Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Categories:

А. М. Самсонов: Сейчас я согласен, что выпускать книгу не надо было бы… (II)

А. Я. Пельше. Послушаем т. Петровского.

Л. П. Петровский. Я полностью «скомпрометирован» и хочу сказать, что дальнейшая моя «компрометация» не должна отразиться на судьбе книги товарища Некрича. Прежде всего о том унизительном семичасовом допросе, который мне пришлось выдержать в КПК при ЦК КПСС 6 и 8 июня с. г. Оскорбления, угрозы, требования: 1) признать книгу Некрича порочной и вредной; 2) признать свое выступление неправильным; 3) признать выступления товарищей на дискуссии неправильными и даже голосами другого лагеря; 4) высказать свое отношение к краткой записи.

Член КПК. Почему вы называете это допросом?

Л. П. Петровский. Потому что я был предупрежден, что вопросы задают партследователи, а я должен на них отвечать.

О моем выступлении на дискуссии. Считаю его принципиально партийным, правильным. Считаю, что при Ленине началась борьба с фашизмом и был создан антифашистский фронт, а при Сталине он был разрушен. В подтверждение я цитирую:

«Идеологию гитлеризма, как и всякую другую идеологическую систему, можно признавать или отрицать, это — дело политических взглядов. Но любой человек поймет, что идеологию нельзя уничтожить силой, нельзя докончить с ней войной. Поэтому не только бессмысленно, но и преступно вести такую войну, как война за уничтожение гитлеризма».

Вы только послушайте: «преступно вести... войну, как войну за уничтожение гитлеризма».

Я называю автора — Вячеслав Михайлович Молотов. Даю источник — газета «Правда» от 1 ноября 1939 г.

И еще: «Надо признать, что в нашей стране были некоторые близорукие люди, которые увлекались упрощенной антифашистской агитацией». Тот же автор и тот же источник.

К. Н. Гришин. Молотов исключен из партии, о нем нечего говорить.

Л. П. Петровский. Он исключен из партии за уничтожение честных людей, а не за проведение внешней политики, которая до сих пор обеляется. В частности, есть о нем фальсификация и в книге Бережкова «С дипломатической миссией в Берлине»(4).

Что же было создано Лениным и разрушено Сталиным? Я снова цитирую:

«Мы видели, каким образом фашизм, как наиболее ожесточенная форма буржуазной реакции, как наиболее ожесточенная форма буржуазной диктатуры, продолжается в Италии, как он растет упорно и настойчиво в Чехословакии, как он укрепляется под руководством национал-социалистической партии, под руководством Гитлера в Германии, как он в целом ряде стран начинает выступать ...., начинает применять свои обычные методы и забирать власть в свои руки. Фактически путем фашистского террора Муссолини добился того, что загнал коммунистическую партию и коммунистический союз молодежи в подполье».

Я называю автора — Петр Григорьевич Петровский. Это мой отец. Он был членом бригады Красной гвардии по охране В. И. Ленина, комиссаром всей Чапаевской дивизии, главой героической обороны г. Уральска и руководителем советского и мирового комсомола при Ленине. Он сделал немало в области антифашистской борьбы. Я называю дату его выступления и даю источник — июнь 1923 г. Протоколы III конференции РКСМ. И это за 10 лет до прихода Гитлера к власти (Третья Всероссийская конференция РКСМ. 25—30 июня 1923 года. Стенограф, отчет. М.— Л., 1929, с. 42).

Я утверждаю, что борьба с фашизмом началась при Ленине, и на III и IV конгрессах Коминтерна под руководством Ленина были выработаны резолюции о международном фашизме и тактике единого антифашистского фронта.

С. О. Постовалов. Это никто не отрицает.

Л. П. Петровский. Нет, это отрицают. Антифашистская деятельность Ленина предается забвению.

О книге товарища Некрича. Я считаю ее честной и партийной, которая голосует за то, чтобы трагедия 1941 г. не повторилась. Она проникнута борьбой за осуществление линии XX и XXII съездов партии, подтвержденных XXIII съездом партии и тезисами ЦК КПСС к 50-летию Советской власти, где дается суровая и справедливая оценка культу личности и массовым репрессиям.

К. Н. Гришин. Там отмечены заслуги Сталина в годы Великой Отечественной войны.

Л. П. Петровский. Я не видел этого и не обладаю даром читать между строк.

Н. А. Муравьева. Откуда Вы взяли цифру, что было уничтожено 20% середняка?

Л. П. Петровский. Я называю источник. Учебник «История СССР. (Эпоха социализма)», 1957 года издания.

Член КПК И. Д. Компанец. Почему Вы говорите о нарушениях кооперативного плана Ленина? Вы что, специалист во всех областях?

Л. П. Петровский. Нет, я не специалист во всех областях, но перечитал немало книг и статей на эту тему. Считаю, что зерновое хозяйство — основа нашей экономики. Извращения при проведении коллективизации отразились на развитии сельского хозяйства, животноводческой базы. Отдача была не та. Экономика, промышленность развивались не теми темпами. Следовательно, к войне мы пришли подготовленными не так, как следовало, как могли бы.

Товарищ Сдобнов говорил здесь о том, что т. Некрич пишет в одной книге — одно, а в другой — другое, и тут же ставился вопрос о научной честности. Простите, а разве т. Сдобнов сам отличается научной честностью? Если сравнить его кандидатскую и докторскую диссертации, то это совершенно противоположные книги. В кандидатской диссертации т. Сдобнов восхваляет Сталина, а в докторской уже выступает против Сталина. Как же понимать такую научную честность?

Я был потрясен тем, что при допросе партследователи обвинили меня в озлобленности против Советской власти, в антисоветском выступлении на дискуссии, а в заключение беседы заявили, что были бы счастливы, если бы их имена в истории стояли рядом с именем Сталина. Криминалом, предъявленным мне, было также и то, что я все время выступаю против Сталина. Из четырех моих выступлений на дискуссиях (есть и стенограммы) я всего один раз выступал против Сталина. В трех дискуссиях я ни разу не назвал даже имени Сталина. Все мои выступления на дискуссиях были положительно отмечены Маршалами Советского Союза, генералами, старыми большевиками, советской печатью. Дважды положительно отмечались «Военно-историческим журналом».

Но я не считаю, что выступления против Сталина и его критика являются криминалом. Не полуправда, а только полная правда о преступлениях Сталина и его окружения могут породить то чувство, то движение и общественное негодование, которые навсегда уничтожат и сделают невозможным повторение новых культов и нового произвола.

Я удивлен тем, что при «беседе» партследователи стучали кулаками и называли выступления товарищей на дискуссии голосами чужого лагеря. В общественном сознании существует две тенденции: одна — идеологическая, другая — познавательная. Прежде чем давать идеологическую оценку, привешивать ярлык, надо познать явление, изучить процесс. Я был удивлен, что товарищи Гладнев и Сдобнов с пренебрежением говорят о мемуарах наших полководцев, на которые ссылается Некрич, заявляют о том, что мемуары не исторический источник. С каких это пор мемуары перестали быть историческим источником? А воспоминания В. И. Ленина или И. В. Бабушкина — разве это не исторический источник? Да и воспоминания последнего фашиста — это тоже исторический источник, ибо это предмет для изучения, для исследования.

[И. Д. Компанец]. Как подходить к источникам?

Л. П. Петровский. С марксистским анализом подходить и давать марксистскую оценку.

Я не вижу криминала в том, что т. Некрич использовал из 260 источников 166 иностранных. С каких это пор ссылки на иностранные источники стали криминалом? Ведь для того, чтобы показать агрессивные заговоры против СССР, показать, что сплачивало наших врагов и что разъединяло, показать весь внутренний механизм, внутреннюю вражескую механику подготовки войны, — для этого и надо использовать иностранные источники, ибо в наших это не нашло отражения или отражено неверно.

Р. Е. Мельников. Почему Вы до сих пор не дали письменного объяснения?

Л. П. Петровский. Мне действительно было предложено дать письменное объяснение. Притом было предложено это сделать в тот же день, когда проходила «беседа». Я считаю, что этот вопрос серьезный, научный и требует времени. Перегрузка на работе, иногда приходится работать [с 10 утра], до 8, а то и 11 часов вечера...

Я считаю, что книга Некрича имеет право на существование.

С. О. Постовалов. Книгу никто не запрещал.

Л. П. Петровский. Книга получила до сих пор лишь положительную оценку, в том числе и на дискуссии в НМЛ. Я категорически отвергаю обвинения меня в том, что я автор краткой записи. Я сидел в первом ряду — это видели генерал-майор Болтин и профессор Деборин, которые могут подтвердить. Я никаких записей не вел.

Скажу откровенно, что если бы вел запись, то она была бы более подробная и правдивая.

К. Н. Гришин. Вы читали эту запись?

Л. П. Петровский. Нет, не читал. Партследователи утверждают, что она соответствует действительности, т. е. тому, что было в зале.

Мое отношение к этому. Дискуссия была открытой, там было много беспартийных, некоторые из них выступали. Писали в зале многие. Контрреволюционных и антисоветских речей я там не слышал, а поэтому эти записи (если они, конечно, соответствуют действительности) имеют право на существование. Как и книга Некрича, выступления товарищей на дискуссии были проникнуты одним желанием — чтобы трагедия произвола культа личности и трагедия Великой Отечественной войны не повторились...

[К. Н. Гришин]. Вы неправильно выступали в НМЛ.

Л. П. Петровский. Нет, правильно. Вы можете считать, что я нахожусь по данному вопросу в заблуждении, я буду считать, что заблуждаетесь вы...

Выступают тт. Гладнев и Сдобнов(5) [... ]

…Л. П. Петровский. Я считаю, что продолжаю дело своей семьи, которая отдала четыре прекрасные жизни борьбе за коммунизм: Г. И. Петровского, похороненного у Кремлевской стены, П. Г. Петровского — героя Гражданской войны, Л. Г. Петровского — героя Великой Отечественной войны, Д. Ф. Петровской — видной деятельницы революционного движения в России.

Мой скромный вклад в строительство коммунизма — это 30 моих статей, опубликованных в центральной, партийной прессе (10 из них помещены газетой «Красная звезда» в отмечены как лучшие в номерах), а также моя книга «Годы грозовые». Расшифровываю: «Ленин и Коммунистическая партия — организаторы побед Красной Армии на Уральском участке Восточного (Туркестанского) фронта. Март 1918—апрель 1920 гг.». Все это служит славному делу воспитания нашей молодежи в духе революционных традиций. Считаю, что живу на Земле для того, чтобы сделать жизнь наибольшего числа людей счастливой...

А. М. Некрич. Я потрясен тем, что было сказано. Могу сказать одно: когда я писал книгу, я исходил из патриотических чувств. Все, что сказано, я должен осмыслить и обдумать. В партию я пришел не случайным человеком, вступил в партию на фронте. Вот что я могу сказать […]

А. М. Самсонов […] Я исхожу из тех позиций, которые здесь высказаны. Сейчас я согласен, что выпускать книгу не надо было бы…

РЦХИДНИ, ф. 589, оп. 3, д. 8139, т. 1, л. 114, 118; 154—195. Подлинник.


РЕШЕНИЕ
Комитета Партийного Контроля

Протокол № 780 п. с. от 28 июня 1967 г.

О серьезных политических ошибках в книге А. М. Некрича «1941. 22 июня» и фактах непартийного поведения некоторых коммунистов при ее обсуждении.

Проверив обстоятельства, связанные с изданием и обсуждением книги А. М. Некрича «1941. 22 июня», а также с передачей тенденциозно составленной «Краткой записи» ее обсуждения за границу, Комитет Партийного Контроля при ЦК КПСС постановляет:

1. Исключить, из членов КПСС Некрича Александра Моисеевича (член КПСС с марта 1943 г., партбилет № 00158709) за преднамеренное извращение в книге «1941. 22 июня» политики Коммунистической партии и Советского правительства накануне и в начальный период Великой Отечественной войны, что было использовано зарубежной реакционной пропагандой в антисоветских целях.

2. Объявить выговор с занесением в учетную карточку т. Самсонову Александру Михайловичу (член КПСС с марта 1943 г., партбилет № 00008377) — директору издательства «Наука» АН СССР за выпуск политически вредной книги А. М. Некрича «1941. 22 июня».

3. Обратить внимание т. Болтина Е. А. — зав. Отделом истории Великой Отечественной войны Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС и т. Тельпуховского Б. С. — его заместителя — на серьезные недостатки, допущенные ими при организации и проведении обсуждения книги А. М. Некрича «1941. 22 июня».

4. Считать необходимым провести дополнительную проверку фактов неправильного поведения ряда других коммунистов во время обсуждения книги «1941. 22 июня» и результаты проверки обсудить на заседании КПК при ЦК КПСС.

5. Поручить МГК КПСС проверить работу парторганизации Института истории АН СССР [и оказать ей необходимую помощь в улучшении идейно-политического воспитания коммунистов и всего коллектива и в повышении их ответственности за порученное дело.

Председатель Комитета Партийного
Контроля при ЦК КПСС
А. Пельше

РЦХИДНИ, ф. 589, оп. 3, д. 8139, т. 1, л. 235—236. Подлинник.


ИЗ РЕШЕНИЯ КОМИТЕТА ПАРТИЙНОГО КОНТРОЛЯ

Протокол № 816 п. 3 с от 2 августа 1967 г.

О тов. Петровском Леониде Петровиче (член КПСС с марта 1962 г., партийный билет № 10037805)

[…] Проверкой установлено, что во время обсуждения книги А. М. Некрича «1941. 22 июня» в Институте марксизма-ленинизма при ЦК КПСС некоторые выступавшие, несмотря на тенденциозный, политически вредный характер книги, занимались ее восхвалением, усугубляли содержащиеся в ней ошибочные позиции и доходили до грубых антисоветских измышлений. Под флагом критики культа личности они возводили клевету на советскую действительность, искажали политику Коммунистической партии и Советского правительства накануне и в начальный период Великой Отечественной войны. Неверные в научном и политическом отношении заявления участников дискуссии стали достоянием троцкистской и буржуазной печати и послужили поводом для клеветнических нападок на Советский Союз и Коммунистическую партию со стороны зарубежной реакционной пропаганды.

Совершенно нетерпимым было выступление младшего научного сотрудника Музея В. И. Ленина т. Петровского Л. П. Он не только не осудил вредные высказывания некоторых участников дискуссии, но и сам допустил грубое извращение политики нашей партии по преодолению последствий культа личности, а также необоснованно утверждал, будто после смерти В. И. Ленина были преданы забвению ленинские идеи борьбы с фашизмом и ленинский кооперативный план.

Во время партийной проверки т. Петровский Л. П. не дал принципиальной оценки своему неправильному выступлению, вел себя неискренне, грубо нарушил партийную дисциплину.

Комитет Партийного Контроля при ЦК КПСС постановляет:

За безответственное, политически ошибочное выступление т. Петровского Л. Е. во время обсуждения книги А. М. Некрича «1941. 22 июня» и за нарушение партийной дисциплины объявить ему строгий выговор с занесением в учетную карточку. Предупредить т. Петровского Л. П., что в случае неправильного поведения в дальнейшем он может поставить себя вне рядов партии.

Первый заместитель Председателя
Комитета Партийного Контроля при ЦК КПСС

подпись К. Гришин

РЦХИДНИ, ф. 589, оп. 3, д. 8139, т. 6, л. 24—25. Подлинник.


ПРИМЕЧАНИЯ

1. Пельше А. Я. (1899—1983) — участник Октябрьской революции гражданской и Великой Отечественной войн. Член КПСС с 1915 г. В 1959—1966 гг. — первый секретарь ЦК КП Латвии. С 1966 г.— член Политбюро ЦК, председатель Комитета Партийного Контроля при ЦК КПСС.

2. Поспелов П. Н. (1898—1979) — участник Октябрьской революции, гражданской и Великой Отечественной войн. Член КПСС с 1916 г., член Президиума ЦК КПСС в 1957—1961 гг. в 1940—1949 гг. — ответственный редактор газеты «Правда». Академик АН СССР (1953). В 1949—1952 гг. и в 1961—1967 гг. — директор Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС.

3. Самсонов А. М. (1907—1992) — участник Великой Отечественной войны. Член КПСС с 1943 г. Директор издательства «Наука» (1961—1970). Академик АН СССР (1981). В 70-е—80-е годы работал старшим научным сотрудником, главным научным сотрудником, советником при директоре Института истории АН СССР.

4. Речь идет о книге: Бережков В. М. С дипломатической миссией в Берлин. 1940—1941 — Тегеран, 1943. Ташкент, 1971.

5. Данные выступления опущены в целях сокращения объема публикации. С. И. Сдобнов, заявив, что считает выступление Л. П. Петровского «грубой клеветой, направленной на дискредитацию партийных работников», отметил, что беседа с ним «носила совершенно спокойный, товарищеский характер». Член КПК И. Ф. Гладнев поддержал эту оценку. Каких-либо конкретных научных проблем они не затрагивали. Опущен также ответ им Л. П. Петровского.

Кентавр. 1994. № 5 (сентябрь—октябрь).
Tags: 1918-1941, ВОВ, Вопросы истории КПСС, Книги, Современность, журналы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment