Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Categories:

Легко утратить, да трудно восстановить (II)

Не способствовал разработке и производству танков в начале 1930-х годов и мировой финансовый кризис, отразившийся на Великобритании. Затраты на сухопутные войска в 1933 году были сокращены до наименьших за межвоенные годы показателей — 35,9 млн фунтов(50), с учётом инфляции опустились ниже довоенных(51). Расходы на гусеничную бронетехнику, заложенные в оборонный бюджет, опустились до 309 тыс. фунтов. Десятилетнее правило, сдерживавшее развитие вооружённых сил, в 1933 году было отменено, но при этом оговорено, что его отмена — не повод для увеличения военных расходов ввиду тяжести экономического кризиса(52). В 1930-е годы в британских вооружённых силах был установлен так называемый гнёт казначейства. Оно получило право одобрять или отклонять программы перевооружения. Масштабы производства танков упали по сравнению с 1920-ми годами. В 1934 году казначейство санкционировало заказ 28 лёгких танков Mk. IV, разделив его на равные части между заводом Vickers-Armstrong Ltd и Королевским арсеналом в Вулвиче(53), чтобы поддержать их. В этих условиях финансирование разработок новых танков практически остановилось. Выделявшиеся на них суммы колебались от 22,5 тыс. до 93,75 тыс. фунтов в год, а выпуск одного опытного образца в среднем обходился в 29 тыс. фунтов. Нехватка средств привела к передаче разработок двум предприятиям — Vickers-Armstrong Ltd и Королевскому арсеналу в Вулвиче, которые могли содержать лишь малый штат конструкторов. Ежегодно выделявшихся средств едва хватало для этих подрядчиков. Заинтересовать другие фирмы, не дав гарантии заказов, было невозможно(54). В этих условиях ведущий британский инженер, технический директор Vickers-Armstrong Ltd и создатель популярных в мире образцов английской бронетехники Дж. Карден даже предлагал совсем отказаться от разработки новых танков(55).
_________________
50. United Kingdom Public Spending.
51. Higham R. Armed Forces in Peacetime: Britain 1918—1940. London: Anchor Books, 1962. P. 326, 327.
52. Barnett C. The Collapse of British power. London: Faber & Faber, 2011. P. 301.
55. Reports 1—6. First Report, 1934. 1934. 15 Dec. // NAG В PRO. WO 194/57. P. 2.
54. General and warlike stores: Tanks (Code 45(E)): Tank situation: Progress reports. 1936. 19 October // NAG В PRO. WO 32/4441. P. 3.
55. Coombs B. British Tank Production and the War Economy, 1934—1945. New-York: Bloomsbury Academic, 2013. P. 101.



Наряду с финансовым гнётом опосредованно мешало созданию новых танков и английское законодательство. В середине 1920-х годов в Великобритании был существенно повышен налог на большие и мощные грузовые автомобили, что привело к падению спроса на эту технику. Частные лица и предприятия предпочитали покупать несколько небольших грузовых автомобилей, налоги на которые суммарно были меньше, чем на один большой(56). Это привело к переориентации предприятий на разработку такой техники и узлов для неё. Хотя ряд зарубежных исследователей полагают, что британская автомобильная промышленность не влияла на разработку и производство танков, т.к. для них не применялись комплектующие гражданских автомобилей(57), нельзя отрицать, что разработки в гражданском автомобилестроении определяли инженерный и производственный подход к проектированию и изготовлению военной техники, а также влияли на смежные области — металлургию и химическую промышленность, особенно при огромной разнице в количестве выпущенных боевых и гражданских машин. В таких условиях для выживания компании конструкторы были вынуждены сконцентрироваться на гражданской продукции, отодвинув военную на второй план. В результате у промышленности не было оборудования для производства тяжёлой боевой техники, конструкторы не получали опыт разработки узлов и агрегатов для неё. Примером может послужить попытка создания британской промышленностью среднего танка с двумя автомобильными двигателями, т.к. мощность доступных для производства моторов была недостаточна. Британские и позже советские военные, осмотрев экспериментальный танк, сочли проект «мертворождённым»(58). От него отказались из-за отсутствия покупателей.

В масштабной программе перевооружения 1936 года, представленной начальником ИГШ фельдмаршалом С. Девереллом и подписанной военным министром Д. Купером, говорилось о полном провале программы создания средних танков, а появившиеся крейсерские (кавалерийские, более быстроходные, чем другие, за счёт меньших веса, толщины брони, вооружения) и пехотные танки тогда ещё не сошли с чертёжной доски или были опытными образцами, страдавшими многими «детскими болезнями», вызванными тем, что простое «масштабирование» узлов, разработанных для лёгкой техники, при создании агрегатов для тяжёлой приносило неутешительные результаты.

Разработанный двенадцатью годами ранее средний танк Medium Mk. II к тому времени был устаревшим. Единственным доступным для заказов и производства был лёгкий танк Light Tank Mk. VIA, который начальник ИГШ именовал лучшим в мире(59).
_________________
56. Ibid. P. 13.
57. Postan M., Hay D.M., Scott J.D. Design and Development of Weapons: Studies in Government and Industrial Organisation. London: Stationery Office Books, 1964. P. 239.
58. РГВА. Ф. 31811. Оп. 1. Д. 245. Л. 207, 208.
59. General and warlike stores: Tanks (Code 45(E)): Tank situation: Progress reports. 1936. 19 October // NAG В PRO. WO 32/4441. P. 5.



В условиях начавшегося в 1935 году в Великобритании перевооружения в ответ на объявление Германии о существовании люфтваффе(60) основное финансирование, как и прежде, направляли на нужды Королевских ВВС и флота. Видимо, в отличие от официального объявления о гитлеровских ВВС британское политическое и военное руководство «не впечатлил» подписанный А. Гитлером 16 марта 1935 года «Закон о создании вермахта»(61). Перевооружение английских сухопутных войск началось с опозданием, а танковые войска получили нужное финансирование лишь в 1937 году. Сухопутным войскам были выделены 63 млн фунтов(62). Большая их часть ушла на перевооружение других родов войск. На механизацию отводилась рекордная сумма — 6,3 млн фунтов, но почти вся она предназначалась артиллерии и пехоте(63).

Сторонники танков критиковали это решение(64). Вместе с тем у армии не было выбора бронетанковой техники. Кроме лёгкого танка Mk. VIA, промышленность ничего предложить не могла. После прекращения в 1932 году разработки среднего 16-тонного танка начали разработку более дешёвых танков А7, А9 и А10. Их опытные образцы военные оценивали как неудовлетворительные из-за множества ошибок проектирования, малой мощности двигателей, низкой скорости либо слабого бронирования, считали, что ни одна из этих моделей не будет готова к производству до 1938 года. Опытная модель двухместного танка, известная как А11, или пехотный танк Mk. I, требовала множества доработок(65). Крах программы создания английского среднего танка официально признал помощник директора по механизации в военном министерстве, будущий командующий Королевским бронетанковым корпусом (с декабря 1940 г.), в то время полковник(66) Ж. Мартель. В 1937 I оду на конференции командного состава вооружённых сил в Лондоне он заявил, что крейсерские и пехотные танки всё ещё находились в стадии доработки, английская промышленность так и не смогла создать средний танк с приемлемыми характеристиками, предложив военным полагаться на «лучшие в мире» британские лёгкие танки(67).
_________________
60. McDonough F. Neville Chamberlain, appeasement and the British road to war. Manchester: Manchester University Press, 2010. P. 40.
61. Gesetz fur den Aufbau der Wehrmacht. Vom 16. Marz 1935 // Documentarchiv.de: www.documentarchiv.de.
62. United Kingdom Public Spending.
63. Harris J.P. Men, ideas and tanks: British military thought and armoured forces, 1903—1939. Manchester: Manchester University Press, 1995. P. 237.
64. The Times. 1937. 5 March.
65. General and warlike stores: Tanks (Code 45(E)): Tank situation: Progress reports. 1936. 19 October // NAGB PRO. WO 32/4441. P. 4.
66. Ж. Мартель, c 1939 г. — генерал-майор, c 1942 г. — генерал-лейтенант. См.: Giffard Le Quesne Martel // Интернет-ресурс: www.gracesguide.co.uk; Мартель Жиффар — биография // Интернет-ресурс: pomnipro.ru.
67. РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 657. Л. 74—81.



В конце 1937 года военное министерство приняло решение о закупке 526 новых лёгких танков VIB и крейсерских А9 Mk. I(68). Спустя несколько месяцев, в 1938 году, на фоне аншлюса Третьим рейхом Австрии и чехословацкого кризиса межведомственный комитет казначейства одобрил масштабную программу перевооружения британских танковых войск. Предполагалось закупить сотни новых танков, доведя их общее количество до 2256, включая резервы, в т.ч. 1331 лёгкий танк, 585 крейсерских, включая новые А13 с подвеской Кристи(69), 340 пехотных Mk. I(70). Но одобрение закупки и выделение денег не означали начала производства. В условиях перевооружения в преддверии возможной войны промышленные мощности были заняты преимущественно заказами для ВВС и флота по нескольким причинам. Во-первых, их перевооружение началось раньше, чем сухопутных войск. Во-вторых, заказы для ВВС и флота, по мнению правительства и военных, были более значимы для безопасности империи и метрополии, поэтому приоритетны для промышленности(71). В-третьих, эти заказы для частных предприятий были гораздо прибыльнее, чем выпуск бронетехники, и в условиях массовой закупки вооружения нехватки заказов заводы не испытывали. У частных предприятий танк Medium Mk. IA был на 2000 фунтов дороже, чем у Королевского арсенала в Вулвиче. Правительство соглашалось на такую переплату(72), но даже она не сделала производство броневой стали для танков привлекательной на фоне заказов флота на неё. Предприятия отказывались от производства танков либо принимали заказы, ставя их «в конец очереди» и откладывая выполнение на годы. По воспоминаниям Ж. Мартеля, «Королевский арсенал в Вулвиче полностью работал лишь с флотом и ВВС, имеющими приоритет над требованиями армии»(73). К лету 1936 года он смог передать КТК 12 из 14 заказанных два года назад лёгких танков(74), к тому времени морально устаревших в связи с принятием на вооружение лёгкого танка Mk. VI(75). Военное министерство в докладах 1936 и 1938 гг. сообщало, что не может заинтересовать заказами на танки производителей, кроме Vickers-Armstrong(76).
_________________
68. Reports 1—6. Fourth Report of the Mechanization Board. 1937. 12 Dec. // NAGB PRO. WO 194/57. P. 7.
69. Подвеска американского конструктора Д.У. Кристи. См.: Джон Уолтер Кристи и его танки // Военное обозрение. 2014. 26 сентября. Интернет-ресурс: topwar.ru.
70. General and warlike stores: Tanks (Code 45(E)): Tank situation: Progress reports. 1938. 2 May // NAGB PRO. WO 32/4441. P. 7.
71. Pownall H. Chief of staff: the diaries of Lieutenant General Sir Henry Pownall. London: Leo Cooper Ltd, 1973. Vol. 1: 1933—1940. P. 123—129.
72. Hansard. 1925. 6 Jul. Vol. 186. Col. 39.
73. Martel G. Our Armoured Forces. London: Faber & Faber, 1945. P. 130.
74. Reports 1—6. Third Report of the Mechanization Board. 1936. 22 Dec. // NAGB PRO. WO 194/57. P. 4.
75. Fletcher D. British Light Tanks 1927—45: Mks I—VI. London: Bloomsbury Publishing, 2014. P. 18.
76. Design and Production of British Tanks 1936 — June 1940 // NAGB PRO. CAB 102/851. P. 66.



Британские политики и военные решили раздробить крупные заказы на сотни танков, чтобы увеличить число их исполнителей. Но это дало обратный эффект. В условиях переизбытка военных заказов, когда даже крупные заказы на 100 или 200 танков не привлекали частные заводы, мелкие оказались ещё менее привлекательными. Владельцы заводов отказывались перепрофилировать производства ради выпуска нескольких десятков танков(77). Их малые партии удалось заказать лишь небольшим заводам усилиями Мартеля и директора по механизации сухопутных войск в военном министерстве генерал-майора А.Э. Дэвидсона. Они, воспользовавшись личными связями, уговорили британского промышленника лорда Наффилда (У.Р. Морриса(78)) открыть эти заводы специально для выпуска новых моделей крейсерских танков(79). Но нехватка на них специалистов и опыта выпуска танков не позволяли рассчитывать на быстрый эффект(80).

В итоге британские сухопутные войска оказались почти полностью вооружены лёгкими и устаревшими средними танками. Министр по координации обороны Т. Инскип в меморандуме, подготовленном 21 октября 1938 года, указал, что вооружение экспедиционных сил в случае принятия решения о его отправке на континент потребует изъятия всех танков, включая учебные, из подразделений КТК(81), которые останутся в Великобритании. Это, учитывая состояние техники, использовавшейся для подготовки личного состава, скорее стало бы жестом отчаяния, чем усилением танковых войск. Силы, которые на бумаге включали 4 механизированных кавалерийских полка и 3 армейских танковых батальона, к 1 августа 1939 года могли получить технику только для одного батальона. Из-за нехватки танков все вооружённые ими кавалерийские полки были небоеспособными(82). По прогнозу министра, в случае войны в Европе к 1 августа 1939 года могли быть боеспособными и на 100 проц. обеспеченными резервами только одна кавалерийская бригада и один армейский танковый батальон, в которых насчитывались 434 единицы бронетехники(83). Инскип рекомендовал ускорить производство танков, размещая заказы на любые доступные модели на любых частных предприятиях(84).
_________________
77. Coombs B. Op. cit. P. 31.
78. William Richard Morris, Viscount Nuffield // Интернет-ресурс: www.britannica.com.
79. Martel G. An Outspoken Soldier: His Views and Memoirs. London: Sifton Pracd, 1949. P. 128.
80. Reports 1—6. Fourth Report of the Mechanization Board. 1937. 12 Dec. // NAGB PRO. WO 194/57. P. 7.
81. Anticipated position on 1st August. 1939. 1938. 21 October. C.P. 254(38) // NAGB PRO. CAB 24/279. P. 244.
82. Ibid. P. 245.
83. Ibid. P. 248.
84. Ibid. P. 252.



Не улучшилась ситуация и в 1939 году. ИГШ на базе 1-й танковой бригады КТК создал тяжёлую танковую бригаду. Но проектирование и производство тяжёлых танков ещё не начинались, а новые лёгкие и крейсерские танки только стали поступать в войска. В январе 1939 года завод Mech. & Aero смог поставить лишь пару крейсерских танков А13, заказанных в предыдущем году(85). В результате у тяжёлой бригады почти не было современного вооружения. Её командование не могло объяснить, почему бригада названа тяжёлой(86).

27 марта заместитель начальника ИГШ генерал-майор Р. Адам в докладной записке, отметив пугающее положение дел с танками и их выпуском, подчеркнул, что большинство британских танков, включая проектировавшиеся, были крайне уязвимы перед огнём противотанковой артиллерии, их выпуск не отвечал минимальным ожиданиям. Танк А9, заказанный в 1937 году как промежуточный вариант, только начал поступать в войска, но уже устарел из-за длительного периода времени, прошедшего между заказом и выпуском. Большинство танков, заказанных двадцатью и более месяцами ранее, ещё не вышли из заводских ворот(87). Исключение составили лёгкие танки Mk. VI. За 1938 год британские предприятия изготовили их 169, в марте 1939 года готовились передать войскам ещё 107(88).

К лету ситуация ухудшилась. Объявленный весной призыв в армию отодвинул сроки выполнения заказов на бронетехнику(89). Как отмечено в официальной британской истории Второй мировой войны, «одежда и другое личное снаряжение, в отличие от орудий и танков» требовались «в самом начале мобилизации, поскольку солдаты должны быть одеты, накормлены и размещены до обучения применению оружия»(90). Заказы на 211 санкционированных казначейством крейсерских танков не были размещены. Ни одна фирма не приняла их. Из 1277 лёгких танков 1050 должны были поступить в войска к концу сентября. Но ИГШ, который весь межвоенный период считал лёгкий танк универсальным и применимым против любого противника на любом театре военных действий, уже не рассматривал его как подходящий для войны на континенте из-за слабых брони и вооружения.
_________________
85. Design and Production of British Tanks 1936 — June 1940 // NAGB PRO. CAB 102/851. P. 67.
86. РГВА. Ф. 311811. Оп. 2. Д. 919. Л. 189.
87. General and warlike stores: Tanks (Code 45(E)): Design and production: policy. 1939. 27 March // NAGB PRO. WO 32/4445. P. 137.
88. Design and Production of British Tanks 1936 — June 1940 // NAGB PRO. CAB 102/851. P. 67.
89. Conclusions of a Meeting of the Cabinet. 1939. 24 Apr. C.C. 42(39) // NAGB PRO. CAB 23/99. P. 359.
90. Postan M.M. British War Production in History of the Second World War. London: HMSO, 1952. P. 105.



К концу сентября ожидали получить 125 из 1062 крейсерских танков, заказ на которые был утверждён к июню 1939 года, а также 115 из 369 заказанных пехотных танков(91). Но и эти поставки были под угрозой. 9 июня министр без портфеля Э. Бургин в парламенте раскритиковал политику военного министра, казначейства и премьер-министра, заявив о невыполнении приоритетной программы модернизации ПВО, а также о срыве поставок танков вследствие финансовой политики и неспособности промышленности выполнить заказы на них(92). Депутат-лейборист Б. Кирби заявил о провале перевооружения Королевского бронетанкового корпуса, потребовав объяснений от правительства. Но ему отказали под предлогом секретности сведений(93).

В августе 1939 года, менее чем за месяц до начала Второй мировой войны, выяснилось, что наряду с прочим выпуск вооружений затрудняла коррупция. В парламенте был поднят вопрос о том, что некоторых субподрядчиков, производивших агрегаты и комплектующие, в т.ч. для танков, принуждали повышать цену на них на 50 проц., намекая на необходимость делиться деньгами с некими неназванными людьми. По словам депутата от лейбористской партии, яростно критиковавшего систему разработки и производства танков в Великобритании, исполнительного директора одного из крупных концернов, занятых разработкой и выпуском техники для железнодорожного транспорта, Ransomes & Rapier Р. Стоукса, субподрядчиков, отказавшихся делиться, отстраняли от выполнения военных заказов, несмотря на более низкие цены их продукции(94).

Итогом работы британской промышленности на нужды КТК в межвоенный период к 1 сентября 1939 года стали 1002 лёгких танка Mk. VI различных модификаций, многие из которых поступили в войска накануне войны и были признаны ИГШ негодными для боёв против вермахта; 79 крейсерских Mk. I и Mk. II, принятых к производству в качестве временной меры со множеством недостатков конструкции, сказавшихся на их боевом применении, а также 67 пехотных танков Mk. I с толстой бронёй, пулемётным вооружением и двумя членами экипажа, что делало их малоэффективными, медленными и облегчало уничтожение артиллерией(95). Остальные танки были единичными либо морально и технически устаревшими до такой степени, что могли считаться боеготовыми лишь условно.
_________________
91. 28th Progress Report by the War Office. 1939. 15 June // NAGB PRO. CAB 16/230. P. 107.
92. Hansard. 1939. 8 June. Vol. 348. CC. 643—689.
93. Ibid. 1939. 3 August. Vol. 350. Col. 2678W.
94. Ibid. 1939. 8 June. Vol. 348. Col. 686.
95. Design and Production of British Tanks 1936 — June 1940 // NAGB PRO. CAB 102/851. P. 76.



К такому итогу привела совокупность многих факторов политического, военного, субъективного (личностного) и иного характера. Не в последнюю очередь он был обусловлен организацией разработки и производства бронетехники, не учитывавшей реалии британской промышленности и то, что резкое наращивание выпуска танков в угрожаемый период будет невозможно из-за загруженности промышленности другими военными заказами в условиях тотального перевооружения.

По иронии судьбы решение британских политиков и военачальников отказаться от заблаговременного массового производства танков, продиктованное наряду с другими причинами боязнью вступить в войну с большим количеством устаревшей бронетехники, привело к тому, что Вторую мировую английская армия встретила с танками, в большинстве устаревшими ещё при изготовлении со множеством конструкционных недостатков.


Сведения об авторе. Петунин Константин Борисович — доцент кафедры гуманитарных и естественнонаучных дисциплин Российского университета кооперации, кандидат исторических наук (г. Калининград. E-mail: konstantin.pet.rf@mail.ru).

Военно-исторический журнал. 2020. № 7.
Tags: 1918-1941, ВИЖ, Танки, журналы, экономика и тыл
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 28 comments