Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

К текущей снарядной дискуссии

«Так, если за первую войну русская армия израсходовала до 1 млн. т боеприпасов, то за время Великой Отечественной войны Советская Армия — в 10 раз больше».

Тыл Советских Вооруженных Сил в Великой Отечественной войне. М., 1977


Тут бы дискуссию и закончить, но предлагаю обратиться к мыслям профессиональных артиллеристов, на основе которых уже можно дальше делать более взвешенные выводы. Статья тов. Туловского приводится не полностью, опущены вопросы управления, поддержки атаки и боя в глубине.


Генерал-майор артиллерии И. ТУЛОВСКИЙ

Некоторые вопросы артиллерийского обеспечения прорыва главной полосы обороны

Опыт войны показал, что большое насыщение общевойсковых соединений артиллерией, сосредоточение на направлениях главного удара крупных артиллерийских группировок усиления и вытекающая отсюда сложность взаимодействия всей массы артиллерии с другими родами войск требуют тщательной организации, четкого планирования артиллерийского обеспечения прорыва.

Рассматривая в данной статье некоторые вопросы артиллерийского обеспечения, мы в первую очередь коснемся расчетов для определения необходимого количества артиллерийских средств, так как без этого вообще немыслимо планирование артиллерийского наступления.

Для того чтобы определить минимальное количество артиллерии для обеспечения прорыва, необходимо сначала, исходя из анализа оборонительной системы противника, стойкости его войск и т. д., установить, какие задачи должна решить артиллерия, как она их будет решать, сколько для этого потребуется снарядов. Только после этого можно установить необходимое количество орудий, минометов и время для решения этих задач.

Некоторые считают, что потребное количество орудий и минометов находится в прямой зависимости от времени, отводимого на артиллерийскую подготовку, т. е. чем меньше времени, тем больше нужно орудий. Получается так, что сколько бы ни было орудий, их никогда не будет много. С технической точки зрения, как это будет доказано ниже, такое утверждение правильно, но командующему артиллерией необходимо учитывать и тактический элемент. Иногда выгоднее продлить артиллерийскую подготовку и сократить при этом артиллерийскую плотность, имея в виду, что перенасыщение артиллерией создает затруднения в ее сосредоточении, организации управления и т. д., что в значительной степени может привести к потере внезапности. Следовательно, нужно найти такое соотношение между артиллерийской плотностью и продолжительностью артиллерийской подготовки, чтобы лучше совместить технические возможности и требования тактического использования артиллерии.

Предположим, что решено одновременно подавить живую силу и огневые средства противника в трех траншеях, общая протяженность которых на 1 км фронта прорыва равна 3 000 м. Исходя из технической возможности одного 122-мм снаряда (своими осколками покрывающего 20 м окопа), следует считать, что для сплошного и одновременного покрытия траншей нужно выпустить сразу 150 снарядов. Вполне понятно, что для этого необходимо иметь 150 орудий. Это и будет минимально необходимое их количество. Для того чтобы подавить живую силу, на каждые 20 м траншей надо выпустить примерно 80 снарядов, для чего потребуется не менее часа при сохранении необходимого режима огня. Эта же задача может быть выполнена в более короткий срок, скажем в 30 минут (при том же режиме огня), но для этого нужно увеличить количество орудий вдвое. Лишние 30 минут артиллерийской подготовки, с точки зрения внезапности, особой роли не играют, в то время как сосредоточение дополнительных 150 орудий на 1 км фронта приведет к перегрузке боевых порядков. Поэтому указанные задачи лучше решить, имея 150 орудий на 1 км фронта, а продолжительность артиллерийской подготовки увеличить на 30 минут, отказавшись от сосредоточения дополнительного количества артиллерии. Если же орудий сосредоточено больше, то излишек их можно использовать для увеличения фронта прорыва. Нам кажется, что последнее будет более целесообразно.

Исходя из положений, высказанных выше, определим на конкретном примере, какие задачи должна решать артиллерия при прорыве сильно укрепленной полосы, как наиболее целесообразно они могут быть решены, какое количество орудий, минометов и сколько времени необходимо для этого. При определении задач берется первый период артиллерийского наступления — артиллерийская подготовка. При этом надо иметь в виду, что если артиллерии достаточно для этого периода, то ее будет достаточно и для последующих двух: поддержки атаки и обеспечения боя в глубине.

Основная задача артиллерийской подготовки — обеспечить атаку пехоты и танков. Эту задачу можно выполнить двояко: уничтожением живой силы и огневых средств противника или подавлением его живой силы. Лучшим способом, конечно, является полное уничтожение живой силы и огневых средств. Казалось бы, что в условиях траншейной системы обороны эта задача может быть выполнена разрушением отдельных оборонительных сооружений, траншей и ходов сообщения. При наличии фотоснимков оборонительной полосы противника и при хорошем визуальном наблюдении может создаваться впечатление, что разрушать следует не все, а только те объекты, в которых в данное время укрыты живая сила и огневые средства. В действительности же это не так. Фотоснимок даст нам точное начертание траншей и ходов сообщения, положение открытых пулемётных площадок, дзотов и блиндажей (если они плохо замаскированы). Визуальное наблюдение частично уточнит, какие оборонительные сооружения боевые и какие ложные. Но точно определить, где в системе траншей укрыта живая сила и огневые средства, нельзя. В этом и заключается одна из особенностей подготовки прорыва укрепленной позиции. Следовательно, для того, чтобы быть уверенным, что мы разрушаем не ложные или запасные сооружения, а боевые, необходимо разрушать все обнаруженные объекты, в том числе траншеи и ходы сообщения.

Плотность оборонительных сооружений противника на 1 км фронта не является постоянной, а колеблется в зависимости от условий местности, времени и обстановки. На важнейших направлениях эта плотность может быть: траншей и ходов сообщения — 4—5 км, пулеметных площадок — 30—40, пулеметных дзотов — в среднем 4—6, наблюдательных пунктов — 9, убежищ —12. Отдельными целями можно считать дзоты, НП и убежища. Пулеметные площадки будут, как правило, находиться в системе траншей. Если траншеи распределить на отдельные цели (по 40 м), то на 3 000 м получим 75 отдельных целей. Все ходы сообщения разрушать нет необходимости. Достаточно разрушить часть из них (примерно одну пятую). Тогда при общей протяженности в 1 500 м получим 7 отдельных участков для разрушения. Таким образом, всего на 1 км фронта потребуется разрушить 109 целей. Как показывает опыт, по условиям наблюдения, одновременно на 1 км фронта можно разрушать около 8 целей, для чего необходимо до одного часа. Следовательно, для разрушения 109 целей потребуется около 13 часов (часть целей будет разрушаться огнем прямой наводки, но это незначительно сократит время, во всяком случае оно останется в пределах 10 часов).

Отсюда вывод: от артиллерии можно потребовать полного разрушения оборонительных сооружений, но время, необходимое ей для выполнения этой задачи, исключит элемент внезапности. Кроме того, нельзя быть уверенным, что при разрушении оборонительных сооружений полностью уничтожаются живая сила и огневые средства, хотя бы потому, что в силу методичности огня часть сил противник сможет вывести из разрушаемых объектов. Это обстоятельство, а иногда установленная норма расхода снарядов заставляют отказаться от полного разрушения оборонительных сооружений. Более целесообразным методом артиллерийской подготовки надо признать подавление живой силы на всем протяжении траншей и ходов сообщения, частичное разрушение окопов с целью затруднения маневра, разрушение отдельных оборонительных сооружений, подавление артиллерии и минометов, нарушение управления, подавление резервов противника.

Для того чтобы определить, исходя из этого, необходимую плотность артиллерии и продолжительность артиллерийской подготовки, нужно еще установить, какие конкретные задачи и как должна решать артиллерия. Естественно, что они могут быть определены только в результате тщательного анализа оборонительной системы противника и группировки его войск. Возьмем один из возможных вариантов решения этого вопроса. Допустим, что плотность оборонительных сооружений соответствует нормам, указанным выше; разрушение и подавление осуществляются на глубину трех траншей первой оборонительной позиции (исключая артиллерию, резервы и органы управления, которые будут подавляться на большую глубину); дзоты, НП, частично убежища будут разрушаться огнем прямой наводки. Кроме того, для затруднения маневра необходимо частичное разрушение окопов. Достаточно на 1 км окопов разрушить 5 участков протяженностью в 20 м каждый. В этом случае на 1 км фронта прорыва потребуется разрушить 23 участка. Разрушение будет производиться артиллерийскими и минометными подразделениями с закрытых ОП (частично окопы могут разрушаться и прямой наводкой, но для этого необходимы определенные условия: огонь вдоль окопа или по участкам, расположенным на скатах, обращенных к нам). Объекты подавления: все траншеи и ходы сообщения (исключая разрушаемые участки), т. е. 4 000 м окопов, из которых 2 700 м траншей и 1 300 м ходов сообщения; противотанковые орудия — около 10; артиллерия, резервы и органы управления.

Каким же количеством орудий и в какое время могут быть выполнены эти задачи? Одновременно на 1 км фронта могут вести огонь прямой наводкой до 12 орудий(1), всего потребуется 15 орудий и 15 минут времени. С закрытых ОП одновременно, по условиям наблюдения, можно разрушать около 8 целей. Следовательно, для разрушения их нужно 32 орудия. При нормальном расходе снарядов для разрушения 20-м окопа нужно около 25 минут (50 проц. режима первого часа), а для разрушения 23 участков — 75 минут.
_______________
1. Как показал опыт войны, полезно также выделять часть орудий специально для прикрытия остальных орудий прямой наводки, ведущих огонь на разрушение. Орудия прикрытия не получают огневых задач в артиллерийской подготовке и молчат до тех пор, пока не обнаружат огневых точек, открывших огонь по нашим орудиям. Таких орудий прикрытия полезно иметь 15—20 проц. от числа назначенных для ведения огня прямой наводкой во время артиллерийской подготовки.


Для подавления живой силы в траншеях (2 700 м), при условии, что одно 122-мм орудие может одновременно покрыть участок в 20 м, необходимо 136 орудий. При нормальном расходе снарядов траншеи могут быть подавлены в 60 минут (по предельному режиму двух часов). Естественно, что подавление будет вестись не в один шестидесятиминутный период, а отдельными огневыми налетами в течение всей артподготовки. Для подавления противника в ходах сообщения норму можно увеличить примерно в два раза (учитывая, что огонь будет фланговый) при том же расходе снарядов. Тогда для обстрела 1 300 м ходов сообщения потребуется выделить 32 орудия. Поскольку ходы сообщения будут подавляться одновременно с траншеями, специального времени не нужно. Учитывая размеры огневой позиции одного противотанкового орудия противника (примерно 1 га), для подавления 10 орудий необходимо 24 орудия. Специального времени для этого также не нужно. Для подавления артиллерии, минометов и резервов, для нарушения управления можно принять норму 24 орудия на 1 км фронта. Следовательно, для выполнения указанных задач при нормальной плотности огня на подавление необходимо 15 орудий прямой наводки и 15 минут времени; для разрушения с закрытых огневых позиций — 32 орудия и 75 минут; для подавления живой силы у орудий ПТО — 192 орудия и 60 минут; для подавления артиллерии, минометов, нарушения управления, подавления резервов — 24 орудия. Всего 263 орудия; времени — 2 часа 30 мин.

Считая, что в отдельных случаях плотность огня на подавление траншей и ходов сообщения может быть снижена до 60 проц. нормы, всего для решения этой задачи потребуется не 168, а 100 орудий и тогда общая плотность артиллерии снизится до 200 орудий на 1 км фронта. Частичный или полный отказ от разрушения отдельных участков окопов значительно снизит продолжительность артиллерийской подготовки. Например, если на 1 км окопов решено разрушать не по 5 участков, а по 2 (всего 9 участков на 4,5 км), то время на артподготовку снизится на 50 минут и составит 1 час 40 мин. При полном отказе от разрушения окопов и при подавлении с уменьшенной плотностью огня потребуется около 170 орудий и 75 минут времени. Необходимо также учитывать, что противник не всегда имеет сплошные окопы на всем фронте прорыва. Если это будет иметь место, то потребность в артиллерии и продолжительность артиллерийской подготовки будут иными.

Таким образом, пользуясь указанным выше методом на основе тщательного изучения противника, можно определить, сколько минимально нужно артиллерийских средств для обеспечения прорыва и в какое время (возможно более краткое) могут быть выполнены задачи. В наших расчетах не учтена необходимость проделывания проходов в противопехотных и противотанковых препятствиях, так как имеется в виду (для данного случая), что это делается силами саперов и танков...

Военная мысль. 1944. № 7.


Из данной статьи видно, что одновременное подавление и разрушение первой (главной) полосы обороны противника требует привлечения значительного числа орудий. И успешность решения этой задачи зависит не от настрела на одно орудие, а от выполнения нормативов на подавление и разрушение. Непонимание этого момента ведёт к принятию на веру некоторых высказываний полковника И.А. Толконюка:

«В нашей практике боевого применения артиллерии существует вредная и неграмотная тенденция — считать плотность артиллерийских средств по количеству орудий (стволов) на километр фронта, а не по количеству предназначенных для расхода боеприпасов.

Ради этого к фронту прорыва стягивалось большое количество артиллерийских частей и соединений, ради этого до предела суживались фронт прорыва и полосы наступления дивизий. Снарядов же отпускалось в начальный период операции от 1 до 1,5 б/к, которые могли быть эффективно выпущены в четыре-пять раз меньшим количеством артиллерии. Сокращение же количества поддерживающих дивизию артиллерийских частей с их сложными средствами управления, за счет увеличения расхода боеприпасов на каждое орудие, гораздо упростило бы организацию взаимодействия и управления войсками в динамике боя и повысило бы эффективность огня».


Проблема в том, что в случае значительного уменьшения количества стволов: а) нельзя добиться одновременности подавления обороны, б) артиллерийская подготовка кратно увеличивается по времени. Последнее чревато для зимних операций, когда и так с длительностью светового дня не очень хорошо.

Проиллюстрируем это на примере. В Правилах стрельбы наземной артиллерии 1942 г. есть такая интересная таблица:



Одна 76-мм пушка может выстрелить 1 боекомплект (140 выстрелов) примерно за 1 час 10 мин. В то же время 3 боекомплекта (420 выстрелов) она выстрелит почти за 5 часов. Для 122-мм гаубицы (б/к — 80 выстрелов) — 45 минут и 3 часа 20 минут соответственно.

Т.е. в условиях нехватки боеприпасов просто увеличивать расход на одно орудие путём сокращения количества стволов — не выход. Хотя в артиллерийских статьях действительно нередко отмечалось увлечение общевойсковых командиров параметром «x стволов на км» без учёта наличия боеприпасов и огневой производительности орудий, всё же «перегруженность» в среднем не превышала 40-65%, или примерно полуторакратного. А уж предложение увеличить фронт прорыва приведёт как раз к забрасыванию противника щепками, а не к удару бревном.

Следует сказать, что то же самое решение (сужать участки прорыва до 7,5—8 км, за счёт чего достигать массирования средств: до 4,5—5,4 стрелкового батальона (фактически плотность пехоты не превышала 2—2,5 штатного пехотного батальона на 1 км участка прорыва), 135—163 орудий и минометов на 1 км участка прорыва) принималось и в зимних операциях Белорусского фронта (генерал армии К.К. Рокоссовский). Там так же с декабря по апрель провели 12 операций, 8 из которых завершились прорывом. Глубина операций была небольшая — от 12 до 40 км, т.е. развития тактического прорыва в оперативный не достигали.

«...следует отметить, что в таких же условиях Белорусский фронт добился лучших результатов [по сравнению с Западным и 1-м Прибалтийским фронтами] как при продвижении, так и при сковывании сил противника. Основной упор был сделан на достижение внезапности ударов, что позволяло компенсировать недостаток в материальных средствах. Максимально возможным сужением участков прорывов удавалось создать достаточно высокие плотности. Это дало возможность осуществить прорыв». (Радзиевский А.И. Развитие теории и практики прорыва (по опыту Великой Отечественной войны). Ч. II. М., 1977).

В общем случае, конечно, 1—1,5 боекомплекта на организацию прорыва хорошо развитой позиционной обороны — вдвое-втрое меньше нормы:

«На основе ряда наступательных операций, проведенных на одном из фронтов, можно сделать вывод о нормах боеприпасов, потребных к началу операции, с учетом неснижаемого запаса (по основным калибрам) в следующем количестве:
Наименование боеприпасов    На обеспечение   Неснижаемый   Итого в б/к
                            операции в б/к   запас в б/к
82-мм мины                        2,0            0,5         2,5—3,0
120-мм мины                       3,5            1,0         4,5—5,0
76-мм ПА и ДА                     3,0            1,0         4,0—4,5
122-мм гаубичный и выше           4,0            1,0         5,0—5,5
Винтовочные патроны               0,75           0,75        1,5—1,75
Пистолетные патроны               1,0            0,75       1,75—2,0
При нормальном развитии операции этого количества достаточно для подавления всей тактической глубины первой полосы обороны. В случае же необходимости преодоления второй укрепленной полосы или при затяжке операции количество боеприпасов на операцию следует увеличить в 1½ раза.

Следует иметь в виду, что сосредоточение большого запаса боеприпасов на ОП, несмотря на их прямое назначение, влечет излишний расход боеприпасов. Поэтому нормальным запасом боеприпасов в войсках следует считать норму боеприпасов на артиллерийскую подготовку, расход на последующий день боя и передковый запас. По опыту ряда наступательных операций в боекомплектах этот запас по основным калибрам должен составлять:

Наименование       На ОП   На ДОП   В головном отде-
                                     лении склада
82-мм мины          1,0      0,5          0,5
120-мм мины         1,5      0,75         0,5
76-мм ПА и ДА     1,5—1,75   0,5          0,5
122-мм гаубичные
и пушечные снаряды  2,0      0,75         0,75
152-мм гаубичные
и пушечные снаряды  2,0      0,75         0,75
Остальные боеприпасы должны быть сосредоточены на армейском складе. Подача этих боеприпасов вперед будет диктоваться обстановкой. Такой запас не обременит части при смене боевых порядков и в то же время будет являться стимулирующим фактором экономного расходования боеприпасов в рамках установленного лимита. Однако в отдельных случаях при растяжке путей подвоза и плохом состоянии дорог эта норма может быть несколько увеличена, при условии строгого контроля.

В практике наблюдается особенно большой расход боеприпасов в первый день операции, который по 122-мм гаубичным калибрам и выше нередко достигает 1,5—1,75 боекомплекта. При этом положении обычно уже на третий-четвертый день операции армия будет испытывать затруднения в снарядах этих калибров.

Такое явление нельзя объяснить не чем иным, как отсутствием контроля со стороны штаба артиллерии и органов артиллерийского снабжения. Между тем опыт показывает, что при нормальном развитии операции этот расход по вышеуказанным калибрам не должен превышать 1—1,25 боекомплекта»
. (ген.-лейт. инженерно-артиллерийской службы Волков А.С. Артиллерийское снабжение в армейской наступательной операции // Артиллерийский журнал. 1943. № 7).

Обеспеченность боеприпасами фронтов перед некоторыми стратегическими операциями

Днепровско-Карпатская СНО (24.12.1943 — 6.05.1944)
Наименование  1-й Укр. фр.  2-й Укр. фр.  3-й Укр. фр.  4-й Укр. фр.
выстрелов

76-мм ПА          1,8           1,8           2,5           1,8
76-мм ДА          1,6           0,8           1,4           1,5
122-мм            6,0           6,1           3,5           3,2
152-мм            4,6           2,7           1,6           4,4
203-мм            3,6           2,7           2,1           3,2
82-мм М           1,7           1,0           2,0           2,8
120-мм М          1,0           0,6           1,7           1,3


Ленинградско-Новгородская СНО (14.01 — 1.03.1944)
Наименование  Ленингр. фр.  Волхов. фр.  2-й Приб. фр.
выстрелов

76-мм ПА          3,5           2,1           3,5
76-мм ДА          4,0           1,6           1,7
122-мм            3,7           1,6           0,9
152-мм           14,0           8,5           3,8
203-мм            3,9           3,3           4,1
82-мм М           3,0           2,4           1,9
120-мм М          2,1           1,3           1,3


Крымская СНО (8.04 — 12.05.1944)
Наименование  4-й Укр. фр.  Отд. Прим. А
выстрелов

76-мм ПА          3,9           2,6
76-мм ДА          3,1           2,6
122-мм            7,6           7,6
152-мм           10,7           7,9
203-мм            3,7           2,9
82-мм М           4,8           3,2
120-мм М          4,0           3,7


Белорусская СНО (23.06 — 29.08.1944)
Наименование  1-й Приб. фр. 3-й Бел. фр.  2-й Бел. фр.  1-й Бел. фр.
выстрелов

76-мм ПА          4,1           2,6           3,1           4,1
76-мм ДА          2,8           1,9           2,7           3,7
122-мм           11,5           6,0           3,5           8,3
152-мм           11,5          13,0           8,6          13,3
203-мм            7,1           4,6           ———           6,9
82-мм М           3,7           3,3           3,1           3,4
120-мм М          5,0           3,7           3,8           4,5
К концу войны благодаря возросшим плотностям тяжёлой артиллерии и изменению построения артиллерийской подготовки (совмещение периодов разрушения и подавления, отказ от пристрелки, ложных переносов огня, огневого молчания и т.д.), её длительность редко превышала 1 час. В начале Висло-Одерской операции в полосе 1-го Белорусского фронта артподготовка состояла только из одного огневого налёта длительностью всего 25 минут, т.е. в лучшем случае расход составил 1 боекомплект на орудие, а то и 2/3. По словам Н.А. Антипенко (заместитель по тылу комфронта), из выделенных на подготовку 53 тыс. т боеприпасов расстреляли меньше половины, образовалась экономия в почти 30 тыс. т.

Некоторые граждане считают, что артиллерия РГК «прямо-таки пожирала из пехоты образованный личный состав». Это, конечно же, полная ерунда. Достаточно сравнить численность стрелковых и отдельных артиллерийско-миномётных частей. И учесть, что в стрелковых соединениях за 1943-45 гг. зафиксировано 12,7 млн. боевых потерь (без заболевших), а в артиллерии РГК только 291 тыс. Т.е. ресурс в плане «пушечного мяса», прямо скажем, небогатый.

Чисто для сравнения изменение соотношения родов войск во французской армии в течение Первой мировой войны (в процентах):
Род войск     1915 г.   1917 г.    1918 г.
               (май)   (октябрь)  (октябрь)
Пехота         71,6      56,9       50,4
Артиллерия     18,4      27,7       35,4
Инж. войска     4,9       6,4        6,0
Кавалерия       4,0       3,0        3,0
Авиация         0,4       1,8        3,0
Тогда тоже находились страдающие, что артиллерия забирает себе слишком много людей. Но они не думали о том, что она же и сохраняет жизни пехотинцев.

Полагаю, теперь всем ясно, что фетишизация «настрела на орудие» не имеет под собой никакого практического применения и лишь может привести к выводу, что «чем меньше стволов — тем лучше».



P.S. «Опыт ПМВ»™ (все выделения в соответствии с оригиналом):

Совокупность артиллерийских средств.

202. Общее число орудий, тяжелых и легких, потребных для разрушения всех перечисленных оборонительных построек на фронте прорыва, определится по числу снарядов, рассчитанных для разрушения оборонительных построек, и времени, в течение которого они должны быть разрушены. (Прим. Примерно, на версту фронта прорыва потребно около 40 легких и 20 тяжелых орудий; на версту соседних атакованных участков 15—20 легких орудий).

При этом должно быть совершенно точно определено число снарядов для разрушения оборонительных построек каждой линии обороны и общая сумма снарядов для всей операции.

203*. При определении общего числа потребных орудий и снарядов следует иметь ввиду, что артиллерия должна быть в состоянии произвести одновременное разрушение оборонительных построек всей укрепленной полосы на намеченном для атаки фронте; если же наличные средства артиллерии того не допускают, то выгоднее сократить фронт артиллерийской атаки, чем отказаться от одновременного разрушения построек нескольких линий обороны атакуемой укрепленной полосы.

204. Опытом установлено, что выполнение всех задач при атаке укрепленной позиции требует, чтобы легкая артиллерия и 42 линейные пушки имели равное число гранат и шрапнелей, 48 линейные гаубицы — 3/4 бомб и 1/4 шрапнелей и 6 дюймовые гаубицы — 9/10 бомб и 1/10 шрапнелей.

205. Так как операция прорыва вообще длительна и задачи артиллерии не могут быть решены в один день, то расход снарядов требует строжайшей экономии и точного учета.

Наставление для борьбы за укрепленные полосы. Б.м., 1916 (август). Утверждено 1 июля 1916 г. командующим 5-й армией генералом Гурко.

В издании 1917 года, переработанного с учётом летних и осенних боёв 1916 года, этот раздел почти не изменился, за исключением соотношения типов выстрелов для тяжёлой артиллерии: 48 линейные гаубицы — 85% бомб и 15% шрапнелей и 6 дюймовые гаубицы — 95% бомб и 5% шрапнелей.
Tags: Артиллерия, ВОВ, Военная мысль, Военная теория, ПМВ, журналы, экономика и тыл
Subscribe

  • Ответы на прикладные задачи

    Никто ответить не рискнул. «ГДЕ МЕСТО ПОВРЕЖДЕНИЯ?» Для определения места аварии диспетчер произвел несложные арифметические расчеты. Зная, что…

  • Ответы на вчерашние вопросы

    Большинство ответило верно хотя некоторые путали порядок слов или забывали указать километраж. Отдельные товарищи сказали «что за детский

  • Для разминки серого вещества

    Из журнала «Тыл и снабжение Советских Вооружённых Сил» начала 60-х, раздел «В часы досуга». Комментарии скринятся до завтра.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 194 comments

  • Ответы на прикладные задачи

    Никто ответить не рискнул. «ГДЕ МЕСТО ПОВРЕЖДЕНИЯ?» Для определения места аварии диспетчер произвел несложные арифметические расчеты. Зная, что…

  • Ответы на вчерашние вопросы

    Большинство ответило верно хотя некоторые путали порядок слов или забывали указать километраж. Отдельные товарищи сказали «что за детский

  • Для разминки серого вещества

    Из журнала «Тыл и снабжение Советских Вооружённых Сил» начала 60-х, раздел «В часы досуга». Комментарии скринятся до завтра.