Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Categories:

«Паровозы надо давить во младенчестве, пока они чайники!» (с) анекдот

Гражданин fonzeppelin в обсуждении про ремилитаризацию Рейнской зоны в марте 1936 года высказался:

«...в результате политики 20-ых (в частности, сокращения срока службы призывников до года), французская армия была готова исключительно либо к обороне, либо к большой войне с мобилизацией. Для "локальной" войны, например, выгоняния немцев из Рейнской Области, имевшихся под ружьем сил не хватало (особенно с учетом, что границу-то охранять надо!), а мобилизация для большой войны занимала время...»

«...численность Вермахта в 1936 году УЖЕ практически сравнялась с численностью французской армии мирного времени (320.000 человек). При этом на стороне немцев было серъезное качественное преимущество — существенно более длительная подготовка кадров, унаследованная от Рейхсвера. Французская же армия имела лишь примерно 225.000 солдат, прошедших достаточную подготовку, чтобы в принципе считаться боеспособными».

«Да, французы существенно превосходили немцев по танкам и тяжелой артиллерии — но нехватка общей численности не позволяла реализовать эти преимущества в полной мере.

...по современным боевым самолетам Люфтваффе в тот момент уже могло поспорить с Францией. Французы, конечно, еще имели перевес — но уже не подавляющий, а в ряде аспектов сильно отставали».

«Вермахт на тот момент был вышколенной армией профессионалов. Французская армия — в основном состояла из слабо обученных новобранцев. Да, французы МОГЛИ создать решающий перевес, но это потребовало бы мобилизации, то есть времени.

Суть проблемы была именно в том, что французская армия рассчитывалась исключительно на тотальную войну, с мобилизацией. На локальный конфликт, где надо действовать быстро, французы НЕ рассчитывали. Реально, Франция в 1936 могла бы БЫСТРО направить в зону конфликта не более 100.000 солдат, из них лишь часть адекватно обученных. Создать значимый перевес над немцами в бронетехнике и артиллерии французы тоже не могли: большая часть танков и тяжелых орудий была на складах в ожидании мобилизации. В авиации, немцы даже имели некоторое преимущество».


* * *

Т.е. рисуется картина какой-то безысходности: немцы уже сравнялись с французами, потому действия последних (утереться) были продиктованы объективным соотношением сил.

С рассмотрения этих сил и начнём.


Французские сухопутные войска в метрополии состояли из 20 пехотных, 6 северо-африканских и колониальных, 1 лёгкой механизированной и 4 кавалерийских дивизий, не считая крепостных, танковых и артиллерийских частей. Всего порядка 415 тыс. человек. Ещё около 200 тысяч служили в заморских территориях. Из 615 тысяч человек солдат срочной службы насчитывалось несколько более 300 тысяч, в т.ч. 200+ тысяч французов-одногодичников (туземцы служили по 2-3 года). Хотя с осени 1935 года срок службы для французов снова увеличился до 2 лет (из-за уменьшения численности ежегодного призыва).

Помимо этого, согласно закону о рекрутировании армии от 31 марта 1928 года, после демобилизации свежеиспечённый резервист в течение трёх лет находился в распоряжении военного министерства (disponibilité), которое могло поставить его в строй даже без объявления мобилизации. Т.е. при необходимости имелся боеготовый резерв численностью в 600 тысяч человек (три призывных возраста).

Численность L'Armee de l'Air в метрополии составляла примерно 1 200 самолётов первой линии (не считая морской авиации).


По другую сторону Рейна вооружённые силы Германии (Wehrmacht) находились в стадии бурного роста. Сухопутные войска (Heer), ещё в начале 1933 года насчитывавшие 100 тыс. человек, осенью 1935 года достигли численности 400 тысяч, сосредоточенных в 24 пехотных, 3 танковых, 2 кавалерийских дивизиях и кавалерийской и горной бригадах, не считая прочих частей. При этом всего год назад численность армии равнялась 250 тысячам в 21 пехотной и 3 кавалерийских дивизиях. В марте 1935 года, в момент объявления о создании нового вермахта и введение всеобщего призыва, армия насчитывала 280 тыс. человек. Из 189 пехотных батальонов для 21 дивизии фактически успели сформировать только 109 (57,7%).

Из-за постоянной гонки под нажимом политического руководства, армия испытывала сильный офицерский голод. Согласно меморандуму войскового управления (Truppenamt) от 14 декабря 1933 года окончательное формирование трёхсоттысячной армии относилось к весне 1938 года (21 пд, 3 кд, 1 кбр, 1 танковое соединение, 1 лёгкая дивизия). Однако в мае следующего года Гитлер потребовал, чтобы формирование завершилось к весне 1935-го. Следующим этапом было создание 36-дивизионной армии, которое Генеральный штаб (план от 19 июля 1935 г.) относил к осени 1939 года (33 пд, 3 тд, 1 кбр, 1 гбр, в т.ч. к концу 1937 г. 29 пд и все остальные). Но уже в декабре планы переиграли: всё следовало закончить к осени следующего года. При этом теперь 36 дивизий были только пехотными, без танковых, которые считались отдельно. Численность армии осенью 1936 года достигла 520 тысяч человек.

По мысли Людвига Бека нормально офицерский корпус должен был насчитывать 7 процентов от общей численности. Но на первое время он соглашался и на 3 процента, т.е. 9 тысяч офицеров на трёхсоттысячную армию, с постепенным доведением до 4 процентов к 1940 году. Однако на 15 октября 1935 года кадровый офицерский корпус состоял всего из 6 553 человек (на 1 октября 1933 — 3 800), или 1,7% от текущей численности армии. Вместе с офицерами-резервистами (Ergänzungs-Offiziere) процент повышался до 2,4. Год спустя (6.10.36) проценты составляли 1,6 и 2,6 соответственно. К этому времени Бек уже согласился принять реальность невозможности в разумное время достичь плановых процентов и, ссылаясь на опыт развёртывания имперской армии в 1914-м году, считал, что три пятых (2,4 от 4) в принципе покрывают требования мирного времени. Так баг превратился в фичу.

Здесь стоит вспомнить об утверждении Джеймса Корума «Когда в 1933–34 годах началось перевооружение, многие из унтер-офицеров Рейхсвера стали офицерами». Возможно, в люфтваффе (куда на первых порах делегировали людей из армии и флота) так и было, но не в сухопутных силах. Бломберг в том же декабре 1933 года упоминал унтер-офицеров как возможный ресурс для наращивания численности офицерского корпуса. Уже в 1934 году в офицеры произвели целых... 400 унтеров.

Численность ВВС. На конец 1934 года — 270 бомбардировщиков, 99 одноместных истребителей, 303 разведчика. Март 1935 года — около 800 боевых самолётов. Март 1936 года — примерно 900 боевых самолётов в 80 эскадрильях.

* * *

Действительно, численность немецких сухопутных войск (которые fonzeppelin ошибочно называет вермахтом) на момент мартовского кризиса сравнялась с французскими, расположенными в метрополии. Но никаким качественным превосходством немцев из-за якобы более длительной подготовки кадров и не пахло. До введения призыва новые добровольцы призывались всего лишь на один год (вместо двенадцати ранее). Всеобщая воинская повинность с марта 1935 года тоже предусматривала срок службы в один год (осенью 1936-го увеличили до двух). Тем самым немцы хотели быстрее нарастить количество резервистов с хоть какой-нибудь военной подготовкой. Таким образом, с обеих сторон бóльшая часть солдат были одногодичниками (хотя во французской армии их процент был меньше). Но французы могли резко вырваться вперёд по численности за счёт призыва disponibilité.

По авиации автор пишет взаимоисключающие параграфы, хотя по мнению ряда специалистов и количественно, и качественно французы имели преимущество (включая подготовку пилотов), которое исчезнет к концу года.


Определённое влияние на действия французских decision-makers оказывала разведка. В феврале 1936 года армейское Второе (разведывательное) бюро считало, что немецкая сухопутная армия состоит из 24 пехотных, 3 танковых, 2 кавалерийских дивизий и одной горной бригады; всего более 500 000 человек. К этим силам прибавлялись 30 000 человек Schutzpolizei в демилитаризованной зоне, 40 000 членов СС и 200 000 человек Reichsarbeitsdienst (Имперская трудовая служба). Танковые войска ещё не считались смертельной угрозой, поскольку только одна дивизия была полностью укомплектована, а единственная модель танка, состоящая на вооружении, была едва сильнее бронеавтомобиля. Численность немецких ВВС оценивалась в 49 эскадрильей и 750 самолётов первой линии. Качество матчасти считалось второсортным.

Но начальник генштаба Гамелен и военный министр Морен на совещаниях после 7 марта ещё более преувеличили эти сведения, с лёгкостью объединяя военнослужащих и рабочих с лопатами в гомогенную массу, считая, что в Рейнской зоне уже можно встретить 21-22 дивизии численностью в 295 тысяч человек, а вообще немецкая армия скоро достигнет одного миллиона. Тут, конечно, нужна всеобщая мобилизация. А так как Германия сможет выставить против Франции 120 дивизий, то без британской поддержки никак не обойтись. Оба требования были маловыполнимы по внутре- и внешнеполитическим мотивам, потому всё в итоге свелось к выражению озабоченности.


Красивая таблица напоследок (кликабельно)




P.S. Вынужден поправить сам себя. Срок службы добровольцев с конца 1933-го составлял не один год, а три.

P.S.S. Три года — это по планам, составленным в 1932-м, а дальше показания разнятся. Где-то пишут об одном годе, а где-то — о полутора.
Tags: 1918-1941, Альтернативы, Локальные конфликты, Франция-1940
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 12 comments