством снарядов, чем это указано в Правилах стрельбы, совершенно не обоснованы.

Если батарею противника намечено подавлять несколькими огневыми налётами, то первый из них должен быть самым мощным, а в промежутках между налётами одна батарея должна вести огневое наблюдение — давать шквалы беглого огня. Если первый налёт по батарее будет слабым, то после этого налёта противник, быстро оправившись, снимет свои орудия с обстреливаемой позиции. Методически выполняемое огневое наблюдение и последующие огневые налёты должны обеспечивать надёжное подавление цели на продолжительное время, достаточное для того, чтобы в момент атаки наших войск подавленная батарея не могла снова открыть огонь.

Планирование и проведение пристрелки

Штаб армейской (корпусной) группы включает в таблицу огня и план пристрелки (приложение 10), в котором указывается, какой дивизион (батарея), с каким видом разведки и в какое время ведёт пристрелку репера или цели. План пристрелки предусматривает наиболее целесообразное использование всех имеющихся средств разведки.

Пристрелку необходимо планировать так, чтобы один дивизион не мешал другому и группы ПП не мешали корпусной группе. Огневая деятельность нашей артиллерии во время пристрелки не должна заметно усиливаться против обычной, иначе противник может раскрыть наше намерение наступать на данном участке. Для этого проведение пристрелки должно быть спланировано штабом артиллерии армии, и время на её проведение для армейской (корпусной) группы должно быть особо оговорено. Для армейских (корпусных) групп на проведение пристрелки и её контроля с помощью средств АИР требуется значительное время, так как надо выбрать наиболее подходящие условия для работы инструментальной разведки. Например, при пристрелке с батареей звуковой разведки необходимы благоприятные метеорологические условия и относительное затишье. Нередко отводимого на пристрелку с БЗР времени (40—50 минут) не хватает, и пристрелка невольно растягивается на более длительный срок.

Для того чтобы скрыть пристрелку, её следует проводить на широком фронте и маскировать стрельбой кочующих орудий (взводов). К сожалению, очень редко приходится наблюдать использование кочующих орудий во время пристрелки, в результате чего противник довольно часто засекает пристреливающиеся батареи и открывает по ним огонь, это, в свою очередь, порождает боязнь быть обнаруженным и вызывает стремление вовсе отказаться от пристрелки, из-за чего значительно понижается точность стрельбы на поражение.

В армейских (корпусных) труппах сравнительно редко применяются пристрелочные орудия, данные которых трансформировались бы для остальных батарей. Между тем действия пристрелочного орудия скрывают пристрелку и обеспечивают внезапность поражения.

Для проведения пристрелки по указанию штаба производится топографическое определение координат ориентиров и реперов, от которых затем переносят огонь на цель. С особой точностью необходимо определять положение ориентиров, которые используются батареей звуковой разведки для определения систематической ошибки. Ориентиры и реперы выбирают по возможности в районе намеченных к подавлению целей. Реперы желательно выбирать так, чтобы от одного репера можно было переносить огонь по двум-трём целям. Нередко за репер принимают одну из батарей противника, её пристреливают и переносят от неё огонь на другие цели (рис. 4).



Во время пристрелки реперов и целей часто отступают от установленной нормы расхода снарядов и при создании звукового или воздушного репера ограничиваются группой в три-четыре разрыва вместо положенных по Правилам стрельбы шести-девяти разрывов. Получается на первый взгляд экономия снарядов, но эта кажущаяся «экономия» приводит в дальнейшем к уменьшению точности, к напрасной трате снарядов и даже к невыполнению задачи стрельбы на поражение.

Пристрелка с СНД и ВзОР даёт хорошие результаты по ближним целям. Если из-за большой дальности с наземных пунктов невозможно наблюдать разрывы при пристрелке реперов в районе цели, то прибегают к такому приёму.

Выбирают репер на переднем крае обороны противника; определяют расстояние от репера до цели; на это расстояние отводят орудие назад и производят пристрелку. Полученные пристрелочные данные используют для стрельбы на поражение.

Новые калибры пристреливают по возможности позже других калибров.

Для пристрелки с самолётом батареи армейской (корпусной) группы желательно обеспечивать дымовыми снарядами, разрывы которых лучше наблюдается с воздуха.

Если пристрелка может быть проведена непосредственно перед артиллерийской подготовкой, то это будут наиболее благоприятные условия для подавления батарей противника. Но артиллерийскую подготовку начинают чаще всего рано утром, чтобы отвести для боя максимум светлого времени. Поэтому пристрелку проводят накануне, а на следующее утро перед артиллерийской подготовкой только проверяют данные пристрелки.

И здесь следует предостеречь от увлечения «экономией» снарядов. Если, например, для проверки данных пристрелки звукового репера полагается израсходовать 6—9 снарядов, то никаких отступлений в этом отношении быть не должно.

К сожалению, кое-где наблюдаются ещё такие случаи. При организации борьбы с артиллерией противника некоторые офицеры пренебрегают кое-какими «мелочами» с их точки зрения. Так, например, не проверяют перед стрельбой исправность материальной части, не выверяют прицельных приспособлений и приборов наблюдения. При пристрелке по измеренным отклонениям часто упускают из виду необходимость уточнения потери начальной скорости вследствие износа канала ствола, и эта основная поправка при стрельбе не учитывается. Также не всегда производится сортировка снарядов.

Если не принимать во внимание всех этих «мелочей», то какими бы точными ни были координаты цели и каков бы ни был расход снарядов, огневая задача останется невыполненной.

Подготовительный период работы армейской (корпусной) группы является очень ответственным: в этот период происходит разведка и уточнение целей для артиллерии, подвозятся боеприпасы, организуется взаимодействие с другими родами войск, осуществляется планирование огня, пристрелка и т. д.

На всё это требуется достаточное количество времени, без чего невозможно построить стройной системы надёжного подавления и уничтожения артиллерии противника. Недоработка той или иной организационной мелочи может очень болезненно отразиться на всём ходе борьбы с неприятельской артиллерией. Так, например, при проведении частной операции в одной из армий совершенно не использовалось звено корректировочной авиации только из-за того, что не было налажено прикрытие звена истребителями, хотя прикрытие это можно и нужно было назначить; это обстоятельство значительно снизило успех борьбы с немецкой артиллерией.

Только корректировочная авиация может наиболее эффективно разведывать такие цели, как батарея противника, и корректировать по ним огонь в ходе боя. Но она не в состоянии работать без прикрытия даже и в подготовительный период. Если не организовать прикрытие корректировочной авиации, придётся борьбу с удалёнными батареями возлагать только на бомбардировочную авиацию, которая ещё в большей степени нуждается в прикрытии истребителями.

Корректировочная авиация может работать и без прикрытия, если активность авиации, противника невелика, но при подготовке наступательной операции строить на этом расчёты было бы легкомысленно.
Tags: Артиллерия, ВОВ, Книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments