December 2nd, 2017

Тактика огня пехоты до войны 1914—1918 г. (I)

А. Ляфарк.

“Revue militaire generale” — 1921—1922 г.г.

В настоящее время, когда вырабатываются новые уставы, сравнение доктрин, господствовавших до великой войны, с выводами из опыта последней, представляет очень большой интерес.

Прежде всего, обращают на себя внимание поразительные противоречия между событиями последней войны и тема заключениями, которые строились на основании полигонных занятий и маневров; при том этот контраст проявлялся не постепенно, а как-то сразу, когда все еще находились под впечатлением прошлых войн.

Тем не менее противоречия между опытом минувшей войны и уроками прошлого, далеко не так велики, как это казалось в начале войны, когда многие чувствовали, будто под их ногами рушится фундамент, созданный обучением мирного времени. При подробном рассмотрении всех бывших войн и ряда войн, из которых состояла гигантская борьба 1914—18 г.г., приходится отметить много общих черт и аналогий. Противоречия же между ними ярче всего проявились в тактике огня, хотя в этой области произошли те же изменения, что и в большинстве других отраслей военного искусства. Исходя из принципа вполне логичного и, казалось бы, совершенно правильного, авторы уставов к военные писатели почти всегда обращались за выводами лишь к опыту самых последних войн.

Collapse )

Тактика огня пехоты до войны 1914—1918 г. (II)

д) Русско-японская война.

В русско-японскую войну развитие пехотного огня достигало своего максимума.

Напряжение огня. В вопросах, касавшихся возрастания значения пехотного огня, уроки русско-турецкой и англо-бурской войны вполне подтвердились. Вот что говорит об этом капитан Соловьев: «Что касается развития силы пехотного огнестрельного оружия, то о нем можно составить себе представление по огромным потерям, понесенным пехотой в бою от огня винтовок, в сравнении с потерями, понесенными ею от других родов оружия (85%). Случалось, что огонь необычайного напряжения продолжался так долго, что ствольные накладки обугливались и концы штыков загибались и для дальнейшей стрельбы их приходилось отмыкать».

Но русские, воспитанные на доктринах Суворова и Драгомирова, в начале войны употребляли обыкновенный залповый огонь (бой на р. Ялу); однако, в конце концов, имея постоянно перед собой японскую пехоту, осыпавшую их градом пуль, они научились и сами отвечать бешеным огнем.

Collapse )