Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Categories:

Чем дальше советское время, тем больше свидетелей и знатоков

В интересах дела необычайно важно всемерно поднимать производство сельскохозяйственной продукции и столь же важно рачительно, по-хозяйски сберегать выращенное, полученное на фермах. А сколько, однако, теряется, портится, утрачивается! На нет, бывает, сводится труд десятков тысяч людей. И это потери не только материальные, но и нравственные, если хотите, идеологические. Потому что ничто так «антивоспитательно» не действует на людей, как бесхозяйственность, бесполезно растрачиваемый труд.

За прошлую пятилетку, как отмечалось на XXVI съезде партии, среднегодовое потребление овощей и фруктов на душу населения увеличивалось значительно медленнее, чем их производство, и основная причина — потери. Вот почему продовольственная программа, призвана соединить воедино вопросы развития сельского хозяйства и обслуживающих его отраслей промышленности, заготовок, хранения, транспортировки, переработки сельскохозяйственной продукции, вопросы развития пищевой индустрии и торговли продовольственными товарами.

Это задача качественно новая. Она требует во многом иного подхода и к решению такой проблемы, как организация снабжения картофелем, овощами, фруктами индустриальных центров.

Как же лучше удовлетворять потребности крупных городов? Они закладывают на хранение огромное количество картофеля, плодов, овощей. И все же нередко покупателям приходится нести из овощных магазинов наряду с хорошими и доброкачественными продуктами такие, что потом тысячами тонн (увы, уже даже и не учтенными!) летят в мусоропроводы. Недовольны покупатели, убытки несет государство. Вот и получается, что так называемый гарантированный запас плодоовощной продукции в действительности вовсе не гарантирует поставку на прилавки доброкачественных плодов и овощей. Не слишком ли накладны такие «гарантии»?

Расчеты показывают, что 70 процентов убранного картофеля выгодней хранить в местах производства и 30 — в местах потребления, что с осени целесообразно завозить картофель только на текущую потребность (один-два месяца), а также делать запас на период холодов (декабрь—февраль). Однако, как правило, основная масса продукции хранится не на базах, приближенных к специализированным хозяйствам, а в городах.

Между тем те немногие примеры хранения картофеля, скажем, в зоне подмосковных хозяйств (Волоколамская, Дмитровская и другие базы) показали ряд бесспорных преимуществ такой организации дела. Резко сокращается потребность в перевозках. Появляется возможность без спешки отобрать нестандартный картофель и пустить здесь же в переработку на крахмало-паточный, спиртовой заводы или просто на корм скоту. Именно на месте, по-хозяйски, с участием самих производителей клубней должны решаться эти вопросы. В противном случае, как оно сейчас и происходит, вся черновая работа переносится с поля на плодоовощные базы, хотя в проектах этих баз такие работы не предусмотрены — нет ни площадей, ни соответствующего оборудования.

Ни в какой другой сфере народного хозяйства вы не увидите такого количества ручного труда. В период массовой уборки и закладки на хранение картофеля, овощей и фруктов (в сентябре—октябре) на разгрузку вагонов, переборку клубней, зачистку капусты и другие работы мобилизуются сотни тысяч тружеников индустрии, научных сотрудников, студентов. Мало того, что серьезно осложняется работа на многих предприятиях, привлеченные кадры используются крайне нерационально: дневная выработка этой категории работников не превышает, как правило, 1 рубля, а то и 30—40 копеек в смену. На овощные базы постоянно отвлекаются люди и в другое время года.

При хранении клубней в местах производства практически исключается доставка нетоварной продукции в места потребления: не гоняются зря в кузовах и вагонах многие тысячи тонн земли, причем самого ценного плодородного слоя. Есть такой термин: заземленность клубней. Так вот, в отдельных партиях земля составляет 20—30 процентов от всей перевезенной продукции, хотя по ГОСТу заземленность клубней допускается в пределах одного процента. Вместо того чтобы вернуться на поля, плодородная почва забивает водопроводную сеть городов или в лучшем случае идет на разбивку газонов у плодоовощных баз.

Когда же прекратится эта бесхозяйственность? Это же не хранение, а гноение добытой трудом и потом земледельца продукции! По данным НИИ картофельного хозяйства Минсельхоза РСФСР, в процессе уборки суммарные повреждения клубней непосредственно в хозяйствах составляют 20—30 процентов общего количества. По дороге с поля к хранилищу и в процессе загрузки количество механических повреждений достигает уже 40—50 процентов. Оптимальная высота падения клубней при перевалке не должна превышать тридцати сантиметров, но почти нигде это требование не выдерживается. Прикиньте, какие воздействия испытывают клубни, когда круто опрокидывается кузов самосвала и пятитонная масса картофеля обрушивается на бетон!

Конечно, если принять вариант хранения на месте, надо строить капитальные хранилища в районах производства картофеля. Пока же хранилищ на селе мало. В Российской Федерации, например, только более половины картофеля содержится в специальных хранилищах.

Вот почему на ноябрьском Пленуме ЦК КПСС товарищ Л. И. Брежнев заметил: «Как известно, во многих городах при хранении картофеля и овощей допускаются большие потери. Чтобы исправить положение, в проекте плана предусмотрено в 1,6 раза увеличить капиталовложения на создание хранилищ и в 1,4 раза — на строительство внутрихозяйственных дорог с твердым покрытием. Причем строить овощехранилища следует как в городах, так и в колхозах и совхозах. Это позволит вывозить продукцию по мере надобности прямо в магазины и столовые и приведет к значительному уменьшению потерь».

Сегодня становится все более очевидным: чтобы поднять на должный уровень хранение, переработку и поставку в торговлю картофеля, особенно фасованного, плодоовощные базы должны быть освобождены от непомерных запасов «второго хлеба», да и других овощей и плодов.

Интересный опыт хранения картофеля в местах его производства веется в Германской Демократической Республике, где пошли по пути формирования кооперативных объединений для строительства современных хранилищ. В объединение входят хозяйства-производители, фирма по реализаций продукции и завод по переработке отходов. Все это дает возможность наилучшим образом сохранить клубни и утилизировать на месте отходы.

Словом, и собственная практика и весь мировой опыт говорят о том, что картофелю давно пора сократить городскую «прописку». Хранить картофель, плоды и овощи надо в местах их производства, доставляя их в крупные города по мере надобности, причем в максимально переработанном виде. Это позволит тесно сомкнуть сельское хозяйство с отраслями, занимающимися хранением, переработкой и торговлей его продукцией. Экономика должна быть экономной! — таково требование времени.

Сегодня особенно слабым звеном в цепи от поля до прилавка является транспортировка. Для бесперебойной доставки картофеля в город требуется специализированный транспорт, а в холодное время года — еще и рефрижераторный. Потери на транспорте наиболее ощутимы, тем более при нынешних масштабах заноза картофеля в города.

Длительное время остается нерешенным вопрос контейнеризации перевозок картофеля. Комплексное использование контейнеров для перевозки, хранения и реализации плодоовощной продукции обеспечивает наилучшую ее сохранность. Контейнеры избавляют клубни от многих неприятностей. Но где взять их в достаточном количестве? Пока в стране не организовано массовое производство решетчатых контейнеров. Но и там, где контейнеры есть, их преимущества как оборотной тары часто не используются. Дело в том, что контейнер эффективно может применяться только в системе машин, в жесткой увязке со специализированным транспортом.

Загруженный в поле, он весит около полутонны, значит, требуется погрузчик, а для последующей транспортировки — контейнеровоз, имеющий соответствующие размеры кузова; хранилище также должно быть рассчитано на приемку и обработку контейнеров. Но чаще всего этого нет. В некоторых хозяйствах даже порожние контейнеры нечем сгрузить — их просто сваливают, при этом бьют, быстро приводя в негодность. Вот и обрывается цепочка в самом начале. Можно, конечно, на худой конец затаривать картофель в сетки по 45—50 килограммов. Но мягких безузловых сеток почти не выпускается, а в обычных клубни получают множество повреждений и порезов.

Не выполняются задания по реализации фасованной продукции. Перелопачивая гигантские объемы поступающих клубней И овощей, плодоовощные базы практически переложили на плечи торговли заботы о фасовке, а частично и о переборке поступающих плодов и овощей. Из-за нехватки контейнеровозов продукция с плодоовощных баз часто поставляется в ящиках, затем ее вновь приходится перекладывать в контейнеры. Сотни торговых работников заняты фасовкой и переборкой овощей, из-за чего создаются большие очереди в торговых залах, замедляется реализация продукции.

Все эти неурядицы мешают, конечно, организовать четкое обеспечение населения дарами полей и садов.

Но и в нынешних условиях торговая сеть могла бы лучше справляться со своими задачами. Сошлюсь на опыт Омска. По 100 килограммов овощей на каждого жителя этого города выращивает и, подчеркну, доставляет в сохранности в торговлю специализированное производственное объединение «Омичка». Здесь продукция, предназначенная для быстрой продажи, грузится и разгружается только по одному разу: минуя базу, прямо с грядки она идет в магазины. Организация торговли по методу «поле — магазин» позволила не только ускорить доставку овощей на прилавки и сохранить их высокое качество, но и избежать потерь, сократить затраты труда на подготовку продукции к продаже. Не стало свалок, гниющих куч на задворках баз. Отпала нужда в «тотальной» мобилизации горожан на переборку овощей. Следует пристальней присмотреться к этому опыту.

Объединить усилия производителей клубней и овощей, заготовителей, а также тех, кто занят их доставкой и реализацией, призвано созданное недавно Министерство плодоовощного хозяйства СССР. Сейчас в его руках находится половина валового производства плодов и овощей. Теперь в его ведение передано и многосложное хозяйство, занятое обеспечением, например, москвичей картофелем, овощами и плодами. Хотелось бы надеяться, что в этой важной отрасли будет наконец наведен должный порядок. Для того ведь, собственно, и создано новое министерство! Прямой его долг — наладить бесперебойное снабжение населения свежими овощами, картофелем, фруктами и ягодами — всем, чем богата наша земля.

Алексеев П. Продовольственное дело — забота общая // Коммунист. 1982. № 2 (январь).


Производство плодоовощной продукции и картофеля. Программа предусматривает крупные меры по улучшению снабжения населения плодоовощной продукцией и картофелем за счет дальнейшего увеличения производства и повышения их качества, а также резкого сокращения потерь продукции на пути ее следования от поля до потребителя.

Среднегодовое производство овощей и бахчевых культур в одиннадцатой пятилетке намечено довести до 33—34 млн. тонн и в двенадцатой пятилетке — 37—39 млн. тонн, плодов и ягод соответственно — 11—12 млн. тонн и 14—15 млн. тонн, винограда — 7,5—8 млн. тонн и 10—11 млн. тонн. Значительно увеличить производство овощей в защищенном грунте. Обеспечить среднегодовой валовой сбор картофеля в одиннадцатой пятилетке в количестве 87—89 млн. тонн и в двенадцатой пятилетке — 90—92 млн. тонн.

В южных районах РСФСР, Украинской ССР и Казахской, ССР, в республиках Средней Азии, Закавказья и в Молдавской ССР предусмотрено создать крупные специализированные хозяйства и агропромышленные предприятия для производства и переработки плодоовощной продукции, превратить эти районы в основную базу снабжения населения городов Центра и Севера европейской части страны, Урала, Сибири и Дальнего Востока продукцией теплолюбивых овощных, плодовых и ягодных культур. Спрос населения в картофеле, в продукции поздних овощных, плодовых и ягодных культур удовлетворять в основном за счет производства их в районах потребления.

Завершить создание специализированных зон производства товарного картофеля на промышленной основе, и прежде всего в Белорусской ССР, в областях Нечерноземной зоны РСФСР и в республиках Прибалтики.

Расширить зоны по выращиванию раннего картофеля в районах Украинской ССР, в республиках Закавказья и Средней Азии. Обеспечить производство его в колхозах и совхозах в 1985 году в количестве не менее 7 млн. тонн и в 1990 году — 9—10 млн. тонн.

Ускоренными темпами развивать сельскохозяйственную базу для производства картофеля и овощей в районах Сибири и Дальнего Востока, особенно в зоне БАМа, имея в виду максимально удовлетворять потребности населения в этой продукции за счет местного производства.

Министерству плодоовощного хозяйства СССР, Министерству сельского хозяйства СССР, Министерству торговли СССР, Центросоюзу и Советам Министров союзных республик осуществить мероприятия по рациональному размещению хранилищ плодоовощной продукции и картофеля, с тем чтобы значительно сократить потери этой продукции и объем перевозок ее в период массовых заготовок. Широко применять прогрессивные способы хранения картофеля, плодов и овощей. Увеличить объемы перевозок плодоовощной продукции в изотермических вагонах, авторефрижераторами и специализированным речным транспортом.

Продовольственная программа СССР на период до 1990 года и меры по ее реализации. Материалы майского Пленума ЦК КПСС. М., 1982.

* * *

А теперь про культурную жизнь. К истории, как разбирали уклоны в религию писателя В.А. Солоухина.

* * *

Почта журнала: июль—декабрь 1981 года

Редакция получила письмо от члена-корреспондента АН СССР М. Руткевича. «В качестве постоянного читателя ряда наших центральных ведущих литературно-художественных и общественно-политических журналов, — пишет он, — я с известной тревогой замечаю ослабление внимания к мировоззренческим проблемам. И уж вовсе удивляют случаи, когда на журнальных страницах проскальзывают религиозно-мистические идеи и настроения, глубоко чуждые господствующему в нашей стране и, надо полагать, в среде советских писателей материалистическому мировоззрению. На мой взгляд, заигрывание с боженькой проявилось, например, в очередной подборке заметок Вл. Солоухина, названных им «Камешки на ладони»...

«В двадцатом веке, — заверяет писатель, — для каждого здравомыслящего человека нет сомнений в том, что на свете, во Вселенной, в разнообразии жизни существует высшее разумное начало. Иначе пришлось бы допустить, что такая сложная и точная организация, как цветок (растение), птица, человек, человеческий мозг, наконец, появились в результате случайно-счастливого слепого и беспрограммного соединения химических элементов, молекул, атомов. Но не могли же самосконструироваться такие точнейшие и сложнейшие приборы, как почки, сердце, щитовидная железа, барабанная перепонка, глаз, не говоря уж о хромосомах. Все это действует по разумным законам математики, химии, физики... Вопрос состоит не в том, существует ли высший разум, а в том, знает ли он про меня и есть ли ему до меня хоть какое-нибудь дело?» («Наш современник» 1981, № 3, стр. 39).

Заметим, что ссылки на царствующую в природе, и прежде всего в живой природе, целесообразность давно и широко используются теологами самого различного толка. Вспоминается в этой связи попавший однажды в мои руки католический журнальчик «Свет и жизнь», издаваемый в Бельгии на ряде языков, в том числе и на русском. Аргументация теологов-неотомистов в пользу существования «высшего разумного начала» поразительно совпадает с аргументацией автора «Камешков на ладони». Правда, теологи начинают для большей убедительности не с цветка и птицы, а с автомобиля марки «Рено». Состоит этот автомобиль из десятков тысяч деталей, замечательно точно пригнанных друг к другу, чтобы машина могла служить разумной цели — передвигаться по воле хозяина. Теологи озадачивают читателя вопросом: разве могли бы все эти детали соединиться между собой по «воле слепого случая», «самосконструироваться» так, чтобы образовалась машина, способная выполнять предназначенную ей роль? Конечно, нет!.. И уже после этого примера, долженствующего ошарашить современного автомобилизированного обывателя, святые отцы переходят к живой природе. Они вполне справедливо утверждают, что самое простое живое существо «сконструировано» несравненно сложнее, чем автомобиль. Так подготавливается следующий риторический вопрос: могло ли самое простейшее живое существо появиться на свет «сослепу», то есть в результате случайного счастливого сочетания атомов и молекул? Нет. Стало быть, заключают теологи, оно было создано высшим разумным началом, которое действовало наподобие того, как действует конструктор при создании «проекта» автомобиля.

Ход мыслей авторов статьи, стоящих на позициях неотомизма, и советского писателя Вл. Солоухина, как говорится, совпадает «до запятой»...»

Инженер Института химии Башкирского филиала АН СССР С. Филиппова пишет: «Недавно прочитала в журнале «Наш современник» (1981, № 3) произведения Вл. Солоухина.

...В заметках «Камешки на ладони» меня поразили рассуждения о высшем разуме (читай: о боге!), признание которого писатель считает само собой разумеющимся для всех здравомыслящих людей. Он, по-видимому, не причисляет к ним атеистов — ведь они не верят в бога. Его доказательства существования высшего разума не что иное, как примитивные, известные еще с древнейших времен теологические доказательства бытия бога! Ими и теперь пользуются церковники, пропагандируя религию, а советский журнал и член КПСС Солоухин помогают им в этом».

Чувства наших корреспондентов нетрудно понять. Тем более что богостроительские мотивы и мистические сюжеты в творчестве Вл. Солоухина появляются не впервые и, по-видимому, не случайно.

Не раз подобные мотивы звучали и в предыдущих публикациях заметок. В книге «Камешки на ладони» (1977 год) на странице 28-й есть такой абзац: «Телепатия — вещь настолько же реальная, как телевидение или радио... Конструктор (?!), дав человеку аппарат для самой совершенной и могучей связи, почему-то не вложил в человека умения пользоваться этим аппаратом, считая, вероятно, что на ранних стадиях развития человек не то что недостоин, но неспособен пользоваться этим разумно...» Комментарии, как говорится, излишни. Но возникают вопросы: как относится к религиозно-мистическим взглядам члена КПСС Солоухина партийная организация, где он состоит на учете, — ведь ее долг формировать и у литераторов материалистическое, марксистско-ленинское мировоззрение, — как реагирует парторганизация редакции журнала «Наш современник» на пропаганду идеалистических взглядов с его страниц? Это интересует многих наших корреспондентов, в частности С. Спасибенко, заведующую сектором коммунистического воспитания студентов лаборатории высшего педагогического образования при МГПИ имени В. И. Ленина, 3. Тажуризину, доцента кафедры атеизма МГУ, Р. Александрову, доктора философских наук из Саранска.

Коммунист. 1982. № 2 (январь).


После выступлений «Коммуниста»

Партийная организация журнала «Наш современник» обсудила письма члена-корреспондента АН СССР тов. Руткевича М. и инженера Института химии Башкирского филиала АН СССР тов. Филипповой С. («Коммунист», 1982, № 2), признала критику заметок «Камешки на ладони» В. Солоухина («Наш современник», 1981, № 3, стр. 39) справедливой.

Коммунисты редакции сделали серьезные выводы, вытекающие из публикации заметок В. Солоухина: в частности, отделу прозы, готовившему к печати подборку «Камешков на ладони», а также главной редакции указано на необходимость повысить идейно-политический уровень критериев при отборе и редактировании материалов, засылаемых в набор. Коммунисты главной редакции, со своей стороны, находят выступление вашего журнала своевременным и актуальным и намерены в будущем не давать повода читателям для откликов, подобных письмам тт. Руткевича и Филипповой.

Главный редактор С. ВИКУЛОВ
За секретаря парторганизации А. ШИТИКОВ

В письме читателя М. Руткевича, помещенном во втором номере вашего журнала, были подвергнуты критике отдельные высказывания писателя-коммуниста Владимира Солоухина из его «Камешков на ладони», опубликованных в № 3 литературно-художественного журнала «Наш современник».

Считаю необходимым сообщить вам, что письмо читателя Руткевича обсуждалось на заседании партийного бюро творческого объединения московских поэтов. Коммунисты объединения признали критику в адрес Вл. Солоухина справедливой. Неточности в формулировках, небрежное обращение с научными фактами действительно дают повод думать, что коммунист Вл. Солоухин, автор «Камешков на ладони», «заигрывает с боженькой», как выразился читатель Руткевич. Члены партийного бюро указали Вл. Солоухину на необходимость более четко формулировать свои естественнонаучные воззрения, не допускать двусмысленностей и недомолвок, позволяющих читателям подозревать коммуниста в проповеди религиозных взглядов.

Писатель Вл. Солоухин, выступивший на заседании партбюро, заверил коммунистов, что он в дальнейшем постарается не допускать таких неточностей, которые дают повод для кривотолков. Он заверил членов бюро, что был и остался убежденным атеистом, никогда богостроительством не занимался и сожалеет, что небрежная фраза дала повод для справедливого читательского замечания.

Партийное бюро приняло решение усилить внимание к идейно-политическому воспитанию коммунистов творческого объединения поэтов.

Партком Московской писательской организации, в свою очередь, обратил внимание всех первичных партийных организаций на необходимость усиления научно-атеистической пропаганды в системе партийного просвещения.

Секретарь партийного комитета
Московской писательской организации Союза писателей РСФСР В. КОЧЕТКОВ

Коммунист. 1982. № 8 (май).
Tags: Большевик, Современность, журналы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 9 comments