Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Categories:

Интересные схемы. Текст на любителя (II)

Последовательный ввод сил в стратегическое наступление на широком фронте ставил противника в весьма тяжелое положение. Оно осложнялось также и тем, что немецко-фашистское командование очень часто не имело в своем распоряжении достаточного количества резервов. Поэтому после каждого очередного удара ему приходилось снимать силы с одного направления и срочно перебрасывать их на другое. Противник в буквальном смысле метался вдоль фронта. Однако сил у него, чтобы парировать наши удары, как правило, не хватало. В результате оборона врага последовательно рушилась на ряде направлений и весь восточный фронт немцев переживал острейший кризис.

На схемах 1 и 2 показан маневр силами и средствами, осуществлявшийся немецко-фашистским командованием в целях противодействия наступательным операциям советских войск в июле и августе 1943 года.

Как известно, в ходе битвы под Курском 12 июля войска левого крыла Западного и Брянского фронтов нанесли сильный удар на болховском и орловском направлениях. Этот удар, как магнит, стал притягивать сюда дивизии противника с других направлений (схема 1). За 18 дней в полосу 2-й танковой армии прибыло дополнительно 17 дивизий, из них 10 танковых и механизированных. Особенно сильно была ослаблена 9-я армия врага, наступавшая до этого на северном фасе Курского выступа. После этого немецко-фашистское командование было вынуждено окончательно отказаться от наступления на Курск с севера.



Важную роль в развитии битвы под Курском сыграл также удар Южного фронта на реке Миус 18 июля 1943 года. Гитлеровское командование было поставлено перед необходимостью начать спешную переброску части дивизий 4-й танковой армии, наступавших до этого на Курск с юга, на рубеж реки Миус.

Весьма тяжелая обстановка сложилась для противника в августе 1943 года, когда в наступление включались новые фронтовые объединения. Начавшиеся 3 августа Белгород-Харьковская и 7 августа Смоленская операции снова вынудили противника перебрасывать свои дивизии из одной армии в другую. Только в течение августа на харьковское и смоленское направления им было переброшено по 15 дивизии. Сосредоточение значительных сил и средств противника на харьковском и смоленском направлениях привело к ослаблению его группировок на брянском направлении и в Донбассе. Это облегчило переход в наступление наших войск и на этих направлениях (схема 2).



Во второй половине августа операции, предпринятые советским командованием на разных направлениях, слились в общее наступление, развернувшееся на обширном фронте от Невеля до Азовского моря. Вскоре фронт противника, расшатанный рядом последовательных ударов, не мог уже сдерживать наступление советских войск, и немецко-фашистское командование было вынуждено оставить Донбасс, Левобережною Украину, а также большую территорию в центральных районах нашей страны.

Особенно крупных результатов достигла Советская Армия в последовательных наступательных операциях в летне-осенней кампании 1944 года. Главные силы немецко-фашистской армии и войск сателлитов Германии, действовавшие на советско-германском фронте, к 1 июня 1944 года, т. е. к началу кампании, находились в следующих основных районах: в Прибалтике — группа армий «Север» (40 дивизий), Белоруссии — группа армий «Центр» (48 дивизий), Западной Украине — группа армий «Северная Украина» (49 дивизий), Молдавии и восточной части Румынии — группа армий «Южная Украина» (62 дивизии). Кроме того, на северном участке фронта в районе Петсамо, восточной Карелии и ни Карельском перешейке действовали главные силы финских войск и 20-я горная армия немцев. Указанные силы врага были развернуты на фронте протяженностью в 4000 км. Для разгрома всех этих группировок противника советское командование наметило провести ряд операций.

Вполне очевидно, что одновременное проведение наступательных операций на всех этих направлениях являлось непосильной задачей для Советских Вооруженных Сил. Поэтому советское командование приняла решение осуществить разгром стратегических группировок противника, действовавших на советско-германском фронте, путем последовательного проведения наступательных операций, развертывавшихся по фронту. Замысел их заключался в том, чтобы нанесением ряда ударов на отдельных направлениях взломать стратегический фронт противника, привлечь на атакованные участки его резервы и ослабить этим другие направления. Затем предполагалось вводом в действие новых сил расширить наступление, превратив его в общее стратегическое наступление. В послании У. Черчиллю 6 июня 1944 года И. В. Сталин указывал, что «общее наступление советских войск будет развертываться этапами путем последовательного ввода армий в наступательные операции. В конце июня и в течение июля наступательные операции превратятся в общее наступление советских войск»(8).
_______________
8. Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941—1945 гг., т. I, Госполитиздат, 1957, стр. 226.


23 июня развернулась Белорусская операция, являвшаяся самой крупной операцией кампании. Разгром противника в Белоруссии оказал решающее влияние на устойчивость всего стратегического восточного фронта врага. Для восстановления разрушенного фронта в Белоруссии немецко-фашистское командование начало перебрасывать соединения с других направлений. Этим немедленно воспользовалось советское командование и расширило фронт наступления. 11 июля перешли в наступление войска 2-го Прибалтийского фронта в общем направлении на Резекне. Через два дня началась Львовско-Сандомирская операция. В период с 17 по 24 июля развернулось наступление войск Ленинградского и 3-го Прибалтийского фронтов с рубежа рек Нарва и Великая. Следовательно, уже через месяц стратегическое наступление велось на громадном фронте, от Финского залива до Карпат. В нем участвовало 8 фронтов (схема 3). В конце августа началась крупная наступательная операция под Яссами, которая открыла путь советским войскам на Балканы. В сентябре — октябре были проведены операции в Прибалтике и на Крайнем Севере.



Таким образом, летом 1944 года советское командование осуществило последовательно ряд стратегических наступательных операций, охвативших значительную часть советско-германского фронта, от Финского залива до Черного моря. Их политические и военные результаты были огромны. Они создавали решающие предпосылки для окончательного военного разгрома фашистской Германии в следующем, 1945 году.

Гигантское наступление Советской Армии летом и осенью 1944 года поставило немецко-фашистское командование перед неразрешимой проблемой. Широкий маневр силами и средствами вдоль фронта, а также приток новых резервов из глубины не мог задержать наступление советских войск. Последовательно наносимые удары советских войск вдоль фронта раскалывали стратегический фронт противника на части. Схема 3 наглядно показывает тот маневр силами и средствами, который гитлеровское командование было вынуждено проводить летом 1944 года, пытаясь остановить наступление наших войск.

Как уже отмечалось, наиболее сильный удар был нанесен советскими армиями 23—24 июня 1944 года в Белоруссии. Для того чтобы его парировать, противник начал срочно стягивать на это направление силы из Прибалтики, Западной Украины, Молдавии, Германии, Голландии, Норвегии и Италии. В период с 25 июня по 30 июля в Белоруссию было переброшено 22 дивизии, в том числе 4 из группы армий «Север», 6 из группы армий «Северная Украина».

Последовавшие спустя три недели после начала Белорусской операции новые удары в Прибалтике по группе армий «Север» и в Западной Украине по группе армий «Северная Украина» обрушились уже на значительно ослабленные войска противника. Особенно опасным для них являлся удар 1-го Украинского фронта по группе армий «Северная Украина», нанесенный 13 июля.

Для того чтобы локализировать удар этого фронта, немецко-фашистское командование было вынуждено вновь спешно начать переброску сюда новых дивизий из группы армий «Южная Украина», Германии, Венгрии, Словакии. За один месяц в группу армий «Северная Украина» влилось 19 дивизий, в том числе 4 танковые и 4 пехотные дивизии из группы армий «Южная Украина». Это привело к значительному ослаблению немецких войск, находившихся в Молдавии и восточных районах Румынии, и почти к полному истощению стратегических резервов врага.

Советское командование не давало передышки противнику. Спустя месяц после начала Львовско-Сандомирской операции, последовала Ясско-Кишиневская операция. Она привела к полному крушению обороны противника на Балканах. Немецкое командование, израсходовав основные резервы в ходе предыдущих операций, оказалось в чрезвычайно тяжелом положении.

Приведенные выше факты показывают, что промежутки между последовательными наступательными операциями советских войск, развертывавшимися по фронту летом и осенью 1944 года, колебались от двух до шести недель. Этого времени в тех условиях было вполне достаточно, чтобы нанести серьезное поражение противнику на одном направлении, ослабить его группировки на смежных направлениях и завершить подготовку новых наступательных операций.

Однако опыт Великой Отечественной войны показал, что для достижения крупных военно-политических целей кампаний недостаточно сокрушить стратегическую оборону противника на широком фронте. Взлом обороны на широком фронте — это лишь важнейший этап на пути к конечным целям кампании. Другой важной проблемой является организация и ведение последовательных операций в глубину. В годы минувшей войны советское командование блестяще разрешило и эту трудную проблему стратегии.

В зимней кампании 1942/43 года после разгрома противника под Сталинградом и в районе Воронежа советские войска проводили последовательные операции по глубине на курско-харьковском направлении и в Донбассе. В летне-осенней кампании 1943 года после завершения Орловской и Белгород-Харьковской операций Центральный, Воронежский и Степной фронты провели крупную стратегическую операцию по освобождению Левобережной Украины, а после форсирования реки Днепр эти фронты осуществили новые операции на гомельском, киевско-житомирском и кировоградском направлениях. В ходе этой кампании по нескольку наступательных операций провели также Брянский, Юго-Западный и Южный фронты.

Пространственный размах последовательных операций был различен. Так, глубина наступательных операций, которые были связаны с прорывом обороны противника, отражением его контрударов, расширением захваченных плацдармов, как правило, не превышала 100—150 км. Такая глубина была в большинстве случаев характерна для исходных операций кампаний (Сталинградской, Орловской, Белгород-Харьковской), а также операций, проводившихся на завершающих этапах кампаний (наступательные операции войск 1-го и 2-го Украинских фронтов на житомирском и кировоградском направлениях в октябре — ноябре 1943 года). Наибольший размах обычно достигался в операциях, осуществлявшихся уже посте прорыва обороны противника на всю оперативную глубину — Чернигово-Припятская операция войск Центрального фронта, наступательные операции войск Воронежского и Степного фронтов на киевском и кременчугском направлениях. Глубина этих операций достигала 300—400 километров.

В исходных операциях советским войскам удавалось нанести серьезное поражение группировкам противника и нарушить его стратегический фронт. Поэтому в тех операциях, которые следовали сразу после исходных, наши войска имели дело уже со значительно ослабленными группировками противника. Ввод свежих резервов и новый удар вынуждал противника начинать отход. Советские войска приступали к преследованию отходящих группировок врага. Немецко-фашистское командование обычно отводило свои войска до намеченного выгодного рубежа, где снова организовывало оборону (например, отход противника на реку Днепр).

В летне-осенней кампании 1944 года одним из наиболее поучительных примеров ведения последовательных наступательных операций по глубине является наступление советских войск на Балканах. Здесь последовательно одна за другой в течение четырех месяцев проводились Ясско-Кишиневская, Трансильванская, Дебреценская, Белградская, Будапештская операции. Общая глубина продвижения советских войск достигала 1100 км. Характерными особенностями этих операций было то, что они осуществлялись последовательно одна за другой без пауз. Планирование и подготовка последующих операций проводились еще в ходе предыдущих. При таком методе ведения операций противник не успевал восстанавливать свой фронт обороны.

Чрезвычайно ценный опыт организации и ведения последовательных операций по глубине дает также и завершающая кампания Великой Отечественной войны. Как известно, в ходе ее советские войска после решения основных задач в Восточно-Прусской и Висло-Одерской операциях осуществили наступление в Померании и на берлинском направлении. Правда, в этой кампании между операциями, проводившимися в глубину, имелись паузы. Это в значительной степени обусловливалось тем, что исходные операции были очень большими по глубине (Висло-Одерская — 600 км). Вполне очевидно, что после такого крупного оперативно-стратегического скачка для подготовки новой операции, связанной с овладением Берлина, требовалось время.

Следует особо подчеркнуть большую эффективность последовательных наступательных операций Советских Вооруженных Сил в годы Великой Отечественной войны. В первом периоде войны, когда наши войска осуществляли преимущественно стратегическую оборону, потери немецких войск на советско-германском фронте колебались от 150 до 180 тыс. человек в месяц. В последующие периоды войны, когда Советская Армия захватила инициативу и вела непрерывные стратегические наступления, потери противника значительно увеличились. Например, потери немецких войск в личном составе (убитыми, пленными, пропавшими без вести и ранеными, которые были эвакуированы в тыл) в летне-осенней кампании 1943 года составляли: в июле 230 766, августе 306 765, сентябре 268 565, октябре 227 057 человек. Такие же крупные потери несли войска противника и в последующих кампаниях. Так, только за два месяца летне-осенней кампании 1944 года (август — сентябрь) на советско-германском фронте немцы потеряли 572 тыс., за два месяца 1945 года (январь — февраль) 657 тыс. человек. Подобные потери немецко-фашистское командование, несмотря на предельное напряжение всех ресурсов, уже не могло восполнить, и это в большей степени расшатывало самые основы гитлеровской военной машины.

Немецко-фашистское правительство смогло лишь до лета 1943 года несколько увеличивать свои сухопутные силы на советско-германском фронте. В последующем численность немецко-фашистском армии неуклонно снижалась. Ухудшалось и ее качество. Немецкие войска несли огромные потери на советско-германском фронте и в боевой технике. Промышленность фашистской Германии и промышленность оккупированных ею стран была не в состоянии их восполнить.

Успешное осуществление последовательных наступательных операций по фронту и в глубину требует не только чрезвычайно больших материальных ресурсов, но и в неменьшей степени высокого искусства военного руководства, подготавливающего и проводящего эти операции.

Обстановка в ходе кампаний Великой Отечественной войны быстро и резко менялась. Это крайне осложняло планирование последовательных наступательных операций, которые должны были развиваться после завершения исходных операций. Планирование последовательных операций требует всестороннего учета многих факторов, влияющих на развитие вооруженной борьбы, изменений самих этих факторов в ходе борьбы, а также научного предвидения.

В период подготовки кампаний Советское Верховное Главнокомандование детально планировало лишь исходные (начальные) операции. Все последующие наступательные операции готовились уже в ходе развертывания наступления. Таким образом, планирование начиналось вместе с подготовкой кампании и не прекращалось вплоть до выполнения поставленных задач или конца наступления. Это, в частности, находило свое выражение в том, что в ходе наступления уточнялись прежние планы, а также разрабатывались планы новых последовательных операций.

Рассмотрим кратко планирование вооруженной борьбы на примере летне-осенней кампании 1943 года. В период стратегическом паузы, продолжавшейся с апреля по июль, Советское Верховное Главнокомандование, исходя из общих целей вооруженной борьбы на летнюю кампанию, планировало и готовило ряд операций. В районе Курска, где, по имевшимся сведениям, противник намеревался нанести свои удары, готовилась оборонительная операция, в которой должны были принять участие войска Центрального, Воронежского и Степного фронтов. На орловском направлении планировалось провести наступательную операцию войсками левого крыла Западного и Брянского фронтов. Войска Юго-Западного и Южного фронтов готовились к нанесению ударов в районе Изюма и на реке Миус.

Таким образом, в соответствии с общим стратегическим замыслом кампании советское командование заблаговременно планировало и готовило ряд операций. В них должно было принять участие семь фронтов. Кроме того, непосредственно перед началом Курской битвы (28 июня 1943 года) Ставка Верховного Главнокомандования поставила задачу командующему Северо-Кавказским фронтом подготовить операцию с целью очищения от противника района нижней Кубани и Таманского полуострова.

В ходе Курской оборонительной и Орловской наступательной операций осуществлялось планирование Белгород-Харьковской и Смоленской операций, а в ходе их (в период с 6 по 16 августа) планировался ряд новых наступательных операций по выходу на Днепр. Брянский фронт получил задачу наступать на Гомель. Центральный фронт должен был нанести удар на Киев и частью сил на Чернигов. Воронежскому фронту надлежало наступать в общем направлении на Полтаву, Кременчуг. Степной фронт получил задачу наступать на Красноград и далее на Верхне-Днепровск. Юго-Западный фронт должен был нанести удар на Барвенково, Павлоград. Южному фронту надлежало нанести главный удар в направлении Куйбышево, Сталино.

В конце сентября и октябре эти задачи были в основном выполнены. Советские войска, выйдя на Днепр, вели ожесточенные бон на захваченных плацдармах. В это время Советское Верховное Командование планирует новые крупные наступательные операции. На северо-западном направлении должны были вести наступление войска Волховского, Северо-Западного, Калининского фронтов с целью разгрома группы армий «Север» и освобождения Прибалтики. На центральном участке фронта планировалось развить наступление войск Западного и Центрального фронтов и нанести поражение противнику на вильнюсском и минском направлениях. На южном крыле советско-германского фронта перед войсками трех фронтов (Воронежский, Степной и Юго-Западный) стояла задача разгромить группу армий «Юг» и освободить значительную часть Правобережной Украины. Южный фронт в это время должен был наступать в направлении Каховки и далее на Херсон.

В период подготовки следующей кампании весной и летом 1944 года Советское Верховное Главнокомандование одновременно планирует и осуществляет подготовку четырех крупных операций (в Карелии, Белоруссии, Западной Украине, Молдавии). В ходе этих операций, когда выявились их крупные военно-политические результаты, осуществляется планирование новых операций в Прибалтике, Чехословакии, Венгрии и Югославии.

В завершающей кампании Великой Отечественной войны в Европе Советским Верховным Главнокомандованием также наиболее детально планировались первые исходные операции (Восточно-Прусская и Висло-Одерская). Последующие операции кампании планировались значительно позже, в ходе развития вооруженной борьбы, так как нельзя было заранее детально предвидеть, как сложится военно-политическая обстановка в Европе после разгрома немецко-фашистских войск в Польше и Восточной Пруссии.

При планировании вооруженной борьбы в кампаниях Великой Отечественной войны Советское Верховное командование руководствовалось следующими основными принципами.

Во-первых, наиболее крупные группировки создавались на тех направлениях, где по замыслу кампании наносился главный удар. Так, например, было при проведении контрнаступлений под Сталинградом и Курском, в Белорусской, Висло-Одерской и Берлинской операциях. Сосредоточение крупных сил на направлениях главного удара обеспечивало полное достижение целей операции и создавало условия для нанесения ударов на других направлениях.

Во-вторых, стратегические группировки, предназначенные для проведения наступательных операций, создавались последовательно в период подготовки кампании и в ходе развернувшегося наступления. Вначале создавались те группировки, которые первыми должны были наносить удары по противнику. Им отдавалось предпочтение и в материально-техническом обеспечении. Соответственно этому принципу планировался подвоз людских пополнений и материальных ресурсов во фронты.

В-третьих, советское командование настойчиво стремилось каждую новую наступательную операцию начинать еще в ходе развития предыдущей. Это диктовалось стремлением в максимальной степени использовать результаты проводимых операций и затруднить противнику восстановление боеспособности своих соединений и объединений в ходе все более расширяющегося наступления советских войск. Однако следует отметить, что на сроки начала каждой наступательной операции оказывало большое влияние не только развитие военно-политической остановки, в значительной степени они определялись возможностью создания ударных группировок и их материального обеспечения

Из приведенных фактов видно, что советское командование успешно решило в годы минувшей войны одну из наиболее сложных стратегических проблем — проблему организации и ведения последовательных операций. Это выразилось в умелом и взаимно увязанном планировании вооруженной борьбы ряда оперативных объединении, создании целесообразных группировок сил и средств для достижения целей операций, способности правильно предвидеть развитие вооруженной борьбы и изменения военно-политической обстановки, в четкой организации взаимодействия группировок, наступающих на разных направлениях.

В настоящей статье мы затронули лишь некоторые вопросы организации и ведения последовательных наступательных операций в Великой Отечественной войне. Тема эта обширная и многосторонняя. Она заслуживает глубокого исследования.

Военная мысль. 1960. № 3.

* * *

Ещё две схожие схемы к Смоленской



и к Белорусской наступательным операциям



Последняя схема чуть точнее по сравнению с приведённой в статье Павленко: тд СС «Викинг» оказывается в группе армий «Центр», а не «Северная Украина».
Tags: ВОВ, Военная мысль, Военная теория, журналы
Subscribe

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (IV)

    ШТАБНЫЕ ДОКУМЕНТЫ В заключение прилагаем различные формы боевых документов для частей, ведущих контрбатарейную борьбу. Большинство этих документов…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (III)

    5. БОРЬБА С АРТИЛЛЕРИЕЙ В НАСТУПЛЕНИИ Во время артиллерийской подготовки все средства наземной разведки ведут усиленное наблюдение, чтобы выявить…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (II)

    4. ПОДГОТОВКА БОРЬБЫ С АРТИЛЛЕРИЕЙ Ведение контрбатарейной борьбы слагается из подготовительного периода, пристрелки и подавления. Подавление при…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 9 comments