Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

30 лет назад: «Красная звезда» о войне в Персидском заливе (II)

ПЕРСИДСКИЙ ЗАЛИВ: «СУБМИРОВАЯ ВОЙНА?»
(Мнение)

Прошла первая неделя новой широкомасштабной войны. На этот раз, в районе Персидского залива. Как и следовало ожидать, молниеносной малокровной войны не получилось. В этом отношении мой прогноз в интервью «Красной звезде» в канун нового года (31 декабря 1990 года) сбылся. Признаюсь откровенно, никакого удовлетворения от этого я не испытываю. Напротив, преобладает чувство огорчения и тревоги. Вместе со многими своими единомышленниками я, давая прогнозы о возможном ходе войны, до последнего дня все-таки верил в возможность мирного урегулирования конфликта.

К чему же может привести эта бессмысленная война? Скорее всего, если полагаться на исторический опыт, снова — в тупик. Исходя из чисто военной раскладки сил, Ирак должен проиграть эту войну. Но это вовсе не означает, что кто-то в ней выйдет победителем. Война может оказаться опять без победы. Иными словами, ни одна из сторон не достигнет политических, военно-стратегических и экономических целей! Так кончались и все предыдущие войны на Востоке: палестинская война за независимость 1948-1949 годов, «тройственная агрессия» 1956 года, «шестидневная война» 1967 года, «октябрьская война» 1973 года, ливанская война 1982 года и, наконец, восьмилетняя ирако-иранская война.

Как бы они ни назывались — «войной ополченцев», «войной десантов», «войной авиации», «электронной войной», «битвой танков», «войной бомб», «войной живых волн», «войной танкеров» — все они заканчивались «вничью». Хрупкое перемирие оборачивалось ненадежным квази-миром, дымящимся войной. Аналогичный исход может иметь и операция «Буря в пустыне», которую успели уже окрестить «войной ракет». Не окажется ли, что легче ее было начать, чем окончить? Думаю, именно поэтому многие сейчас задаются вопросом: может быть, ее не стоило вообще начинать? Все ли было сделано, чтобы ее предотвратить?

Вопросы эти вовсе не праздные и не запоздалые. От честного анализа прошлых, тем более недавних событий, зависят и правильность прогнозов на будущее.

Как в телевизионном выступлении Президента М. С. Горбачева, так и на заседании в Кремле в день, когда разразилась война, прозвучали предварительные аналитические оценки и некоторые вытекающие из них выводы. Невольно запомнилось, что и Президент, и министр иностранных дел использовали, на мой взгляд, продуманную формулировку: «Мы сделали все мыслимое», чтобы предотвратить войну. К сожалению, не только остановить, но и притормозить в самый последний момент сползание к войне нам не удалось. На мой взгляд, в таких случаях требуется мобилизация всего интеллектуального потенциала страны. Тогда «все мыслимое» можно трансформировать во «все возможное». Об этом говорит хотя бы опыт Соединенных Штатов, где в критических ситуациях создаются группы экспертов для анализа и прогнозирования обстановки.

Занимаясь проблемами Ближнего Востока приблизительно столько же, сколько продолжается там «самый продолжительный послевоенный конфликт века», я что-то не могу припомнить, как и большинство моих коллег, чтобы нас призывали под «знамена борьбы за мир» не для того, чтобы бить в пропагандистские барабаны, а послужить своими знаниями «разминированию» опасных кризисов. Объедини практический опыт наших дипломатов, военных экспертов и востоковедов, может быть, и удалось бы развязать кувейтскую головоломку.

Сейчас задним числом можно предположить, что внезапность удара, обеспечившая ограниченный успех операции -«Буря в пустыне», была достигнута антииракской группировкой в результате тесной координации не только военных специалистов, политологов, но и средств массовой пропаганды. Они сумели дезориентировать Багдад и отчасти мировое общественное мнение в сроках возможного начала войны. Например, американская газета «Ньюс дей» и итальянский еженедельник «Эуропео» довольно точно смогли предсказать, как будут развиваться боевые действия в первые дни войны. Однако многие западные корреспонденты со ссылкой на сведения, полученные якобы из «весьма достоверных источников», предсказывали, что наступление многонациональных сил начнется вероятнее всего 15 и 17 февраля. Приводились и убедительные доводы: «тогда сложатся, дескать, самые благоприятные для союзников природные условия в отношении погоды и освещения (отсутствие Луны)».

Подобную, скорее всего, намеренную «утечку информации» допустили или специально инспирировали также другие западные и израильские органы печати. Волей-неволей свою лепту в эту кампанию (в данном случае, конечно же, ненамеренно) внес и Совет Безопасности ООН. Он тоже буквально накануне обсуждал вопрос о возможном продлении «паузы доброй воли» и направлении Саддаму Хусейну «последнего» предупреждения. Однако отведенная Багдаду короткая передышка между «предпоследним» и «последним» предупреждениями обернулась обманчивой «тишиной перед боем». «Буря в пустыне» разразилась для Багдада довольно неожиданно, хотя решение президента США о проведении этой операции было уже подписано 12 января.

Кувейтский узел предпочли рубить, а не развязывать. Но узел на Ближнем Востоке от этого может затянуться еще туже. Невольно поэтому сейчас приходится испытывать большую тревогу перед непредсказуемостью развития дальнейших событий. В современном взаимосвязанном и взаимозависимом мире надо сделать не только «все мыслимое», но и «все возможное», чтобы не допустить перерастания новой «горячей войны» в глобальную бурю. В противном случае она может вылиться в неведомый нам пока вид «региональной войны» с глобальными последствиями, в нечто такое, что назовут потом «субмировой войной». Пока «Буря в пустыне» не вызвала цепной реакция горного обвала, сопровождаемого смерчем разрушений к наводнением экологических бедствий, ее надо не просто локализовать, а остановить.

Л. МЕДВЕДКО.

Красная звезда. 1991. 29 января (№ 22).



Генерал-майор С. Богданов:
«Генштаб внимательно следит за развитием обстановки»


Две недели миновало с того момента, когда в Персидском заливе началась война. Мы обратились К начальнику Центра оперативно-стратегических исследований Генерального штаба Вооруженных Сил СССР генерал-майору С. БОГДАНОВУ с просьбой ответить на ряд вопросов, волнующих читателей «Красной звезды».


— Сегодня очевидно, что «блицкриг» на Ближнем Востоке, на который, судя по всему, рассчитывали американцы, не получился. Война начинает приобретать затяжной характер. В то же время в печати можно встретить безапелляционные суждения о том, что военное поражение Ирака в этой войне предрешено. Ваше мнение по этому поводу?

— Я бы не стал торопиться с выводами. Вопрос этот очень серьезен, и однозначного ответа быть здесь не может. Безусловно, объединенный военный потенциал сил антииракской коалиции заметно превышает военный потенциал Ирака. И все же недооценивать его нельзя. Багдад располагает достаточным арсеналом средств, чтобы нанести ощутимый урон противнику. Причем это могут быть, как справедливо отмечает печать, не только удары ракетами «Спад»» но и применение ракет французского производства «Экзосет» против американских кораблей, а также использование так называемых неконвенционных видов оружия (химического, бактериологического). Так что безоговорочно предрекать непременное поражение Ирака на основании анализа лишь первых дней военных действий я бы не стал. Судя по тому, какие огромные силы стягивают союзники, они сознают, что легкой победы не будет. О том же свидетельствует и направленный президенту США запрос Пентагона о принятии специального указа о продлении до двух лет срока призыва на действительную военную службу резервистов и предоставлении министерству обороны полномочий на призыв дополнительных контингентов резервов.

По дело не только в этом. Рассуждая о войне на Ближнем Востоке, нельзя говорите об одних лишь сугубо военных аспектах проблемы. Не следует забывать и о политической стороне вопроса. А она весьма непроста. Единодушно выступая за освобождение Кувейта, страны антииракской коалиции далеко не единодушны в вопросе о приемлемом уровне нанесения ущерба Ираку, о судьбе этой страны. Ведь несомненно, что по мере продолжения войны колоссально возрастут человеческие и материальные потери. А сама логика развития боевых действий, использование сухопутных группировок могут поставите на повестку дня вопрос о расширении масштабов войны и полном уничтожении военно-промышленного потенциала Ирака. Мандата же на это ООН многонациональным силам, как известно, не давала.

— А как вы относитесь к настойчиво проводимой в некоторых средствах массовой информации мысли о том, будто в этой войне явственно обнаружилось превосходство американского оружия над имеющимся на вооружении Ирака советским?

— Я думаю, такая постановка вопроса неправомерна. Утверждения о превосходстве американского оружия над советским базируются главным образом на сопоставлении оперативно-тактического ракетного комплекса советского производства, известного на Западе как «Скад», с американским зенитно-ракетным комплексом «Пэтриот».

Отвлекаясь от того, что такое сопоставление некорректно — это разные виды оружия с разным предназначением, — следует признать, что «Пэтриот», действительно, довольно эффективное оружие. Но на ведь этот комплекс был разработан недавно — в середине 80-х годов, а последующая модернизация обеспечила ему возможность борьбы с тактическими и оперативно-тактическими ракетами, особенно не имеющими специальных средств преодоления ПРО. А комплекс «Скад» разрабатывался более 30 лет наад (на вооружение Советской Армии эти ракеты поступили в 19б2 году). Кроме того, осуществлённая с помощью ФРГ модернизация ракет «Скад» придала им значительно большую дальность (они даже стали называться по-новому — «Аль-Хусейн» и «Аль-Аббас»), но не улучшала, а может быть, даже ухудшила другие их тактико-технические данные.

По другим видам оружия, в частности по танкам, которые у Ирака в основном советского производства, выводов делать пока нельзя, так как ни с той, ни с другой стороны в действие они пока не вступали.

Надо заметить, что многонациональные силы, прежде всего американцы, используют регион Ближнего Востока как своеобразный испытательный полигон для новейших образцов оружия и боевой техники, вплоть до систем, запущенных в серию в минувшем году. Взять, к примеру, американскую управляемую ракету класса «воздух — поверхность» SLAM, cнабженную телевизионной головкой самонаведения, разработанная на базе противокорабельной ракеты «Гарпун», она была запущена в серийное производство менее двух месяцев назад — в декабре минувшего года. Этой ракетой вооружены самолеты палубной авиации ВМС США, активно используемые для нанесения ударов по объектам военного и экономического потенциала Ирака. Большое внимание командование многонациональных сил уделяет отработке способов ведения боевых действий ночью. При этом также используются новейшие достижения военной техники. Скажем, на английских вертолетах «Линкс» установлены тепловизионные приборы наблюдения и подсвета целей, использование которых предполагалось начать лишь в 1991 году. Эти приборы позволяют атаковать танки глубокой ночью. Для этих же целей предназначена лазерная система вертолетов «Газель». Нашла применение на поле боя и новейшая английская противорадиолокационная управляемая ракета класса «воздух — поверхность». Можно сказать, что в ходе ближневосточной войны эта ракета фактически проходит завершающий этап испытаний перед тем, как быть принятой на вооружение. То же самое можно сказать и о некоторых других образцах боевой техники и вооружения.

Они, конечно же, могут превосходить соответствующие образцы, имеющиеся у Ирака, которые были произведены несколько лет, а то и десятилетий тому назад. Однако не надо думать, что Ирак безоружен. Следует также помнить, что в любой войне в конечном счете исход дела определяется не столько самой техникой, сколько людьми, которое ею управляют.

— В последнее время на Западе усердно распространяются слухи о том, что якобы продолжается военное сотрудничество между СССР и Ираком. Имеются ли для это-го какие-либо основания?

— Чистейшей воды выдумка! В полном соответствии с резолюциями Совета Безопасности ООН Советский Союз с августа минувшего года не осуществляет поставок в Ирак каких-либо образцов вооружения, боевой техники, а также запасных частей к ним. Выехали из Ирака и советские военные специалисты. По всем этим вопросам на днях давалось официальное разъяснение Министерства обороны СССР. В нем также опровергались утверждения газеты «Вашингтон Таймс», будто соответствующие органы Советских Вооружённых Сил поставляют иракской армии разведывательную информацию.

А вот американская газета «Филадельфия инкуайрер», ссылаясь на сотрудников американской разведки, запустила совсем иную «утку» — о якобы имевшей место передаче советскими представителями американцам секретных данных о вооружении иракской армии. Это тоже злонамеренный вымысел. Ставка делается на то, чтобы вызвать подозрительность относительно нашей позиций не только у обеих сторон, участвующих в конфликте, но и у других стран.

— Представляет ли этот конфликт непосредственную угрозу для вашей страны? Предпринимались в этой связи какие-либо дополнительные меры в наших южных военных округах?

— Говорить о непосредственной угрозе в настоящий момент оснований нет. Но нельзя забывать, что война идет всего в нескольких сотнях километров от наших южных границ. Так что повод для определенного беспокойства у нас есть. Тем более что все вероятнее становится возможность разрастания масштаба конфликта, вовлечение в него других стран и использование обеими сторонами тех или иных видов оружия массового поражения.

Некоторые западные специалисты не сомневаются в том, что у американского командования имеются планы нанесения ядерных ударов малой мощности по Ираку, если тот прибегнет к химическому оружию. Но даже если отбросить мысль о намеренном ядерном ударе, нельзя исключить простую случайность, ошибку компьютера, диверсию, наконец. Во время войны шансов на это гораздо больше, чем в мирное время. Нет гарантии, что в таком случае ситуацию удастся удержать под контролем.

Все это отнюдь не внушает оптимизма. Генеральный штаб Вооруженных Сил СССР внимательно следит за развитием обстановки в районе Персидского залива, чтобы в случае необходимости адекватно прореагировать на ее изменение. Пока, на наш взгляд, какие-либо чрезвычайные меры в наших южных округах не нужны, там идет обычная боевая учеба.

Беседу вел подполковник В. НИКАНОРОВ.

Красная звезда. 1991. 31 января (№ 24).



ТРЕТЬЯ НЕДЕЛЯ ВОЙНЫ
(Наш комментарий)

Закончилась вторая неделя войны в районе Персидского залива. Многонациональные силы удерживали захваченную ими в первые дни войны стратегическую инициативу. Война развернулась в основном в небе над Ираком и Кувейтом. Союзная авиация с начала войны совершила более 30 тысяч боевых вылетов и продолжала наносить массированные ракетно-бомбовые удары по группировке иракских войск, военно-промышленным объектам, элементам инфраструктуры.

До последних дней иракские войска находились в состоянии глухой пассивной обороны. Их действия ограничивались лишь обстрелами территории Израиля и Саудовской Аравии ракетами «Скад» и противоборством средств ПВО с союзной авиацией. Но вот на 14-й день войны они преподнесли неожиданный «сюрприз», проведя внезапную атаку на позиции МНС в трех различных районах. Некоторые зарубежные эксперты рассматривают эту, прямо скажем, не столько отчаянную, сколько дерзкую операцию, как стремление спровоцировать союзников на боевые действия на суше. При этом ссылаются на сообщения багдадского радио о том, что лично С. Хусейн «давал последние указания» командирам частей, участвовавшим в наступлении, что придавало исключительную важность этой операции. На мой взгляд, ее цель заключалась, прежде всего в том, чтобы поднять моральный дух своих солдат и офицеров, прижатых к земле в течение двух недель бомбардировок.

Еще один «сюрприз» прошедшей неделя войны — перелет иракских боевых самолетов на территорию Ирана. Среди обозревателей и аналитиков пока нет единства относительно истинных причин такого явления. Некоторые из них объясняют это массовым дезертирством иракских летчиков. Другие считают, что существует некий секретный договор между Багдадом и Тегераном, по которому ираццы спасают лучшую часть своей авиации. На это якобы указывает большое число — более 100 — перелетевших самолетов, причем самых современных из имеющихся на вооружении в ВВС Ирака.

Думаю, время покажет, кто из них прав. Отмечу лишь, что, по заявлению иранских властей, все перелетевшие иракские летчики считаются военнопленными и не будут принимать участие в боевых действиях.

К особенностям идущей войны я бы отнес и применение, кстати, впервые в истории «экологического оружия». Образование в Персидском заливе огромного нефтяного пятна уже привело к значительному загрязнению окружающей среды в регионе. Тем не менее нет никаких гарантий, что экологическая обстановка в районе боевых действий не будет ухудшаться и дальше.

Обращает на себя внимание и то, что район боевых действий все больше превращается в испытательный полигон, на котором проверяются образцы нового вооружения.

Недавно США применили еще один новый тип оружия — тяжелую авиационную бомбу ГБУ-15. Она представляет собой крылатый боеприпас, сбрасываемый самолетами, не доходя до цели.

Решающий этап войны начнется с переходом многонациональных сил к широкомасштабной наступательной наземной операции по освобождению Кувейта. Думаю, что это может произойти уже в течение первой декада февраля. Бои на суше повлекут значительные потери сторон как в боевой технике, так и в живой силе. Избежать гибели многих тысяч людей можно, если иракское руководств примет единственно правильное в такой обстановке решение и заявит о своей готовности уйти из Кувейта, предпримет быстрые практические шаги в этом направлении.

Майор Р. МУСТАФИН.

Красная звезда. 1991. 2 февраля (№ 26-27).



Взгляд с «кочки» зрения
корреспондентов ««Комсомольской правды» на качество советской военной техники комментирует специалист

Сегодня газеты много пишут о войне в Персидском заливе. Однако трудно было представить, что отдельные материалы будут писаться для компрометации нашей военной техники. И в этой связи вызывает недоумение «анализ» корреспондентов «Комсомольской правды» С. Заворотного и И. Черняка (находившихся за сотни километров от Багдада в Абу-Даби и наблюдавших за началом военных действий в «подаче» американских теле- и радиожурналистов), того, каким образом проявила себя наша военная техника.

В корреспонденции «Багдад горел, как рождественская елка» в номере за 18 января с. г. они пишут: «...Беспомощность иракцев поразительна: не слышно о взлетах их самолетов, они смогли выпустить лишь несколько ракет. Заметим, что не лучшим образом проявила себя советская военная техника, которой у Ирака в изобилии. Отважится ли кто-то ее покупать после столь явного провала?»

Пассивность авиации Ирака в первые дни войны объясняется тем, что у союзной коалиции изначально было в полтора раза больше авиационной техники. На мой взгляд, Багдад в этой обстановке решил сохранить авиацию и использовать ее для прикрытия наземных войск в ходе сухопутной операции.

В Ираке не могли не учитывать опыт других войн на Ближнем Востоке. В частности войн между Израилем и Египтом. Мне довелось быть свидетелем и участником боев за Синайский полуостров в 70-м году. Знаю, как умело арабы оборудуют капониры для самолетов. Уверен, к началу боевых действий у Ирака были построены соответствующие укрытия. Поэтому я не склонен полностью верить всему, что передают западные информационные агентства. Точность первых ударов союзных войск была достаточно высока, но заявления о том, что в первый день удалось уничтожить до 70 процентов авиации Хусейна, это пропагандистский блеф, что теперь уже подтверждено в печати.

Пока нет достоверных данных о воздушных боях, что не дает возможности говорить о том, как в этой войне проявили себя самолеты советского производства. Конечно, истребители типа Су-7 вряд ли смогут противостоять американским F-15. Имеющиеся у Ирака МИГ-23 тоже далеко не новы. Но если там имеются их последние модификации, то противостоять своим противникам они способны. Я не говорю уже о боевых возможностях МИГ-29. В ближнем маневренном бою даже средний летчик на МИГ-29 имеет больше шансов выйти победителем, чем его противник на F-15, не говоря уже о других самолетах.

Полковник В. ДЕМИДЕНКО, военный летчик 1-го класса.

Красная звезда. 1991. 6 февраля (№ 29).



День «Д», февраль 91-го?
(Каким может быть морской десант в Персидском заливе)

После более чем трех недель боевых действий в зоне Персидского залива становится ясно, что конечной цели многонациональных сил (МНС) — полного вывода иракских войск из Кувейта — практически невозможно достичь одними воздушными ударами. Тем более что их продолжение вызывает у мировой общественности справедливое осуждение, так как ведет к огромным жертвам среди гражданского населения. Поэтому все более возрастает вероятность перехода к широкомасштабным наземным действиям сухопутных войск. Учитывая наличие в районе боевых действий большого контингента морской пехоты и амфибийных сил США, можно предполагать возможность применения и морских десантов.

Какими будут морские десанты, формы и способы десантных действий? Однозначный ответ на эти вопросы, пожалуй, сегодня дать трудно. Действия противоборствующей стороны, складывающаяся обстановка на фронте в целом и в районе высадки потребуют внесения поправок в планируемые действия и в ходе десантирования.

Однако небезынтересно взглянуть на возможное развитие событий с позиций анализа некоторых характерных черт морских десантов в локальных войнах и конфликтах после второй мировой войны.

Задача и состав морских десантов, организация и способы их действий определялись политическими целями войны, характером боевых действий на суше. Учитывались возможности воюющих сторон, военно-географические условия театра. При этом предназначение морских десантов, решаемые ими задачи были различными. Так, в инчхонской и вонсанской морских десантных операциях в период войны в Корее содействие сухопутным войскам осуществлялось высадкой к нанесением удара во фланг и тыл приморской группировки противника. Высадка в Порт-Саид И Лорт-Фуад в 1956 году преследовала цель захвата военно-морских баз и портов, а большинство десантов морской пехоты США во Вьетнаме — нанесение внезапных ударов с моря.

Разнообразными были морские десанты и по составу. В Инчхоне это был оперативно-стратегический десант (усиленный армейский корпус (АК), в Порт-Саиде — оперативный (английская бригада морской пехоты и парашютная бригада), а на острове Восточный Фолкленд — оперативно-тактический (от одного до нескольких батальонов).

Наиболее поучительна инчхонская десантная операция с высадкой усиленного АК американских и южнокорейских войск в сентябре 1950 года. В результате ряда успешных наступательных операций Корейской народной армии американские войска (8 А) оказались прижатыми к морю в районе Пусан. Их положение было критическим. Однако внезапная высадка морского десанта в глубоком тылу войск КНА и его решительные действия по коммуникациям корейской армии в корне изменили обстановку и оказали решающее влияние на исход войны в Корее в целом.

В каждом случае на выбор района высадки оказывал влияние ряд факторов, в том числе характер морского побережья и построения противодесантной обороны (ПДО) противника, возможность осуществления авиационной и артиллерийской (кораблями) поддержки войск десанта на берегу, наличие на побережье портов, аэродромов и др.

Высадка крупных десантов осуществлялась, как правило, на оборудованное побережье (непосредственно в порт-Инчхон, Порт-Саид, Порт-Фуад), а тактических и оперативно-тактических — на необорудованное десантнодоступное, а иногда и труднодоступное слабо обороняемое побережье.

Как правило, высадка начиналась на рассвете, что обеспечивало десанту максимальный промежуток светлого времени для высадки большего количества войск и ведения боевых действий на берегу в первый же день. В последние годы в интересах скрытности высадка начиналась и в темное время.

Большое значение придавалось созданию превосходства в силах и средствах десанта над силами и средствами ПДО. Например, в инчхонской операции было обеспечено более чем двадцатикратное превосходство в численности войск, в суэцкой — более чем в пять раз, в фолклендской — восьмикратное превосходство английских войск над аргентинскими.

Перед началом высадки морского десанта проводились мероприятия по маскировке и дезинформации в интересах сокрытия его состава, целей, района, участков и времени высадки, направления главного удара, а также отвлечения сил и средств ПДО на ложные и второстепенные направления.

Одной из характерных черт современных морских десантных операций является ведение воздушно-морских действий путем одновременной высадки воздушного и морского десантов, что обеспечивает штурм побережья в двух плоскостях — в горизонтальной (с моря) и вертикальной (с воздуха). Все более широкое применение«находит высадка штурмовых групп с вертолетов для захвата пунктов высадки и для осуществления быстрого маневра в целях захвата важных рубежей, узлов дорог. Да и в целом роль авиации заметно возросла. Принятие на вооружение новых типов морских десантно-транспортных средств («Тарава», «Оситин», «Релей», «Уидби Айленд»), способных принимать от 400 до 1.800 человек и от 50 до 200 единиц техники, а также десантно-высадочных средств — скоростных кораблей на воздушной подушке LCAC — расширило возможности амфибийных сил по высадке. Повысились и ударные возможности морской пехоты — за счет совершенствования организационной структуры, перевооружения на современную технику (танк М1 «Абрамс», самоходная 155-мм гаубица М109 А2, БМП LAV-25 и др.), роста огневых возможностей средств поражения ПДО.

Особо следует сказать о совершенствовании способов высадки морского десанта и его тактики действий на берегу. В высадке первого эшелона десанта и особенно его штурмовых отрядов все больший акцент делается на быструю высадку подразделений десанта с вертолетов (на различную глубину ПДО) и десантных кораблей на воздушной подушке. При этом осуществляется высадка не только пехотинцев, но и тяжелой боевой техники.

По данным некоторых источников, в штурмовых отрядах может быть высажено в течение до одного часа около 2—2,5 тысячи человек и до 100 единиц техники, т. е. 2—3 батальона морской пехоты, усиленных танковой ротой, 2—3 артиллерийскими батареями, 1—2 зенитными батареями, бронетехникой, бронетанковыми и инженерными подразделениями. Основные силы экспедиционной бригады морской пехоты при ее действиях в самостоятельном оперативно-тактическом десанте могут быть высажены с минимальным количеством техники в течение до трех часов, а со всей боевой техникой — до полусуток.

Действия морской пехоты на берегу ныне отличаются повышенной маневренностью. В составе дивизии морской пехоты США имеется специальное штурмовое подразделение — батальон на БМП LAV-25, — способное действовать в глубине ПДО на удалении более 200 километров от района высадки. Как уже отмечалось выше, для маневра подразделениями на берегу широко применяются вертолеты.

Таковы лишь некоторые характерные черты десантных действий и тенденции их развития. Вероятно, какие-то из них применительно к конкретной обстановке будут реализованы и в возможных десантных действиях в Персидском заливе. Не исключено применение также новых приемов и способов действий как десанта, так и войск ПДО. Все это покажет дальнейшее развитие событий.

Генерал-лейтенант И. СКУРАТОВ.

Красная звезда. 1991. 12 февраля (№ 34).



НАТО и кризис в Персидском заливе

Боевые действия в зоне Персидского залива в самом разгаре. Основную нагрузку со стороны многонациональных сил несут ведущие страны НАТО — США, Великобритания, Франция и Италия, что не может не вызвать вопрос: но ведется ли война в масштабах Североатлантического союза? Нет, утверждают в штаб-квартире блока, каждая страна действует сама по себе. Структуры альянса к конфликту не причастны; союзники используют механизм НАТО исключительно для консультаций в целях оценки обстановки в этом регионе.

Факты, однако, говорят о том, что с первых дней: конфликта Североатлантический союз взял на себя функции координатора военных приготовлений стран альянса в зоне Персидского залива. Буквально через несколько дней после вторжения Ирака в Кувейт была срочно созвана чрезвычайная сессия совета НАТО, на которой союзники одобрили политические и экономические санкции против Багдада и объявили о первых военных мерах. Среди них — направление частей ВМС и ВВС Франции и Великобритании в район Персидского залива, замена западноевропейскими кораблей 6-го американского флота, убывших к берегам Аравийского полуострова.

На следующем этапе в действие вступил главный комитет НАТО по разработке чрезвычайных планов в гражданской области, взявший на себя координацию морских и воздушных перебросок войск и грузов в район Персидского залива. Бесперебойно функционировали воздушный и морской мосты из США и Западной Европы в Саудовскую Аравию. К разведывательной деятельности против Ирака подключилось командование ДРЛО и управления авиацией НАТО. К моменту завершения «паузы доброй воли» в Турцию были переброшены мобильные силы НАТО в составе 18 самолетов «Мираж» ВВС Бельгии, 18 «Альфа-Джет» ВВС ФРГ и 6 RF-104G ВВС Италии.

В настоящее время в Восточное Средиземноморье направляется постоянное, соединение минно-тральных сил НАТО в зоне пролива Ла-Манш, проводившее до начала войны в Персидском заливе учение в Северном море. Видимо, корабли этого соединения заменят силы объединения ОВМС НАТО для действий «по вызову», которое согласно решению постоянного комитета военного планирования блока должно быть В кратчайшие сроки готово к участию в боевых действиях против Ирака. Наконец, с территории натовской страны — Турции стартуют американские самолеты для бомбардировок военных и промышленных объектов в Ираке.

Нельзя не сказать и о том, что кризис в районе Персидского- залива привел к активизации в НАТО сторонников наращивания военной мощи блока. Так, под их давлением военное командование союза уже потребовало создания объединенных сил быстрого развертывания. В Европе появились американские стратегические бомбардировщики В-52. Правда, как уверяют, временно, но никто не называет и конкретных сроков их пребывания там. Одновременно планируются дополнительные меры по модернизации вооруженных сил и совершенствованию военной инфраструктуры блока на юге Европы, оказанию странам этого региона военной помощи. Настораживает и тот факт, что в натовских комитетах, как сообщается, приостановлена работа над программами сокращения вооруженных сил и вооружений. В частности, военное командование Великобритании, ссылаясь на кризис в Персидском заливе, приняло решение временно приостановить сокращение своих вооруженных сил, предусмотренное Венскими соглашениями о сокращении вооруженных сил и, обычных вооружений в Европе.

К сожалению, можно констатировать, что подобная реакция НАТО на кризис в Персидском заливе вполне способна поставить под сомнение все то позитивное, что было достигнуто в области разоружения на Европейском континенте и в мире.

Полковник И. ВЛАДИМИРОВ.

Красная звезда. 1991. 19 февраля (№ 40).
Tags: Красная звезда, Локальные конфликты, Современность
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments