Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Categories:

Касым: «А что они обо мне говорят?» (IV)

Окончание серии.

Предыдущие выпуски: раз, два, три.

Запись разговора П. Лорейна с Ж. Боннэ (6 апреля 1939 г.)

Г-н Боннэ спросил меня, могу ли я сформулировать какое-либо представление о военной ценности Советской России. Я ответил, что у меня определенно сформировалось мнение, хотя я не могу утверждать, что оно является ценным. Дело в том, что русская армия, если защищает свою собственную землю, может дать довольно неплохое впечатление о себе, но её сотрудничество за пределами её собственных границ будет практически бесполезным; более того, введение русских войск в действие за пределами русской территории, скорее всего, приведёт к краху нынешнего режима.

Г-н Боннэ сказал мне, что мнение генерала Гамелена и французского Генерального штаба очень похоже на то, что я только что высказал.


Инструкция для британской военной миссии в Москву (август 1939 г.)

Сравнение сухопутных сил

Россия.

52. Мы полагаем, что Россия может выставить следующие силы на своих западных границах:
На ранних стадиях                          Позднее возрастут до

20 кавалерийских дивизий                   20 кавалерийских дивизий
42 пехотные дивизии                        100-110 пехотных дивизий
3 механизированных корпуса                 4 механизированных корпуса
17 механизированных и танковых бригад
Числа, данные для ранних стадий, не включают войска обычно расположенные в центральной России. Будут ли достигнуты числа под заголовком «Позднее возрастут до», мы думаем, больше зависит от способности русских железных дорог снабжать свои войска, чем от общего наличия соединений. Дальнейшие детали содержатся в приложении II.

Ситуация, если Германия атакует на Западе, и обороняется на Востоке

80. …Германия всегда утверждала, что причиной, по которой она строит столь могущественные ВВС, является страх перед нападением России. Поэтому, если русские ВВС могут сконцентрироваться и действовать против Германии с востока, есть разумная причина предположить, что это будет иметь значительный эффект в уменьшении уровня наступления Германии против Франции и Великобритании.

81. В дополнение к огромному числу устаревших самолётов, собранных в армейских соединениях и морских командованиях специально для прямого взаимодействия с наземными и морскими силами, мы оцениваем, что у русских есть воздушные силы из 1 000 бомбардировщиков и 900 истребителей к западу от озера Байкал.

Из них 500 бомбардировщиков тяжёлого типа, которые в основном устарели и вряд ли будут использованы в наступлении. Другие 500 – средние бомбардировщики с неплохими данными, которые могут оказать определённый эффект на общую ситуацию. Они могут, например:

(a) От Варшавы достичь линии Берлин – Лейпциг – Прага.
(b) Из Румынии достичь линии Вена – Фиуме (и, конечно, полностью покрыть Венгрию).
(c) Из Турции достичь Софии и Додеканезских островов (и, конечно, покрыть Болгарию).

Приложение II

Оценка военной ценности русских сил

Три общие ремарки, которые применимы ко всем трём видам русских вооружённых сил.

Во-первых, почти нет сомнений, что русские ВС пострадали в ходе недавних чисток. Введение политического контроля в войска привело к двойному управлению. Врождённое свойство русских уклоняться от ответственности получило полное распространение в этой системе, что отразилось на дисциплине, ранее хорошей, а сейчас почти отсутствующей. Далее это (чистки) прямо отразилось на исчезновение немногих опытных командующих в СССР.

2. Во-вторых, численный состав вооружённых сил России в некоторой степени обманчив. На бумаге эти цифры выглядят внушительно, но следует не забывать о почти непреодолимых трудностях по содержанию таких крупных сил на войне из-за неадекватных резервов и бедных коммуникаций. Мы разовьём эту мысль позднее.

3. В-третьих, хотя возможно это и не в рамках наших полномочий, мы желаем обратить внимание на факт, что различные страны, в которых мы рассматриваем действия русских сил в этом докладе, совсем не желают допускать русских на свою территорию, кроме, может быть, ВВС, которые легко отделить. В связи с этим мы подразумеваем, но без подтверждения, что русские сами не желают позволить своим войскам действовать с территории, где могут подвергнуться буржуазному влиянию. Эта глубоко сидящая враждебность к коммунизму и наоборот может обнулить ценность многих военных преимуществ, которые мы закладываем во взаимодействие с русскими.

Русская армия

Западный фронт

14. Наша оценка, что Россия может мобилизовать, уже показана в части II, параграф 52.

15. Оснащение этой армии более примечательно своим количеством, нежели качеством. В основном она полагается на конную тягу. Однако русские танки, которые мы оцениваем примерно в 9 000, – высокого качества, хотя легко бронированы для любой атаки против современной высокоорганизованной противотанковой обороны.

16. Огневая мощь русской артиллерии низкая, дивизионной артиллерии придано всего 36 орудий, но понятно, что будет иметь место увеличение. Большинство орудий старого образца или недавно модернизированные. Совсем немного современных образцов, за исключением зенитных пушек.

17. Русская армия особенно пострадала от чисток в 1937 году и от политического контроля системы комиссаров. Её ценность, особенно для наступательных операций, таким образом, значительно снизилась.

18. Мы упоминали факт, что русские коммуникации находятся в плачевном состоянии. Подвижной состав и паровозы на этих железных дорогах плохие, и мы подразумеваем, что от 30 до 60 процентов из них обычно находятся в ремонте.

19. Более того, есть разница между колеями на польской границе и полное отсутствие любых форм организации для отправки и снабжения каких-либо русских сил, действующих в приграничье или за границей.

20. Дорожная сеть на западной границе так же неадекватна и незначительна, а недостаток механического транспорта исключает возможность снабжения сколько-нибудь значительных русских войск с помощью дорог.

21. Таким образом, мы приходим к выводу, что любая существенная и быстрая русская военная поддержка для Польши вызывает сомнение.

22. Возможная поддержка Румынии не многим более обещающая, так как нельзя в этой стране снабжать по суше сколько-нибудь ощутимые русские силы. Так же не получится снабжать и морским путём из-за неадекватного состояния русского торгового флота. Более того, даже если значительные войска и прибудут в Румынию, их дальнейшее снабжение ляжет на румынские железные дороги, которые посредственны. Чем дальше будут продвигаться войска от берега, тем больше возрастут трудности.

23. Русская армия могла бы, в виду беспокойства Советов за безопасность Ленинграда, сопротивляться любым попыткам Германии захватить Прибалтику.

24. Даже если война пойдёт для союзников так плохо, что Румыния с Польшей будут захвачены, русские по-прежнему смогут сдерживать очень существенные немецкие силы на Восточном фронте.

25. Возможность русской поддержки для Турции, по нашему мнению, будет ограничена той же степенью напряжения, которую сможет обеспечить русский торговый флот.

Дальний Восток

26. Мы оцениваем, что Россия может мобилизовать на Дальнем Востоке приблизительно:

5 кавалерийских дивизий
32 пехотные дивизии

27. Сообщается, что эти силы обеспечены запасами на шесть месяцев войны, за исключением топлива, которого не хватает и оно зависит от морских поставок через Владивосток.

28. Эти силы, по меньшей мере, могут оказать сдерживающее влияние на Японию в Маньчжурии и Китае, особенно поддержав китайскую 8-ю красную армию.

Русские ВВС

29. Численность русских ВВС приведена в таблице в Приложении III.

30. Истребители имеют приемлемые характеристики, но их радиус действия более ограничен, чем у бомбардировщиков, и если их использовать в качестве сопровождения бомбардировщиков, радиус последних соответственно уменьшится. Русские истребители также могут стать ценным дополнением к противовоздушной обороне Польши.

31. Из-за плохих коммуникаций обслуживание значительной части более эффективных русских бомбардировщиков в Польше или Румынии будет затруднено, хотя оно может быть организовано с использованием устаревших тяжёлых бомбардировщиков в качестве транспортных машин. В Турции, однако, многие из аэродромов расположены довольно близко к морю, и снабжение может быть организовано по Чёрному морю с русских складов. Однако снабжение достаточным количеством топлива и бомб, особенно первого, будет представлять собой проблему, которую следует изучить заранее.

32. Русская авиастроительная промышленность расположена вокруг Москвы и далее к Уралу, и по причинам отсутствия организаторских способностей, недостаточной внутренней организации и нерегулярности поставок основных материалов мы считаем маловероятным возможное увеличение производства в условиях войны.

33. Мы пришли к выводу, что ценность русских ВВС к западу от Байкала состоит в:

(a) Возможности оказания ограниченной угрозы при помощи самолётов, базирующихся в Польше, Румынии или Турции.

(b) Их способности связать на западной границе больше частей немецкой ПВО, чем было бы выделено для этой цели в другом случае [при отсутствии советской авиации].

(c) Возможности оказания помощи польской ПВО.

Поставка авиационной техники, топлива, сырья, полуфабрикатов и т.д.

34. Готовая продукция, полуфабрикаты и сырьё, которое мы хотим, чтобы СССР поставлял нашим союзникам в Восточной Европе, – это вопрос, который требует тщательного рассмотрения и обсуждения со всеми заинтересованными сторонами. Похоже, что Румыния не хотела бы брать готовые самолёты и материалы в больших количествах из СССР, но могла бы принять полуфабрикаты, сырьё и особые категории авиационного топлива.

Турция, вероятно, будет готова принять все виды авиационного топлива из СССР, и мы должны воодушевить советский Комиссариат обороны включить потребности Турции в советские производственные планы.

Возможно, Польшу можно будет убедить перейти в некоторой степени к советским самолётам и материалам, но это потребует обсуждения с поляками, после того как мы будем лучше знать, что советская промышленность может им дать. Сама польская промышленность сравнительно невелика и очень уязвима для воздушных атак. По этой причине представляется важным, чтобы в СССР существовал дополнительный промышленный потенциал, выделенный в качестве резерва для польской промышленности. Польская авиационная промышленность, пока она выживет, вероятно, потребует поставки полуфабрикатов и сырья из СССР.

Что касается авиационного топлива и масла, то представляется важным, чтобы СССР в максимально возможной степени увеличили свои производственные мощности авиационного топлива и масел и принял спецификации для этих видов топлива, аналогичные тем, которые используются нами и французами. Меры, принятые СССР для топливного производства, должны также включать в себя увеличение запасов авиационного топлива вдоль советской границы на западе и улучшение системы транспортировки топлива в европейской части России.

Приложение III

Оценочный максимум численности первой линии ВВС определённых стран на 1 августа 1939 г.

Россия* (к западу от озера Байкал):

Дальние бомбардировщики (с радиусом действия свыше 350 миль) – 894
Ближние бомбардировщики – 217
Истребители – 983
Разведывательные, вспомогательные, общего назначения – 1 066
Морские самолёты – 201
Всего – 3 361

* Русские ВВС не организованы на мобильной базе, и это серьёзно ограничивает их численность при необходимости действовать с иностранных баз.


Письмо маршала авиации Ч. Бёрнетта начальнику штаба ВВС (Британская военная миссия в СССР, британское посольство в Москве, 16 августа 1939 г.)

Сегодня, 17-го [предыдущая дата, видимо, означает, когда было начато письмо], у нас была очередная встреча, начавшаяся с резюме командующего советскими ВВС, в котором он изложил принципы строительства его сил. В случае войны в его распоряжении на западном русском фронте будет 5 500 боевых машин, из которых 80 процентов современных. Производство составит 900 [самолётов] в месяц, не считая учебных: это я считаю большим преувеличением. Я поблагодарил его за выступление и сказал, что у меня есть один или два вопроса, которые я задам позже. Детали этого разговора пришлю следующей почтой.


Кеннард (Варшава) – Галифаксу (22 августа 1939 г.)

Милорд,

Что касается моей телеграммы № 276, я имею честь препроводить настоящим в целях записи копию меморандума, подготовленного военным атташе для использования, с кратким изложением его бесед с генералом Стахевичем (Stachiewicz) по вопросу о польско-советском сотрудничестве в случае войны.

Доводы, упомянутые в прилагаемом меморандуме и носящие в основном военный характер, использовались в дополнение ко всем общим доводам, упоминаемых в телеграммах Вашей Светлости.

Подполковник Суорд – Кеннарду (Варшава, 19 августа 1939 г.)

Сэр,

Ввиду критической фазы, достигнутой нашими переговорами в связи с проходом советских войск через территорию Польши, я имею честь изложить некоторые стратегические факторы, которые ещё не могут быть в полной мере поняты польским правительством.

2. Великобритания остаётся преимущественно морской державой. Наша сила на море основана на военно-морской организации, которая стремится оказать максимально возможное давление на противника в кратчайшие сроки. Это давление во многом зависит от того, в какой степени успешно поддерживается блокада.

Во время последней войны восточная граница Германии с Россией была практически закрыта до Брест-Литовского договора, когда объём импорта, который Германия смогла получить от России, был компенсирован внутренней дезорганизацией в связи с русской революцией. Таким образом, что касается Балтийского моря, Германия в основном зависела от импорта из Норвегии и Швеции. Около 75 процентов импорта этих скандинавских стран (в основном из США) было реэкспортировано в Германию, и только когда Америка вступила в войну, и, следовательно, было установлено эмбарго на американскую контрабанду, тогда было оказано полное давление нашей блокада. Фактически, это можно назвать поворотным моментом в истории нашей военно-морской блокады, эффективность которой утроилась примерно через шесть месяцев после того, как Америка отказалась от своего нейтралитета.

3. Если Россия сохранит нейтралитет, нет никаких оснований полагать, что Германия с практическим контролем Балтики не будет в полной мере использовать Ленинград для поставок военных материалов, таких как советский бензин, в котором она так срочно нуждается. С Советским Союзом на стороне союзников, эта серьёзная опасность может быть сведена к минимуму, и превосходство Германии на Балтике, кроме того, может оказаться под угрозой из-за использования советских подводных лодок, также может быть исследован вопрос о британских эсминцах и подводных лодках, действующих на Балтике через Беломорский канал.

4. Это приводит непосредственно к изучению положения самой Польши на Балтике. Гдыня и Хель стратегически настолько уязвимы, что оказывается жизненно важным значение любой морской помощи, которая может быть доступна. Предполагается, что польскому флоту будет трудно действовать из бухты Хель свыше ограниченного периода после начала военных действий, если только не будет оказана какая-либо помощь в отношении военно-морских судов или альтернативных баз. Дружественное сотрудничество с СССР могло бы сделать возможным как эти, так и другие действия, благодаря не только, например, заимствованию Кронштадта, но и, возможно, действиям в Балтийском море советских и британских военных кораблей.

5. Важно отметить, что британская военно-морская блокада не может оказать своего максимального давления до истечения нескольких месяцев после начала войны. Поэтому с этой точки зрения исключительно жизненно важно, чтобы польские военно-морские, сухопутные и воздушные силы продолжали успешно противостоять атакам Германии в течение необходимого периода. Такое сопротивление в значительной степени зависит от того, в какой степени Польша сможет замещать импортом свои потребности в военных материалах, включая самолёты, танки и артиллерию любых видов, оборудовании и запасах сырья. Может возникнуть ситуация, когда Польша будет отрезана от всех внешних коммуникаций, кроме как через СССР и Балтийское море. Предполагая, что СССР недружественно нейтрален, Польша может оказаться в полной изоляции. Если, с другой стороны, предполагается советское сотрудничество, то доступ к незамерзающему порту Мурманска и советским железнодорожным сообщениям может оказаться жизненно важным для обеспечения поставок военных материалов союзников в Польшу. Даже возможно, что при советской помощи Мемель может стать доступным для польских кораблей, если Литва присоединится к союзникам.

6. Советские автомобильные и железные дороги срочно нуждаются в ремонте и улучшении, особенно там, где они приближаются к польской границе. В настоящее время только две железные дороги используются постоянно, хотя существует вероятность, что в случае необходимости можно будет использовать по крайней мере ещё четыре. Однако ремонт и такие работы, как установка средств для замены осей, требуют времени, и было бы неразумно ожидать, что СССР предпримет необходимые улучшения, если он не будут уверен в польском сотрудничестве.

7. Дальнейшая помощь, которая может поступить от СССР, заключается в возможном сотрудничестве советских ВВС. Кёнигсберг находится в пределах досягаемости советских бомбардировщиков, в то время как цели в самой Германии могут стать легко доступны, если советским самолетам будет разрешено работать с польской территории. Особенно важным является вопрос о советских истребителях, которые могли бы иметь большую ценность, если бы базировались на польские аэродромы.

8. Что касается использования Красной Армии, то это, по общему признанию, является наиболее сложной проблемой из-за обоснованной польской обидчивости и страха, что советские войска не смогут быть выдворены из Польши после их обоснования в стране.

Однако не следует недооценивать методы, с помощью которых деятельность советских войск на территории Польши может наблюдаться, ограничиваться и контролироваться. Похоже, нет никаких причин, по которым Великобритания и Франция не должны быть широко представлены офицерами связи, прикреплёнными к советским соединениям в Польше. Функции этих офицеров могут быть чётко определены, чтобы дать им возможность докладывать и влиять на деятельность красных войск. Кроме того, операция Красной Армии на территории Польши может быть ограничена какой-то чётко определенной целью, как и область их сосредоточения в Польше. Возможная гипотетическая операция может предусматривать, например, использование железных дорог, ведущих через Лиду и Барановичи в зону сосредоточения, ограниченную примерно Гродно на севере и Белостоком на юге. Возможно, могут быть достигнуты договоренности, аналогичные тем, которые контролируют движение между Германией и Восточной Пруссией, согласно которым советским войскам не разрешается покидать вагоны до тех пор, пока они не прибудут в район сосредоточения. Затем операции могут быть направлены против восточной границы Восточной Пруссии, причём советские войска ограничиваются литовской границей на севере и железной дорогой Белосток – Лек на юге.

Приведённый выше план даёт представление о том, каким образом можно изучить весь вопрос о сотрудничестве с советскими сухопутными войсками.

9. Наконец, необходимо учитывать политический аспект. Не может быть никаких сомнений в том, что судьба Европы висит на волоске, и что г-н Гитлер с нетерпением ищет любой раскол на фронте союзников. Заключение молчаливого соглашения между Польшей и СССР представляет собой обратную сторону такого раскола, и, хотя усиливает раздражение г-на Гитлера, оно вряд ли приведёт к войне. Однако провал нынешних московских разговоров стал бы таким признаком слабости, который вполне мог бы оказаться решающим фактором между войной и миром.

10. Общая сумма вышеуказанных соображений, по-видимому, ясно показывает, что абстрактные возражения, выдвинутые Польшей в отношении bona fides СССР, и особенно в отношении использования советских войск на польской земле, значительно перевешиваются весьма конкретными и существующими угрозами, заключёнными в отказе Польши дать согласие на то, что в действительности является непредвиденным обстоятельством, которое может никогда не возникнуть.

11. Предполагается, что молчаливое согласие Польши на проведение обсуждение от её имени британскими и французскими представителями в Москве может принять форму секретного соглашения, заключённого соответствующими сотрудниками, без обязательного участия правительств соответствующих стран. Эта договорённость может быть полезна для поддержания той полной секретности, которая так необходима для успешного исхода нынешних разговоров. Кроме того, она предоставит делегатам в Москве возможность свободно обсуждать различные военные факторы и позволит выработать конкретный план, который польское правительство не должно будет рассматривать до его представления в окончательном виде. Кажется, по крайней мере, логичным, чтобы советское правительство согласилось на такую процедуру, включающую, как и в случае с этим, условную оговорку, которая на самом деле выглядит сравнительно неважной, если вспомнить, что окончательное соглашение по основным политическим вопросам ещё не достигнуто.

12. В заключение предлагается, чтобы вышеуказанные соображения были как можно раньше доведены до сведения польского Генерального штаба. Эта процедура может помочь держать дверь открытой для дальнейшего обсуждения. Кроме того, военно-морской аспект русского сотрудничества настолько важен, что старшему британскому военно-морскому офицеру было бы целесообразно представить военно-морские последствия, связанные с польскими военными властями.

* * *

Подводя итог всем высказываниям, можно вспомнить меткое замечание полковника Файрбрейса относительно мнений других иностранных атташе: "их мнение в какой-то степени зависит от их желаний" (their opinions are to some extent swayed by their desires). Правда, оно прямо относится и к мнению самого полковника, да и вообще английской и прочих сторон.
Tags: 1918-1941, dbfp
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments