September 11th, 2019

Побеждённые стали победителями и наоборот (I)

«ОТЪ СЕДАНА КЪ МАРНЪ»
(Параллели 1870 и 1914 г.г.)

Въ сентябрѣ 1914 года, когда участь Парижа была на волоскѣ, когда судьба всей Франціи становилась сомнительной, а мы въ гостепріимной Россіи уже готовились, быть можетъ, принимать французскихъ бѣженцевъ, случилось «Чудо на Марнѣ».

Гордые, непобѣдимые нѣмцы, вдругъ оказались побѣжденными. Они спѣшно покатились на сѣверъ, бросая плѣнныхъ, бросая трофеи и что особенно важно, бросая надежды па побѣду, которую такъ внезапно вырвали у нихъ изъ рукъ.

Ясно, что столь необычайное явленіе должно было вызвать къ себѣ исключительный интересъ и дѣйствительно въ современной военной литературѣ операціи на Марнѣ удѣляется особенно много мѣста. Но, познакомившись съ источниками, я былъ захваченъ особой мыслью: Изучая начало европейской войны и въ частности бой на Марнѣ, я увидавъ, что виновникомъ его исхода является не Жоффръ и не Галліени, ни Мольтке и Клукъ, а нѣчто большее и неизбѣжное. Что глубокая причина побѣды и пораженія лежитъ не только въ счастливой комбинаціи, внезапно осѣнившей Жоффра и не въ изъятіи генераломъ Мольтке въ рѣшительный моментъ и изъ рѣшительнаго мѣста 2 корпусовъ, но, главнымъ образомъ, въ природѣ доктринъ.

Я пришелъ къ заключенію, что залогъ побѣды и пораженія на Марнѣ лежитъ въ кампаніи 70-71 года.

Collapse )

Побеждённые стали победителями и наоборот (II)

ПЛАНЫ СТОРОНЪ*).

ГЕРМАНСКІЙ ПЛАНЪ.

Несмотря на то, что послѣ блестящихъ побѣдъ 1870-71 г.г. военная мощь Франціи была сломлена и она непосредственной угрозы представить уже не могла, Германія все же оружія не складываетъ; попрежнему она зорко слѣдитъ за своей западной сосѣдкой, попрежнему мечъ и перо, стратегія и дипломатія продолжаютъ работать рука объ руку и въ самомъ тѣсномъ контактѣ.

Тотчасъ послѣ войны и даже первые 20 лѣтъ послѣ нея, общая обстановка, въ сущности, остается неизмѣнной. Неизмѣннымъ въ общихъ чертахъ остается и планъ войны. Въ предвидѣніи ея въ Эльзасъ-Лотарингіи ведутся усиленныя работы стратегическаго масштаба: подводятъ линіи желѣзныхъ дорогъ, строятъ военныя платформы, создаютъ маневренныя крѣпости (Метцъ) и т. д.; все говоритъ за то, что здѣсь подготовляются возможно выгодныя условія вступленія въ войну, по пути, уже проторенному маститымъ Фельдмаршаломъ.

Collapse )

Побеждённые стали победителями и наоборот (III)

НАЧАЛО ВОЙНЫ.

(См. схемы № 4 и 5)

3-го августа объявлена война, въ ночь съ 3-го на 4-ѳ германскія арміи переходятъ Бельгійскую границу — 5-го августа генералъ Людендорфъ во главѣ бригады дерзко атакуетъ Льежъ открытой силой, форты падаютъ, а Цитадель сдается Люден-дорфу, подъѣхавшему на автомобилѣ съ адъютантами. Такъ началась война.

Съ этого момента тайное стало явнымъ, догадки начали врплощаться въ жизнь. Рѣшительная атака Льежа раскрыла карты, она показала, что расчеты французовъ не оправдались, что нѣмцы не удовлетворяются полумѣрами, что Маасъ и даже Льежъ не остановилъ ихъ натиска. Грозовая туча нависла глубоко надъ лѣвымъ флангомъ и тыломъ французскихъ армій. Нужны были срочныя мѣры «противодѣйствія; германская доктрина навязывала свою волю — французамъ приходилось повиноваться ей.

Collapse )

Побеждённые стали победителями и наоборот (IV)

БОЙ НА МАРНѢ.

(См. сх. № 6 и 7)

Къ вечеру 4-го сентября обстановка сложилась такъ. Правый флангъ (1, 2 и 3 арміи) нѣмцевъ перешелъ Марну и движется прямо на югъ, неосторожно подставивъ свой флангъ противнику. Уступомъ справа и впереди идетъ пылкій Клукъ, который жаждетъ настичь и докончить французовъ. Обезпеченіе отъ Парижа только два корпуса, притомъ еще раздѣленныхъ Марной.

4 и 5 арміи сдерживаются упорнымъ сопротивленіемъ французовъ. 6 и 7 арміи довольно пассивны. Французскія арміи остановили свой отходъ, перегруппировались и готовятся къ переходу въ наступленіе. На лѣвомъ ихъ флангѣ 6-я армія, усиленная частями Парижскаго гарнизона, занесла уже свой ударъ по флангу и тылу нѣмцевъ въ общемъ направленій на р. Уркъ, правымъ флангомъ на Мо.

Оцѣнивая создавшуюся обстановку (см. сх. № 6), мы увидимъ, что роли уже перемѣнились, что всѣ тактическія преимущества теперь на сторонѣ французовъ.

Collapse )