Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

Советские взгляды на организацию противотанковой обороны незадолго до начала войны

В значительной мере непреодолимость обороны должна была обеспечиваться действенной противотанковой обороной. Под противотанковой обороной (ПТО) понималась совокупность мероприятий, осуществляемых во всех видах боевых действий с целью поражения и уничтожения танков противника. В оборонительном бою противотанковая оборона включала в себя систему противотанкового огня в сочетании: с естественными и искусственными противотанковыми препятствиями (заграждениями); с маневренными действиями противотанкового и танкового резервов; с использованием противотанковых средств пехоты (бронебойных пуль, гранат, бутылок с воспламеняющейся жидкостью и др.); с действиями авиации по местам скопления танков.

Считалось, что успех противотанковой обороны будет зависеть от плотности противотанковых средств на переднем крае, глубины расположения и подвижности сил и средств противотанковой обороны.

Поскольку противотанковые орудия являлись наиболее действенным и решительным средством борьбы с танками, считалось, что огонь противотанковых орудий, стреляющих прямой наводкой на близких и средних дистанциях, будет составлять основу системы противотанкового огня.

При расчете плотности насыщения противотанковой обороны противотанковыми орудиями исходили из возможной плотности танковой атаки противника и огневой производительности противотанковых орудий. Предполагалось, что в войне с фашистской Германией следует ожидать от 50 до 100 и более танков на 1 км фронта атаки(112). При плотности до 50 танков на 1 км фронта и огневой производительности 45-мм противотанковой пушки, равной 4 танкам в течение 2—2,5 минут (т. е. времени, необходимого танкам для преодоления со скоростью 15 км/час расстояния, соизмеримого с дальностью действительного огня данного орудия), потребовалось бы на 1 км фронта 12 орудий.
__________________
112. См.: Балабанов В. М. Противотанковая оборона в основных видах боя.— М.: Воениздат, 1941, с. 51.


Считалось, что не на всех направлениях полосы стрелковой дивизии необходимо создавать рассчитанную выше плотность противотанковых орудий. На танконедоступных направлениях и там, где созданы инженерные заграждения, плотность могла быть значительно снижена. С учетом этих благоприятствующих противотанковой обороне факторов стрелковая дивизия, обороняющаяся на фронте 10 км, могла иметь не 120 (12 орудий на 10 км), как требовали расчеты, а 80 45-мм противотанковых орудий(113).

При анализе условий, способствующих успешному осуществлению противотанковой обороны, подчеркивалась необходимость эшелонирования противотанковых орудий в глубину до — 3—4 км. При этом рекомендовалось выделять от 40 до 50% противотанковых огневых средств полка для противотанковой обороны переднего края, 30—40% для обороны в глубине, до 25% — в подвижный резерв(114).
__________________
113. См.: Балабанов В. М. Противотанковая оборона в основных видах боя, с. 57.
114. См.: там же, с. 58.



Кроме противотанковых орудий в систему противотанкового огня включались вся артиллерия, расположенная в полковых участках, орудия дивизионной и корпусной артиллерии, подготовленные к борьбе с танками, и орудия противотанкового резерва командира дивизии.

Прежде всего, планом противотанковой обороны предусматривалось переключать часть орудий групп ПП и ДД в момент приближения прорвавшегося противника к району артиллерийских позиций на борьбу с танками. При этом огонь орудий групп ПП должен был заблаговременно согласовываться с огнем специальных противотанковых орудий.

Противотанковый резерв командира дивизии предназначался для уничтожения танков противника, прорвавшихся в глубину обороны на участке одного из полков. Кроме того, противотанковый резерв мог быть использован для усиления противотанковых средств того или иного полка, если в ходе боя прояснится обстановка и выяснится главное направление танковой атаки противника.

Считалось, что в большинстве случаев противотанковый резерв будет действовать не изолированно, а в тесной тактической и огневой связи с танками дивизии, ударной группы дивизии и артиллерией групп ПП и ДД, переключенной на отражение танковой атаки. При этом противотанковый резерв предполагалось использовать в тесном взаимодействии с танковым резервом(115).

Огонь всех видов и маневр противотанковыми резервами должны были находиться в тесной связи с противотанковыми заграждениями. Основным требованием к инженерным противотанковым заграждениям являлось надежное обеспечение, в первую очередь, переднего края и создание в глубине обороны препятствий, прикрывающих группировку артиллерийских противотанковых средств и маневр ими в глубине(116). В соответствии с этим требованием в оборонительной полосе дивизии создавались рубежи противотанковой обороны; противотанковые районы и опорные пункты; противотанковые отсечные позиции.

Вся противотанковая оборона дивизии делилась на три рубежа. Передняя граница первого рубежа проходила в 300—500 м перед передним краем обороны(117); тыльная граница в глубине обороны — в 1,5—2 км от переднего края. В пределах первого рубежа располагались противотанковые орудия батальонов первых эшелонов полков(118).

Передняя граница второго рубежа совпадала с тыльной границей первого рубежа (1,5—2 км от переднего края). Тыльная граница второго рубежа проходила в 2,5—3 км от переднего края, т. е. совпадала с тыльной границей полкового участка обороны. На этом рубеже размещались противотанковые районы, противотанковые орудия батальонов вторых эшелонов (ударных групп) полков, противотанковые резервы стрелковых полков и артиллерии групп поддержки пехоты(119).
__________________
115. См.: Балабанов В. М. Противотанковая оборона, с. 78.
116. См.: там же, с. 81.
117. См.: Тактика артиллерии.— М.: Воениздат, 1941, ч. II, с. 136.
118. См.: Общая тактика, т. 1, с. 241.
119. См.: там же.



Третий рубеж, начинаясь в 2,5—3 км от переднего края, заканчивался в 4—6 км от него. На рубеже были расположены противотанковые районы, противотанковые орудия ударной группы дивизии, противотанковый резерв дивизии, танки и артиллерия группы ДД.

Каждый рубеж противотанковой обороны начинался со сплошной полосы различных противотанковых препятствий, размещенных с уплотнением на танкодоступных направлениях. Целью создания этих полос являлось или полное воспрещение продвижения танков в определенных направлениях или задержка их движения для облегчения боевой работы артиллерийских орудий.

Важную роль в общей системе противотанковой обороны играли противотанковые районы. Каждый из них представлял собой район местности в глубине обороны, который по своим естественным свойствам, инженерному оборудованию и наличию в нем огневых средств противотанковой обороны был способен противостоять самой мощной танковой атаке, вести противотанковую оборону в условиях полного окружения и наносить решительное поражение танкам (120).

Противотанковые районы входили в систему второго и третьего противотанковых рубежей и, являясь основой противотанковой обороны в глубине оборонительной полосы, имели следующие задачи: надежно укрыть ударные группы стрелкового полка и дивизии и в то же время предоставить им возможность свободно и быстро действовать при контрударах и контратаках; быть надежным противотанковым укрытием для командных пунктов, узлов связи и позиционного района основной группировки артиллерии; обеспечить маневр противотанкового резерва командира стрелкового полка и дивизии; задержать атакующие танки противника и не пропустить их в глубину обороны; отделить штурмующую пехоту противника от его танков и уничтожить ее огнем и контратакой(121).

Противотанковые районы должен был выбирать и организовывать командир дивизии. Обычно намечалось 2—3 основных противотанковых района.

Кроме того, каждый командир полка мог назначить на участке своего полка дополнительный противотанковый район. Всего в дивизии могло быть создано 4—6 противотанковых районов.

Предполагалось также, что помимо противотанковых районов будут создаваться отдельные противотанковые опорные пункты в составе 2—4 противотанковых орудий и отсечные противотанковые позиции, представляющие собой небольшие по фронту и в глубину полосы инженерных противотанковых награждений в глубине обороны, которые, соединяя основные полосы инженерных противотанковых заграждений каждого противотанкового рубежа с противотанковыми районами и между собой, образуют единую систему противотанковых заграждений(122).
__________________
120. См.: Тактика артиллерии, ч. II, с. 138.
121. См.: там же.
122. См.: Балабанов В. М. Противотанковая оборона, с. 84—85.


Савушкин Р.А. Развитие советского военного искусства в период между гражданской и Великой Отечественной войнами. М.: ВПА, 1980.

Несколько таблиц из труда Балабанова (расчёт на отражение танковой атаки плотностью 50 машин на 1 км фронта):

Огневая производительность противотанковых орудий



Необходимая плотность насыщения противотанковыми орудиями на 1 км фронта (без учёта условий местности)



Влияние местности и искусственных противотанковых препятствий на плотность насыщения орудиями (37—47-мм)



Плотность насыщения орудиями с учётом всех данных обстановки



Расчёт необходимой плотности насыщения для дивизии на фронте в 10 км (для 37—47-мм орудий)



Схема обороны стрелковой дивизии по проекту Полевого устава 1941 года



* * *

По последнему предвоенному штату стрелковой дивизии в её распоряжении имелось:
45-мм ПТП — 54
76-мм ПП — 18
76-мм ДП — 16
37-мм ЗП — 8 [по факту обычно не хватало]
76-мм ЗП — 4

Т.е. всего теоретически до 100 орудий, которые можно использовать для организации противотанковой обороны путём стрельбы прямой наводкой. Сама теория построения системы ПТО так же выглядела достаточно продуманной.

Однако в послевоенный период в различных трудах по развитию военного искусства в годы Великой Отечественной войны (в том числе и собственно противотанковой обороны) или иной литературе предвоенные взгляды на организацию ПТО обычно подвергались критике. Наиболее обобщённо претензии выражались в следующем:

«неглубокое ее построение и относительно равномерное расположение противотанковых орудий по фронту, низкие плотности противотанковой артиллерии и минно-взрывных заграждений, размещение огневых позиций артиллерии (ПП, ДД и зенитной) и противотанковых районов на труднодоступных для танков участках местности. В результате танкоопасные направления оказывались слабо прикрытыми и танки противника могли легко вклиниваться в нашу оборону».

Или так:

«неглубокое ее построение и относительно равномерное расположение противотанковых орудий по фронту (по рубежам, а не по направлениям), сравнительно невысокие плотности противотанковой артиллерии (6—9 орудий на 1 км фронта), размещение огневых позиций артиллерии (групп ДД, ПП, ЗАГ) и противотанковых районов на труднодоступных для танков участках местности(3), а не на танкоопасных направлениях».

Ещё в одной книге говорилось:

«Таким образом, для борьбы с танками противника перед передним краем главной позиции сопротивления могли быть привлечены противотанковые средства лишь четырех стрелковых батальонов, составлявших первый боевой эшелон полков, и в лучшем случае вся полковая артиллерия полков первого эшелона дивизии, т.е. только 20 орудий калибра 45 мм и 12 пушек калибра 76 мм. Это позволяло иметь плотность, равную всего четырем орудиям на 1 км фронта обороны. С учетом потерь в ходе артиллерийской подготовки противника (в среднем до 20 %) борьбу за передний край могло вести около трех орудий на 1 км участка обороны. Конечно, такая низкая плотность не могла обеспечить сколько-нибудь надежного противодействия танкам врага».

«Неглубокость» обороны основывалась на положениях БУА-37-2, где писалось, что «Достаточной плотности огонь в полосе глубиною 2—3 км обеспечивается в зависимости от местности 6—9 орудиями на 1 км фронта при уступном расположении позиций по глубине» (ст. 234). Но в данном предложении речь идёт в основном только о батальонных и полковых средствах. Далее в статье указано, что «Огневые позиции батарей групп ПП и ДД входят в общую систему противотанковой обороны» (выделено в оригинале), т.е. система ПТО располагается на всю глубину дивизии, до 4—5—6 км.

«Линейность» или равномерное расположение противотанковых средств. Наоборот, везде речь идёт о массировании на танкоопасных направлениях: «Противотанковые орудия расчленяются по фронту с учетом танкоопасности направлений и эшелонируются в глубину... Огневые позиции пушечных батарей дивизионной артиллерии целесообразно располагать ближе к танкоопасным направлениям». Таблицы из работы Балабанова также дают представление о принципах рассредоточения средств ПТО.

Расположение противотанковых районов. Авторы послевоенных исследований как-то забывают, что по немецким уставам главная задача танковой атаки при прорыве позиции — уничтожение дивизионной артиллерии*. Т.е. в принципе танки не могли просто объехать ПТОР и скрыться в тумане. Далее, сами ПТОР должны были представлять собой довольно внушительный участок местности (примерно равный батальонному району, от 1 до 2 км по фронту и в глубину), а взаимное расположение противотанковых районов и противотанковых рубежей (второго и третьего) должно было обеспечивать создание огневых мешков и поражение фланговым огнём танков, прорвавшихся в коридоры между двумя районами. Где желательно размещать пушечные батареи ДА — сказано выше.

Про количество противотанковых средств в первой линии. Авторов не поймёшь, то у них линейность, а то вдруг раз — и излишнее эшелонирование. На этот счёт предвоенные работы писали, что «полоса переднего края наиболее просматриваема и подвержена воздействию мощного артиллерийского огня противника, и ведение огня противотанковых орудий с этого рубежа будет очень затруднено.

Поэтому обычно центр тяжести противотанковой обороны лежит не на переднем крае, а в глубине батальонных районов, до района артиллерийских позиций. Основная задача и цель противотанковой обороны — не допустить танки дальше артиллерийских позиций, так как с потерей их нарушается система огня...

Поэтому центр тяжести противотанковой обороны будет выгодно перенести, если позволит местность, в глубину батальонных районов, т. е. на глубину до 1—2 км от переднего края. Соответственно этому здесь будет сосредоточено более значительное количество орудий».


Схожей тактики организации ПТ обороны придерживались немцы во второй половине войны.

* * *

В начавшейся войне, скорее всего, ни одной советской дивизии по известным причинам не удалось построить оборону в соответствии с предвоенными представлениями. Но досадно, что послевоенные авторы, стремясь показать развитие тактики противотанковой обороны, делали эти представления исходным нулём почти в буквальном смысле, а не ограничивались словами «...неблагоприятная для советских войск обстановка начала войны, острая нехватка противотанковых средств и отсутствие необходимого боевого опыта явились основными причинами того, что летом 1941 г. не всегда удавалось организовывать достаточно устойчивую в противотанковом отношении оборону».

P.S. * — 132. Цель атаки — прорыв через оборонительную полосу противника. Эта цель достигнута, если артиллерия противника уничтожена и сопротивление в полосе главного сопротивления сломлено настолько, что стрелки могут следовать за танками на машинах. Только после удавшегося прорыва можно ставить дальнейшие задачи. (D 66. Richtlinien für Führung und Einsatz der Panzer-Division vom 3. Dezember 1940).
Tags: 1918-1941, Артиллерия, ВОВ, Военная теория
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 27 comments