Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Categories:

Origins of eine Panzer-Division

Конспективные выписки из книги Маркуса Пёльманна (Markus Pöhlmann) Der Panzer und die Mechanisierung des Krieges: Eine deutsche Geschichte 1890 bis 1945 (2016), глава Der Aufbau der Panzerwaffe 1929-1935.

Впервые танковые войска на военной штабной игре появляются в 1932-м году. По заданию Польша нападает на Германию, у последней же имеется шесть танковых батальонов. Впрочем, батальоны распределялись как армейские части и в дальнейшем ходе оборонительного сценария участия не принимали. В командирской поездке того же года рассматривался вариант войны с Францией, в котором обе стороны располагали танковыми батальонами, но снова с минимальной ролью.

В сценарии 1933 года (Польша воюет с СССР; Франция, чтобы прикрыть польский тыл, вторгается в Германию) у немцев имелось 12 танковых батальонов, у французов – 40. Столь высокий уровень механизации никак не влиял на порядок наступления французов, который остался обычным. На польском фронте у обеих сторон было по четыре танковых батальона.

В полевой поездке 1935 года в сценарии войны с Чехословакией у немецкой стороны были уже три танковые дивизии. В большинстве решений их объединяли в один корпус для контрудара по чехословацким войскам, наступающим в Баварии. Один из вариантов предлагал удар из Саксонии в глубокий тыл на территории противника – через восточную оконечность Рудных гор на Пльзень. Ситуацию проиграли 13 июня (контрудар проводили не с севера, а с юга, из Верхнего Пфальца) и прорыв, по мнению посредников, завершился успехом. Правда, несколько недель спустя начальник Генерального штаба сухопутных войск Бек дополнительно лично изучил место прорыва и поменял своё мнение. На его взгляд, наступление не было достаточно подготовлено и, в частности, форсирование реки представляло бОльшую преграду, чем предполагалось. Помимо этого, он критично отнёсся к решению использовать танковые соединения в первом эшелоне, считая, что сначала подготовленную оборону должна прорывать пехота при поддержке артиллерии и специально приданных танковых частей, после чего в прорыв вводить танковый корпус. Только позднее Бек пересмотрел свои взгляды на необходимые условия успешного прорыва.

Фолькхайм, написав книгу «Танки в современной войне» («Der Kampfwagen in der heutigen Kriegführung», 1924), достиг своего пика. Все его более поздние работы представляли собой компиляции своих собственных трудов и основывались только на личном военном опыте 1918 года. Тем самым к началу 30-х он уже не представлял интереса для начавшейся фазы формирования доктрины и разработки новой организации.

Генерал-майор Эрих Петер, бывший начальник штаба In 6 (Автотранспортная инспекция, Inspektion der Kraftfahrtruppen) написал в 1932 году несколько исследований по танковым конструкциям в 1918 году, но в особенности он интересовался вопросами развития противотанковой обороны.

Гудериан начал свои собственные разработки по танковым войскам не ранее 1929-1930 гг.

В октябре 1929 года Герхард Питер фон Цецшвиц сделал вывод в опубликованной в «Deutschen Wehr» статье: «Танковые части должны снять вериги оружия поддержки и, усиленные вспомогательными подразделениями, превратиться в отдельный род войск, схожий с ударной кавалерией прошлого».

В это же время был поднят вопрос о возможной структуре. Майор фон Радлмайер утверждал, что «танковая дивизия» (Kampfwagen-Division) должна существовать уже в мирное время. В феврале 1931 года (Militär-Wochenblatt. 1931. № 31) подполковник фон Ведель впервые предложил организацию отдельной танковой бригады.

[Эту статью под названием «Применение отдельного бронесоединения» опубликовали в советском журнале «Механизация и моторизация армии» (1931. № 4-5).



В 6-м номере журнала за тот же год некто Ноздрунов в статье «Организация артиллерии крупного мотомеханизированного соединения» писал «За основу возьмем схему механизированной бригады № 2 германской армии, напечатанную в «Красной звезде» от 16 марта за № 73. Сокращенно схема представляется в следующем виде (схема 1)».]



В 1933 году Вальтер Неринг в разработке тактической задачи № 8 «Танковая бригада в рамках кавалерийского корпуса» (напечатано в Militär-Wochenblatt) предложил свою структуру. Позднее, в «Истории немецких танковых войск» он утверждал, что его соединение примерно соответствовало более поздним танковым дивизиям. Бригада состояла из танкового полка, разведывательного отряда, моторизованного артиллерийского дивизиона, сапёрных и тыловых подразделений, но без противотанковых и мотопехотных частей (роль пехоты выполнял спешенный кавалерийский полк).

В 1934 году, на фоне баталий «а не пора ли убрать кавалерию в чулан?», в печати выступил полковник Морис фон Фабр дю Фор (Faber du Faur), командир 8-го (Прусского) кавалерийского полка. Его статья была посвящена оперативной разведке, в которой он, основываясь на опыте французских манёвров, считал, что моторизованные части не могут в полной мере выполнить классические задачи армейской кавалерии. Вместо этого он предлагал создать кавалерийский корпус, состоящий из двух кавалерийской и одной танковой дивизий. Это был первый пример в немецкой печати, когда танковая дивизия становилась частью крупного соединения на постоянной основе. Дивизия, по мысли Фабр дю Фора, состояла из танкового полка (три батальона), лёгкого артиллерийского дивизиона, сапёрного батальона и батальона связи.



В том же году вышла Шарля де Голля «Профессиональная армия» («Vers l’armee de metier»), которую заметили в немецкой прессе (перевод появился год спустя). Приведённая в ней структура танковой дивизии выглядела следующим образом: танковая бригада (500 средних и тяжёлых танков), пехотная бригада, разведывательный отряд, артиллерийская бригада, авиаэскадрилья для дальней разведки и инженерно-тыловые подразделения. Взгляды де Голля подверглись критике, но не за предполагаемое использование танковых войск, а за профессионализацию армии, которую считали «зектовщиной» (Seeckt'sche). В то же время эта книга являлась примером, на который можно было ссылаться как на зарубежные достижения в плане организации войск.

Наконец, опять в 1934 году, появилась книга австрийского генерала артиллерии в отставке Людвига фон Аймансбергера «Танковая война» («Der Kampfwagenkrieg»). В ней рассматривались две организационные структуры: танковая дивизия (Kampfwagendivision) и быстрая дивизия (Schnellen Division). Первая, соответственно, состояла из двух танковых бригад (по четыре танковых батальона), егерской бригады, разведывательного бронедивизиона, артиллерийского полка, выполнявшего роль противотанковой и зенитной обороны. Так же имелись сапёрные, связные и тыловые подразделения, как и авиачасть с разведывательными и ударными самолётами. Но прорыв фронта должны были выполнять отдельные танковые бригады с пехотой, после чего в брешь вводилась танковая дивизия. Во втором издании (1938 года) структура танковой дивизии поменялась: вместо двух танковых бригад появились два танковых полка (по три батальона); егерская бригада стала бронестрелковой бригадой примерно той же численности; артиллерийский полк приобрёл обычные черты.



Степень влияния Аймансбергера на строительство немецких танковых войск по-прежнему остаётся под вопросом. Как и де Голль, он претендовал на свою долю славы. Ему довелось увидеть успехи грозных панцерваффе и в письме от 17 июля 1940 г. в Управление кадров сухопутных войск (Heerespersonalamt) в связи с отправкой в запас он написал: «Я знаю, что даже в цивильной одежде останусь создателем немецкой танковой тактики, так что могу заявить о некоторых личных заслугах в связи с огромными успехами немецких войск на Западе». В определённом смысле достижения Аймансбергера не были признаны вермахтом. Гудериан сначала даже не упоминал австрийца в своих мемуарах и сделал это только в четвёртом издании после письма сына Аймансбергера. Современный биограф австрийского генерала Вольфганг Загмайстер (Wolfgang Sagmeister) даже предположил, что Гудериан изучил рукопись книги ещё в издательстве осенью 1933 года и позаимствовал оттуда структуру танковой дивизии (помимо обвинений в плагиате для своей книги «Внимание, танки!» («Achtung — Panzer!», 1937)).

Но в целом эти претензии не выглядят особо убедительными на общем фоне. Генезис немецкой танковой дивизии начинается как минимум в 1929 году, прослеживается по многим германским и зарубежным разработкам, как принятым, так и отвергнутым и сложно выделить какого-то одного автора персонально. Скорее, Аймансбергер был первым из немецкоговорящих авторов, предложившим убедительный военно-научный анализ танкового оружия. [Ср. с: «В трудах Фуллера, Секта, Лиддель-Гарта, Моретта, Мартеля, Хейгля, Митчеля и Голл мы не найдем такого анализа сражений прошлого, как у Эймансбергера».]

Но что примечательно, структуру танковой дивизии как общевойскового соединения (а не (почти) чисто танкового), озвучили кавалерист, француз и австриец.

Гудериан начал продуктивно выступать в прессе по танковым вопросам с 1935 года, когда уже всё было решено и вот-вот должны были появиться первые немецкие танковые дивизии. Но предполагается его более раннее негласное влияние, как начальника штаба автотранспортной инспекции, на издание книг де Голля и Аймансбергера и появление ряда анонимных статей в прессе, усиливавших позиции «танкистов».

В самой инспекции работа тоже не стояла на месте и в 1933 году задумали сформировать экспериментальное соединение (Versuchsverband) из разведывательного отряда, танкового полка (два батальона), егерского батальона или моторизованного кавалерийского полка и артиллерийского дивизиона. Так как момент формирования относился до 1 октября 1935 года, то он в целом коррелировал с планами Управления сухопутных войск от декабря 1933 года сформировать к июню 1934 года по одному танковому полку для каждого из трёх военных округов (Gruppenkommando) и танковое соединение с одним танковым полком в качестве средства РГК (Heerestruppe).

Танковое соединение (Panzerverband) состояло из танкового полка (два батальона по три лёгких и одной средней роты), стрелкового батальона, разведывательного отряда, артиллерийского дивизиона, противотанковой роты, зенитного дивизиона, роты связи, сапёрной роты и дорожно-мостовой колонны. В течение зимы 1933/34 эту структуру переработали и в марте 1934 года вместо неопределённого Panzerverband появилась Panzerdivision. На этот раз она состояла из танковой бригады (по два полка из двух батальонов каждый), лёгкой бригады (лёгкий стрелковый полк и мотоциклетно-стрелковый батальон), разведывательного отряда, лёгкого артиллерийского дивизиона, противотанкового дивизиона, батальона связи и сапёрной роты.

В октябре того же года Управление сухопутных войск представила структуру «экспериментальной танковой дивизии 1934/35» («Versuchs-Panzerdivision 1934/35»), которая отличалась от предыдущей только усилением артиллерии до полка.





У концепции танковой дивизии было много отцов. Но среди них находятся не только отдельные публицисты вроде Аймансбергера и энтузиасты из Автотранспортной инспекции. К ним может быть причислено и высшее военное руководство, которое положительно восприняло соображения о ведении оперативной танковой войны (operativen Panzerkriegführung) и создало три танковые дивизии в тот период, когда не хватало ни техники, ни полевого опыта (за исключением единственного крупномасштабного учения).


Ещё пара слайдов из книги Томаса Дженца Panzertruppen 1933-42. Они более подробные по сравнению с предыдущими двумя:



Tags: 1918-1941, Военная теория, Танки
Subscribe

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (IV)

    ШТАБНЫЕ ДОКУМЕНТЫ В заключение прилагаем различные формы боевых документов для частей, ведущих контрбатарейную борьбу. Большинство этих документов…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (III)

    5. БОРЬБА С АРТИЛЛЕРИЕЙ В НАСТУПЛЕНИИ Во время артиллерийской подготовки все средства наземной разведки ведут усиленное наблюдение, чтобы выявить…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (II)

    4. ПОДГОТОВКА БОРЬБЫ С АРТИЛЛЕРИЕЙ Ведение контрбатарейной борьбы слагается из подготовительного периода, пристрелки и подавления. Подавление при…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments