Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

30 лет назад: «Красная звезда» о войне в Персидском заливе (I)

ЭТО БЫЛ ДЕНЬ ПЕРВЫЙ
(Наш комментарий)

Итак, первый день войны в Персидском заливе позади. Массированные удары авиации антииракской коалиций показали, что применение даже обычного оружия может иметь разрушительную силу, сравнимую с силой оружия ядерного. Всего за несколько часов, как сообщалось, были разрушены мощные фортификационные укрепления Басры, которые возводились на протяжении всего ирано-иракского конфликта, и множество других военных объектов.

Нужно, однако, отметить, что выросла не только мощь оружия. Поднялся и уровень политического мышления в мире. Несмотря на начало боевых действий, многие политики считают, что ситуация не является необратимой и на нынешнем этапе существует возможность прекращения конфликта. Но при условии, что Ирак все же выполнит требования мировой общественности и выведет свои войска из Кувейта. Сейчас, когда речь идет лишь об освобождении Кувейта, шанс на прекращение боевых действий еще есть. Но если целью коалиции станет полное уничтожение режима Саддама Хусейна, то война, более чем вероятно, будет длиться до победы одной из сторон.

В первый день боевые действия наземных частей ограничились лишь небольшой танковой операцией многонациональных сил по уничтожению иракских артиллерийский батарей, после которой танковые части вернулись на территорию Саудовской Аравии. Почему? Может быть, американское военное командование не исключает переговоров с Саддамом Хусейном?

Но надежды на такой исход очень невелики. Уже после начала боевых действий С. Хусейн обратился к иракскому народу и, объявив «великую войну», пообещал «близкую победу». На что же рассчитывает иракский лидер?

По мнению многих наблюдателей, самым сильным козырем С. Хусейна является арабский национализм. При любом исходе военного столкновения с войсками многонациональных сил С. Хусейн надеется остаться национальным героем арабов, крупнейшим со времен средневековья. Пусть даже за это придется заплатить многими тысячами жизней простых иракцев.

В запасе у иракского лидера есть и другие карты, например, израильская. Уже был нанесен ракетный удар по Израилю. Но этого Хусейну мало. Он хочет втянуть в конфликт Иорданию, распространить пожар военного конфликта на весь Ближний Восток. Правда, Иордания проявляет осторожность. На сегодняшняя день она ограничилась лишь выступлением официального представителя, который заявил, что «руководство страны, ее народ осуждает жестокое внезапное нападение, которому подвергся братский Ирак».

Проявил сдержанность и Израиль. Несмотря на ракетные удары Ирака, израильская армия пока воздерживается от боевых действий. В этой ситуации США всеми силами будут стремиться локализовать военный конфликт и удержать Израиль от вооруженного вмешательства в события. Причем меры предпринимаются как политические, так и военные: уничтожение еще сохранившихся иракских ракет класса «земля—земля», способных достичь территории израильского государства, и самолетов.

Газета «Нью-Йорк таймс» сообщала: «Буш выдвинул практически всю мощь неядерных сил страны в район залива». Стало известно о высказываниях официальных лиц Пентагона, которые заявили, что бомбардировки могут продлиться и месяц. Действенность такого способа ведения войны весьма велика.

Массированные удары многонациональных сил оказывают деморализующее воздействие на иракскую армию. По сообщению агентства МЕНА, иракская воинская часть, насчитывающая 50 танков, сдалась в плен и в организованном порядке двинулась в расположение египетских войск. Появились к случай дезертирства. По заявлению одного из руководителей курдского движения М. Барзани, курды в массовом порядке оставляют иракскую армию.

В ближайшие дни многонациональные силы, видимо, продолжат массированные удары авиации с ограниченным использованием наземных частей. Такое ведение войны позволит сохранить как можно больше личного состава, что даст возможность отвести нападки от верховного главнокомандующего вооруженными силами США президента Дж. Буша и увеличить его триумф в случае благоприятного развития событий.

Прошел день первый, но, к сожалению, не последний.

Капитан Э. ФЕДОСЕЕВ.

Красная звезда. 1991. 19 января (№ 15).



ИЗБЕЖАТЬ ЭСКАЛАЦИИ
(Комментарий военного обозревателя)

Мир прожил первую, шоковую неделю войны на Ближнем Востоке. В общем-то ничтожный срок даже в масштабах одного года. Что эта неделя дала людям! Горе, страдания, крушение планов, растущий страх за будущее — все, конечно, так. Но еще чрезвычайно важно вот что: утрату иллюзий и новый исторический опыт.

Ирак не сокрушен и не склонен к капитуляции. Судя по всему, более проницательными оказались те, кто предрекал тяжелую войну, а не повторение победоносной панамской кампании. Вспоминаются их аргументы: восьмилетний военный опыт Багдада, огромное количество вооружений, моральный и психологический настрой армии и населения вступить в противоборство _ с «ударной силой империализма». Ничуть не принижая успеха антииракской коалиции, я все же сказал бы, что Ирак сумел вывести из-под удара значительную часть боевой техники, сманеврировать силами, сосредоточиться на ответном ударе. Он побудил противника к более взвешенной оценке его боеготовности перед решающими событиями воины, когда закончится авиаракетная прелюдия и придут в движение бронированные кулаки.

Что дальше? В лучшее, то есть локализацию военного столкновения, верится с трудом. А вот опасения насчет его эскалации, пожалуй, обоснованны.

Вовлечение Турции в зону боевых действий в этом смысле представляется особо существенным моментом. У иракского главнокомандующего может появиться соблазн атаковать это натовское государство, став в глазах арабского мира еще большим авторитетом. При этом, конечно, Хусейн рискует очень серьезно. Ведь ему придется вести боевые действия на два фронта. Турция и сама по себе большая военная сила. С учетом же того, что ее, безусловно, поддержат другие партнеры по блоку, ситуация для Багдада на севере может оказаться незавидной.

В то же время здесь, на мой взгляд, кроется очень опасный поворот в нынешних событиях. Его, между прочим, хорошо осознают в Западной Европе, например, в ФРГ. Здесь и на официальном уровне, и в кругах широкой общественности призывают к осторожности не только в действиях, но и в выражениях. Это и понятно: иное слово, произнесенное высокопоставленным деятелем, воистину страшнее бомбы. Ибо оно способно подогреть воинственность целой страны, побудить к взрыву ненависти или отчаяния. И то, и другое, и третье — вещи серьезные, особенно в восточном мире.

В общем, сейчас многое зависит от хладнокровия тех, кто может оказаться втянутым в войну. Израиль наравне с Турцией, разумеется, также на особом положении. Значение его сдержанности по понятным причинам трудно переоценить в данной ситуации, поскольку речь идет не только об изменении соотношения сил, а о принципиальной трансформации политического характера войны. А это чревато эскалацией вдвойне.

Полковник В. МАРКУШИН.

Красная звезда. 1991. 24 января (№ 18).



КАРТИНА НАЧИНАЕТ ПРОЯСНЯТЬСЯ
(С точки зрения военного обозревателя)

Давно уже замечено: нигде так не врут, как на охоте и на войне. Не стали исключением в этом отношении и события в зоне Персидского залива. Более того, обман, дезинформация, фальсификация положены в основу «психологической войны», которую обе стороны развернули друг против друга еще до начала боевых действий, и активно продолжают до сих пор. «Ведение психологических операций, — подчеркивает «Нью-Йорк таймс», — санкционировано тремя секретными директивами, которые были подписаны президентом Бушем».

Это позволило французской телекомпании ТФ-1 сделать вывод: «Идет настоящая «война сводок», в которых занижаются собственные потери и завышаются потери противника». Ничего необычного в этом в условиях военного времени нет. Но такая «война», конечно, затрудняет трезвую оценку происходящего, не позволяет достаточно уверенно прогнозировать развитие событий в будущем, «Поэтому и мои заметки не должны восприниматься за истину в последней инстанции. Но картина начинает проясняться, определенные тенденции просматриваются все более отчетливо.

С самого начала США к их союзники сделали ставку на нанесение сокрушающего удара по Ираку с воздуха. Действия развивались по рецепту, который еще 70—80 лет назад предложил итальянский генерал Дж. Дуэ. Он считал, что, завоевав господство в воздухе, можно ударами по государственным и экономическим центрам противника добиться полной победы. Правда, в годы второй мировой войны, а также в ходе военных действий в Корее и Вьетнаме эта доктрина не получила подтверждения. Но многим видным военным деятелям Запада она и сегодня представляется весьма привлекательной. Считается, что современный уровень развития боевой техники позволяет с помощью ударов с воздуха если не окончательно сокрушить противника, то, по-крайней мере, нанести ему решительное поражение.

По этому сценарию и развивались первоначально военные действия в зоне Персидского залива. Авиация союзников уже совершила более 10 тысяч боевых вылетов. Ракетно-бомбовым ударам были подвергнуты важнейшие центры и военные объекты Ирака. Однако, несмотря на многочисленные пышные реляции командования многонациональных сил, решительного успеха в ходе авиационного «блицкрига» добиться не удалось. Первые сообщения на этот счет пришлось дезавуировать. Тем не менее боевые действия разворачиваются с перевесом в пользу антииракской коалиции. Причины здесь называются разные. Среди них, на мой взгляд, можно выделить следующие.

Во-первых, Пентагону и командованию многонациональных сил в определенной степени удалось добиться оперативно-тактической внезапности. Не похоже, чтобы Ирак ждал, что военные действия развернутся уже в ночь на 17 января.

Во-вторых, американские вооруженные силы насыщены новейшими видами оружия и боевой техники. Это прежде всего относится к средствам радиоэлектронной борьбы (РЭБ), которые впервые в истории войн были применены в столь широком масштабе и серьезно затруднили действия ПВО, авиации, а также системы управления и связи Ирака. Сюда же относится широкое применение — также впервые в истории — высокоточного, «умного» оружия, созданного на основе новейших достижений науки и техники — лазерной, электронной и т. д. Использование такого оружия позволило добиться исключительной точности поражения целей.

В-третьих, нельзя не ответить некоторые просчеты иракского командования. Па первых порах оно, видимо, не смогло организовать должного противодействия нападающим. Опыт 8-летней войны с Ираном, в ходе которой Багдад имел явное военно-техническое превосходство, сослужил ему плохую службу, породил самоуверенность и самоуспокоенность.

Однако в конечном счете иракские военные кадры, насколько можно судить, оказались способными противостоять новейшим средствам и методам вооруженной борьбы. Более того, Ирак с некоторой долей основания заявил о том, что он выиграл «первый раунд», а «игра Буша, рассчитанная на достижение, быстрой победы с помощью новейшей технологии, потерпела провал».

Что же лежит в основе заявлений такого рода? Вопреки первым сообщениям американских военных деятелей и средств массовой информации система ПВО Ирака сломлена не была. Теперь говорят, что Ирак сознательно не использовал ее в полную мощь в ходе первых налетов, чтобы не раскрывать раньше времени перед противником. Удалось Багдаду сохранить и большую часть своих боевых самолётов, заблаговременно рассредоточенных и укрытых в убежищах. Не подтвердились первоначальные сообщения об уничтожении иракских ракет, способных наносить удары на дальность порядка 600 км, — налеты американской авиации в значительной степени были проведены по искусно изготовленным макетам и другим ложным целям. Мягко говоря, преувеличенными сказались и данные о полной якобы ликвидации ядерных центров и центров химического и биологического оружия.

Тем не менее заявление Багдада о выигрыше «первого раунда» тоже относится к области явного преувеличения. Да, теперь уже в Вашингтоне все больше поговаривают, что война приобретает затяжной характер и продлится не дни, а минимум несколько недель, а то и месяцев, что в бой придется ввести крупные сухопутные силы. Но общей картины это все-таки не меняет. Превосходство союзников в воздухе и на море — даже при примерном равенстве на земле — говорит само за себя. Не случайно Ирак оказался не в состоянии вырвать стратегическую инициативу из рук союзников, предпринять активные действия против их авиации, перенести боевые действия на сухопутные фронты.

Активность Багдада проявляется только в нанесении ударов по Саудовской Аравии, а также Израилю ракетами «Скад». Однако чисто военного эффекта эти удары не приносят. Отчасти потому, что с целью повышення дальности полета ракеты были модернизированы, но при этом заметно утяжелены и могут теперь нести относительно небольшой заряд обычной взрывчатки. А самое главное — у американцев нашлось очень серьезное средство борьбы с ними. Речь идет о ракетах «Патриот», которые способны поражать воздушные цеди, в том числе и ракеты противника, на дальности до 100 км или высотах от 30 до 1,5 км. Расчетная вероятность поражения составляет, как сообщалось, 0,9. Эти расчеты отчасти подтверждены и практикой.

Из зоны Персидского залива все чаще приходят сообщения о том, что наряду с продолжающимися интенсивными налетами ВВС по целям в Ираке и Кувейте большую активность начинают проявлять сухопутные силы. Вашингтон одобрил план нанесения этими силами флангового удара в обход сосредоточенной в Кувейте и на юге Ирака группировке иракских войск. Формируется и специальная войсковая группа «Риппер» из подразделений морской пехоты, которой предстоит первой атаковать так называемую «линию Саддама» — систему укреплений вдоль саудовско-кувейтской границы. Но это будет уже следующий этап военных действий.

Насколько можно судить, вряд ли удастся избежать такого развития событий. С. Хусейн наотрез отказывается выполнить требования мирового сообщества о выводе войск из Кувейта. А в США все громче начинают говорить о том, что миссия их вооруженных сил не должна ограничиться освобождением Кувейта. Войну-де следует вести до тех пор, пока Ирак не будет полностью разгромлен, а его военный потенциал уничтожен.

В Вашингтоне, да и в других столицах понимают, что за достижение этой цели придется дорого заплатить. На смену эйфории первых дней приходит отрезвление. Теперь, уже о скорой и бескровной победе речь больше не идет.

Полковник М. ПОНОМАРЕВ

Красная звезда. 1991. 25 января (№ 19).



ТЕНЬ ВЬЕТНАМСКОЙ ВОЙНЫ НАД ЗАЛИВОМ?
(Международные заметки)

Вьетнам... Это слово, которое для целого поколения американцев означает куда больше, чем просто название азиатской страны, вновь через почти два десятилетия после окончания войны в Индокитае замелькало на страницах печати США. Причина этого очевидна. Именно в Индокитае Соединенные Штаты использовали в боевых действиях силы, сопоставимые с теми, что действуют сейчас в районе Персидского залива. Не случайно, желая подчеркнуть масштабы бомбовых ударов, наносимых ныне по Ираку, обозреватель «Вашингтон пост» указывает, что они превосходят массированные бомбардировки Ханоя и Хайфона в 1972 году.

Сразу оговорюсь, проведение прямых аналогий между операцией «Буря в пустыне» и авантюрой в Индокитае вряд ли уместно. Если тогда Вашингтон силой пытался навязать народу далекой страны свою волю, то теперь ситуация другая. Располагая и одобрением собственного конгресса, и мандатом ООН, Соединенные Штаты вместе с союзниками по коалиции пытаются военными средствами заставить агрессора уйти с захваченных им территорий. Тем не менее, как только стало ясно, что эйфория первых дней войны оказалась в известном смысле искусственной, многим в США стал вспоминаться Вьетнам, где шла длительная война, стоившая жизни почти 60 тысячам американцев.

Не зря говорят, что первой жертвой любой войны является правда. Ныне это касается прежде всего самого болезненного вопроса — о потерях. Обе воюющие стороны пытаются скрыть истинные данные о числе убитых в ходе бомбардировок. Вашингтон исходит из того, что такие данные вызовут волну возмущения в мире. А Ирак опасается, что они могут привести к деморализации войск. Между тем отдельные районы Багдада подверглись значительным разрушениям, и, конечно же, в самом городе есть убитые.

Как раз это обстоятельство — гибель люден — может оказаться решающим для многих и в США, и в других странах Запада. Не случайно, что в ФРГ уже на правительственном уровне высказываются опасения относительно всплеска антиамериканизма среди населения страны. Такое наблюдается впервые после окончания боевых действий в Индокитае.

Надо сказать, что в самой Америке застарелый «вьетнамский синдром», а именно настороженное отношение к втягиванию в военные действия за границей, на первых порах оказался приглашенным всеобщими надеждами на успех воздушного «блицкрига». Однако теперь, когда даже министр обороны говорит о предстоящих неделях и месяцах боевых действий, это не может не вызвать в памяти людей индокитайской трагедии. И вот уже согласно опросам общественного мнения всего 18 процентов американцев считают, что война скоро закончится. А еще 4 дня назад так полагали больше половины опрошенных.

Но ведь дело еще не дошло до наземных операций с их неизбежными потерями. Между тем такая авторитетная организация, как бюджетное бюро конгресса, считает: полгода боевых действий будет означать 45 тысяч убитых и раненых военнослужащих США.

Как видим, возникающие аналогии с войной в Индокитае не случайны. При всех отличиях этих двух войн в них есть и нечто общее. А именно: упование на то, что непростые международные проблемы можно решить, исключительно полагаясь на силу. Ситуация же в Персидском заливе показывает, что такое упование грозит гибелью сотням и сотням людей, не гарантируя разрешения конфликта.

А. ГОЛЬЦ.

Красная звезда. 1991. 25 января (№ 19).



В НЕБЕ НАД ИРАКОМ

Действия коалиционной воздушной группировки комментирует главком ВВС генерал-полковник авиации Е. ШАПОШНИКОВ.

— Евгений Иванович, в прошедшие дни войны в районе Персидского налива основные события разворачивались главным образом в небе. Как бы вы охарактеризовали действия военно-воздушных сил США к их союзников? Применялись ли ими новые способы, приемы борьбы?

— Прежде чем ответить по существу вашего вопроса, хотел бы выразить глубокое сожаление, что войны избежать не удалось. Наибольшие страдания выпадут на долю народов. Число жертв среди мирного населения уже сегодня стремительно увеличивается, в том числе в результате действий авиации. Ото прискорбно и достойно осуждения.

Мы внимательно следим за развитием обстановки, оценивая ее под разными углами зрения. Нас как людей военных интересует все, что связано с применением новейшей авиационной техники в реальных боевых условиях и в таких беспрецедентных масштабах. Ведь со времен вьетнамской войны очень многое изменилось. На вооружении одной из противоборствующих сторон появилось такое оружие, как современные крылатые ракеты воздушного и морского базирования, истребители F-15, F-117А «Стелс», многоцелевой самолет «Торнадо», зенитио-ракетный комплекс «Патриот» и т. д.

Накопление и обработка информации идет, и со временем, думаю, мы сможем сделать обоснованные выводы о новых приемах и способах борьбы.

Действия союзной авиации в первые дни представляли собой — по задачам, целям, тактике действия — крупную воздушную наступательную операцию. Очевидно, она преследовала цель вывода из строя авиации противостоящей стороны, пунктов управления, пусковых установок ракет «земля — земля», средств противовоздушной обороны и в некоторой степени — подрыв экономического потенциала Ирака.

Все указывает на то, что на начальном этапе операция была тщательно спланирована, организована и обеспечена. Отмечалось хорошее взаимодействие задействованных сил и средств, особенно со средствами радиоэлектронной борьбы. По первым сообщениям могло сложиться впечатление, что цели операции в основном были достигнуты. Но сейчас вырисовывается несколько иная картина. Несмотря на то, что союзная авиация ежедневно сбрасывала на цели в Ираке до 15 тысяч тонн боеприпасов, пуски иракских ракет класса «земля—земля» не прекращаются, оказывают серьезное сопротивление средства ПВО Ирака. Словом, результат на самом деле оказался не совсем тот, на который рассчитывали союзники.

— Что, на ваш взгляд, явилось причиной этого?

— Хотя иракская сторона, возможно, и просчиталась относительно сроков начала войны, но ряд защитных мероприятий все же провести успела. Была, например, рассредоточена и укрыта наиболее современная авиация. К тему же реальная боевая обстановка складывается далеко не всегда так, как того хотят военачальники или политики.

— В настоящее время действия авиации антииракской коалиции уже не выглядят такими же напористыми, как в первые дни. С чем это связано?

— Действительно, по нашим оценкам, интенсивность действий коалиционной авиации несколько снизилась. Если на первых порах она составляла 2—З боевых вылета в день, то на день нашей беседы — 1—1,5. И та, и другая цифра — показатель невысокий. Союзники, наверное, хотели бы повысить «производительность». Но сделать это они, по-видимому, не могут из-за трудностей в материально-техническом обеспечении» которые начали давать о себе знать. Обслуживать и снабжать такую воздушную армаду горючим и боеприпасами все-таки непросто.

Существуют и реальные для авиации проблемы, связанные с погодными условиями. Некоторые районы боевых действий оказались в зоне низкой облачности, затрудняющей прицельные пуски ракет и бомбометание. К сложным метеоусловиям добавился и такой фактор, как дымовые завесы от горящих нефтяных объектов в Кувейте. Сейчас можно говорить и о некотором снижении наступательного духа.

— Не могли бы вы в нескольких словах охарактеризовать действия иракской авиации?

— Определенная ее часть была уничтожена в ходе первых налетов. Та часть, которая уцелела, в широком плане пока не применяется — по всей видимости, приберегается для планируемых ударов по наземным войскам противостоящей коалиции и прикрытия боевых порядков своих войск в случае начала их широкомасштабных действий.

— Каков ваш ближайший прогноз? Как будет действовать союзная авиация в дальнейшем?

— Задача номер один для антииракской коалиции сейчас — не дать Хусейну втянуть в войну Израиль. Следовательно, можно предположить, что основное внимание авиации будет сосредоточено на поиске к уничтожении ПУ ракет «земля — земля», нанесении ударов по аэродромам. Постепенно центр тяжести ударов будет переноситься со стратегических объектов в глубине иракской территории на оборонительные укрепления иракских войск вдоль саудовско-кувейтской границы. Произойти это может уже в скором будущем*

Интервью взял капитан С. СИДОРОВ.

Красная звезда. 1991. 26 января (№ 20-21).
Tags: Красная звезда, Локальные конфликты, Современность
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments