Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Categories:

Зятя родного не пощадил. Что уж о солдатах говорить.

РАЗГОВОР ЗА ОБЕДЕННЫМ СТОЛОМ
(О Маршале Г.К.Жукове)

Визитная карточка. СКОРОДУМОВ Иван Антонович. Участник Великой Отечественной войны. В послевоенное время по окончании Военной академии бронетанковых войск командовал танковыми полком, дивизией, был заместителем командующего танковой армии в Белоруссии. С 1972 (до выхода в отставку в мае 1988 года) — главный редактор журнала Министерства обороны «Военный вестник». Член Союза журналистов, лауреат премии Московской журналистской организации, заслуженный работник культуры РФ, генерал-майор в отставке.

* * *

Мне, к сожалению, не пришлось лично встречаться с Маршалом Советского Союза, четырежды Героем Советского Союза Георгием Константиновичем Жуковым. Но и в годы войны и после нее имя его было, что называется, у меня на слуху. Многие публикации, книги, рассказы, в коих в той или иной мере упоминалось имя маршала, привлекали мое внимание.

Повышенный интерес к биографии Георгия Константиновича был вызван и тем, что в Каменской начальной школе Воронежской области меня учила Софья Васильевна Жукова, откуда-то приехавшая в нашу деревню. И мне, и моим землякам не раз приходила в голову мысль: а не родственница ли она Жукова Г.К.

Кроме того, в шестидесятые годы довелось мне командовать танковой дивизией в городе Слуцке Минской области. Здесь же в тридцатые годы Жуков командовал кавалерийской дивизией. Позднее живший в его небольшом деревянном домике старшина сверхсрочной службы не раз досаждал мне просьбой-требованием выделить другую квартиру» с удобствами, поскольку в жуковской — печное отопление и никаких удобств.

Время шло. И вот прочитаны его «Воспоминания и размышления» в первом издании, затем двухтомник и, наконец, десятое издание в трех книгах. С удовольствием читал рассказы К.Симонова, С.Смирнова, И.Соколова, В.Пескова и других писателей, книгу первую В.Карпова «Маршал Жуков». Сделаны выписки и вырезки из газет, других изданий. Но особенно ценными стали беседы с теми, кто встречался и общался с Георгием Константиновичем. Это покойный генерал-лейтенант П.А.Жилин (мой земляк-воронежец), ныне здравствующие генералы в отставке . В.М.Бондаренко и М.И.Пономарев, офицеры штаба Уральского военного округа, служившие в нем при Жукове.

О Г.К.Жукове написано много книг, воспоминаний, очерков и статей. И в них в основном раскрываются его полководческие качества. Личная жизнь, бытовые сцены, если и затронуть, то лишь вскользь.

Так возникло у меня желание использовать в публикации рассказы о прославленном полководце и замечательном человеке, которые я услышал от Пономарева Михаила Ильича и Бондаренко Виктора Михайловича. Им довелось быть рядом с маршалом, слушать его речь, откровенные мысли, шутки, наблюдать его поведение за обеденным столом.

Но прежде — краткая предистория. В середине 1957 года в ГДР и ГСВГ накоротке побывал Н.С.Хрущев. К нему обратилось с просьбой руководство республики: уменьшить расходы ГДР по содержание группы войск. Неизвестно, как отреагировал на это Хрущев. Но по возвращении в Москву он направил в ГДР министра обороны маршала Жукова. Летом этого же года глава государства о небольшой группой генералов и офицеров сам прибыл в ГСВГ, встретился с руководством ГДР, провел в группе то ли заседание военного совета, то ли служебное совещание с руководящим составом.

На нем, между прочим, Георгий Константинович поделился своими впечатлениями о визите в Индию, об индийской армии. Все высшие посты там занимали англичане. Вооружение и техника — со всего мира. Уставы заимствованы из той же английской армии. Ему понравились индийские офицеры — подтянутые, выносливые. (Ветераны, вероятно, помнят, как вскоре был получен приказ министра обороны, которым упорядочивалась физическая подготовка советских офицеров).

Но самое главное — являясь министром обороны, Георгий Константинович отверг предложение советского и немецкого руководства об уменьшении выплат офицерам и сверхсрочникам в марках ГДР.

Главнокомандующий ГСВГ маршал А.А.Гречко не раз подчеркивал это решение министра обороны и даже зачитывал присутствовавшим документ с резолюцией Г.К.Жукова, в котором говорилось, что нужно экономить на всем, во только не на зарплате офицеров.

А под конец своих воспоминаний об Индии Георгий Константинович упомянул о предложении индийской стороны поохотиться на тигра. Он предложение с ходу не отверг, а поинтересовался деталями охоты. Поскольку не причислял себя к заядлым охотникам, да по каким-то другим причинам дипломатично сказал: «Когда снова приеду в Индию, тогда и поохотимся на тигра...»

Не в характере было маршала Жукова: побывать в самой мощной группе войск и не проверить их боевую готовность. Приказал главкому поднять любую дивизию и провести с нею тактическое учение. Министр наблюдал за войсками на марше, при развертывании в боевой порядок и в ходе наступления. Заключительный этап учения пришелся на Ютербогский полигон. И здесь части и подразделения не подкачали.

Время приближалось к обеду. А.А.Гречко спросил у министра, где бы он пожелал отобедать. Назвал три места в районе аэропорта Шонефольд (где ночевал маршал), в штабе группы войск в Винсдорфе или здесь, на полигоне. Георгий Константинович, не раздумывая, ответил: «Где скажешь, там и будем обедать». Но вдруг обратился к генералу армии А.И.Антонову: «А давайте отобедаем здесь, заодно и посмотрим, как тут местные офицеры столуются».

Гречко подозвал заместителя начальника тыла группы войск полковника Пономарева и поставил задачу: ехать впереди, к столовой. Вскоре подъехали к самой заурядной столовой военторга на территории полигона.

Перед входом в столовую маршал Жуков выслушал краткое представление подполковника Бондаренко, бывшего в то время начальником управления торговли группы войск. Приветливо сказал: «Заходи, подполковник, вместе будем кушать».

Бондаренко охотно принял приглашение министра, пропустил впереди себя гостей (человек 5-6) и последним вошел в столовую, сел с краю стола. Все внимание на маршала Жукова. Хотелось запоминать каждое слово, его вид, жесты.

Георгий Константинович поспрошал у Пономарева и Бондаренко: как живут, обеспечиваются офицеры, какие возникают проблемы? И на все вопросы получал исчерпывающие ответы.

Во время сравнительно непродолжительного обеда он показался простым собеседником, разговорчивым человеком. Был он, конечно, в центре внимания, но своим видом и словами не подавлял присутствовавших. Беседа велась, как говорится, на равных. Министр положительно оценил действия войск, работу командиров и штабов, отметил надежность танков и автомобильной техники.

Затем, как-то само по себе, разговор пошел о детях и внуках. И Георгий Константинович стал рассказывать о своих дочерях. Что они уже взрослые, обе замужем. К зятьям особых претензий не имеет. Но были «задоринки» во взаимоотношениях с одним из них. Младшая познакомилась с однокурсником МГУ, вышла за него замуж. Все вроде бы ничего, живут, как и многие другие. Ан, нет. Заходит как-то в кабинет генерал Китаев (генерал для поручений министра) и несмело докладывает: недавно звонил ректор МГУ академик Петровский и пожаловался на вашего зятя: учится плохо, пропускает занятия...

Маршал в ответ: «А зачем он держит нерадивого студента, взял бы да и исключил. Так и передай, Григорий Иванович».

Не известны все подробности разговора Китаева с Петровским, но Григорий Иванович якобы сказал, что постараемся повлиять на зятя, поможем ему подтянуться.

Георгий Константинович продолжал:

— Ну, ладно, думаю. Вам на месте виднее: оставлять или исключать.

И вот, спустя месяца три, Китаев снова заводит разговор о зяте. Дескать, звонил Петровский, опять жаловался на зятя — участил неявку на лекции, заимел академическую задолженность...

Выслушал я Китаева и говорю: «Поезжай в университет и привези мне копию приказа ректора об исключении зятя из числа студентов». Тот так и сделал. Через час-другой положил передо мной приказ ректора.

Не долго думая, я распорядился вызвать одного из командиров полков Таманской дивизии (это Алабино). Тот явился. Я усадил его за стол, приказал вынуть блокнот и записать следующее. На днях в полк прибудет мой зять. Вы его назначайте ежемесячно три раза дневальным по роте, три раза — рабочим по кухне, картошку чистить, посуду мыть, три — часовым в караул. Если отступишь от этого графика — сниму с должности.

Жена и дочери, узнав об этом, стали охать и ахать. Нет-нет да и скажут в мой адрес: «За что издеваешься над мальчиком, мог бы и пожалеть». Но я был непреклонен.

И что вы думаете. Служба зятю пошла на пользу. Через год был восстановлен студентом, учился прилежно, все курсовые работы выполнял своевременно. Словом, нормально окончил университет...

При приеме пищи Виктор Михайлович Бондаренко не обошел своим взором и такие детали. Маршал собрал в ладонь хлебные крошки и высыпал их в свою тарелку с борщом. Значит, Георгий Константинович поимел в свое время нужду и знает цену хлеба. Когда ел второе — свиную отбивную, то отломил кусочек хлеба, стер им по краю тарелки остатки соуса и без всякого смущения аппетитно справился со вторым блюдом. Выходит, маршалу Жукову ничто земное не чуждо — подумал подполковник Бондаренко.

Обед министру понравился. Пономареву и Бондаренко он велел, чтобы от его имени передали завстоловой и поварам спасибо.

В хорошем настроении он завершил свое кратковременное пребывание в Германии.

Вот таким величественным и простым, строгим и доступным человеком из народа остался в памяти моих собеседников маршал Жуков. Об увиденном и услышанном при встрече с Георгием Константиновичем они охотно поделились со мной.

А ведь эта поездка министра обороны состоялась совсем незадолго до тех злополучных октябрьских событий 1957 года. Прямота, честность, неприятие лжи и интриганства не позволили ему тогда задуматься хотя бы над такими вопросами: зачем Хрущев прилетал в ГСВГ накануне приезда туда министра обороны, с какой целью Хрущев и Гречко целый час находились в лодке на середине озера недалеко от Вюнсдорфа, а немецкие друзья в недоумении отмеряли шаги вдоль берега и не раз были свидетелями крайней любезности Никиты Сергеевича в отношении Гречко: «уважаемый нами Андрей Антонович». И почему «уважаемый» главком ГСВГ как-то слишком независимо, на грани непочтительности, вел себя в присутствии министра обороны? Уж не поведал ли ему Хрущев тогда в лодке о предстоящей судьбе Георгия Константиновича (то есть снятии с должности)? С какой стати он был послан в ГДР для решения сугубо политических и финансовых проблем? Что его ожидало в Москве, если бы он согласился на уменьшение жалованья офицерам группы? Ведь представился бы удобный момент «вставить лыко в строку», обвинив Г.К.Жукова в «невнимании к нуждам офицеров».

Словом, многое до сих пор остается тайной, в том числе связанной и с именем легендарного маршала Жукова.

Военный вестник. 1994. № 5.
Tags: Военный вестник, Г.К. Жуков, Современность, журналы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments