Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

Из истории «тёплых» советско-китайских отношений (I)

Пекинские фальсификаторы истории

Фальсификация истории, подтасовка исторических фактов в выгодном для себя свете, самое произвольное их толкование — все это прочно вошло в арсенал тех средств, с помощью которых пекинские политики и идеологи пытаются воздействовать на сознание своего народа, на мировое общественное мнение. Обращаясь самым недозволенным образом с событиями прошлого, искажая их, маоисты в духе великоханьского шовинизма всячески превозносят роль Китая на различных этапах мирового общественного развития, фабрикуют и предъявляют самые абсурдные претензии к другим странам и народам.

В Пекине предпринимаются всевозможные усилия, чтобы хоть как-то оправдать, хоть чем-то подкрепить великодержавный, гегемонистский курс нынешних руководителей Китая, политика которых прямо смыкается с позицией самой крайней реакции во всем мире. С этой целью, а также в стремлении вылить очередной ушат грязной клеветы на советский народ маоисты встали в последнее время и на путь фальсификации истории второй мировой войны. Не далее как 6 июля с. г. пекинская газета «Гуанмин жибао» опубликовала статью «Об исходном моменте второй мировой войны», в которой содержится призыв пересмотреть «сложившиеся представления» о второй мировой войне и «восстановить ее подлинное лицо».

Авторы этой статьи — маоистские историки Ван Чжэнь-дэ и Хоу Чжэнь-дэ утверждают, вопреки давно и повсеместно установленной и признанной истине, что якобы вторая мировая война берет свое начало не с 1 сентября 1939 года, когда фашистская Германия напала на Польшу, а с 7 июля 1937 года, т. е. со дня возникновения вооруженного конфликта между ротой японских солдат и подразделением китайских солдат, занятых оборонительными работами у моста Марко Поло, в районе Лугоуцяо.

Выдвинув такой тезис, его авторы без тени смущения и не основываясь, разумеется, ни на каких фактах, пишут далее, что «китайский театр войны возник как основная (подчеркнуто нами. — Б. С.) часть второй мировой войны...» Вот, оказывается, что кроется за намерением маоистов-историков «восстановить подлинное лицо» второй мировой войны.

Объявив о таком намерении, авторы статьи поспешили заверить читателей, что они будут осуществлять его, «базируясь на марксизме-ленинизме, идеях Мао Цзэ-дуна». В верности названных историков идеям Мао мало кто сомневается. Но очевидно также, другое: маоистская идеология и политика не только не совместимы с марксистско-ленинским учением, а прямо враждебны ему.

Исследователи, действительно базирующиеся на марксистско-ленинском учении, давно и убедительно вскрыли причины второй мировой войны, ее социальный характер. Эта война возникла внутри капиталистического лагеря в результате резкого обострения противоречий между основными государствами этого лагеря, в силу действия закона неравномерности их развития. Ответственность за ее подготовку и развязывание лежит на империализме как общественной системе, и прежде всего на фашистской Германии, фашистской Италии и милитаристской Японии, предпринявших прямую вооруженную агрессию против других стран и народов с целью осуществления своих бредовых планов мирового господства.

Принципиально важно также учитывать, что вторая мировая война вызревала и проходила в новой исторической обстановке, в новую эпоху всемирной истории, открытую Великой Октябрьской социалистической революцией, в эпоху, главным противоречием которой было и остается противоречие между социализмом и капитализмом. Поэтому милитаристские замыслы обеих образовавшихся империалистических группировок — как фашистских государств, так и Англии, Франции, США — вынашивались и осуществлялись на антисоветской платформе, были направлены против СССР.

Конечно, главное противоречие эпохи не ослабило внутренних противоречий в стане империализма, между образовавшимися в нем основными группировками государств. Антагонизм между ними обретал все более острый характер и привел в конечном счете ко второй мировой войне. Она началась как война империалистическая, несправедливая - с обеих сторон. Однако по мере роста активности народных масс в борьбе против агрессоров война приобретала антифашистский, освободительный характер. Вступление в войну СССР после вероломного нападения на него нацистской Германии и создание антигитлеровской коалиции завершило этот процесс. Великая Отечественная война советского народа — важнейшая составная часть второй мировой войны, в высшей степени война справедливая.

Так, коротко, обстоит дело с причинами второй мировой войны и ее характером. Японо-китайские противоречия не были решающими среди этих причин, и не они предопределили возникновение глобального вооруженного пожара.

Понятно, вторая мировая война возникла не вдруг, не сразу, а подготавливалась многие годы. Кровавыми вехами на пути к ней явились итальянская агрессия в Эфиопии, участие Германии и Италии в гражданской войне в Испании на стороне фашистского диктатора Франко, мюнхенский сговор заправил империалистических государств с последовавшим вторжением гитлеровских войск в Австрию и ликвидацией государственной самостоятельности Чехословакии.

В ряду событий, предшествовавших второй мировой войне, находится и японская агрессия на Дальнем Востоке. Поощряемые тогдашними руководителями США и Англии, в сговоре с ними, японские милитаристы разработали планы захвата Северо-Восточного Китая (Маньчжурии), а затем Северного, Центрального и Южного Китая, начали осуществлять эти планы.

Авторы статьи в газете «Гуанмин жибао» рассматривают события, предшествовавшие второй мировой войне, вне их взаимосвязи и взаимообусловленности, дают им свое, превратное истолкование. Они утверждают, что события в Европе «не сформировали театра военных действий, непосредственно явившегося составной частью второй мировой войны». Отсюда следует, что такой театр был создан якобы в Китае, что вторая мировая война началась именно здесь.

В своих потугах пересмотреть «сложившиеся представления» о второй мировой войне, прежде всего принизить решающую роль Советского Союзе в достижении победы над гитлеровским фашизмом и японским милитаризмом пекинские историки-маоисты смыкаются с многочисленными буржуазными фальсификаторами истории. Но даже те признают, что вторая мировая война берет свое начало с 1 сентября 1939 года, когда фашистская Германия напала на Польшу. Вслед за этим нападением, буквально через два дня, агрессору объявили войну Англия, Франция, Австралия и Новая Зеландия, а немногим позже — Канада и Южно-Африканский Союз. После же инцидента у моста Марко Поло ни одна держава не объявила войны Японии. Лишь Советский Союз пришел на помощь народу Китая.

Июльское событие 1937 года осталось в ряду других событий японо-китайской войны. Оно не переросло в мировую вооруженную схватку, не было ее исходным моментом, как утверждают ныне в Пекине. Только с сентября 1939 года китайский фронт стал составной частью второй мировой войны, приобрел известное стратегическое значение.

Что же касается японо-китайской войны, то она, как известно, длилась восемь лет, с 1937 года по 1945 год, и прошла, что подтверждено историографией обеих противоборствовавших стран, в два этапа. Первый этап — от начала конфликта в районе моста Марко Поло, с 7 июля 1937 года до начала войны на Тихом океане, т. е. по декабрь 1941 года. Начавшийся с того времени второй этап завершился в сентябре 1945 года с разгромом и капитуляцией милитаристской Японии. В официальных японских и китайских дипломатических документах, а также и в западноевропейской историографии события того и другого периодов значатся как японо-китайская война.

В свете исторических фактов совершенно необоснованным является также утверждение пекинских авторов, что будто бы «Китай оказался на самой передовой линии главного фронта антифашистской борьбы в защиту мировой демократии и цивилизации...»

Главным фронтом второй мировой войны, после вероломного нападения на СССР фашистской Германия, являлся советско-германский фронт. Здесь были сосредоточены и разгромлены основные силы агрессора. Здесь действительно проходила передовая линия борьбы за спасение мировой цивилизации, борьбы, которая завершилась сокрушительным разгромом гитлеровских захватчиков. Решающий вклад внес Советский Союз и в разгром милитаристской Японии, сокрушив в кратчайший срок ее отборную миллионную Квантунскую армию.

Советский Союз всегда рассматривался государствами фашистского блока в качестве главного препятствия на пути к мировому господству и в качестве главного объекта агрессии. Здесь уместно будет сказать о том, что и в стратегических планах японских милитаристов Китаю с его обширной территорией, богатыми людскими и сырьевыми ресурсами отводилась роль надежного плацдарма для войны против Советского Союза.

Антисоветский характер этих планов был отражен уже в меморандуме специальной конференции представителей ведущих промышленных компаний, военной элиты и крупных чиновников Японии, состоявшейся еще до первого акта агрессия японского милитаризма против Китая, предпринятого в 1931 году и завершившегося захватом Маньчжурии. Кстати заметить, данное событие маоисты не решаются пока изображать началом второй мировой войны.

С еще большей определенностью об антисоветских замыслах говорилось в японском секретом документе 1936 года под названием «Внешняя политика империи». В нем значилось: «Учитывая теперешнее состояние японо-советских отношений, при осуществлении северной политики (так японские милитаристы именовали свои планы захвата территорий, принадлежащих СССР) основное внимание в отношении Китая следует направить на быстрое превращение Северного Китая в антикоммунистическую и про-японо-маньчжурскую зону и также на то, чтобы весь Китай сделать антисоветским и прояпонским».

Все это дает представление о месте Китая в планах японских милитаристов. Разрабатывая эти планы, они исходили из того, что нападение на Китай не повлечет за собой мировой войны. На Токийском процессе, где судили японских военных преступников, фигурировал разработанный уже в сентябре 1941 года документ — проект «Программы-минимум». В нем говорилось: «Соединенные Штаты и Англия не будут вмешиваться в урегулирование китайского инцидента и не будут прерывать его... Соединенные Штаты не будут оказывать правительству Чан Кай-ши ни военной, ни экономической поддержки».

Японские милитаристы не без основания рассчитывали и на внутреннюю разобщенность Китая, на распри в нем. Они не ждали сопротивления от посаженного ими в Нанкине марионеточного правительства во главе с Ван Цзин-вэем, и его не было. Они уповали на капитуляцию или пассивность правительства Чан Кай-ши и не ошиблись в своих надеждах на его военное бездействие. Более того, только за период с 1941 года по 1945 год состоялось 11 встреч на различных уровнях между японскими и гоминьдановскими представителями, на которых велись сепаратные переговоры о капитуляции правительства Чан Кай-ши, о заключении военно-политического японо-китайского союза «для борьбы против коммунизма». Маоистам, задавшимся целью пересмотреть историю второй мировой войны, должно быть известно, что до конца 1941 года гоминьдановское правительство Китая не объявляло войны Япония.

Не настаивали на объявлении войны агрессору, захватившему к тому времени важнейшие жизненные районы и промышленные города страны, Мао Цаэ-дун и его ближайшее окружение в Яньани. С 1939 года и до конца второй мировой войны ни гоминьдановское командование, ни командование 8-й и Новой 4-й Народно-революционных армий не предприняли, по сути дела, крупной наступательной операции против японских войск. Между тем с конца 1942 года японские вооруженные силы на Тихом океане переходили к стратегической обороне, испытывали значительные трудности в связи с подготовкой к наступлению, а затем и самим наступлением американо-английских войск, и флота. Но использовали в Китае благоприятную обстановку для активных военных действий против японского агрессора и после исторических побед Советских Вооруженных Сил под Сталинградом, на Курской дуге, в последующих крупных стратегических наступательных операциях.

Обращаясь ко всем этим фактам, мы, конечно, ни в коей мере не собираемся умалить героической борьбы китайского народа, подлинных коммунистов-ленинцев. Трудящиеся, прогрессивная интеллигенция, студенты Китая стремились к единству действий, тянулись к коммунистам своей страны, веря им и видя в них главную цементирующую силу в национальном освободительном фронте. История антияпонской вооруженной борьбы 1937—1945 годов зафиксировала многочисленные примеры массового героизма китайских солдат, партизан и ополченцев, проявленные в ходе неравной борьбы с современной по тому времени японской армией. Они нередко выходили из поединка с японскими карателями победителями.

Китайские патриоты не раз выражали недовольство и протест против гоминьдановских реакционных руководителей, пассивно наблюдавших за тем, как японские захватчики грабят национальное богатство, уничтожают национальную культуру страны. Они отдавали все свои силы, жертвовали своей жизнью в борьбе за государственную и национальную независимость своей родины от империализма и колониализма. Но их бедой, их несчастьем явилось то, что единый национальный анти-японский фронт в стране был взорван изнутри, в чем во многом повинны Мао Цээ-дун и его единомышленники. Установки маоцаэдуновского руководства «выиграть время, копить силы», «избегать жертв для сохранения своих сил», появившиеся во второй половине 1941 года, выжидательная позиция, занятая Мао, конечно же, не способствовали активизации борьбы с агрессором.

Пассивность чанкайшистов и маоцээдуновцев японские милитаристы использовали для подготовки китайского плацдарма к войне против СССР. Этот плацдарм хорошо послужил им в военных действиях на Тихом океане и в Юго-Восточной Азии после нападения на Перл-Харбор. Кстати, за 1943—1944 годы японское командование перебросило из Китая на Тихоокеанский фронт 7 своих дивизий. Не использовалась фактически против Китая, а была нацелена против Советского Союза миллионная Квантунская армия.

Обо всех этих фактах пекинские историки предпочитают умалчивать.

Дальнейшая эскалация антисоветизма — такую цель преследуют авторы появившейся статьи в «Гуанмин жибао». Об этом свидетельствуют содержащиеся в ней утверждения, будто бы СССР «раздувает собственную роль освободителя народов Европы».

Маоисты покушаются на святая святых — на всемирно-исторический подвиг советского народа в Великой Отечественкой войне, которым восхищаются все честные люди земли. Через тягчайшие испытания, каких не выпадало на долю никому, сквозь огонь и кровь небывалых по масштабам боев пришел советский народ под руководством ленинской партии к своей великой победе. Он отстоял свое социалистическое Отечество, избавил народы многих стран от гитлеровского порабощения, спас мировую цивилизацию от уничтожения фашистскими варварами. Такого подвига не в состоянии умалить никто.

Героический подвиг совершили советские люди и в вооруженной борьбе на Дальнем Востоке. Вступление СССР в войну против империалистической Японии ускорило ее победный исход. Наступил конец и восьмилетней японо-китайской войне. После разгрома Советскими Вооруженными Силами японской Квантунской армии, при содействии китайских патриотов, были созданы новые благоприятные условия для развертывания борьбы за полное и окончательное освобождение Китая от империализма и внутренней реакции, за победу народной революции.

Кстати, еще 7 июля 1941 года ЦК КПК опубликовал декларацию. В ней отмечалось: «Война, которую ведет советский народ, направлена не только на защиту СССР, но и на защиту Китая, на защиту свободы и независимости всех народов. Победа или поражение СССР будет победой или поражением Китая». Через полтора месяца после победы народной революции в Китае, в декабре 1949 года, не кто иной, как Мао Цээ-дун, говорил: «С начала войны сопротивления ни одно правительство какой-либо империалистической державы не оказало нам настоящей помощи. Только Советский Союз оказал помощь своими людскими, материальными и финансовыми средствами в больших размерах».

Ныне эти и другие, подобные им оценки в Китае отброшены. Ныне вдохновленные антисоветским, антисоциалистическим курсом своих руководителей маоистские идеологи встали на путь очернения всемирно-исторического подвига советского народа, в том числе посредством фальсификации истории второй мировой войны. Но тем, кто избрал в Пекине ложь и клевету в качестве орудия, стоит вспомнить мудрую народную поговорку: «От правды, как от солнца, ладонью не прикроешься».

В. САПОЖНИКОВ,
доктор исторических наук.


Красная звезда. 1978. 4 августа (№ 179).
Tags: ВМВ, Красная звезда
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments