Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Categories:

Для повышения рождаемости женщинам вредно учиться и работать

ПРОБЛЕМЫ СЕМЬИ И РОЖДАЕМОСТИ В ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Выдвинутая в Отчетном докладе ЦК КПСС XXV съезду партии задача разработки эффективной демографической политики дала существенный импульс дальнейшему развитию демографической науки в СССР.

Ученые-демографы совместно с представителями других наук проделали заметную работу в этой области. Конкретные мероприятия по проведению эффективной демографической политики в связи с обострившимися за последнее время проблемами народонаселения определены в «Основных направлениях экономического и социального развития СССР на 1981—1985 годы и на период до 1990 года». Как подчеркнул на XXVI съезде партии товарищ Л. И. Брежнев, «главный путь их решения — усиление заботы о семье, молодоженах и прежде всего о женщине». Реализуя это указание съезда, ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли недавно постановление «О мерах по усилению государственной помощи семьям, имеющим детей», предусматривающее дальнейшие крупные шаги в проведении активной демографической политики.

Научная разработка современных проблем демографической политики нашла отражение в многочисленных публикациях, среди которых положительным образом выделяются исследования, сосредоточивающие свое внимание на наиболее актуальных вопросах демографического развития страны. К таким работам и относятся рецензируемые книги(1), посвященные главным образом проблемам семьи и рождаемости.
_____________
1. «Демографические проблемы семьи». М., «Наука», 1978, 208 стр. Редакционная коллегия: Т. В. Рябушкин (ответственный редактор), А. Я. Боярский. М. С. Бедный, А. Г. Волков, Р. А. Галецкая, В. Г. Костиков, Б. Ц. Урланис, Л. Е. Минц; «Демографическое развитие семьи». М., «Статистика», 1979, 191 стр. Под редакцией А. Г. Волкова: «Воспроизводство населения и трудовых ресурсов». М., «Наука», 1976, 304 стр. Под общей редакцией академика Н. П. Федоренко. Ответственный редактор член-корреспондент АН СССР Т. В. Рябушкин.


Анализ роли семьи в воспроизводстве населения базируется на динамике ее величины и количества в ней детей. Средний размер семьи в СССР, по данным переписи 1970 года, составил 3,7 человека (по данным переписи 1979 года — 3,5). Однако эта величина, как отмечают авторы, не дает достаточного представления о возможных отклонениях от нее в зависимости от тех или иных особенностей формирования семьи. Так, средняя величина семьи в Эстонии составила 3,1, в Латвии — 3,2. Снижение рождаемости, наблюдавшееся с начала 60-х годов, уменьшение различий между городским и сельским образом жизни, а также интенсивный процесс развития городов повлекли за собой существенное увеличение доли малых семей, состоящих из 2—3 человек. Но если в Латвии и Эстонии более трети семей состоит из двух человек, то в Таджикистане и Узбекистане около трети семей состоит из 7 и более человек.

В нашей стране среднее число детей в семьях, по тем же данным, было 1,92. При Всесоюзной переписи населения 1979 года учтено 66,3 миллиона семей. Среди них 29,7 процента семей состоят из 1 двух человек, 28,9 — из трех, 23 — из четырех и 18,4 процента — из 5 и более человек.

Отношение к браку и безбрачию, частота вступления в брак в зависимости от возраста, отношение к разводам и повторным бракам вдовых и разведенных оказывают непосредственное воздействие на формирование уровня рождаемости у каждого народа и несут отпечаток особенностей его исторического развития. Об этом, в частности, свидетельствует динамика брачности женщин различных национальностей в республиках Союза ССР.

Повышение возраста вступления девушек в брак — свидетельство изменения в Советском Союзе общественного положения женщин всех национальностей. Они стали активными участницами экономической, политической и социальной жизни страны, возросла степень занятости их в общественном производстве, изменилась профессиональная структура женского труда, вырос их общеобразовательный уровень. Все эти факторы, ломая былую семейно-брачную психологию, способствовали ослаблению традиций ранней брачности у народов, твердо придерживавшихся ее в прошлом. С 1926 по 1970 год, например, доля замужних в возрасте 16—19 лет среди киргизок, туркменок, азербайджанок сократилась в 3—4 раза.

Как бы ни были еще значительны различия в уровне рождаемости в зависимости от этнографических особенностей состава населения, не они, а коренные общие для всех народов СССР социально-экономические преобразования, перемены в образе жизни определяют ее основные тенденции и факторы.

Как показали многие исследования, отраженные в рецензируемых работах, наиболее существенное влияние на рождаемость оказывает занятость женщины в народном хозяйстве. При этом, хотя занятость и рождаемость взаимосвязаны, ведущая роль тут принадлежит занятости, поскольку она в большей мере, чем рождаемость, обусловлена уровнем и характером экономического развития общества.

В условиях зрелого социализма (кроме характерного для нашего общества отсутствия перенаселения в любых формах, прежде всего безработицы) наряду с осуществлением принципа равной оплаты за равный труд все в большей мере обеспечивается рост квалификации женского труда на основе повышения общеобразовательного и культурного уровня женщин, совершенствуется охрана здоровья матери и ребенка. Наличие благоприятных объективных и субъективных условий для вовлечения женщин в сферу общественного труда характеризуется данными, которые показывают значительное увеличение их трудовой занятости. Но участие женщин в общественном труде не может не оказывать сдерживающего воздействия на уровень рождаемости. Взаимовлияние этих двух процессов подтверждается в рецензируемых работах динамикой соотношения уровня рождаемости и занятости женщин в общественном производстве.

Эти данные позволяют утверждать, что между уровнями занятости и рождаемости существует обратная зависимость: чем выше занятость, тем ниже рождаемость. Но эта зависимость не столь однозначна, как можно было бы представить только на основе данных по СССР в целом. Не во всех республиках корреляция между занятостью и рождаемостью одинаково велика и однонаправленна. Это обусловлено сложностью процесса вовлечения в общественное производство женщин, в частности тем, что это вовлечение осуществляется более всего в городах и оно связано не только с экономическими, но и психологическими изменениями в семье, а также переменами в бюджете времени, организации быта и многими другими.

В рецензируемых работах среди социальных факторов, оказавших существенное влияние на рождаемость, обоснованно выдвигается уровень общего образования и культуры. Убедительно показано, что для женщин, имеющих более высокое образование, независимо от того, работают они или нет, показатель рождаемости ниже, поскольку рост уровня образованности сопровождается распространением внутрисемейного регулирования рождаемости, повышением ответственности родителей за воспитание детей, обеспечение их всестороннего развития. Более высокий общеобразовательный и культурный уровень является базой развития духовных и материальных потребностей человека, стремления удовлетворить их наиболее полно. А это связано с уровнем доходов и, следовательно, с занятостью в общественном хозяйстве, для роста которой повышение образования создает благоприятные возможности. Одновременно в семьях с повышенным уровнем материального благосостояния чаще наблюдается опережающий увеличение доходов рост потребностей. Взаимодействие двух этих факторов в конечном счете оказывает свое отрицательное влияние на принятие решения о рождении ребенка, особенно если речь идет о втором и тем более третьем ребенке.

В нашей экономической литературе в течение довольно долгого времени существовала точка зрения, что уровень рождаемости непосредственно связан с уровнем доходов. В рецензируемых работах убедительно показано, что уровень доходов влияет на уровень рождаемости не прямо и далеко не однозначно, а косвенно — через повышение занятости женского населения в общественном хозяйстве, и прежде всего среди городских жителей. Авторы особо выделяют влияние на рождаемость затрат труда на ведение домашнего хозяйства и воспитание детей. Эти затраты еще очень велики и в сочетании с высоким уровнем женской занятости в общественном хозяйстве оказывают сдерживающее воздействие на численность семьи.

Какие же обстоятельства будут оказывать существенное воздействие на изменение рождаемости?

В ближайшей перспективе, полагают авторы монографии «Воспроизводство населения и трудовых ресурсов», это будет улучшение жилищных условий, рост обеспеченности дошкольными учреждениями, повышение уровня потребления. В противоположном направлении, по их мнению, будут действовать: увеличение городского населения, рост потребностей и другие факторы. Представление о том, что улучшение жилищных условий является первым по значимости фактором, действующим в сторону увеличения рождаемости, в общей форме нам представляется спорным. Следовало бы в данном случае говорить о молодых, только что формирующихся семьях, для которых улучшение жилищных условий действительно является весьма значимым обстоятельством, влияющим на рождаемость. Стоит в этой связи напомнить, что именно так был решен вопрос бюро МГК КПСС и исполкомом Моссовета в постановлении «О состоянии и мерах по улучшению демографической обстановки и стимулированию естественного прироста населения гор. Москвы» (сентябрь 1977 года). В этом постановлении особое внимание уделяется улучшению жилищных условий молодых семей. В частности, льготы на получение жилплощади в Москве теперь предоставляются семьям молодоженов и тем супругам, которые проживают в рабочих и студенческих общежитиях. Постановление ЦК КПСС, Совета Министров СССР и ВЦСПС «О дальнейшем укреплении трудовой дисциплины и сокращении текучести кадров в народном хозяйстве» также предусматривает для молодоженов оказание безвозмездной материальной помощи и кредита на кооперативное и индивидуальное жилищное строительство на льготах.

В целом влияние изменения жилищных условий на уровень рождаемости необходимо рассматривать в тесной связи с видоизменением структуры семьи, особенно ощутимой в наше время.

Семья из трех поколений, в которой жили не только молодые родители с детьми, но и родители родителей, то есть дедушки и бабушки, ныне сменилась, как правило семьей из двух поколений: родители и дети. И это, конечно, одна из причин, которая отсрочивает появление в некоторых молодых семьях не только второго, но даже и первого ребенка. К сожалению, авторы не рассмотрели всесторонне конкретных путей преодоления чрезмерного распространения малодетности, хотя несомненно, что ее причины имеют много общего с причинами падения рождаемости, рассмотренными в книгах. Все же следовало бы выделить именно те обстоятельства, которые приводят в малодетных семьях к отказу от рождения второго и третьего ребенка, и проанализировать в связи с этим данные по другим социалистическим странам.

Учитывая сложившуюся в последнее десятилетие демографическую ситуацию и тенденцию к уменьшению размера семьи, европейские социалистические страны осуществляют различные мероприятия, которые прямо или косвенно направлены на стимулирование рождаемости и выравнивание доходов малодетных и многодетных семей. По своей форме и содержанию наиболее важные мероприятия в отдельных странах весьма схожи между собой. К числу таких мероприятий относится, например, установление ежемесячных денежных пособий как дополнение к заработной плате лиц, имеющих второго и третьего ребенка, выдача единовременных пособий при рождении детей; частично или полностью оплачиваемый отпуск для работающих женщин по уходу за ребенком до достижения им возраста одного года. И вполне обоснованно, что именно этим формам уделено наибольшее внимание в рецензируемых работах. Это было важно для разработки соответствующих рекомендаций в нашей стране.

Авторы достаточно подробно рассматривают вопрос о влиянии занятости женщин в общественном производстве на демографические процессы. В частности, впервые в нашей литературе показывается, каким образом использование трудовых ресурсов, испытывая на себе влияние демографических процессов (динамики численности населения, его структуры по полу и возрасту, уровню рождаемости и смертности), в свою очередь, сказывается на режиме воспроизводства населения, особенно на рождаемости. К сожалению, авторы ограничились общей постановкой вопросов формирования благоприятных условий для совмещения работающими женщинами производственных и семейно-бытовых дел (например, внедрение неполного рабочего дня для молодых матерей, совмещающих работу с учебой, создание дополнительных льгот для работающих матерей при использовании общественных фондов, а также в период ожидания ими ребенка и т. д.). Следовало бы проанализировать последствия реализации постановления Совета Министров СССР и ВЦСПС «О дополнительных мерах по улучшению условий труда женщин, занятых в народном хозяйстве» (апрель 1978 года). В соответствии с этим постановлением Государственный комитет СССР по труду и социальным вопросам и ВЦСПС утвердили согласованный с Министерством здравоохранения СССР новый Список производств, профессий и работ с тяжелыми и вредными условиями труда, на которых запрещается применение труда женщин.

Определенный интерес в рецензируемых работах представляют материалы, касающиеся экономико-математических методов анализа демографических процессов. До последнего времени фактор динамики населения органически не включался в исследования принципов оптимального планирования советской экономики, а между тем без населения, как источника формирования главной производительной силы общества — рабочей силы и как главного потребителя производимых продуктов и услуг, система оптимизации народнохозяйственных планов не может быть эффективно разработана.

Заслуживает внимания разрабатываемый в ЦЭМИ АН СССР (см. «Воспроизводство населения и трудовых ресурсов») метод исследования трудовых ресурсов в форме отчетного баланса движения населения, который позволяет проследить этот процесс в определенный период времени, например, в течение года. Здесь же представлены материалы, посвященные математическим моделям определения экономической оценки трудовых ресурсов. Рассмотренная модель такой оценки носит, однако, весьма условный характер и может служить для определения потребностей в рабочей силе лишь в связи с оптимизацией рассматриваемого авторами критерия — стоимости выпуска продукции или прибыли.

В этой же книге исследуется в двух разрезах модель динамического планирования трудовых ресурсов по типам трудовой деятельности и по семейным признакам. Такой подход представляется целесообразным, так как обусловлен необходимостью планирования трудовых ресурсов не только в связи с их использованием в общественном производстве, но и в целях воздействия на процесс формирования социальных групп населения. Последнее, в частности, играет важную роль в определении структуры потребления. В этой связи нельзя не согласиться с выводом авторов о необходимости систематических выборочных обследований «всех групп населения по единой программе с целью получения репрезентативной информации по твердо установленному набору согласованных между собой показателей» (стр. 298—299). Спорным, хотя и небезосновательным, представляется суждение авторов о методе определения «платы за трудоиспользование» на основе «экономической оценки трудовых ресурсов», поскольку сам вопрос о плате за трудовые ресурсы является дискуссионным (см. стр. 265, 267).

Отдельная глава упомянутой книги посвящена важной и сложной задаче использования показателей развития трудовых ресурсов в моделях оптимального планирования. В настоящее время эти показатели учитываются в лучшем случае в виде ограничений по труду, без учета его социальной обусловленности. Этого, очевидно, недостаточно. Однако адекватное отражение труда в моделях оптимального планирования осложнено тем, что проблема использования трудовых ресурсов, как справедливо отмечают авторы, — это проблема и экономическая, и социальная, и демографическая. Учитывая сложность задачи, следует положительно отметить усилия, предпринятые ими при самой постановке вопроса, в решении которого в настоящее время появляется настоятельная необходимость. Подчеркивая важность и актуальность разработки изложенных в книге теоретических подходов, хотелось бы видеть и их упрощенные варианты, опирающиеся на современную статистическую базу. В этом случае экспериментальная проверка теории имела бы большую ценность как в собственно научном, так и в практическом прикладном отношениях.

В рецензируемых работах проблемы семьи и рождаемости рассматриваются в связи со многими другими сторонами воспроизводства населения, которые в совокупности составляют основное содержание демографической политики, необходимость дальнейшего формирования и проведения которой нашла столь определенное выражение в «Основных направлениях экономического и социального развития СССР на 1981—1985 годы и на период до 1990 года». В этом документе указывается на необходимость «проводить эффективную демографическую политику, способствовать упрочению семьи как важнейшей ячейки социалистического общества, созданию лучших условий для сочетания материнства с активным участием женщин в трудовой и общественной деятельности; улучшать содержание детей и нетрудоспособных за счет общества; осуществить систему мер по увеличению продолжительности жизни и трудовой активности людей, укреплению их здоровья».

К сожалению, обоснование практических мероприятий демографической политики в рассматриваемых трудах не получило достаточного развития. Сами авторы объясняют это тем, что современные научные исследования не позволяют определить точную меру взаимодействия между демографическими и социально-экономическими процессами и измерить влияние отдельных социально-экономических факторов на то или иное изменение народонаселения. В частности, несмотря на то, что социально-экономические процессы в народонаселении были едва ли не первыми, при анализе которых стали использоваться математические методы (таблицы смертности), все еще нет математических методов, выражающих взаимосвязь демографических и других социально-экономических закономерностей, а прогнозирование демографического развития населения остается все еще слабым местом (см. «Воспроизводство населения и трудовых ресурсов», стр. 13).

Конечно, неразработанность проблем демографической политики в определенной мере можно объяснить сложностью общественной жизни, противоречивым действием одних и тех же факторов в различных исторических и социально-экономических условиях на воспроизводство населения. Однако нельзя, по существу, оправдывать этими причинами тот факт, что при наличии большого количества монографических работ и коллективных исследований ученые-демографы до сих пор не обосновали и не вынесли на обсуждение широкой общественности конкретные научно-практические рекомендации по эффективной демографической политике. Такое положение нельзя не связать с разрозненностью ведущихся исследований. В настоящее время в Москве, на Украине, в Белоруссии, прибалтийских и некоторых других республиках сложились плодотворно работающие коллективы демографов. Однако их усилия недостаточно координируются в организационном и методическом отношении.

Ныне советская демография быстро развивается и по содержанию и по форме как самостоятельная социально-экономическая наука, имеющая свой предмет (изучение воспроизводства населения) и метод (демографический анализ), базирующийся на марксизме-ленинизме. Теория демографического развития должна все в большей мере отвечать практическим задачам формирования демографической политики.

Обсуждая сегодня перспективы экономического и социального развития страны, уместно поставить вопрос о решительном улучшении работы в области демографии, в частности и путем создания Научно-исследовательского демографического института с соответствующими филиалами. Стоит напомнить, что в прошлом в нашей стране существовало два таких института.

М. СОНИН,
доктор экономических наук, профессор.

Коммунист. 1981. № 8 (май).

* * *

Болдырев В. Двести пятьдесят миллионов // Коммунист. 1973. № 8.
Tags: Большевик, Современность, журналы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 13 comments