Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

чтобы никакая «случайность» и никакие фокусы наших внешних врагов не могли застигнуть нас врасплох».

Генерал-майор С. КРАСИЛЬНИКОВ

ПЕРЕСТРОЙКА БОЕВОЙ ПОДГОТОВКИ КРАСНОЙ АРМИИ

В течение последних лет Красной Армии несколько раз на практике пришлось проверить свои силы: в первом значительном столкновении у озера Хасан, затем в более крупной операции на реке Халхин-Гол, позднее в успешном походе при освобождении Западной Белоруссии и Западной Украины и, наконец, в победоносной войне в Финляндии.

Все эти операции закончились решительным разгромом наших врагов.

Благодаря неустанным повседневным заботам вождя и учителя великого Сталина Красная Армия получила в свои руки передовую военную технику. Умело используя эту технику и проявив подлинный героизм, Красная Армия сумела даже при исключительно трудных и неблагоприятных условиях, какие были на озере Хасан, в пустынных степях Монголии и в исключительно суровых природных условиях Финляндии, сломать упорное сопротивление хорошо подготовленного врага и нанести ему невиданные поражения.

Но наряду с неоспоримыми успехами эти операции Красной Армии выявили также и ряд существенных недочетов организационного порядка в области воспитания и боевой подготовки войск.

Развертывающаяся вторая империалистическая война показала, что самое опасное в военной подготовке — это потеря чувства нового, зазнайство, самоуспокоенность, консерватизм военной мысли, а вместе с тем и отсталость боевой подготовки.

Внезапное и быстрое поражение французской армии — в военном отношении — может быть объяснено военной отсталостью, зазнайством, самоуспокоенностью ее руководящих кругов.

Большевики меньше всего подвержены этим болезням. Постоянное стремление к новому, к устранению замеченных недочетов, порицание самоуспокоенности являются известной гарантией против военной отсталости.

Вторая империалистическая война стимулирует в невиданной степени развитие военной техники за рубежом, она обогащает наших соседей свежим боевым опытом; в ее горниле отмирают старые и рождаются новые формы военного искусства. Чтобы не отстать в этих условиях, мы должны построить боевую подготовку и воспитание наших войск и начальствующего состава на основе учета последнего боевого опыта, повышая постоянно качество подготовки в соответствии с современными требованиями.

Новые методы боевой подготовки и воспитания Красной Армии родились на полях сражений и, прежде всего, в ходе кратковременной, но богатой опытом Финской войны.

По прямому указанию товарища Сталина, повседневно занимающегося вопросами укрепления обороноспособности нашей страны, Красная Армия под непосредственным руководством героя гражданской и Финской войны Маршала тов. С. К. Тимошенко перестраивается с учетом своего боевого опыта.

В основу перестройки взяты следующие основные положения:

1. Надо учить только тому, что нужно на войне, в бою. Надо учить войска в обстановке, максимально приближенной к боевой.

2. Нельзя армию ориентировать на легкую победу, поэтому необходимо ее учить преодолевать трудности в самых суровых условиях.

3. Следует учить войска всех родов в постоянном тесном боевом взаимодействии.

4. Перестройку боевой подготовки надо начать с самых низов — с мелких подразделений, подняв и сделав всесильными в первую очередь взвод, роту, батальон и им соответствующие подразделения в других родах войск.

5. Надо учить войска с учетом всего нового, что дает опыт, и непрерывно двигать военное дело вперед.

6. Необходимо укрепить в армии железную дисциплину.

7. Нужно воспитать в командном составе всех степеней широкую инициативу, находчивость, смелость и решительность в действиях.

Эти весьма простые и понятные требования в боевой подготовке и воспитании войск за долгие годы мирной учебы были забыты; учебные занятия, как правило, оказались засоренными условностями, неверными понятиями, прививавшими молодому командному составу и бойцам неправильное представление о современном бое, приучая их к тактическому шаблону и не давая необходимых правильных навыков для действий в подлинном бою.

«Основная беда многих командиров в течение продолжительного времени заключалась в том, что они отвлекались от полевых занятий и, если можно так выразиться, нередко по-канцелярски решали боевые задачи, задачи по подготовке и воспитанию своих подразделений.

Мы очень долгое время пребывали в классах, привыкли учиться путем словесных объяснений, не утруждая себя сложными условиями боевой обстановки, сложными условиями местности — словом, всем тем, что ложится на плечи бойца, командира и политработника во время войны, в бою» (С. К. Тимошенко.)

На всех учениях решительная борьба ведется против условностей боевой обстановки:

«Ничего не делайте условно; все делайте только безусловно», «Всегда и постоянно на любом занятии надо стремиться к тому, чтобы чувствовать боевую обстановку», — постоянно указывал тов. С. К. Тимошенко.

Исходя из этих обязательных установок наркома, боец, войсковое подразделение, командир, войсковая часть, штаб ставятся в практике обучения в положение, отвечающее подлинной боевой обстановке в условиях современной войны, они должны проделать фактически все то, что им придется делать в действительной боевой обстановке: окапываться, маскироваться, преодолевать фактически созданные препятствия (заграждения), строить реальные переправы, наводить действительную связь, разведывать живого «противника» и все это делать под обозначенным ружейно-пулеметным и артиллерийским огнем «противника».

Сам «бой» на учениях изображается возможно ближе к действительности: имитируемый огонь «противника» по своему внешнему эффекту создает полное впечатление подлинного огня; сами войска при подготовке атаки ведут огонь, как правило, боевыми патронами, при фактическом содействии того вида тяжелого оружия, которое будет поддерживать в бою данное войсковое подразделение (часть). Например, стрелковый взвод ведет наступление или оборону при огневой поддержке станковых пулеметов, ротных минометов и отдельных противотанковых орудий; стрелковая рота наступает при поддержке огня станковых пулеметов, ротных и батальонных минометов, противотанковых орудий, танков и батареи артиллерии; стрелковый батальон и стрелковый полк наступают с боевой стрельбой артиллерии, танков и реальным бомбометанием авиации.

Эти учения организуются вначале без боевой стрельбы как двухсторонние, а затем на решительном этапе учения, обычно в течение ночи накануне атаки, одна сторона уводится с «поля боя» и заменяется мишенной обстановкой, точно воспроизводящей положение отведенного «противника».

К утру, после проверки изготовки стреляющих войск и готовности «поля боя», начинается подлинный бой. Через головы войск летят снаряды, мины, хлещут пулеметы, в перерыве артиллерийского огня авиация сбрасывает свои бомбы на расположение «противника», обозначенного теперь оставленными им окопами с мишенями. Затем начинается атака: пехота в сопровождении стреляющих танков идет под прикрытием огневого вала артиллерии и при поддержке бомбовым и пулеметным огнем авиации.

Таким образом создается полная иллюзия боя, нет только потерь, если не считать мишенного «противника», который основательно расстреливается. Это приучает войска к боевой обстановке. После серии таких учений бойцы к командиры, попав в настоящий бой, будут чувствовать себя почти в привычной обстановке. В крайнем случае учение проходит без боевой стрельбы; тогда огонь имитируется холостыми патронами, взрыв-пакетами, фугасами.

«Мы стремимся в первую очередь в тому, чтобы искоренить шаблон и условности в обучении войск. Опыт войны показывает, что это была ложная система обучения и воспитания командиров и бойцов...» (С. К. Тимошенко.)

Командно-штабные и штабные учения, предназначенные для слаживания органов управления, получили у нас широкое развитие; эти учения проводятся без войск, но, несмотря на это, являются действительным средством подготовки командиров и штабов всех степеней к управлению войсками в бою, начиная с командира батальона и выше.

Не проходит недели-двух, чтобы штаб не выходил в поле на тактические занятия.

На этих учениях приближение к действительной боевой обстановке достигается:

а) обязательным обеспечением командно-штабного или штабного учения реальными средствами связи (проволочной, радио, подвижными и пр., в зависимости от инстанции);

б) обеспечением учений реальными средствами разведки (пешая, конная, моторизованная, авиационная и т. п., в зависимости от инстанции);

в) обязательным обозначением «противника» и имитацией его огня;

г) имитацией своего артиллерийского и авиационного огня;

д) иногда обозначением своих войск и тыла мелкими единицами, которые совершают реальные передвижения согласно приказам.

Такие учения проводятся штабами всех родов совместно, причем, как правило, к ним привлекаются две ступени войсковых штабов (батальон-полк, полк-дивизия, дивизия-корпус и т. д.); это приучает войсковые командные инстанции и штабы к взаимодействию и воспитывает в реальных масштабах пространства и времени.

Для войск связи такие учения являются подлинной боевой школой, так как они по существу выполняют ту же работу, которую им придется делать в действительной боевой обстановке.

Вся эта огромная работа проходит на базе поднятия активности командного состава, его ответственности в деле боевой подготовки войск:

«Надо добиваться такого положения, чтобы каждый командир взвода и роты, каждый младший командир стал учителем своих подчиненных, и воспитывал их. Учить и учиться — не позор. Учеба — замечательное дело, и учиться обязан каждый — снизу доверху... Кто сумеет лучше и быстрее подметить свои недостатки, свои ошибки, кто лучше и полнее поймет их и выправит, тот быстрее и энергичнее будет расти». (С. К.Тимошенко.)

* * *

Самое серьезное внимание уделяется втягиванию войск в походную боевую жизнь, физической закалке их, воспитанию их в преодолении трудностей. Старый лозунг Суворова — «на учении тяжело — в бою легко» вновь получил свою практическую жизненность.

Современная война и бой связаны с огромным и длительным напряжением физических и моральных сил. Войска еще в мирное время должны быть приучены к перенесению тягот боевой жизни, к лишениям к суровой походной жизни.

Ведь еще не так давно считалось «невозможным» проводить выход в поле при морозе ниже 15°С; ночных учений не любили, ненастная погода являлась предлогом для переноса учения. Своевременная еда, не считаясь с обстановкой, считалась каким-то священным ритуалом. Боевая практика сразу же показала порочность этих методов подготовки и воспитания войск. В самом деле, ведь во время войны в Финляндии морозы держались на уровне свыше 40°, жилья почти вовсе не было, не всегда возможно было подать горячую пищу, а напряженные бои вынуждали без сна и отдыха нести боевую работу.

Войска должны быть воспитаны так, чтобы, несмотря на трудности и напряжение, настойчиво добиваться выполнения поставленной задачи; они должны верить в свои силы.

При прежних методах подготовки, когда весь «бой» на учении обычно разыгрывался в течение нескольких часов, приучить войска к напряженной боевой работе, воспитать в них правильное представление о трудностях боя было нельзя. Вот почему в этой области сделан решительный поворот. Войска втягиваются в походы в самых трудных условиях погоды, делая переходы по 60—85 км, и в сутки по 35—45 км.

Войска выходят на учения на несколько дней с отрывом от квартир даже зимой, с ночевкой в лесу в шалашах, где каждый боец готовит самостоятельно себе пищу.

Тактические занятия даже батальонного масштаба проводятся непрерывно в течение трех и более дней, причем никаких пауз не делается, а войска и штабы приучаются организовывать свой короткий отдых по-боевому.

Широко практикуются ночные учения во всех родах войск.

«Полевые занятия, приближенные к условиям войны, закаляют бойца физически, прививают ему необходимые в бою навыки, воспитывают его в духе преодоления трудностей и уверенности в своих силах. Между тем некоторые командиры считают, что если они освобождают бойца от рытья окопа, от передвижения ползком, то делают доброе дело, дают бойцу облегчение, а на войне, мол, все будет по-иному. Такие рассуждения приносят бойцу не облегчение, а вред, ибо когда ему потребуется действовать в боевой обстановке, то он окажется неподготовленным». (С. К. Тимошенко.)

* * *

Боевая практика показала, что победы в современном бою возможно добиться только при четком, согласованном взаимодействии всех родов войск, и прежде всего пехоты, артиллерии, танков и авиации.

Очевидно, что принятый метод боевой подготовки, когда на протяжении всего учебного года все рода войск участвуют в совместных тактических учениях, боевых стрельбах, командно-штабных и штабных учениях, военных играх, способствует взаимному боевому пониманию и слаживанию их, учит согласованности действий в бою, то есть взаимодействию.

Однако этот метод боевой подготовки очень дорог и оказался нам по-плечу только благодаря тому, что ЦК партии и правительство обильно обеспечили нашу армию боевой техникой и достаточными материальными средствами, а обширная территория нашей страны дает возможность предоставить войскам многочисленные учебные поля, полигоны, чего в других государствах нет и не может быть. В конечном итоге самое трудное на войне — достижение тесного взаимодействия между различными родами войск в бою — отрабатывается у нас тщательно еще в мирное время.

* * *

Известно, что, кроме подготовленного высшего командования, решающим фактором в бою является подготовленность мелких единиц, прежде всего в пехоте. Перестройку боевой подготовки поэтому необходимо было начать снизу и, прежде всего, в мелких единицах: в отделении, взводе, роте, батальоне.

Поэтому:

«Мы должны довести до сознания каждого командира и политработника, что основной задачей в текущем году, и долгом каждого из нас является поднять и сделать всесильными взвод, роту, батальон и полк. Если это звено по-настоящему станет на ноги во всех частях и обретет культуру военного дела в полном смысле этого слова, то в боевой обстановке наши соединения будут действовать без пролития большой крови».

«Взвод, рота и батальон являются тем звеном, вытягивая которое, мы вытягиваем всю цепь боевой подготовки армии». (С. К. Тимошенко.)

Исходя из этих установок, на всех многочисленных учениях как сам народный комиссар обороны, так и его заместители, командующие войсками тщательно занимались и занимаются мелочными, казалось бы, вопросами — самоокапыванием бойцов, организацией пехотного огня, маскировкой, применением к местности, передвижением на поле боя, организацией наблюдения на поле боя, разведкой, маневром и действиями мелких единиц (отделения, пулемета, отдельного орудия и пр.).

Воспитание подготовленного, инициативного бойца и младшего командира — вот первоначальная цель, достигнув которой, сравнительно легко разрешить и задачу иметь всесильными, то есть тактически блаженными, взвод и роту. А из подготовленных рот нетрудно создать хорошо работающий батальон. Вот почему все учения 1940 года, в отличие от прошлых лет, по своему масштабу не превышали полковых рамок. Высший командный состав и штабы довольно успешно могут готовиться на командно-штабных учениях.

* * *

Учить войска тому, что нужно на войне, возможно лишь на основе тщательного изучения боевого опыта Красной Армии и непрерывного анализа боевого опыта второй империалистической войны.

Только правильный научный анализ военного опыта может указать верный путь дальнейшего развития и повышения боеспособности Красной Армии.

Непрерывный военно-теоретический рост командного состава всех звеньев сверху донизу является необходимой предпосылкой, чтобы не отставать в деле боевой подготовки.

«Движение, непрерывное движение вперед — вот что определяет успех боевой подготовки». (Нач. генштаба генерал армии Жуков.)

Продуманная система отчетных военно-теоретических работ, военных игр, полевых поездок, военно-теоретических дискуссий, проводимая ныне во всех командных звеньях, обеспечивает базу военно-теоретического роста командного состава для дальнейшего усовершенствования боевой подготовки армии.

«Тесное взаимодействие теории и практики — вот путь к нашим дальнейшим успехам». (Генерал армии Жуков.)

Необходимость учить армию на основе последнего боевого опыта поставила перед руководством армии огромную творческую задачу пересмотра всех старых основных боевых уставов и наставлений и создания ряда новых, не существовавших ранее.

В боевых уставах концентрируется весь опыт армии, излагается обычно военная доктрина армии, основы ее боевой подготовки. В данное время проделана огромная работа и в этой области. В 1941 году армия получит большое количество новых уставов, наставлений и руководств, в которых в максимальной степени учтен весь боевой опыт, — наш и зарубежный.

Выход новых уставов и наставлений — это большой шаг вперед в области военной теории.

* * *

Воинская дисциплина — основа всякой военной организации. Это цемент, связывающий воедино людей, составляющих подразделение, часть и армию в целом.

Уровень дисциплины определяет боеспособность воинской части.

«...войско без дисциплины превращается в сброд», — указывал товарищ Сталин. «Чтобы победить, нужна величайшая борьба, нужна железная, военная дисциплина», — говорил еще в 1920 году товарищ Ленин.

Современный бой требует огромного морального напряжения, выдерживать которое, сохраняя боеспособность, могут только войска, воспитанные в суровой дисциплине.

Вот почему такой решительный поворот сделан в деле окончательного изжития псевдо-демократических пережитков в армии, в прошлом расшатывавших дисциплину.

Нам нужна дисциплина более крепкая, чем та, которая существует в буржуазных армиях.

Осенью 1940 года введен первый в истории Красной Армии «Дисциплинарный устав Красной Армии», а временный дисциплинарный устав РККА 1925 года был отменен.

«За состояние дисциплины в войсках в первою очередь несет ответственность командир».

Подчиненные обязаны беспрекословно повиноваться своим командирам и начальникам. В случае неповиновения, открытого сопротивление и злостного нарушения дисциплины и порядка командир, по уставу, имеет право принять все меры принуждения, вплоть до применения силы и оружия.

Командир не несет ответственности за последствия, если он для принуждения не повинующихся приказу и для восстановления дисциплины и порядка будет вынужден применить силу или оружие.

Командир, не проявивший в этих случаях твердости и решительности и не принявший всех мер к выполнению приказа, предается суду военного трибунала.

Приказ командира и начальника — закон для подчиненного. Он должен быть выполнен безоговорочно, точно и в срок. Невыполнение приказа, является преступлением и карается судом военного трибунала.

Приносить жалобы на строгость дисциплинарных взысканий, уставом запрещается. Устав поднял на недосягаемую высоту положение командира в армии, одновременно возложив на него всю тяжесть ответственности за состояние воинской дисциплины в его подразделении, части.

Приказы по укреплению воинского порядка в частях, в частности в отношении обязательных взаимных приветствий военнослужащих вне строя, наконец, новый «Устав гарнизонной службы», строго регламентирующий воинский порядок в гарнизонах — все это бьет в одну точку: поднять воинскую дисциплину на должную высоту.

Правительство провело в жизнь важнейшие мероприятия: полное единоначалие, ввело генеральские звания, ввело звания для младшего командного состава. Все это сделано в целях укрепления авторитета командира.

«Строгое и твердое единоначалие является необходимым условием победы. И потому все, что может ослабить единоначалие, должно быть устранено». («Правда», передовая статья от 13 августа 1940 года.)

Командир сделан полновластным. Воин Красной Армии воспитывается в сознании, что чем крепче дисциплина в части, тем легче будет на войне, тем меньше потерь понесет часть в бою.

Строгое выполнение правил советской воинской дисциплины — путь к тому, чтобы сделать всесильным взвод, роту, батальон и полк. Поэтому укрепление советской воинской дисциплины неотделимо от боевой подготовки армии.

* * *

Наряду с укреплением советской воинской дисциплины всячески развиваются творческие начала в армии, инициатива, изобретательность, использование военной хитрости, ловкости в бою и резко порицается шаблон, схема, пассивность, ненаходчивость.

На всех учениях народный комиссар и его заместители требуют лично и в своих приказах решительного отхода от шаблона, проявления искусства, творческой фантазии в своих действиях.

Массовые примеры такого творчества на учениях в армейских низах показывают, что здесь — непочатый край работы, что нужно глубоко всколыхнуть творческую силу масс.

* * *

В связи с перестройкой боевой подготовки армии естественно должны были измениться и методы партийно-политической работы в Красной Армии. Решающей задачей политорганов и партийных организаций Красной Армии стало практическое проведение в жизнь полного единоначалия и укрепление авторитета командира-единоначальника как полновластного руководителя войск.

Решением правительства был упразднен институт комиссаров и введен, институт заместителей командиров по политической части. Политические управления и отделы были переименованы в отделы политической пропаганды.

Эти мероприятия партии, освободив политорганы от ряда административных функций, потребовали поворота политорганов к вопросам пропаганды и усилению воспитательной работы в войсках.

«Если сейчас, — говорил народный комиссар, — основная организационная задача нашей подготовки — обеспечить приближение повседневной учебы к современной боевой действительности, то главная задача воспитательной работы состоит в том, чтобы воспитать и развить у каждого, бойца и командира высокие моральные силы — твердость дисциплины, готовность к самопожертвованию, выдержку и выносливость, которые бы при любых боевых испытаниях остались неиссякаемыми».

Для выполнения этой задачи привлечен ныне весь мощный партийно-политический армейский аппарат, клубы, Дома Красной Армии, красноармейская печать, библиотеки.

Эта пропаганда стала доходчивой до бойца; все внимание в работе перенесено в роту, ведется решительная борьба с бумажным руководством, замена его живым руководством, непосредственной работой с живым человеком.

Политорганы развернули широкую партийно-просветительную работу среди начальствующего состава в целях поднятия его идейно-теоретического уровня.

* * *

Все сильнее и сильнее разгорается пламя второй империалистической войны.

Красная Армия помнит указания наркома о том, что в современной напряженной международной обстановке, чреватой всякими неожиданностями, каждый красноармеец, командир и политработник должен
быть бдительным, прекрасно владеть своей военной специальностью.

Красная Армия помнит указания нашего вождя товарища Сталина о том, что «нужно весь наш народ держать в состоянии мобилизационной готовности перед лицом опасности военного нападения, чтобы никакая «случайность» и никакие фокусы наших внешних врагов не могли застигнуть нас врасплох».

Красная Армия работает напряженно над повышением своей боевой подготовки, укрепляя военное могущество нашей годины.

Знамя. 1941. Кн. 6 (июнь).



Конечно, лозунг «учить только тому, что нужно на войне, в бою» далеко не нов. Почти дословно его можно увидеть, например, в указаниях генерала Фермора, сделанных за 200 лет до статьи:

«В 1736 г. генерал-майором Фермором по указанию Миниха была составлена «Диспозиция боевого порядка и маневров в генеральной баталии с турками».

Основные положения и диспозиции заключались в следующем:

1) войну необходимо вести наступательную и стараться перенести ее в неприятельскую страну;

2) лучшим средством решения дела является бой — «должно искать сражение, чтобы победить неприятеля»;

3) выиграть бой можно только тогда, когда к нему достаточно подготовлены;

4) подготовка к бою требует: а) хорошего знания противника; б) хорошего знания сильных и слабых сторон своей армии, чтобы подставлять первые и уклонять вторые; в) решительного и энергичного образа действия со стороны начальников; г) хорошей подготовки начальствующих лиц к управлению войсками и знания тактических положений — «как атаковать, как драться, как стрелять и как обороняться»; д) хорошей тактической подготовки войск.

Как результат этого «диспозиция» выставляет требование «прежде всего армию учить только тому, что придется делать в бою».
(Выделено мною).

Более подробный пересказ диспозиции с цитатами см. в другой работе Баиова.

За наводку спасибо dmitry_kozyrev


P.S. генерал армии Жуков Г. Год перестройки // Красная звезда. 1941. 23 февраля (№ 45).
Tags: 1918-1941, Знамя, журналы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments