April 18th, 2020

Карантинные чтения: Очерк об Эдуарде Даладье (I)

А. А. ВЕРШИНИН

ЭДУАРД ДАЛАДЬЕ И ПОЛИТИКА «УМИРОТВОРЕНИЯ АГРЕССОРА» НАКАНУНЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Вершинин Александр Александрович — к.и.н., преподаватель кафедры истории России XX—XXI вв. исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова (Москва, Россия).


Несмотря на сотни статей и книг, посвященных предпосылкам Второй мировой войны, политика «умиротворения агрессора», проводимая правительствами Великобритании и Франции в 1930-е гг., по-прежнему находится в центре внимания историков и сохраняет значение в контексте публичной дискуссии. У. Черчилль называл Вторую мировую «ненужной войной»(1), вкладывая в подобную характеристику вполне конкретный смысл: этой войны можно было избежать. С позиции историка начала XXI в. такое утверждение, безусловно, кажется необоснованным: слишком глубоки были международные противоречия, возникшие после 1918,г. и усугубленные великой депрессией, чтобы не вылиться в масштабный конфликт с участием великих держав. Однако Черчилль рассуждал как политик, лично наблюдавший за тем, как мир сползал в мировую войну, и хорошо понимавший, какие ошибки тогдашних властей к этому привели.
_______________
1. Churchill W. The Second World War, v. 1. New York, 1986, p. XIV.
Collapse )

Карантинные чтения: Очерк об Эдуарде Даладье (II)

Так, уже в разгар Судетского кризиса, П.-Э. Фланден, бывший министр и глава правительства, оказался в числе подписавших петицию, обличавшую коммунистов как агентов некоей «оккультной силы», которая толкала Францию к войне(33). Сильны были антикоммунистические настроения и среди военных. «Для военных, — отмечает современный западный исследователь, — коммунизм оставался абсолютным врагом. Он не только ставил под угрозу их социальное и политическое положение, но и представлял собой абсолютную противоположность всем их политическим, социальным и моральным ценностям»(34).

Во второй половине 1930-х годов многие из этих людей оказались во власти. Убежденный антикоммунист П. Лаваль сменил Барту, убитого в октябре 1934. г. в Марселе, на посту министра иностранных дел и фактически развернул на 180 градусов его политику сближения с СССР. Подписанный им в мае 1935 г. пакт о взаимопомощи между двумя странами оказался выхолощенным, лишенным реального содержания. М. Вейгана, не испытывавшего сочувствия к советской власти, но считавшего при этом сотрудничество с СССР необходимым, на посту главного инспектора французской армии (фактически главнокомандующего) сменил генерал М. Гамелен, гораздо более сдержанный в отношении перспектив, сотрудничества с СССР и склонный прислушиваться к мнению исповедовавшего антикоммунистические воззрения высшего генералитета.

Collapse )

Карантинные чтения: Очерк об Эдуарде Даладье (III)

МЮНХЕНСКАЯ ТРАГЕДИЯ

События 20—22 мая 1938 г., на первый взгляд, говорили о решимости Парижа действовать в защиту своего союзника. В эти дни слухи о возможном германском вторжении в Судеты привели к объявлению частичной мобилизации чехословацкой армии и вызвали серьезную внешнюю реакцию. Даладье вызвал к себе посла Германии и заявил о том, что Франция полна решимости соблюсти свои обязательства перед Прагой в рамках пакта о взаимопомощи. С предостережениями в адрес Берлина выступили Лондон и Москва. Казалось, жесткая линия в отношении экспансионистских стремлений Гитлера, взятая Францией, приносит свои плоды. Но почти сразу начались колебания. Рядом с Даладье действовал Бонне, и если первый заявлял о верности Франции союзническому долгу, то второй активно встраивался в британскую политику уступок Германии. По договоренности с послом Великобритании в Париже Бонне предостерег чехословацкое правительство от дальнейших самостоятельных действий в ходе Судетского кризиса. Одновременно он заверил своих британских коллег в том, что Франция не предпримет никаких действий, чреватых вовлечением Великобритании в конфликт, без предварительного согласования с Лондоном.
Collapse )