Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

30 лет назад: «Красная звезда» о войне в Персидском заливе (V)

УРОКИ «БУРИ В ПУСТЫНЕ»
(Взгляд из Генштаба)

«Красная звезда» опубликовала серию материалов с анализом боевых действий в районе Персидского залива. Эта тема продолжает волновать наших читателей. На интересующие их вопросы в беседе с нашим обозревателем отвечает начальник Центра оперативно-стратегических исследований Генерального штаба Вооруженных Сил СССР генерал-лейтенант С. БОГДАНОВ.


— Сергей Алексеевич, читатели интересуются: какие главные черты, тенденции проявились в вооруженной борьбе сторон?

— Война в районе Персидского залива по составу привлекаемых сил оказалась самым крупномасштабным локальным конфликтом после сорок пятого года. На ее исход решающим образом повлияло, на мой взгляд, два фактора. Первый — дезинформационными мероприятиями руководству многонациональных сил удалось достичь оперативно-тактической внезапности при проведении воздушной наступательной операции и в первые же ее дни парализовать иракскую систему управления войсками и оружием. Второй фактор — пассивность и нерешительность высшего иракского руководства, слабая подготовка командного состава. Вот почему удары практически носили односторонний характер.

Для глубоких выводов, определения новых тенденций, проявившихся в вооруженной борьбе сторон, необходимо исследовать и другие факторы как политического, дипломатического, экономического, так и чисто военного плана, положительные стороны и допущенные просчеты противоборствующих сил. Это очень сложная задача. Проблемы будут детально рассмотрены на предстоящей научно-практической конференции Министерства обороны.

Однако уже сейчас можно сделать вывод, что интенсивные боевые действия велись во всех трех сферах с массированным применением современных, в том числе и перспективных, боевых средств, в условиях интенсивного радиоэлектронного подавления систем управления войсками и оружием противника. Ставка командования многонациональных сил делалась на внезапность, силу первого ракетно-авиационного удара, количественное и технологическое превосходство. Успех операции, да и войны в целом ставился в зависимость от исхода борьбы за завоевание превосходства в воздухе, т. е. от результатов воздушной операций.

Не могу не сказать о следующем. Используя результаты войны в Персидском заливе, руководство Соединенных Штатов стало позволять себе, как подчеркивается в газете «Вашингтон пост» от 13 марта с. г., «громогласно рассуждать об «однополюсном» мире, в котором влияние США не подвергается сомнению, поскольку эта страна не имеет себе равных по силе».

— Некоторые специалисты отмечают, что война в Заливе — это первая из так называемых звездных войн. Насколько использование новых видов вооружений сказалось на итогах сражения?

— Напомню: под термином «звездные войны» американские специалисты понимают широкомасштабное применение средств вооруженной борьбы в космосе и из космоса. Называя же конфликт в Персидском заливе первой войной «космической эры», представители командования вооруженных сил США, видимо, стремятся подчеркнуть тем самым важность использования в этой войне космических средств и их весомый вклад в повышение эффективности боевых действий авиации и наземных группировок многонациональных сил.

Действительно, разведка из космоса была основным средством добывания информации о положении и состоянии иракских войск. Широкое применение космических систем связи и навигации обеспечило устойчивое управление группировками войск многонациональных сил, что, конечно же, способствовало успеху.

Нужно только помнить: американские космические средства в конфликте из-за отсутствия у Ирака необходимых средств противодействия функционировали как бы в полигонных условиях. Тем не менее опыт использования космических средств в этой войне представляет для нас определенный интерес.

— Сегодня политический итог войны известен всем. Иракские вооруженные силы покинули Кувейт. А вот военный итог... Тут до сих пор противоречивые сведения. Представители американского командования сразу же после окончания боевых действий сообщили, что многонациональные силы вывели из строя все 42 иракские дивизии, принимавшие участие в боях, 4.000 из 4.280 танков. Были сообщения, что многонациональные силы взяли в плен около 175.000 иракских военнослужащих, уничтожили 2.000 из 3.000 имевшихся на вооружении у Ирака артиллерийских установок и 2.000 из 2.700 бронетранспортеров. Иракская сторона утверждает другое. Дескать, не было бегства из Кувейта, а был организованный отход. Несмотря на многократное превосходство противника, удалось сохранить армию, большое количество авиация, бронетанковой техники... Какова ваша оценка исхода сражения?

— Американская информация о боевых потерях вооруженных сил Ирака, как мне представляется, значительно завышена. Поэтому говорить о каких-то конкретных цифрах иракских потерь, видимо, надо очень осторожно. Однако надо признать: многонациональным силам в ходе ракетно-авиационных ударов удалось не только нанести значительные потерн армии Ирака, но и оказать сильное психологическое воздействие на ее личный состав. На завершающем этапе воины, в ходе ее наземной фазы иракские дивизии первого эшелона практически не оказывали сопротивления наступающим войскам. Но это не значит, что все иракские соединения потеряли боеспособность. Те же американские источники распространяли информацию: в ходе боевых действий с восставшими курдами и шиитами преданные С. Хусейну войска показывают высокую боеспособность.

Повторюсь, речь о боевых потерях иракских войск надо вести очень осторожно. Со временем военными экспертами и аналитиками будет вскрыта реальная картина сражения в регионе, что и даст возможность оценить потери сторон и искусство ведения боя более объективно.

— С обеих сторон в войне участвовали различные виды вооруженных сил и рода войск. В частности, американцы делали ставку на авиацию. К слову, наши командиры в ходе командно-штабных, оперативно-тактических учения при планировании и организации учебного боя ощущают недостаток в авиации. Не изменились ли взгляды военных специалистов на соотношение использования различных видов вооруженных сил и родов войск?

— Действительно, проявляющиеся тенденции современной вооруженной борьбы в определенной мере предопределяют приоритет авиации как наиболее маневренного и дальнобойного средства борьбы. Но это не значит, что необходимость в других видах вооруженных сил отпала.

Война в Заливе наглядно показала: в настоящее время сохраняется актуальность концептуального положения об определяющей роли сухопутных войск в достижении конечных целей. Об этом свидетельствуют данные об их группировках к началу операции «Буря в пустыне». В составе сухопутных войск сторон насчитывалось свыше 1 млн. человек, до 80 дивизий и 90 отдельных бригад, около 10,5 тыс. танков, более 12 тыс. орудий и минометов. Важнейший вывод из персидского кризиса, видимо, состоит в том, что каждый современный локальный конфликт, война на отдельном театре военных действий будут вестись нестандартными способами с использованием новых форм применения вооруженных сил. И в то же время в рамках военных действий доля вклада в разгром противника различных видов вооруженных сил каждый раз будет зависеть от конкретных военно-политических целей войны, условий обстановки и замыслов действий сторон необходимо исходить из того, что современная война — это война интеллектов всех уровней руководства и исполнения, «интеллектуальных» средств вооруженной борьбы.

По имеющейся у нас зарубежной информации, можно предполагать, что усилия военного руководства США и других стран, чьи вооруженные силы непосредственно участвовали в конфликте, будут направлены на дальнейшее развитие авиационной техники по технологии «Стелс», обеспечение авиации перспективными системами высокоточного оружия, развитие транспортной и армейской авиации.

— В войне участвовали как военнослужащие-профессионалы, так и пришедшие в армию по призыву. Насколько первые превосходили в боевом мастерстве? Не явилась ли война аргументом в пользу концепции тех, кто ратует за немедленный перевод нашей армии на профессиональную основу?

— Во всех армиях мира в настоящее время основу авиации и ракетных частей составляют военнослужащие-профессионалы. Как показали боевые действия, профессиональная подготовка летчиков и ракетчиков американских войск оказалась значительно выше иракских.

Что касается наземной фазы сражения с участием сухопутных группировок, в составе которых с американской стороны действовали не только профессионалы, но и резервисты, а с иракской — призванные на основе всеобщей воинской обязанности, то сделать однозначные выводы в пользу того или иного способа комплектования весьма затруднительно. В условиях нарушенного управления, психологического воздействия от беспрерывных ракетно-авиационных ударов и огня артиллерии МНС командиры иракских соединений и частей инициативы не проявили, уклонились от организации сопротивления наступающим войскам многонациональных сил. Думается, результаты данной войны не имеют убедительных аргументов в пользу перехода нашей армии полностью на профессиональный способ комплектования. Кстати, многие крупные военные специалисты стран антииракской коалиции в ходе войны высказались в пользу смешанного принципа комплектования вооруженных сил.

— С обеих сторон использовалась техника, созданная в США, Франции, Италии, Англии, СССР и других странах. Чье вооружение более успешно выдержало экзамен? Кстати, американцы в результате войны сделали сверхрекламу своему оружию...

— Многонациональными силами применялись оружие и военная техника, разработанные на новейшей технологии в ведущих странах мира. В армии Ирака имелось не более 10—15 процентов современного вооружения. Остальное, в том числе и советское, на одно-два поколения отстало от современных вооружений. Потом в условиях нарушенного управления войсками и оружием, мощного психологического воздействия на личный состав иракское вооружение и техника в ходе боевых действий почти не применялись. И сказать что-либо предметно о его боевых возможностях сложно.

США и их союзники по антииракской коалиции, как известно, применяли в ходе конфликта самые новейшие, в том числе опытные, образцы оружия и военной техники, которые на ближайшую перспективу составят основу их боевой мощи. Естественно, что в условиях отсутствия активного противодействия со стороны иракских вооруженных сил эффективность в основном была достаточно вы сока. Но их использование можно расценить лишь как полигонные испытания. Средства же массовой информации западных стран, в особенности США, всячески рекламируют преимущества своего оружия и военной техники с целью вытеснения с мирового рынка вооружения советского производства. Из зарубежной информации известно: в ходе подготовки и ведения боевых действий в зоне Персидского залива имели место издержки как эксплуатация, так и в применении американской боевой техники. Они были обусловлены не только особенностями ближневосточного театра войны, но и конструктивными недоработками ряда образцов. Но об этом американцы открыто не говорят.

— Наш Генеральный штаб, конечно, внимательно следил за развитием боевых действий в Заливе. Какие выводы делают для себя военные специалисты?

— В Генеральном штабе продолжается тщательны анализ боевых действий многонациональных сил и армии Ирака. Убежден, что после завершения глубоких исследований результатов этой войны руководство Министерства обороны и Генерального штаба учтет все полезное для развития Вооруженных Сил СССР.

Однако чего-то особенного во взглядах командования вооруженных сил США на способы подготовки и ведения войны (боевых действий) отмечено не было. Войска и штабы действовали в основном по известным и привычным сценариям, накатанных ими в процессе оперативных мероприятий и согласно положениям руководящих документов США и НАТО.

Результаты войны в Персидском заливе не окажут негативного влияния на позицию СССР в отношении сокращения Вооруженных Сил и вооружений. Нет серьезных оснований и для каких-либо значительных корректировок концепции военной реформы. В то же время подходы США к разрешению региональных конфликтов, а также внутренних проблем других странах путем оказания силового давления или открытого применения вооруженных сил против них под предлогом защиты жизненных интересов США заставляют нас в дальнейшем более взвешенно относиться к сокращению наших Вооруженных Сил и вооружений.

Беседу вел
подполковник А. ДОКУЧАЕВ.


Красная звезда. 1991. 17 мая (№ 109).



Эра войн высоких технологий,
или Что показали боевые действия в районе Персидского залива

Война в Персидском заливе длилась всего 43 суток. Времени же на изучение ее результатов потребуется значительно больше. Ведь зона Персидского залива была превращена в гигантский полигон для испытания новейших систем оружия и боевой техники. С некоторыми образцами оружия, примененными в ходе боевых действии, даже не проводились штатные испытания.

Операция «Буря в пустыне», начавшаяся 17 января 1991 года залпом 52 крылатых ракет морского базирования (КРМБ) «Томагавк», открыла, по мнению зарубежных военных специалистов, новую эпоху войн. Ей даже найдено громкое название: эра войн высоких технологий. При этом считается, что речь должна идти не о шквалах огня, а о боевых «хирургических операциях» по уничтожению важнейших объектов с помощью «интеллектуального» оружия. Победа в такой войне будет-де обеспечиваться боевыми автоматическими средствами (автоматами), функционирующими без непосредственного участия человека.

В подтверждение этих суждений приводится большой список высокоточного оружия, которое впервые было, применено в ходе войны в Персидском заливе. Среди них: КРМБ «Томагавк» BGM-109C; управляемые авиационные ракеты класса «воздух — земля» AGM-84, AGM-84E SLAM и AS-30L, управляемые авиационные бомбы BGL, GBU-27, GBU-24 «Пэйвуэй-З» и GBU-16 «Пэйвуэй-2» с лазерными и телевизионными системами наведения; новейшие противорадиолокационные ракеты ALARM и ракеты AGM-88 «HARM» с усовершенствованной логикой системы наведения; средства постановки радиопомех ALQ-99, генерирующие «умные шумы»; разведывательные беспилотные летательные аппараты.

Изучая эффективность унизанных средств, эксперты не только отмечают их позитивные и негативные стороны, но и вносят предложения по повышению боевых возможностей этого оружия. В частности, по результатам боевого применения КРМБ «Томагавк» военные специалисты США уже разработали программу по их дальнейшему совершенствованию. В целях ускорения планирования ударов по уничтожению мобильных целей фирмы «Дженерал дайнэмикс» к «Макдоннелл Дуглас» приступили к разработке новой модификации ракеты «Томагавк» — «Блок-3». Программа «Блок-3» предусматривает, в частности, установку приемника глобальной спутниковой радионавигационной системы «Навстар», что уменьшит зависимость от корреляционно-экстремальной системы «ТЕРКОМ» на начальном этапе полета и позволит на этой основе сократить время на расчет и подготовку боевых программ.

Считая статистику боевого применения ALARM недостаточной для того, чтобы делать окончательные выводы (было использовано около 100 ракет), тем не менее специалисты предложили сосредоточить основные усилия на отработке тактики и поиске способов боевого применения этого оружия. Логика функционирования ракеты достаточно гибка, поэтому ударные группы самолетов, по опыту войны с Ираком, рекомендуется ориентировать на применение различных тактических приемов (атака РЛС по наикратчайшей траектории, подавление корабельных РЛС при движении корабля, зависание ракеты в воздухе на парашюте и поиск цели, ожидание включения РЛС).

Отмечая возросшую «специализацию» высокоточных систем оружия по решению оперативно-тактических задач, военными специалистами США подчеркивается ошибочность решения по аннулированию в 1990 финансовом году программы DAAGM. Она была направлена на разработку ВВС США крылатых авиационных кассет с боеприпасами комбинированного действия для разрушения аэродромов, которые бы заменили пилотируемые самолеты. Этот вывод сделан в связи с тем, что из 24 самолетов многонациональных сил, сбитых к концу первой недели боевых действий, 6 самолетов (25%) были из состава английских истребителей-бомбардировщиков «Торнадо» GR1.

Высокую оценку на Западе получили результаты боевого применения управляемой авиационной ракеты AGM-84E SLAM, предназначенной для нанесения высокоточных ударов па приоритетным наземным целям (стационарным или мобильным) и надводным кораблям, без захода самолета-носителя в зону ПВО. Решение о программе SLAM было принято после анализа результатов военной акции 6-го флота и ВВС США против Ливии в 1986 году.

В ходе операции «Буря в пустыне» ракеты SLAM применялись только при нанесении выборочных ударов, поскольку к началу войны фирма-разработчик «Макдонелл Дуглас» поставила ВМС США 42 ракеты этого типа. На телеэкранах многих стран мира неоднократно демонстрировался эффектный видеоролик, показывающий зрителям нанесение удара ракетами SLAM по иракской ГЭС. С самолетов А-7Е были запущены две ракеты. Первая ракета пробила отверстие в стене корпуса энергоблока, а вторая, подошедшая к цели через две минуты, была направлена точно в образовавшийся пролом и уничтожила оборудование внутри здания.

Уместен вопрос: какие же выводы из результатов войны в Персидском заливе закладываются в военно-техническую политику США? Один из ответов на него очевиден — Пентагон намерен углубить проработки по созданию «интеллектуального» оружия. Оружие с высокой степенью автоматизации и элементами искусственного интеллекта позволит, по взглядам его специалистов, разрешить диалектическое противоречие современной вооруженной борьбы между все возрастающими динамизмом к напряженностью боевых действий и ограниченными психофизиологическими возможностями человека. Главная задача при этом, по их мнению, будет заключаться в удалении человека из зоны противоборства и обеспечении возможности применения боевых средств без риска быть уничтоженным противником.

Массированное применение многонациональными силами беспилотных и высокоточных ударных средств подтвердило устойчивость тенденций на дальнейшую интеллектуализацию средств вооруженной борьбы с переходом к созданию роботов, а в перспективе к боевых автоматических средств и систем различного целевого назначения.

Страницы зарубежной печати, посвященные анализу концептуальных аспектов научно-технической политики США, пестрят в последнее время терминами, содержащими слово «умные», — «умные камни» (миниатюрные космические перехватчики стартующих ракет); «умные глаза» (миниатюрные спутники обнаружения стартующих ракет); «умные крокетные мячи» (миниатюрные космические приемопередатчики); «умные шумы» (радиотехнические сигналы с высокой возможностью подавления радиоэлектронных средств) и т. д. Тем самым как бы подчеркивается специфичность построения к боевого применения перспективного оружия и подтверждается предположение об активной работе американских специалистов до его широкой интеллектуализации.

Достижения последних лет в развитии вычислительной техники, создании чувствительных датчиков, оперативных методов обработки и анализа сигналов, успехи в области теории управления к алгоритмов позволяют Соединенным Штатам уже сегодня создавать высокоавтоматизированные образцы, в том числе и сложные роботизированные системы с определенным уровнем искусственного интеллекта.

Полковник В. САВИЧЕВ.

Красная звезда. 1991. 10 июля (№ 154).



РЭБ и ее возможности
(Война в Персидском заливе: выводы и уроки)

Начальник управления Генерального штаба ВС СССР генерал-лейтенант Э. В. КОСЕНКО отвечает на вопросы «Красной звезды».


— Изучая опыт ведения войны в районе Персидского залива, нельзя не отметить широкое использование в ней сил и средств радиоэлектронной борьбы. Какие, по вашему мнению, основные особенности ее проявились в ходе этой войны?

— Боевые действия в зоне Персидского залива в целом подтвердили известные взгляды командования вооруженными силами США на радиоэлектронную борьбу (РЭБ), как неотъемлемую часть боевых действий. И в этом плане никаких неожиданностей и новшеств не было: вопросы организации и ведения радиоэлектронной борьбы отрабатывались ранее на ряде учений и маневров вооруженных «сил США и НАТО.

В соответствии с принятой в США концепцией, отраженной в уставах, радиоэлектронная борьба представляет собой комплекс мероприятий, направленных на снижение эффективности или воспрещение использования противником электромагнитного спектра, а также на создание условий для функционирования своих радиоэлектронных средств. В понятие радиоэлектронная борьба включаются радиоэлектронное обеспечение, радиоэлектронное противодействие и радиоэлектронная защита.

Все эти компоненты проявились в войне в зоне Персидского залива, особенно радиоэлектронное обеспечение или, иными словами, радиоэлектронная разведка, и радиоэлектронное противодействие. РЭБ велась активно, целенаправленно и занимала значительное место в деятельности коалиционного командования. По количественному составу привлекаемых сил и средств РЭБ, размаху и интенсивности проводимых мероприятии по дезорганизации управления эта война явилась наиболее масштабной за всю историю локальных войн и вооруженных конфликтов.

— Какие силы и средства обеспечивали ведение радиоэлектронной борьбы в войне?

— Многонациональные силы к началу боевых действий развернули против Ирака наземные, воздушные и корабельные силы и средства РЭБ. В авиационной группировке МНС имелись самолеты радиоэлектронного противодействия ЕР-111 А, ЕС-130Н, ЕА-6В и огневого подавления РЛС противника Р-40 «Уайлд Уизл». На вооружении этих самолетов состояли станции помех, обеспечивающие подавление радиолокационных средств ПВО Ирака на значительную глубину и практически во всех частотных диапазонах.

Кроме того, все ударные самолеты и боевые корабли основных классов были оборудованы индивидуальными средствами РЭБ, предназначенными для своей защиты от управляемого оружия. Показательно, что одной из причин отказа командования ВВС США от использования стратегического бомбардировщика В-1 явилась неготовность к началу боевых действий его бортовой системы РЭБ, и связи с чем возможности защиты этого самолета от средств ПВО, по оценке американцев, были бы в значительной степени снижены.

— Результативность ведения РЭБ находится в прямой зависимости от степени осведомленности о конкретных радиоэлектронных объектах противника. Какие меры были предприняты командованием многонациональных сил для решения этой проблемы?

— Коалиционное командование организовало тщательную разведку вооруженных сил Ирака. Еще до начала боевых действий с использованием технических средств космической, воздушной и наземной разведки добывались данные о системах управления иракских войск, дислокации, частотных диапазонах и других технических параметрах радиоэлектронных средств ПВО, об особенностях боевого применения зенитных ракетных комплексов и других систем управляемого оружия.

Командование многонациональных сил использовало данные американских разведывательных ИСЗ, которые ежедневно проходили над территорией Ирака и Кувейта. В их число входили: спутники оптико-электронной разведки «Кихоул-11», передававшие на Землю изображения объектов с разрешающей способностью до 0,16 м; спутник «Лакросс», осуществлявший круглосуточно радиолокационную съемку местности также с высокой разрешающей способностью (0,6—3 м); спутники радиотехнической разведки «Феррет», обеспечивавшие обнаружение радиоизлучений в диапазоне 50—18000 МГц и определение их принадлежности к конкретным объектам с необходимой достоверностью, а также другие спутники. Разведывательные данные в реальном масштабе времени передавались непосредственно на наземные командные центры и пункты управления.

Кроме того, судя по имеющимся данным, командование многонациональных сил придавало большое значение подготовке своих войск и сил к РЭБ. Ожидаемая радиоэлектронная обстановка имитировалась имевшимися в распоряжении МНС образцами иракской боевой техники, в том числе средствами связи, радиолокации, зенитными, ракетными комплексами. В ходе учений и тренировок оценивалась эффективность боевого применения сил и средств РЭБ по дезорганизации системы ПВО Ирака.

— Какова же была тактика применения сил и средств РЭБ в ходе воздушных налетов авиации многонациональных сил на войска к объекты Ирака?

— Наиболее показательным «узловым» периодом войны, ярко иллюстрирующим действия сил и средств РЭБ, явилась воздушная наступательная операция многонациональных сил. За несколько часов до взлета боевой авиации началось массированное радиоэлектронное подавление РЛС к линий связи системы ПВО Ирака с целью измотать расчеты РЛС и зенитных ракетных комплексов, снизить возможности созданного радиолокационного поля, в конечном итоге дезорганизовать управление силами и средствами ПВО, систему государственного и военного управления.

С началом операции, перед тем как первые крылатые ракеты «Томагавк» из эшелона прорыва ПВО вышли на заданный маршрут, в специально назначенные зоны были выведены самолеты-постановщики помех EF-111A «Рейвен», EA-6B «Проулер» и ЕС-130H «Компас Колл». Самолеты РЭБ были включены также в эшелоны обеспечения и ударные эшелоны. В эшелонах обеспечения действовало до 20 процентов самолетов-постановщиков помех EF-111A и EA-6B, которые подавляли иракские РЛС, прикрывали ударные самолеты и крылатые ракеты «Томагавк».

Как правило, постановщики помех включались в работу при подходе групп ударных самолетов к границам зон обнаружения иракских РЛС.

В намеченных коридорах прорыва иракской ПВО действовали специальные демонстративные группы, которые при. входе в зону обнаружения провоцировали расчеты РЛС на их включение. Приводимые в действие РЛС обнаруживались и уничтожались самолетами F-4G «Уайлд Уизл» и «Торнадо». Эти самолеты были оснащены противорадиолокационными ракетами ХАРМ, а также новейшими противорадиолокационными ракетами АЛАРМ, которые применялись здесь впервые. Атаки строились таким образом, что сначала удар наносился по ближним РЛС, а затем самолеты атаковали более удаленные цели. Нанесение ракетно-бомбовых ударов по войскам и объектам сопровождалось массированным применением средств РЭБ. Радиоэлектронные помехи создавались во всех диапазонах частот, в которых могли работать иракские средства ПВО.

— Велась ли РЭБ вооруженными силами Ирака?

— Иракские войска имели средства радиоэлектронной борьбы советского производства устаревших типов, а также изготовленные в других странах. Однако, по сообщениям печати, имевшиеся силы и средства РЭВ применялись ограниченно и неэффективно. Главной причиной этого могла быть пассивность иракского военного командования в вопросах организации применения имеющихся сил и средств РЭБ, а также слабая обученность специалистов действиям по подавлению современных радиоэлектронных систем противника. Видимо, сыграло свою роль и то, что почти полгода экономической блокады Ирака не позволили ему создать необходимый резерв средств и заменить технику РЭБ, выработавшую свой ресурс.

Одной из причин, слабости системы ПВО Ирака, по-видимому, явилась недостаточная подготовка расчетов РЛС и зенитных ракетных комплексов к действиям в условиях массированного радиоэлектронного подавления.

— Какие общие выводы по радиоэлектронной борьбе можно сделать в связи с войной в Персидском заливе?

— Соединенным Штатам и их союзникам за счет подавляющего количественного и качественного превосходства в силах и средствах РЭБ, тщательного планирования и активного ведения радиоэлектронной борьбы удалось обеспечить внезапность в операции и иметь незначительные, в сравнении с масштабами боевых действий, потери личного состава и техники.

Опыт войны показал, насколько остро сейчас стоит проблема защиты вооружения, военной техники и объектов от высокоточного оружия противника, использующего тепловизионные, лазерные и телевизионные системы наведения. В то же время, критически оценивая этот опыт, необходимо учитывать, что он получен в условиях, когда многонациональным силам не оказывалось должного противодействия как средствами огневого поражения, так и средствами радиоэлектронной борьбы.

В целом война в заливе подтвердила важную роль радиоэлектронной борьбы в современной войне. Результаты и особенности ее ведения будут проанализированы специалистами, чтобы учесть все полезное для развития Вооруженных Сил. Несомненно, что должно быть уделено самое пристальное внимание развитию современных средств РЭБ и способов их боевого применения. В то же время уже проведенный анализ показывает, что нет серьезных оснований для значительных корректировок соответствующих положений в концепции военной реформы.

Красная звезда. 1991. 8 августа (№ 179).
Tags: Красная звезда, Локальные конфликты, Современность
Subscribe

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (IV)

    ШТАБНЫЕ ДОКУМЕНТЫ В заключение прилагаем различные формы боевых документов для частей, ведущих контрбатарейную борьбу. Большинство этих документов…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (III)

    5. БОРЬБА С АРТИЛЛЕРИЕЙ В НАСТУПЛЕНИИ Во время артиллерийской подготовки все средства наземной разведки ведут усиленное наблюдение, чтобы выявить…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (II)

    4. ПОДГОТОВКА БОРЬБЫ С АРТИЛЛЕРИЕЙ Ведение контрбатарейной борьбы слагается из подготовительного периода, пристрелки и подавления. Подавление при…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments