Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Categories:

«СССР — не Россия, Сталин — не Петр Великий» (II)

Перемены

Многое изменилось за последние месяцы. Происходящее вокруг не могло не отразиться и на положении эмиграции. Предвоенные тревоги поставили на очередь активное участие эмиграции в решительных действиях.

Разбросанность эмиграции по всему свету придает этому участию (вольному и не вольному) поистине трагический характер.

Западная Европа «вспомнила» о существовании миллионов русских людей в самое последнее время в связи с планами «переделов» Восточной Европы. Наконец, громко заговорила Европейская печать о нас в связи с действиями, происходящими вокруг нового главы Императорской Династии.

Эти процессы только начались и не на них нужно сейчас сосредоточить наше внимание.

В первую очередь, необходимо дать себе ясный отчет в том , как отразились указанные перемены на нас самих .

Внешне все как будто бы остается по-прежнему: нет ни единодушие нет и решение прекратить ненужные ссоры и разногласие. По-прежнему шумят «вожди», сочиняются новые программы, печатаются призывы к созданию новых организаций и сокрушению «устаревших».

Однако, вся эта возня уже потеряла почти всякое практическое значение.

Надо отдать себе ясный отчет в том, что сейчас организуют эмиграцию реальные факты и событие, а не слова, призывы, программы или прокламации.

Времени на создание новых группировок нет, не успеют и «вожди» мобилизовать свои армии и до конца изложить свои «спасительные» проекты. Больше того, всякое сочинительство сейчас же стареет, ибо жизнь преподносит все новые и новые сюрпризы.

Сюрпризы эти в самом недалеком будущем будут все чаще и все неожиданней, а главное мы никак не можем повлиять на их содержание.

В чем же самое поучительное из происходящих перемен?

Самое поучительное следующее. Правые и левые, республиканцы и монархисты, сторонники и противники новых теорий и новых рецептов, все оттенки и все закоулки эмигрантских группировок — всё и все сейчас должны рассматриваться с единственно важной точки зрение — готовности их пожертвовать всем, борясь до конца за торжество того, что они считают необходимым для России. Например, представим себе, что из 10 эмигрантов два республиканца, семь сторонников Единой, Великой России и один петлюровец. Раньше они могли спокойно заниматься своими «очередными» делами, лишь и свободное время переругиваясь друг с другом и сочиняя проекты и агитируя за или против «вождей».

Сейчас все изменилось. Жизнь схватила за шиворот и требует ясного и категорического ответа только на один вопрос: пойдешь или нет умирать?

Этот опрос производит огромные перемены во всей толще эмиграции. Прежде всего он почти начисто ликвидирует весь левый сектор. Ни для кого не тайна, что среди левых нет ни малейшего желание «гнить в окопах». Левые умеют кричать, возмущаться, жаловаться, но умирать за осуществление своих «святых» идеалов и блестящих программ не пойдут.

Было бы непростительной ошибкой думать, что такая проверка пройдет безболезненно и для нас самих.

Жизнь сбросить со счетов в одну яму с левыми и всех тех, которые рассчитывают спрятаться за чужие спины, а самим «выждать и воздержаться». Короче, ярый сторонник национал-социализма или фашизма, говорящий: пущай он сам, а я подожду, такой же нуль, как и социал-демократ, который кричит: мы будем жаловаться в Лигу Наций, а пока пойдем в кино или на биржу.

Итак, сейчас в эмиграции все перестраивается в зависимости от ответа на единственный вопрос: готов или нет умирать за Россию?

Самое замечательное. Когда такая проверка кончится, все гримы будут смыты, все бесконечное разнообразие оттенков полиняет и потускнеет и перед изумленными взорами зрителей останется одна реальная сила: скромный русский офицер и казак, которых и не сломили ни Лига Наций, ни тяжелый труд.

Все остальное отойдет в сторону или... спрячется за их спину, как это было 20 лет тому назад.

Поэтому-то такая страшная ответственность лежит и сейчас на тех, кто с оружием в руках шел защищать Россию и готов опять пойти, если к тому представится возможность.

Одной готовности пожертвовать всем мало. Нужно быть вооруженным до зубов, вооруженным по последнему слову техники. Здесь дело не только в пополнении своих специальных знаний, но и в правильном понимании политической обстановки и в умении заражать своей верой в Россию народные массы, в умении не только поднять, но и руководить этими массами. Это главное. Все остальное «гарнир».

Если кадры готовых и умеющих велики, не страшны никакие проекты. Их нет, их мало, они растерялись перед сложностью окружающего, тогда не помогут России ни конференции, ни группировки, ни пакты, ни соглашение: современный мир решаете все основные вопросы в зависимости от реального соотношение сил. Русские силы есть, все дело в правильной их организации и в понимании тех суровых уроков, которые подносит нам жизнь.

Имеющие глаза и уши, да видят и да напрягут всю остроту своего слуха, чтобы уловить малейшие звуки, доходящие с необъятных просторов Русской Земли. Вокруг Сталина не мертвая Сахара, а бешено бурлящий котел, взрыв которого неминуем. Нет в мире силы, которая бы могла еще крепче завинтить его крышку.

Армия и Флот. 1938. № 6 (ноябрь-декабрь).


РОССИЯ И УКРАЙНА

Вся мировая печать заговорила об Украйне. Что это значит? На первый взгляд — разоблачение готовящихся Германией «захватов» на востоке Европы.

По существу — признание бесспорного факта: сама жизнь властно поставила на очередь вопрос о России. Не Украйны, а России, во всем объеме, со всеми последствиями, которые перевернут многие комбинации и расчеты.

Комбинации с Украйной — только наивная попытка отмахнуться от поставленного ультиматума: за или против России.

Украинские планы тесно связывают с политикой Берлина. На самом деле, появление Национальной России боятся почти все. Достаточно бегло просмотреть украинские газеты, издающиеся почти во всех странах Западной Европы, чтобы признать бесспорный факт: об Украйне мечтают не только в Берлине. Кроме того, зашевелились не одни только украинцы; самостийники разных сортов почувствовали за своими спинами мощные поддержки и полны надежд и упований.

Среди них такие, которых подбросить Германии не решаются и сами «антифашисты».

В последнее время как раз на страницах немецкой печати появляются статьи, говорящие о наступающем отрезвлении и понимании, что не так-то легко будет разрезать все еще живое тело России на куски и полосы.

Испанский опыт будет содействовать дальнейшему «просвещению». Ведь Испанию не только хотели разделить, но и разделяли. Однако, мы видим , с какой катастрофической быстротой бесследно исчезли каталонские самостийники.

Где они? Где народные толпы, решившие умереть за самостийную Каталонию?

Их нет, ибо никогда и не было. Как нет и «украинского» 30-миллионного народа, готового идти в бой против своих родных братьев по вере и крови.

Подмена русского вопроса украинскими планами, которая еще будет проводиться в жизнь разными способами и с разных сторон, ставит перед национальной эмиграцией ряд серьезных задач.

Мы не можем оставаться глухими и равнодушными. Мы обязаны вести активную борьбу со всеми, кто не признает единства русского народа и русской государственности. Чтобы бороться, нужно, прежде всего, быть вооруженным и подготовленным. Короче — нужно знать, уметь с достоинством ответить, самому не испытывать колебаний и сомнений.

Между тем, современного положение национального вопроса в СССР мы почти не знаем. Не знаем и самых необходимых фактов из недавнего прошлого, никогда не интересовались и историей героической борьбы русского народа Приднепровья за веру православную, за национальное единство.

Нужно наверстать упущенное. Борьба за восстановление чести и доброго имени Великой Державы Российской — вот дело, которое может объединить и сплотить русские национальные силы на чужбине.

Горячий отклик встретит она и среди всех живых сил внутри страны.

Ни планы, ни карты нас испугать не могут, если мы сами не разбредемся по закоулкам, если не потеряем веры в Россию, которой после красного погрома не страшен никто.

Армия и Флот. 1939. № 7 (январь-февраль).


Русская трагедия

Как бы мы себя не утешали — положение создалось поистине трагическое: большевики ухитрились досидеть до того времени, когда весь мир готовится решать свои вековые споры.

Гадать на тему — будет война или удастся ее избежать — бесполезно. К тому же каждый день может коренным образом изменить обстановку.

Не стоит тратить времени на доказательства непосильности того бремени, которое взваливает судьба в случае войны на наши плечи: мы разбросаны по всему миру и с громадным трудом, часто из последних сил, держимся на поверхности, кой как зацепившись за первую подвернувшуюся под руку работу. Забудем о себе и все свое внимание сосредоточим на размышлениях о России.

Естественно, что подсчитывая силы и готовясь к борьбе, никто не мог забыть о существовании Русской Земли, широко раскинувшейся на одной шестой части вселенной и занявшей половину Европы.

С увеличивающейся тревогой русские люди каждый день узнают о новых и новых проектах и затеях.

Сперва нахлынула волна пропитанных бешеной злобой к России планов создание и использование Российских Соединенных Штатов, Союзов Свободных народов, Великих, Зеленых и Черных Украин, Союзов Национальных Республик и Держав...

Сейчас эта волна ушла. На ее месте выросла другая — еще более мутная: на ее гребне Сталин, Литвинов, Мехлис, загримированные Суворовым, Потемкиным, Петром I-ым Великим...

Судьба отняла у нас Родину, исковеркала жизнь, принесла кучу разочарований и неизмеримые глубины горя и лишений, но она не отняла у нас разума и совести. Поэтому мы не можем равнодушно наблюдать, с какой упрямой настойчивостью даже люди, которым очень скоро может быть придется умирать на полях сражений, хотят заставить себя поверить ловким агитаторам, старающимся превратить матерого чекиста в миротворца и защитника правды и справедливости, штаб мировой революции в организатора победы свободы и права, поджигателей и подпольщиков в носителей культуры и государственного порядка.

Нас при этом не должны волновать политические комбинации, которые сознательно перекрашивают красных в белых, замазывают зияющие дыры и затыкают носы от невыносимого зловония концлагерей и кровавых подвалов.

Труженики на этом фронте знают, что они делают и жизнь жестоко им отомстит.

Наше внимание должно быть сосредоточено на тех, кто искренне убежден распространителями лжи и честно верит, что СССР — только маска, скрывающая по-прежнему благородную, могучую, самоотверженную Россию, которая в решительный момент, как встарь, воспрянет и пойдет в штыковой бой за свободу и счастье своих славянских братьев и ничего не пожалеет для их спасения.

Самое ужасное из всего, что мы слышим, это восторженные крики: «Россия нас не оставит! Да здравствует Россия! Сталин пришлет свои войска, готовые положить головы за нас и детей наших!». Эти крики отчаяния и результат хитрой и ловкой пропаганды, доносятся до нас с Балканского полуострова.

Мы бессильны. Мы связаны по рукам и ногам, но все же мы не имеем права не повторять с настойчивым упорством:

«СССР — не Россия, Сталин не Петр Великий, Мехлис так же похож на Суворова, как Литвинов на Чемберлэна. Их — цель зажечь пожар, чтобы поживиться, чем можно. Никого и никогда красные спасать не будут и не могут спасти»... Мы имеем право и на большее. Жертвы Национальной России, принесенные ею в годы мировой войны, дают нам нравственное право открыто исповедывать: без Национальной России мира в мiре быть не может и... не будет.

Живая, подлинная жизнь поставила на очередь Русский вопрос, и все попытки отмахнуться от его разрешение ничего, кроме горьких разочарований, принести не могут.

Больше того — отмахнуться от России уже нельзя. Поздно.

Русский вопрос будет решаться сейчас, одновременно с другими; он вклинился и в Балканский, и в Польский, и в Черноморский, и во все прочие. Все дело в том: кто и как его будет решать.

Кто первый из власть имущих поймет, что без России ничего не выйдет? Кто решится действовать? Кто соблазнится планами разделов и захватов? Кто будет до конца верить в звезду Сталина?

Вот вопросы, поставленные жизнью. Мы не знаем ответов. Но мы знаем, где правда. Мы знаем, что путь, избранный при решении русского вопроса, не может не иметь огромного влияния и на результат споров о создании Новой Европы, о мире всего мира, о спасении христианской культуры, о судьбе великих и невеликих республик, и держав.

Армия и Флот. 1939. № 8 (март-апрель).


Наша трагедия

Положение эмиграции можно определить кратко: ну и попали в переделку, такого переплета, кажется, еще не было ни разу.

Отовсюду ползут волны отравленных газов, затемняющие наш разум. Нам говорят: «Посмотрите и Галиция и Польша и Прибалтика... Что ж поделаешь, не удалось вам, повезло Сталину, а ведь в конечном счете выигрывает Россия, этого никто отрицать не может».

Нарочно приводим самую умеренную редакцию. О ликующей чепухе младоросских изданий и говорить не стоит.

Однако и в этой агитации есть страшный яд, стремящийся убить и Белое Дело и Белую эмиграцию.

На самом деле не будем спорить повезло Сталину или нет. За то ни одной минуты мы не можем забывать, что всякий, даже временный успех Сталина — новый удар по России, ибо интересы Красного Диктатора ни одной минуты не могут совпасть с интересами Национальной России.

Успехи Сталина, даже самые головокружительные, не могут быть ничем иным, как грозным предостережением России, которая может очень скоро понести такие потери, о которых не решались думать и самые ярые пессимисты.

Наше русское дело находится сейчас в прямой зависимости от общего международного положение, меняющегося с быстротой изображений на экране синема. Поэтому давать его характеристику не имеет никакого смысла: всякие оценки безнадежно устареют, уже в момент появление перед читателем.

Что же можно в таком случае сказать?

Что бы не случилось, единственное наше спасение ни одной минуты не усомниться в самом важном: СССР не Россия, Сталин не Петр Великий.

Во всех же соблазнах и восторгах мы должны добираться до сердцевины, которая «плохо пахнет », как говорят малыши. Пахнет она всегда одним и тем же: «Не рыпайтесь, ждите, Россию восстановят другие, без вас, лучше вас... Не мешайте, не путайтесь»...

А если так, то, конечно, Белая Борьба была кровавой ошибкой, Белая эмиграция должна быть похоронена по последнему разряду, а ее остаткам нужно, как можно скорее, каяться и умолять Сталина простить тяжкие грехи, вольные и невольные, ибо Сталин Петр, Александр Невский и Александр I.

Не будем скрывать — раздоры, взрывы отчаянья от дикой необычности положение — все перед нашими глазами.

Однако — есть и противоядие против злостной и разлагающей наши ряды пропаганды. Самое сильное из таких противоядий — как раз наш опыт Белой Борьбы, который нас учит, что без открытой и кровавой схватки коммунизм одолеть нельзя. Что же касается соглашателей, веривших в эволюции, искавших в большевизме национальных мотивов, поверивших в красный «империализм», то все они бесславно гибли, не принеся русскому делу пользы ни на одну копейку.

Русское Дело и сейчас требует того же, что оно требовало и двадцать лет тому назад: непримиримости к большевизму, беззаветной преданности и готовности пожертвовать всем для торжества России.

Наше спасение в страшной быстроте, с которой развиваются события. Сталин может еще одолеть Финляндию, может одержать новые успехи и на Балканах, но от этого дело не меняется: час «последнего боя» с красными приближается с неумолимой неизбежностью исторической необходимости.

Наша обязанность: не теряя ни одной минуты, к этой борьбе готовиться, с негодованием показывая на дверь всем, кто предлагает нам преклонить колена перед красным палачом.

Армия и Флот. 1939. № 9 (декабрь).
Tags: 1918-1941, Армия и Флот, журналы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments