Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

«Мы не только должны избежать проигрыша войны, мы должны выиграть её и выиграть как можно скорее»

16 мая 1939 года французский генерал М. Вейган выступил в Chatham House с лекцией о ситуации с вооружёнными силами во Франции. В основном он говорил об армии и в меньшей степени о флоте и авиации. Весь этот большой раздел я переводить не стал, т.к. он не представляет особого интереса, за исключением некоторых моментов, оставив только высказывания о вероятном развитии событий в будущем.


Как защищена Франция

Максим Вейган

[...]

Рассмотрев основные элементы, составляющие нашу военную мощь, давайте на минутку посмотрим на её использование. В первую очередь это оборонительные цели. Почему? Потому что наша политика миролюбива и требует в первую очередь оборонительной стратегии. Поскольку мы не собираемся быть агрессорами, инициатива принадлежит не нам. Это преимущество будет в руках врага, что заставит нас, повторяю, с самого начала перейти к обороне. Это неизбежно, поскольку неприкосновенность нашей территории является важным фактором успешного ведения войны. Мы сможем собрать силы, которые будут во всех отношениях эквивалентны тем, которыми мы распоряжались во время прошлой войны.

Эти силы намного мощнее благодаря современному вооружению; однако поскольку это в равной степени относится и к противнику, относительные пропорции остаются примерно такими же. Вы не должны забывать, что во время прошлой войны мы не должны были учитывать Италию, а в Африке не было театра военных действий. Более того, в 1914 году бельгийская и русская армии вступили в сражение с самого начала. В 19хх году нам придётся не только удерживать границу по Альпам, но мы будем вынуждены держать большие силы в Африке. Ситуация на Восточном фронте в настоящий момент не выкристаллизовалась. Таким образом, первоначальная задача французской армии будет чрезвычайно тяжёлой, и поэтому мы должны рассчитывать на немедленную поддержку Великобритании.

Ваша помощь в 1914 году была для нас чрезвычайно ценной, поскольку позволила нам выиграть битву на Марне и выдержать битву при Ипре. Ваш экспедиционный корпус в то время насчитывал шесть дивизий. В 19хх году из-за наших значительно возросших обязательств нам понадобится двенадцать дивизий. Я довольно свободно цитирую эти оценки необходимых соединений; я более не обременён государственными секретами, потому волен говорить то, что мне нравится. Но в этот вечерний час, когда старые солдаты обсуждают подобные вещи, пропуская за столом стаканчик портвейна или бренди, мы всегда говорим, что, если, к несчастью, начнётся война, крайне желательно, чтобы ваши экспедиционные силы были как можно сильнее. Последнее заявление вашего военного министра г-на Хор-Белиши, получившее широкую огласку во Франции, а также ваше мужественное решение относительно призыва на военную службу заставляют нас надеяться, что так оно и будет.

Чтобы избежать непредвиденных обстоятельств этого оборонительного периода, очень важно, чтобы у нас был прочный фронт на Востоке. Я могу сказать, не выдавая никаких секретов, поскольку я их не знаю, что, по моему мнению, очень желательно заставить Германию, если она хочет войны, воевать на два фронта. Говорят, что в настоящее время она испытывает определенные трудности с содержанием своих железных дорог, а также с обновлением подвижного состава и локомотивов. Вполне вероятно также, что определённые психологические трудности возникнут в тех странах, которые были жестоко лишены независимости и включены в состав Рейха. В любом случае, какими бы умными ни были немцы, война на два фронта не может не напрячь их ресурсы. Полагаю, что приведённые расчёты заставят её остановиться и задуматься; даже если эти размышления не предотвратят конфликт, она [Германия], по крайней мере, будет вынуждена разделить свои силы. Поэтому необходимо, чтобы фронт на Востоке был как можно более прочно спаянным и крепким. Германия, конечно, описывает этот процесс как «окружение», но пока она не покорит весь мир, она будет продолжать заявлять, что находится в «окружении».

Наконец, стоит вопрос об использовании этих сил в наступательных целях. Мы не только должны избежать проигрыша войны, мы должны выиграть её и выиграть как можно скорее, поскольку мы знаем по опыту, какие ужасные траты человеческих жизней и экономические потери всех видов, повлечет за собой её продление.

Когда маршалу Фошу поручили верховное командование объединёнными силами союзников, г-н Ллойд Джордж спросил его: «Скажите мне, генерал, кто победит, Людендорф или вы?», и маршал ответил без колебаний: «Я, потому что в настоящее время у Людендорфа гораздо более трудная задача, чем у меня. Мне нужно только защищаться, тогда как он должен атаковать, чтобы прорвать наш фронт, а у него не получится». Тогда я не мог не восхищаться быстротой и точностью его ума. Это иллюстрация аксиомы о том, что для наступления требуется бóльшая сила, чем для обороны, особенно с помощью современного оборонительного оружия. Это не отменяет того факта, что для того, чтобы одержать победу, нужно перейти в наступление, как мы это сделали в 1918 году. Не делая пророчеств, я могу, по крайней мере, высказать своё личное мнение, поскольку оно касается только меня.

В 1914 году на начальном этапе операции на Западном фронте зашли в тупик; начиная с битвы на Марне ни одна из сторон не достигла существенного прогресса. Всё закончилось полевыми укреплениями из земли, дерева и гофрированного железа. Что будет в 19хх году? Армии смотрят друг на друга, даже в мирное время, через укреплённые линии из стали и бетона. Хотя эти укреплённые линии не совсем одинаковы, они, несомненно, одинаково сильны, и обе удерживаются войсками равной боевой ценности, поскольку я очень высоко оцениваю немецкую армию. Как можно достичь быстрого решения на таком фронте? Я считаю, что мы должны расширить наши стратегические концепции и расширить их значительно. Восточный фронт сейчас представляет новые возможности не только как ценный рубеж обороны, но и как потенциальное поле для наступления, способное сочетанием сухопутных, морских и воздушных сил дать нам победу.

Нынешний кризис может длиться долго. На днях г-н Даладье сделал замечание, которое я не могу забыть. Я не часто цитирую выступления политиков, но эта фраза меня особенно поразила. Премьер-министр Франции сказал: «Если в промежутке между миром и войной нас пытаются истощить, мы продержимся столько, сколько потребуется». Лучше сказать невозможно; мы будем держаться столько, сколько потребуется.

В заключение позвольте мне сказать, что наши лучшие надежды заключается в наших общих усилиях, но при двух условиях: никакие разногласия не испортят нашу дружбу и никакие слабости не сопроводят наши действия. Наша воля, наш союз и наша сила составляют единственную разумную политику для предотвращения войны или, если это не удастся, для победы.


Краткое изложение дискуссии.

Вопрос: Не мог бы лектор сказать что-нибудь о планах обороны Франции за её пределами, например, Средиземного моря?

Генерал Вейган ответил, что Франция и её союзники должны будут включить Средиземное море в зону своих действий с самого начала войны; как из-за переброски войск, так и из-за тунисского фронта, театр военных действий для сухопутных, морских и воздушных сил может пролегать от Северного моря до Сахары. Мы должны попытаться получить контроль над Восточным Средиземноморьем как можно быстрее; только успех на море способен открыть сообщение с Восточным фронтом, о котором он говорил. Эти коммуникации необходимы как для доставки военной техники, так и для ведения боевых действий. Однако прежде всего необходимо оставаться хозяином в собственном доме. Если чей-то кругозор занят далёкими горизонтами, он рискует уподобиться звездочёту Ла Фонтену, который шёл, устремив взор на звезды, и упал в колодец. При планировании крупномасштабных стратегических операций важно не забывать охранять собственные границы, защита которых необходима.

Вопрос: Каково мнение лектора о нападении Испании, в качестве союзницы Германии, на Францию?

Генерал Вейган согласился с тем, что следует избегать нападения Испании любой ценой. Сейчас у нас козыри на руках, после того как Германия и Италия уже выразили желание покинуть Испанию. Что случалось в прошлом? Испания всегда была отчаянно ревнива насчёт своей независимости.

Сэр Эдвард Григг сказал, что лекция его не только заинтересовала, но и воодушевила, потому что он был очень обеспокоен ситуацией, и теперь у него реалистичный отчёт о положении во Франции от солдата, имеющего репутацию генерала Вейгана, и услышать о духе Франции и качестве её армии были огромным воодушевлением. Он также хотел бы поблагодарить лектора за слишком добрые слова, которые он сказал относительно довольно запоздалых усилий Великобритании. Было очень жаль, что она не начала раньше, и хотелось бы надеяться, что теперь она не опоздала. В любом случае, начав, она действует максимально быстро.

Какую роль, по мнению лектора, может сыграть Италия в войне? Можно ли рассчитывать на то, что она выступит на любой стороне, или нужно рассмотреть более опасную возможность её нейтралитета?

В какой степени, по мнению лектора, немецкая армия в настоящее время способна сражаться на двух фронтах? Если она попытается это сделать, какой будет её вероятная стратегия? Будет ли она использовать бóльшую часть своих войск на Востоке и изберёт чисто оборонительную стратегию на Западе, оставив западным державам ответственность за начало воздушной войны против неё, или она попытается взять на себя инициативу сразу на двух фронтах? Если будет выбран последний курс, сколько немецких дивизий будет использовано для Западного фронта?

Генерал Вейган сказал, что трудно заранее сказать, какие действия Италия предпримет в случае войны. Он был поражён количеством посланников, которых Германия недавно направила в Италию. Сначала маршал Геринг, затем генерал фон Браухич, главнокомандующий армии, затем герр фон Риббентроп, всё за один месяц. Если бы Ось работала удовлетворительно, то отправка такого количества посланников была бы излишним делом!

Нейтралитет Италии имел бы большие преимущества для Франции, особенно на ранних стадиях войны, поскольку он избавил бы от необходимости защищать либо Альпы, либо её африканские границы, тем самым увеличивая её силу в других местах. Но поскольку в этом мире нет идеального счастья, союзник Франции, Великобритания, вполне может смотреть на вещи наоборот. Если смотреть с отстранённой точки зрения руководящей силы войны в целом, следует признать, что участие Италии в военных действиях дало бы на откуп франко-британскому союзу некоторые слабые места, которые можно было бы успешно использовать. Италия широко рассредоточила свои силы, она разместила часть в Абиссинии, часть в Триполи, Киренаике и в Албании. Это слишком много, и среди них не может не быть слабых мест. Её береговая линия чрезвычайно уязвима. Подводя итог, можно сказать, что её вступление в войну, хотя с самого начала и наложило бы серьёзное напряжение на Францию, могло дать объединённым державам Великобритании и Франции шанс нанести ей серьёзный урон. Для начала, если бы Италия была вовлечена, они могли бы заблокировать Средиземное море с обоих концов, Суэц и Гибралтар, и выступить против неё согласованными действиями, тогда как если бы она оставалась нейтральной, Средиземное море должно было бы оставаться открытым, и она могла бы осуществлять поставки в Германию.

Невозможно сказать, сможет ли Германия выдержать войну на два фронта; но если бы она была вынуждена предусмотреть такую возможность, это наложило бы на неё такое тяжелое бремя, что, несмотря на её великий военный гений, он (генерал Вейган) считает это достаточно серьезным, чтобы заставить её колебаться. В случае войны на два фронта, поскольку Германия построила укрепления на своих западных границах, она могла бы чувствовать себя адекватно защищённой от западных держав и, таким образом, способной начать наступление на Восток, чтобы получить контроль над важнейшим сырьём, такие как пшеница и нефть. Именно по этой причине Восточный фронт так важен. Восток обладает сырьём, которое позволит Германии вести длительную войну.

Сэр Уолтер Лейтон сказал, что какими бы ни были взгляды, выраженные в отношении призыва или национальной службы в Великобритании, понятно, что в случае войны потребуется бóльший вклад к человеческим ресурсам Франции, чем предполагалось до сих пор. С другой стороны, в условиях воздушной войны может быть нелегко содержать огромную британскую армию на европейском континенте. Во Франции обычно ожидали, что призыв на военную службу в Великобритании даст армию континентальных размеров. Более того, скорость будет чрезвычайно важна, если, к сожалению, разразится война. С этой точки зрения и принимая во внимание два или, возможно, три фронта, которые должна защищать Франция, не считал ли лектор, что Великобритания очень скоро будет вынуждена рассмотреть вопрос о дальнейшем увеличении числа дивизий в своём экспедиционном корпусе?

Что касается Восточного фронта, лектор говорил о вероятности позиционного тупика на Западе, тогда как на Востоке существует возможность активных боевых действий, что означает, что союзники Великобритании и Франции должны быть готовы к наступательным действиям. Оснащена ли польская армия для такого наступления? Каково нынешнее состояние польской армии, особенно в отношении военного снаряжения? Во время Великой войны было крайне сложно снабжать Россию или Румынию оружием и боеприпасами. Если одна страна поставляет военное снаряжение собственного типа в другую страну, практически необходимо послать с ним и людей. С другой стороны, если бы была предпринята попытка приспособить наши мастерские для поставок, например, винтовок или орудий польского типа, переход означал бы задержку на многие месяцы. Какие шаги, если таковые имеются, следует предпринять сейчас?

Генерал Вейган ответил, что не ему решать, сколько солдат Великобритании следует выставить на поле боя, но он может по крайней мере рассказать им небольшую историю, которая могла бы проиллюстрировать эту мысль. 31 октября 1914 года маршал Фош участвовал на конференции в Дюнкерке, на которой присутствовали лорд Китченер, г-н Пуанкаре и г-н Мильеран. Британская полевая армия на тот момент насчитывала всего шесть дивизий. Лорд Китченер сообщил маршалу Фошу, что в июле у него будет тридцать дивизий, на что маршал ответил, что он предпочёл бы иметь десять, но сейчас. Чем больше помощи Великобритания сможет направить на континент и чем скорее она туда попадет, тем легче будет выполнить нашу общую задачу.

Он считает польскую армию первоклассной. Польша необычайно патриотичная страна. В 1920 году, сразу после её восстановления как нации, он сам убедился в способности польской армии выполнить свою задачу. Польша существует уже более двадцати лет и приложила все возможные усилия для содержания своей армии. С моральной и материальной точки зрения она хорошо держится. Её солдаты очень патриотичны, а её офицеры являются отличными командирами. Они рождены с тонким тактическим чутьём. Польская армия, несомненно, менее обеспечена военными средствами, чем немцы; это проблема, которую её союзники должны помочь ей решить. Россия, вероятно, могла бы обеспечить её не только сырьём, но и вооружением.

Фельдмаршал сэр Арчибальд Монтгомери-Массингберд (председатель) поблагодарил лектора за его предельно ясный и продуманный обзор военной ситуации во Франции. Те, кто слушал лектора, слушали не только один из лучших военных умов Европы, но и слова, которые, возможно, использовал бы сам маршал Фош, будь он на том же месте. Все знали об отношениях, существовавших между маршалом Фошем и лектором во время Великой войны; никогда не было лучшего военного сочетания. Во многом это было связано с тем, что двое мужчин всегда думали одинаково по любому важному вопросу, и это была одна из причин, почему дела шли так успешно после того, как маршал Фош получил верховное командование.

International Affairs. Vol. 18. № 4 (July - August 1939).


Один из интересных моментов в непереведённой части: к 1937 году стоимость станочного оборудования французской авиапромышленности оценивалась в 60 миллионов франков. На его обновление в 1938-м году потратили 1 миллиард франков.


Мысли насчёт Италии в чём-то схожи с ранее высказанными мною.
Tags: 1918-1941, Франция-1940
Subscribe

  • Ответы на прикладные задачи

    Никто ответить не рискнул. «ГДЕ МЕСТО ПОВРЕЖДЕНИЯ?» Для определения места аварии диспетчер произвел несложные арифметические расчеты. Зная, что…

  • Ответы на вчерашние вопросы

    Большинство ответило верно хотя некоторые путали порядок слов или забывали указать километраж. Отдельные товарищи сказали «что за детский

  • Для разминки серого вещества

    Из журнала «Тыл и снабжение Советских Вооружённых Сил» начала 60-х, раздел «В часы досуга». Комментарии скринятся до завтра.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 39 comments

  • Ответы на прикладные задачи

    Никто ответить не рискнул. «ГДЕ МЕСТО ПОВРЕЖДЕНИЯ?» Для определения места аварии диспетчер произвел несложные арифметические расчеты. Зная, что…

  • Ответы на вчерашние вопросы

    Большинство ответило верно хотя некоторые путали порядок слов или забывали указать километраж. Отдельные товарищи сказали «что за детский

  • Для разминки серого вещества

    Из журнала «Тыл и снабжение Советских Вооружённых Сил» начала 60-х, раздел «В часы досуга». Комментарии скринятся до завтра.