Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Categories:

Интересные схемы. Текст на любителя (I)

Последовательные наступательные операции в Великой Отечественной войне

Генерал-майор Н. ПАВЛЕНКО

Исторический опыт показывает, что по мере развития и совершенствования средств борьбы, количественного и качественного роста вооруженных сил борющихся сторон, увеличения протяженности стратегических фронтов усложнялись способы и формы вооруженной борьбы. Это выразилось прежде всего в том, что для достижения крупных военно-политических целей кампаний, осуществлявшихся на главных театрах военных действий, требовалось проводить значительное количество различных операций, согласовывать их между собой по цели, времени и пространству, а также избирать наиболее выгодные способы ведения операций(1).

Опыт войны свидетельствует, что на ограниченных по размерам стратегических фронтах выбор способов ведения операций не представляет какой-либо сложности. В годы второй мировой войны были, например, такие фронты, протяженность которых не превышала 300—350 км (Северо-Африканский). В этих случаях удачный прорыв на одном или двух участках вынуждал обороняющегося отходить в глубину, чтобы создать где-либо новый фронт обороны. Поэтому для того, чтобы полностью разгромить обороняющегося и добиться победы, наступающий должен был провести ряд последовательных операций по глубине.
_______________
1. О содержании и планировании кампаний Великой Отечественной войны см. «Военную Мысль» № 1, 1958, стр. 3—21.


Совершенно по-иному стояла проблема ведения наступательных операций на главных стратегических фронтах, протяженность которых достигала нескольких тысяч километров. Таким фронтом во второй мировой войне был советско-германский. Протяженность его колебалась от 3000 до 6000 км. После успешного завершения Советской Армией зимней кампании 1942/43 года длина советско-германского фронта сократилась до 4000—4500 км. Правда, не все участки этого обширного фронта имели одинаковую значимость в общем ходе борьбы. Однако во всех периодах войны на большей части его имели место активные военные действия с участием крупных сил с обеих сторон. Вполне очевидно, что на таком обширном стратегическом фронте нельзя было ограничиться осуществлением нескольких последовательных наступательных операции по глубине. Для сокрушения стратегического фронта противника требовалось провести ряд взаимосвязанных операций и по фронту и в глубину. Причем речь здесь шла не об армейских и фронтовых операциях, развертывавшихся на фронте от 50 до 200 км, а об операциях стратегического масштаба, которые велись несколькими фронтовыми объединениями, значительными силами авиации, а на приморских направлениях и с участием военно-морских сил.

В минувшей войне наступательные операции стратегического масштаба Советскими Вооруженными Силами осуществлялись на фронте от 300 до 500 км, а в отдельных случаях — 700—1000 км. Следовательно, одна операция охватывала от 10 до 25 проц. общей протяженности стратегического фронта, под удар в ней попадало обычно от 20 до 30 проц. сил и средств противника, действовавших на советско-германском фронте. Удар такой силы имел важное значение в ходе борьбы, но один он не мог сокрушить стратегический фронт противника и разгромить его главные силы.

Для достижения целей военной кампании требовалось провести ряд взаимосвязанных и взаимообусловленных наступательных операций, в результате которых подвергались бы разгрому главные силы противника и были освобождены важные в экономическом и политическом отношении районы. Иначе говоря, цели военных кампаний достигались путем проведения системы одновременных и последовательных операций. Как одновременные, так и последовательные операции нашли широкое применение в годы минувшей войны.

Опыт Великой Отечественной войны показывает, что одновременное развертывание наступательных операций на всем стратегическом фронте или большей части его, как правило, имеет место:

— в условиях начального периода войны, когда одной из борющихся сторон удалось нанести внезапные удары и захватить стратегическую инициативу (наступление немецко-фашистских войск в начальном периоде Великой Отечественной войны);

— в ходе войны в условиях общего стратегического наступления, при наличии крупных сил, средств и резервов у наступающего (летнее-осенняя кампания 1943 года, в ходе которой в сентябре советские войска вели крупные наступательные операции одновременно на смоленском, черниговском, киевском, криворожском и мелитопольском направлениях) ;

— на завершающем этапе войны, когда силы противника в результате крупных поражений в предыдущих кампаниях сильно истощены и он уже не в состоянии отразить удары наступающего (завершающая кампания Советской Армии в Европе в 1945 году, когда советские войска в январе развернули одновременно крупные наступательные операции от Балтийского моря до Карпат, а на юге вели бои по уничтожению группировки противника в Будапеште и отражали сильные удары противника в районе озера Балатон).

Последовательным развертыванием наступательных операций по фронту начиналось большинство кампаний Великой Отечественной войны. В ходе последовательных наступательных операций по фронту удары по противнику переносились с одного стратегического направления на другое, в результате чего достигался разгром основных группировок врага на театре военных действий. Вначале, как правило, развертывались наступательные операции на направлениях главных ударов. Для парирования этих ударов противник вынужден был расходовать оперативные и стратегические резервы и ослаблять другие направления. Советское командование, исходя из общего стратегического замысла кампаний и сложившихся условий обстановки, последовательно один за другим наносило новые удары на нескольких направлениях. Через определенный промежуток времени наступательные операции, предпринятые на разных направлениях, сливались в общее наступление, охватывая большую часть советско-германского фронта.

Последовательное развертывание наступательных операций по фронту обусловливалось различными причинами. Прежде всего каждое наступление Советской Армии было связано с прорывом сильной и глубокоэшелонированной обороны противника. В связи с этим для проведения крупной наступательной операции, в которой участвовало несколько фронтовых объединений, требовались значительные силы и средства. Одновременное проведение крупных наступательных операций с прорывом обороны противника неизбежно привело бы к распылению имеющихся сил и средств. Советское Верховное Главнокомандование в ряде кампаний (особенно это характерно для кампаний второго периода войны) наряду с созданием ударных группировок для наступления должно было также уделять серьезное внимание обороне важнейших стратегических направлений (московское и ленинградское). Поэтому для нанесения первых ударов по противнику оно не могло выделить более 25—30 проц. вооруженных сил, действовавших на фронте. После достижения крупных стратегических результатов на направлении главного удара сразу же ослаблялась угроза со стороны противника на других направлениях. Это позволяло начинать наступление силами других фронтов на новых направлениях.

Таким образом, сущность последовательных наступательных операций по фронту в годы минувшей войны сводилась к тому, чтобы сосредоточением усилий добиться вначале решающего результата на важнейшем направлении, а затем, используя достигнутый успех, нанесением новых ударов расширить стратегическое наступление по фронту и развить его в глубину.

Большой опыт получила также Советская Армия в организации последовательных операций в глубину. Эти операции проводились на одном стратегическом направлении последовательно одна за другой с целью наращивания силы ударов в глубину. Последовательные операции по фронту часто перерастали в последовательные операции по глубине, и наоборот. Вслед за исходными или начальными операциями, в которых подвергались разгрому основные силы противника и прорывался фронт его обороны на всю оперативную глубину, проводились новые операции, в которых осуществлялось преследование отходящих группировок врага и борьба с подходящими резервами.

* * *

Интерес к разработке теории организации и ведения последовательных наступательных операций возник еще задолго до начала второй мировой войны. Однако ни первая мировая, ни гражданская войны в СССР не дали достаточного опыта для разработки теории последовательных операций, хотя ход этих войн уже убедительно показал важность и практическую необходимость настойчивой работы военной мысли в данном направлении.

В 30-е годы советские военные теоретики основное внимание сосредоточивали на разработке теории организации и ведения армейских последовательных операций в глубину. По этому вопросу весьма интересные мысли высказал один из крупных военных исследователей Н. Е. Варфоломеев. Он утверждал, что «теория ряда последовательных операций есть теория использования успеха, теория энергичного преследования и окончательного уничтожения противника. Своевременная подготовка каждой последующей операции должна обеспечить непрерывность ведения операций так, чтобы не было никаких перебоев, никаких разрывов одной операции от другой»(2).
_______________
2. Цитируется по труду А. Вольпе. Фронтальный удар. Воениздат, 1937, стр. 215—216.


Варфоломеев подразделял ряд последовательных наступательных операций по глубине как бы на три этапа. В первом проводится исходная операция. Основным содержанием ее является прорыв укрепленного фронта и выход наступающей группировки на оголенный фланг противника. Второй этап — преследование отступающего противника. В третьем этапе должно развертываться сражение за уничтожение противника, защищающего в невыгодной группировке жизненно важный рубеж.

Нетрудно заметить, что на взгляды Варфоломеева сильный отпечаток наложил опыт первых недель войны на Западном фронте в 1914 году и опыт наступательной операции войск Западного фронта на варшавском направлении в 1920 году. Как известно, в обоих указанных случаях развертывались исходные операции, а затем осуществлялось преследование, были там и «завершающие сражения» (на Марне и Висле). Однако они закончились не уничтожением противника, а поражением наступавших войск.

Другой видный советский военный теоретик В. Триандафиллов писал: «Самая крупная операция, которая под силу современным армиям, может быть предпринята лишь силами около полсотни дивизий. Этих сил достаточно для решительной атаки на фронте только 120—150 км. Даже на одном советско-польском участке фронта эти 120—150 км составляют только 1/6 часть, 5/6 всего остального советско-польского фронта со всеми расположенными там войсками остаются незадетыми этим ударом»(3). Как же воздействовать, кроме активного сковывания, на «незадетый ударом фронт», на котором находятся главные силы противника, довоенная теория ответа не давала.

Следует отметить, что некоторые исследователи теории последовательных операций, столкнувшись со сложностью проблемы, сомневались в возможности осуществления этих операций. Так, И. Мовчин писал: «Ряд операций представляет настолько сложную организацию, в нем государство ставит на карту столь много, в него страна вкладывает так много средств и сил, что естественно спросить себя, будут ли у страны необходимые для этого силы и средства»(4) Далее автор утверждает, что проведение ряда последовательных операции явится редким случаем.
_______________
3. В. Триандафиллов. Характер операций современных армий. Воениздат, изд. второе, 1932, стр. 129.
4. Н. Мовчин. Последовательные операции по опыту Марны и Вислы. Госиздат, 1928, стр. 121.



В целом в годы, предшествовавшие второй мировой войне, советская военная мысль еще не выработала сколько-нибудь полной теории последовательных наступательных операций. Это создавало значительные трудности для советского командования при организации и ведении вооруженной борьбы в первом периоде Великой Отечественной войны.

Первый период Великой Отечественной войны был крайне неблагоприятным для Советских Вооруженных Сил. Отсутствовали объективные предпосылки для развертывания широких наступательных операций. Временная утрата в летне-осенней кампании 1941 года западных районов страны значительно сократила людские и материальные ресурсы нашего государства. Чтобы обеспечить успех наступательных операций, требовалось, во-первых, остановить наступление противника, а во-вторых, иметь достаточные силы и средства для организации ударов на широком фронте и развития наступления в глубину; хорошо налаженную систему пополнения действующей армии более или менее подготовленными людскими контингентами; тыловые органы, способные своевременно снабжать действующие войска материальными и техническими средствами; хорошо обученные войска и командные кадры, подготовленные к маневренным действиям; высокий уровень оперативно-стратегического руководства, способного умело использовать силы и средства для достижения победы над врагом.

Коммунистическая партия и Советское правительство приняли энергичные меры по мобилизации народа и всех ресурсов страны для отпора врагу. Но для этого требовалось время. Особенно сложной задачей являлось восполнение потерь в людях и боевой технике. Эту задачу Советскому государству удалось разрешить лишь к концу 1942 года.

Наступательные операции в первый период войны велись, как правило, при невыгодном для советской стороны соотношении сил, чем и объяснялось невыполнение задач, ставившихся перед нашими войсками. Кроме того, к этому времени у нас еще не было необходимого опыта в организации и ведении операций.

Большое поучительное значение имела зимняя кампания 1941/42 года. Рассмотрим кратко ее уроки.

После достижения крупной победы наших войск под Москвой в декабре 1941 года Советское Верховное Главнокомандование приняло решение осуществить в начале 1942 года три наступательных операции стратегического масштаба. Под Ленинградом намечалось разгромить главные силы группы армий «Север» и снять с города блокаду. На западном направлении планировалось нанести поражение группе армий «Центр», на южном крыле советско-германского фронта — разгромить донбасско-таганрогскую группировку противника.

Решение одновременно проводить три крупные стратегические наступательные операции привело к распылению и без того ограниченных сил и средств. Ни в одной из этих операций не было достигнуто необходимого превосходства в силах и средствах над противником. К этому следует добавить и то, что в материальном отношении войска не были должным образом обеспечены, а операции готовились весьма поспешно. Все это привело к тому, что ни в одной из этих операций цели не были достигнуты. Более того, некоторые наши объединения Волховского, Калининского и Западного фронтов потерпели серьезные неудачи.

Опыт зимней кампании 1941/42 года показал, что при недостатке сил и средств крайне опасно проводить одновременно крупные наступательные операции на ряде стратегических направлений. Становилось очевидным, что в период борьбы за захват и упрочение инициативы, когда противник обладает еще значительными силами и средствами, важно сначала добиться крупного стратегического результата на одном из решающих направлений. Для этого основные стратегические резервы сосредоточиваются на избранном направлении. Удар по противнику должен наноситься с расчетом добиться успеха наверняка. Лишь после того, как обозначится успех на этом направлении, в соответствии с общим стратегическим замыслом кампании можно развертывать операции на других направлениях.

Необходимые объективные и субъективные предпосылки для ведения крупных наступательных операций были созданы лишь ко второму периоду.

К началу контрнаступления под Сталинградом Советская Армия имела значительно больше сил и средств, чем в предыдущих кампаниях. Особенно увеличилось в действующей армии количество танков и авиации, и это было одним из решающих факторов, давших возможность советскому командованию проводить наступательные стратегические операции на большую глубину и в высоких темпах.

Одной из причин, не позволявших в первый период войны осуществлять наступательные операции с решительными целями, являлось отсутствие необходимых средств развития прорыва. В последующих периодах воины средствами развития прорыва были танковые и механизированные войска. В советской действующей армии находилось несколько танковых армий и значительное количество танковых и механизированных соединений. Они представляли в руках советского командования мощное средство развития прорыва и ведения операций на большую глубину.

Для успешного ведения последовательных наступательных операций исключительно важное значение имеет бесперебойная работа стратегического и оперативного тыла.

Подготовка и осуществление наступательных последовательных операций предъявляют особые требования к стратегическому руководству. Советское военное руководство извлекло уроки из опыта операций первого периода войны. Операции стали планироваться и готовиться более тщательно. Достигнутый первоначальный успех своевременно и искусно использовался для развития наступления на большую глубину силами оперативного и стратегического резерва.

Увеличение материальных возможностей Советской Армии для ведения крупных операций и рост ее военного искусства оказали прямое влияние на степень достижения целен в операциях. Если в кампаниях первого периода войны в большинстве операций не удавалось достигнуть поставленных целей, то совершенно иное положение наблюдается в кампаниях второго и третьего периодов. Это наглядно видно из приводимой ниже таблицы.



Приведенные в таблице данные свидетельствуют о высоком уровне военного искусства Советской Армии. Особенно успешно достигались цели стратегических наступательных операций во второй половине войны. В четырех последних кампаниях из 22 наступательных операций крупного стратегического масштаба в 21 были полностью достигнуты поставленные цели.

Советское командование показало высокие образцы проведения последовательных наступательных операций как по фронту, так и в глубину. Эти операции, как отмечалось выше, организовывались и осуществлялись в рамках определенной кампании. Особенности военно-политической обстановки, присущие той или иной кампании, накладывали свой отпечаток на характер последовательных наступательных операций.

В условиях когда в распоряжении советского командования сил и средств было недостаточно, а противник еще владел стратегической инициативой, цели наступательных кампаний сводились к тому, чтобы нанести решительное поражение группировкам противника на ряде направлений и захватить стратегическую инициативу. Примером этого могут служить наступательные кампании в первой половине Отечественной войны (зимняя кампания 1941/42 года и зимняя кампания 1942/43 года).

С изменением соотношения сил в пользу Советской Армии Верховное Главнокомандование выдвигало более крупные цели в наступательных кампаниях — разгром главных сил противника, действовавших на советско-германском фронте, освобождение важнейших экономических и политических центров, вывод из войны союзников Германии. Так, целью летне-осенней кампании 1943 года являлся разгром основных сил противника, находившихся на советско-германском фронте, и освобождение от немецко-фашистских захватчиков таких важнейших экономических районов нашей страны, как Донбасс и Левобережная Украина. В летне-осенней кампании 1944 года Советские Вооруженные Силы достигли еще более крупной военно-политической цели — разгромили все стратегические группировки противника, действовавшие на советско-германском фронте, завершили освобождение от немецко-фашистских захватчиков оккупированной территории нашей Родины (за исключением Курляндского полуострова), вывели из войны сателлитов Германии. Для достижения столь крупных военно-политических целей Советское Верховное Главнокомандование должно было осуществлять стратегическое наступление в указанных кампаниях на фронте от 2000 до 4000 км и в глубину на 500—600 и более километров.

Вооруженная борьба в кампаниях второй половины Великой Отечественной войны развертывалась на обширных пространствах по фронту и в глубину. В соответствии с общими целями кампаний советскими войсками проводилась целая система одновременных и последовательных наступательных операций по фронту и в глубину. В каждой из этих операций достигалась частная цель кампании.

Кампания обычно начиналась одной и реже двумя наступательными операциями на важнейших направлениях советско-германского фронта. Уже в ходе этих операций Советское Верховное Главнокомандование последовательно вводило в действие новые фронты на других направлениях. Таким образом, фронт наступательных действий советских войск непрерывно расширялся, охватывая все новые и новые участки, и через месяц — два советские войска уже вели наступление на большей части советско-германского фронта.

Приведем некоторые примеры. В зимней кампании 1942/43 года фронт стратегического наступления начал непрерывно расширяться еще в период борьбы с окруженной группировкой противника под Сталинградом. 1 января 1943 года (т. е. спустя 42 дня после начала контрнаступления) перешел в наступление Закавказский фронт; 12 января под Ленинградом нанесли удар войска Ленинградского и Волховского фронтов; на следующий день началась Острогожско-Россошанская операция; 26 января развернулась Воронежско-Касторненская операция войск левого крыла Брянского и правого крыла Воронежского фронтов. Вскоре перешли в преследование отходящего противника в районе Демянска войска Северо-Западного, а в районах Ржева и Вязьмы войска Калининского и Западного фронтов.

Таким образом, удары, нанесенные тремя фронтами под Сталинградом, через небольшой промежуток времени были поддержаны наступлением других фронтов. С 19 ноября 1942 года по 26 января 1943 года (67 суток) только на южном крыле советско-германского фронта перешло в наступление шесть фронтов(5). Остальные фронты(6) (кроме Карельского) также участвовали в общем наступлении. Всего для проведения общего наступления зимой 1942/43 года Советское Верховное Главнокомандование привлекло более 70 проц. сил и средств действующей армии. Правда, значительная их часть участвовала в наступлении в течение короткого времени.

В еще более сокращенные сроки развертывались последовательные операции по фронту в летне-осенней кампании 1943 года. Уже в ходе битвы под Курском (Орловская и Белгород-Харьковская операции) перешли в наступление на смоленском и рославльском направлениях войска Калининского и Западного фронтов, а в районе Изюма и на реке Миус — войска Юго-Западного и Южного фронтов. В период с 12 июля по 18 августа (в течение 36 суток) на фронте в 2000 км наступали 8 фронтов(7). Кроме того, 10 сентября на Таманском полуострове начал наступательные действия Северо-Кавказский фронт. Всего в общем наступлении летом 1943 года приняло участие 9 фронтов, в которых находилось около 75 проц. людей и артиллерии и 80—85 проц. танков и авиации действующей армии. Эти крупные силы нанесли решительное поражение двум группам армий противника («Центр» и «Юг»), т. е. более чем двум третям всех сил немецко-фашистской армии на советско-германском фронте.
_______________
5. Юго-Западный, Донской, Сталинградский (Южный), Закавказский (24 января было образовано два фронта: Закавказский и Северо-Кавказский), Воронежский и Брянский фронты.
6. Ленинградский, Волховский, Северо-Западный, Калининский и Западный фронты.
7. Калининский, Западный, Брянский, Центральный, Воронежский, Степной, Юго-Западный и Южный фронты.
Tags: ВОВ, Военная мысль, Военная теория, журналы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments