Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Categories:

Легко утратить, да трудно восстановить (I)

К.Б. ПЕТУНИН

«СОВРЕМЕННЫХ ТАНКОВ ХВАТИТ ЛИШЬ ДЛЯ ДВУХ БАТАЛЬОНОВ»
Разработка и производство бронетанковой техники в Великобритании в 1920—1930-е годы

Британские экспедиционные силы в составе франко-английских войск в 1940 году, как известно, потерпели крупное поражение. Ряд исследователей в числе его причин называют неверные решения британских военных и политиков, касавшиеся начала и масштабов перевооружения, организационно-штатной структуры и способов боевого применения танковых войск. В фундаментальном 12-томном труде «История Второй мировой войны» сказано, что «вследствие консерватизма высшего военного руководства Англии вопрос об увеличении количества бронетанковых частей так и не был решён до начала войны»(1), хотя ещё в 1937 году Б.Г. Лиддел Гарт, советник британского военного министра, в подготовленном по его заданию труде «Роль армии» сделал вывод: «Если обстоятельства вынудят нас оказать помощь Франции, наиболее эффективным её видом будут мобильные танковые, а не пехотные дивизии...»(2). М.Б. Барятинский утверждал, что «в Англии затянулась дискуссия о роли и месте танков в современной войне. Неопределённость по этому вопросу у военных тормозила разработку соответствующих тактико-технических требований и выдачу заказов промышленности»(3). Г.Л. Холявский писал: «К началу 30-х годов английское танкостроение сохраняло передовые позиции... Однако в Великобритании не сумели правильно определить генеральную линию развития танкостроения, и в итоге к началу Второй мировой войны английская армия не имела ни одного танка, отвечающего современным требованиям. Причиной этого послужила концепция имперского генерального штаба, считавшего, что воевать в основном придётся в собственных колониях»(4). Фельдмаршал Б. Монтгомери обвинял в неудачах политиков. По его мнению, виноваты были все английские правительства в период между мировыми войнами, особенно руководившие страной с 1932 года, когда заговорили о необходимости перевооружения армии. До 1938 года дальше обсуждений дело не шло, и в 1939 году реформа вооружённых сил продвигалась черепашьими темпами(5). При этом экономические и организационные особенности производства бронетехники не учитывали.
_________________
1. История Второй мировой войны 1939—1945 гг. в 12т.Т. 2. М.: Воениздат, 1974. С. 392.
2. Там же.
3. Барятинский М.Б. Бронеколлекция 1996. № 4(7). Бронетанковая техника Великобритании (1939—1945). Интернет-ресурс: royallib.com.
4. Холявский Г.Л. Полная энциклопедия танков мира. 1915—2000. Минск: Харвест, 2006. С. 70.
5. Монтгомери Б. Мемуары фельдмаршала / Пер. с англ. Е.Д. Богатырено, В.А. Вебер, Д.В. Вознякевич. М.: Вагриус, 2006. С. 75.



К окончанию Первой мировой войны Великобритания обладала мощной производственной и научно-исследовательской базой для разработки и выпуска вооружений, в т.ч. танков. В ходе войны в ней были разработаны несколько моделей тяжёлых и средних танков. Английские предприятия поставили в войска Великобритании и союзников 2619 таких боевых машин(6). Ещё 139 танков было выпущено после окончания боевых действий. В число их производителей входили Metropolitan Amalgamated Railway Carriage & Wagon Co. Ltd, William Foster & Co. Ltd, Sir W.G. Armstrong Whitworth & Co. Ltd, Coventry Ordnance Works Ltd, William Beardmore & Co. Ltd и Kitson & Co. Ltd(7).

За окончанием войны последовало быстрое сокращение вооружённых сил, которое подстёгивал вызванный ею социальный и финансовый кризис. Чистый государственный долг вырос с 620 млн фунтов стерлингов в 1914 году до 7809 млн в 1920-м, британский экспорт за то же время сократился на 20 проц. После ратификации Версальских соглашений британские расходы на оборону упали с 2199,2 млн до 693,7 млн, но оставались крайне высокими по сравнению с довоенными 78,6 млн(8). Забастовочная активность(9) и безработица достигли максимума. К 1921 году безработными были 17 проц. британцев(10). Нестабильность в стране подогревалась массовой демобилизацией солдат. Это заставило правительство перераспределять бюджетные средства на социальные нужды за счёт сокращения расходов на вооружённые силы, особенно на сухопутные войска.
_________________
6. Peden G. Arms, economics and british strategy: from dreadnoughts to hydrogen bombs. London: Cambridge University Press, 2009. P. 68—94.
7. Ibid.
8. United Kingdom Public Spending, www.ukpublicspending.co.uk.
9. Остапенко Г.С., Прокопов А.Ю. Новейшая история Великобритании: XX — начало XXI века: учебное пособие. М.: Вузовский учебник; ИНФРА-М, 2012. С. 108.
10. United Kingdom Public Spending.



Такой выбор был продиктован взглядами политического и военного руководства. Военно-морской флот — предмет гордости англичан — обеспечивал безопасность имперских коммуникаций и метрополии, что и после войны было признано первейшей задачей вооружённых сил(11). Королевские ВВС получили независимость. Их главнокомандующий X. Тренчард развил бурную деятельность, направленную на укрепление позиций военной авиации, нагнетал страсти сообщениями об угрозе в случае новой войны воздушных атак на Лондон с применением химического и бактериологического оружия со стороны недавнего союзника — Франции(12). Кроме того, Тренчард обещал стремительные, относительно дешёвые и практически бескровные победы в будущих войнах массовыми бомбардировками жизненно важных центров вражеских государств, способных принудить их к капитуляции до того, как британский солдат ступит на вражескую землю(13). Эти обещания, перекликавшиеся с военно-стратегической концепцией воздушной войны(14), после чудовищных потерь в Первой мировой импонировали британскому обществу, их поддерживали политики. А.Д. Бальфур(15) в 1921 году утверждал, что в результате дисбаланса между английскими и французскими ВВС Великобритания «находится в самом незащищённом положении за все времена»(16). Премьер-министр Великобритании Д. Ллойд Джордж заявил, что «в случае нашего конфликта с Францией её ВВС окажутся на нашей стороне Ла-Манша через считанные часы»(17). В 1922 году был организован подкомитет по вопросам воздушной угрозы со стороны континента при Комитете обороны империи (КОИ)(18). Немаловажной поддержкой позиций ВВС стало принятие концепции воздушного контроля. Она была нацелена на обеспечение порядка в колониях и на подмандатных территориях с помощью авиации и небольших мобильных формирований на бронеавтомобилях. Эту концепцию, сулившую огромную экономию за счёт вывода с Ближнего Востока крупного британского контингента, поддерживали парламентарии и министр по делам колоний (в 1921—1922 гг.) У. Черчилль(19).
_________________
11. Howard M. The continental commitment: dilemma of british defence policy in the era of the Two world wars. London: Maurice Temple Smith Ltd, 1972. P. 85.
12. Ferris J. The theory of a «French air menace», Anglo-French relations and the British home defence air force programmes of 1921—25 // RUSI Journal. 1987. Vol 10. Issue 1. P. 70.
13. Biddle T.D. Rhetoric and reality in air warfare: the evolution of british and american ideas about strategic bombing, 1914—1945. New Jersey: Princeton University Press, 2002. P. 72.
14. Воздушная война — военно-стратегическая концепция, отводившая ВВС главенствующую роль в военных действиях и признававшая за ними способность самостоятельно достигать стратегических целей в войне. Впервые теория воздушной войны разработана итальянским генералом Д. Дуэ. См.: Воздушная война // Военная энциклопедия в 8 т. Т. 2. М.: Воениздат, 1995. С. 206.
15. А.Д. Бальфур — министр финансов (1891—1892 и 1895—1902 гг.), премьер-министр (1902—1905 гг.), морской министр (1915—1916 гг.), министр иностранных дел (1916—1919), лорд-председатель Совета (1919—1922, 1925—1929 гг.) в кабинетах Д. Ллойд Джорджа и С. Болдуина. См.: Бальфур // Большая российская энциклопедия: электронная версия (БРЭ ЭВ): bigenc.ru.
16. Цит. по: Ferris J. The theory of a «french air menace»: anglo-french relations and the british home defence air force programmes, 1921—1925 // Journal of Strategic Studies. 1987. Vol. 20. № 1. P. 65.
17. Ferris J. The evolution of british strategic policy, 1919—1926. London: Macmillan, 1989. P. 127.
18. Conclusions of a Meeting of the Cabinet held at 10, Downing Street. 1922. 15 March. C.C. 18(22) // National Archives of Great Britain, Public Record Office (NAGВ PRO). CAB 23/29. P. 282.
19. Петунин К.Б. Бронетехника в британской концепции воздушного контроля 1920-х гг. // Наука сегодня: факты, тенденции, прогнозы: материалы международной научно-практической конференции. Вологда, 2017. С. 66—69.



В 1919 году было принято так называемое Десятилетнее правило, согласно которому при развитии вооружённых сил следовало исходить из того, что «большой войны в Европе не произойдёт в ближайшие десять лет»(20) и «Британская империя не примет участия в любой большой войне в ближайшее десятилетие, следовательно, потребность в экспедиционных силах отсутствует»(21). Фактически Десятилетнее правило возвращало британские сухопутные войска к задачам поддержания порядка в метрополии и на заморских территориях. Для этого не требовались танки, особенно средние и тяжёлые, что подтверждали доклады военных из Ирландии. Они запрашивали бронированные грузовики вместо непригодных на улицах городов, медленных и практически «слепых» танков с избыточным вооружением, ненужным для борьбы против повстанцев(22). Ведущие британские политики занимали туже позицию. Черчилль, несмотря на причастность к созданию танка, неоднократно заявлял в парламенте, что в послевоенном мире производство большого количества танков бессмысленно и губительно для экономики, призывал ограничиться несколькими машинами для экспериментов(23). В 1927 году военный министр Л. Уортингтон-Эванс подтвердил приверженность Десятилетнему правилу, отметив, что дорогие танки не нужны для поддержания порядка в колониях(24).
_________________
20. Draft Minutes of a Meeting held at 10, Downing Street. War Cabinet 606A. 1919. 5 August//NAGВ PRO. CAB 23/15. P. 164.
21. Conclusions of a Meeting held at 10, Downing Street. War Cabinet 616A. 1919. 15 August // NAGB PRO. CAB 23/15. P. 270.
22. Ireland (Code 0(AD)): Mechanical Transport, armoured cars and other forms of protection for troops in Ireland 1920 // NAG В FRO. WO 32/9541.
23. Hansard. Parliamentary Debates. House of Commons (Hansard). 1920. 23 February. Vol. 125. Col. 1356; Hansard. 1920.9 March. Vol. 126 Col. 1081.
24. The Preparation of the Army for War. Memorandum by the Secretary of State for War. 1927. 19 Jul. C.P. 207(27) // NAG В PRO. CAB 24/188.



По перечисленным причинам в 1920-е годы производство танков в Великобритании практически полностью работало на экспорт. В начале послевоенного десятилетия английский Королевский танковый корпус (КТК) получил лишь несколько десятков лёгких танков Light Tank Mk. I и Light Tank Mk. II, средних — Medium Mk. I и Medium Mk. II, танкеток Carden-Loyd. Большую часть этих машин выпустили Vickers Ltd, Vickers-Armstrong Ltd(25) и комплекс предприятий, который именовали Королевским арсеналом в Вулвиче(26). Модели танков, как говорилось в документах имперского генштаба (ИГШ), были выбраны исходя из того, что сухопутные войска должны поддерживать порядок в империи. Для этого требовалась лёгкая бронетехника, способная действовать согласно кавалерийской тактике(27). «Рабочей лошадкой» КТК до Второй мировой войны стал средний британский танк Medium Mk. II. Советские специалисты называли его скорее лёгким, чем средним, оценивали как хороший, но предназначенный именно для колониальных театров военных действий(28). Более перспективные танки британцы производили для других стран — Китая, Японии, Польши, Дании, Сиама, Голландии, Румынии и пр., куда поставляли бронетехнику, оружие и продавали лицензии на производство(29). Эти заказы позволили в конце 1920-х — начале 1930-х годов выжить немногим не закрывшимся английским предприятиям, производившим бронетехнику(30). Великобритания стала вторым после Франции экспортёром бронетехники в мире. Вместе с тем британское правительство и парламент жёстко контролировали распространение военных технологий. Любая поставка танков за рубеж требовала разрешения, в котором могли отказать(31). Доходило до того, что даже одобренные к продаже танки поставляли без вооружения и боеприпасов или с их минимальным количеством(32). Иностранных специалистов, приехавших для закупки техники, порой не допускали к осмотру некоторых образцов, хотя английское военное министерство не проявляло интерес к их приобретению(33). Подобные ограничения при отсутствии заказов для британской армии сокращали экспорт и поступление средств, жизненно важных для английских предприятий.
_________________
25. В описаниях разработки и выпуска вооружения и военной техники в 1920-е гг. Vickers Ltd иногда ошибочно именуют Vickers-Armstrong, но Vickers Ltd и Sir W G Armstrong Whitworth & Company объединились в 1927 г. См.: Edgerton D. Warfare State: Britain, 1920—1970. Cambridge: Cambridge University Press, 2005. P. 37.
26. Королевский арсенал в Вулвиче — распространённое название комплекса предприятий, производивших военную технику и боеприпасы.
27. Петунин К. Б. Танковые войска Великобритании 1920—1930-х годов: путь из лидеров в отстающие или жертва компромисса? // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение: вопросы теории и практики. 2016. №2(64). С. 153.
28. Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 31811. Оп. 3. Д. 22. Л. 213, 214.
24. Hansard. 1933. 16 February. Vol. 274. СС. 1186, 1187W.
30. РГВА. Ф. 31811. Оп. 3. Д. 80.
31. Hansard. 1925. 16 June. Vol. 185. СС. 304, 305W.
32. Ibid. 1931. 7 May. Vol. 252. CC. 564, 565.
33. РГВА. Ф. 31811. On. 1. Д. 245. Л. 207.



С 1925 по 1928 год для британских войск были выпущены лишь 52 танка(34). Армия испытывала значительную нехватку новой техники(35). В 1931 году ИГШ сообщал: «На вооружении находятся более 400 различных танков, однако в большинстве это устаревшие образцы. В действительности современных танков хватит лишь для двух батальонов. Остальные — либо экспериментальные, либо устаревшие»(36).

Настроения в британской политической верхушке не способствовали развитию производства бронетехники. Выступая в парламенте в 1926 году, будущий премьер-министр (в 1945—1951 гг.) К. Эттли заявил, что полагает быструю механизацию войск опасной, т.к. КТК будет вооружён большим количеством дорогих и устаревших танков, не способных противостоять новым видам вооружений, подобно тому, как в прошлом это случилось с военными кораблями(37). В том же духе высказывался бывший парламентский секретарь А. Гренвуд(38). Подобные воззрения были распространены и в военной среде. Танки признавали ценным вооружением, но представители военного министерства, как и политики, полагали, что создание крупных танковых войск в мирное время не только бессмысленно, но и вредно с финансовой точки зрения. В докладе комиссии, созданной в 1932 году для анализа итогов Первой мировой войны по инициативе начальника ИГШ, был сделан вывод, что танки, несмотря на их критическую важность для будущей войны, остаются крайне дорогим и быстро морально устаревающим вооружением. Поэтому предлагалось ограничить их выпуск несколькими единицами для экспериментальных целей, а к массовому выпуску бронетехники приступить в угрожаемый период(39) или первые месяцы войны(40). Так англичане надеялись существенно сэкономить средства и в случае войны получить танковые войска, вооружённые новейшей боевой техникой.
_________________
34. Hansard. 1929. 5 March. Vol. 226. CC. 221, 222W.
35. Ibid. 1928. 20 March. Vol. 215. Col. 249.
36. Military appreciation of the situation in Europe. 1931. 31 March. C.P. 96(31) // NAG В PRO. CAB 24/200. P. 457.
37. Hansard. 1925. 16 March. Vol. 181 Col. 1926.
38. Ibid. 1927. 7 March. Vol. 203. CC. 939-943.
39. Угрожаемый период — промежуток времени, непосредственно предшествующий началу крупномасштабной (региональной) войны. Характеризуется крайним обострением противоречий между враждующими сторонами. Используется ими для выхода из кризисного состояния или для завершения военных приготовлений. Его временные рамки охватывают в мирное время период нарастания военной угрозы и её крайнего обострения — непосредственной угрозы агрессии. См.: Угрожаемый период // Портал Министерства обороны РФ: encyclopedia.mil.ru.
40. Committee on the lessons of the Great War: Report // NAG В PRO. WO 33/1297. P. 33.



В 1931—1932 гг. Великобритания, по оценкам советской разведки, могла производить около 300 средних и лёгких танков в месяц без мобилизации промышленности(41). На фоне относительно спокойной международной обстановки подобные возможности позволяли британскому руководству рассчитывать на достаточные объёмы новых танков. А в случае угрозы крупной войны британские политики и военные могли рассчитывать на естественную защиту — Ла-Манш и рукотворную — в виде масштабных укреплений французских союзников и их вооружённых сил. КОИ в отчёте «Сравнение сил Великобритании с некоторыми другими странами по состоянию на май 1937 года» утверждал, что к этому месяцу, когда планировали завершить строительство линии Мажино, если Третий рейх не реализует секретную программу разработки и производства большого числа тяжёлых танков, вермахт будет не в состоянии прорвать французские укрепления(42). Эту уверенность англичан поддерживали французы, сообщив англичанам 13 августа 1939 года, что у них около 4000 новых танков(43), которые планируют использовать на знакомой местности,
опираясь на могучие линии обороны и нанося немцам тяжёлые удары, после которых к французским войскам смогут присоединиться британские(44). Французы также заверяли англичан, что отдают предпочтение именно тяжёлым танкам, так как события в Испании показали: советские и немецкие лёгкие и средние танки были уязвимы перед огнём противотанковых орудий(45).
_________________
41. РГВА. Ф. 33987. Оп. 3. Д. 222. Л. 7.
42. Comparison of the Strength of Great Britain with that of certain other Nations as at Mav 1937. 1937. 9 February. C.P. 53(57) // NAG В PRO. CAB 24/268 P. 103.
43. Советская разведка в 1939 г. приводила следующие данные о французских танковых войсках: «Общее наличие танков, по иностранным источникам, определяется в 4500 единиц, из которых 1700 танков в армии. Сведений о разделении их на типы не имеется (ориентировочное количество тяжёлых и средних танков составляет около 10%)». См.: Военная разведка информирует: документы Разведуправления Красной Армии. Январь 1939 — июнь 1941 г. / Сост. В. Гаврилов. М.: МФД, 2008. С. 87.
44. Год кризиса 1938—1939: документы и материалы в 2 т. / Сост. МИД СССР. М.: Политиздат, 1990. С. 479.
45. Visit of British ministers to Paris. 1938. 26 November. C.P. 269(38) // NAG В PRO. CAB 24/280. P. 269.



Британские военные и политики не учитывали состояние промышленности своей страны. К концу 1920-х — началу 1930-х годов основные британские предприятия, занимавшиеся разработкой и производством бронетехники, всё больше погружались в пучину долгов, банкротств и увольнений, вызванных отсутствием заказов. Они не могли поддерживать свои производственные мощности. Их модернизация не производилась или запаздывала, целые подразделения производств закрывались, работников переводили на сокращённую рабочую неделю или увольняли, заводы переходили на выпуск гражданской продукции(46). Такая картина наблюдалась и в Королевском арсенале в Вулвиче, получившем за несколько лет заказ лишь на 12 танков Medium Mk. IA(47). В 1932 году оснащение и производительность заводов Vickers-Armstrong, Hadfield и Firth существенно уступали советским и германским предприятиям. Кроме того, по свидетельству советской делегации, занимавшейся закупкой техники за рубежом, британские инженеры не работали «в стол», проектируя только востребованные рынком узлы для лёгкой бронетехники и гражданских машин, служивших базой для бронеавтомобилей(48). Лаборатории, в которых они создавали новые образцы техники и агрегатов, советские представители оценили как «кустарные»; уровень подготовки молодых британских специалистов как недостаточный, особенно «в вопросах математики»(49).
_________________
46. РГВА. Ф. 31811. Оп. 3. Д. 80. Л. 74—77.
47. Hansard. 1925. 6 Jul. Vol. 186. Col. 39.
48. РГВА. Ф. 31811. Оп. 3. Д. 80. Л. 100.
49. Там же. Оп. 2. Д. 214. Л. 7.
Tags: 1918-1941, ВИЖ, Танки, журналы, экономика и тыл
Subscribe

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (IV)

    ШТАБНЫЕ ДОКУМЕНТЫ В заключение прилагаем различные формы боевых документов для частей, ведущих контрбатарейную борьбу. Большинство этих документов…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (III)

    5. БОРЬБА С АРТИЛЛЕРИЕЙ В НАСТУПЛЕНИИ Во время артиллерийской подготовки все средства наземной разведки ведут усиленное наблюдение, чтобы выявить…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (II)

    4. ПОДГОТОВКА БОРЬБЫ С АРТИЛЛЕРИЕЙ Ведение контрбатарейной борьбы слагается из подготовительного периода, пристрелки и подавления. Подавление при…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment