Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Categories:

Касым: «А что они обо мне говорят?» (III)

Предыдущие выпуски: раз, два.


Верекер (Москва) – Галифаксу (10 января 1939 г.)

Милорд,

Как сообщалось в моей телеграмме № 50 от 28 декабря прошлого года, первая прямая ссылка в советской прессе по украинскому вопросу была сделана 27 декабря в передовой, носившей печать официального заявления с момента его появления в «Journal de Moscou», который, в целом, близко отражает взгляды наркома иностранных дел. В этой статье говорилось о том, что недавняя агитация немецкой и немецкоориентированной прессы в других странах на тему украинского вопроса не может восприниматься всерьёз как угроза Советской Украине, но, вероятно, была направлена на то, чтобы отвлечь внимание западноевропейских держав от реальных целей германской политики. В статье говорилось, что Советская Украина неразрывно связана с остальной частью Советского Союза и что любая попытка вмешательства означала бы войну…

Возможно, что Германия, осуществляя вторжение через Румынию, может ожидать нейтралитета Польши и западных держав, но, я думаю, можно определённо предположить, что Советское правительство будет сопротивляться всеми силами в своём распоряжении любому нападение на Советскую Украину с любой стороны, поскольку оно не может рассматривать возможность передачи этой территории без сопротивления. Советская Украина, с точки зрения населения, является, за исключением РСФСР, крупнейшей республикой Советского Союза и имеет огромное значение с точки зрения её сельскохозяйственного и ископаемого богатства, не говоря уже о её стратегической ценности в Чёрном море, одного из немногих незамерзающих морей, к которым имеет доступ Советский Союз, и её соседстве с terra irredenta Бессарабии. Думаю, не будет преувеличением утверждать, что Советская Украина является источником жизненной силы европейской России. Советская армия будет вести войну на своей собственной территории с внутренними линиями коммуникаций, и, хотя она может быть серьёзно ослаблена в качестве наступательной силы в результате недавних чисток в рядах офицеров, она, я убеждён, представляет собой серьёзное препятствие для любого агрессора чисто своей численностью. Более того, Россия в своём прошлом демонстрировала замечательную устойчивость к чисткам, от которых она, кажется, восстанавливается быстрее, чем могли бы другие страны, и хотя наше посольство будет последним недооценивать влияние чисток на моральное и военное значение Красной Армии, я, конечно же, не согласен с мнением, высказанным 6 декабря военному атташе в Париже руководителем Второго [разведывательного] бюро французской армии в беседе, запись которой была передана мне с разрешения Вашей светлости посланием № 765 от 13 декабря прошлого года, о том, что Советский Союз «совершенно беспомощен в военном отношении, и что ему будет очень трудно оказать какое-либо эффективное сопротивление движению за независимость Советской Украины, если его действительно поддержит Германия». Наше посольство всегда ограничивалось выражением мнения о том, что Советский Союз будет очень неохотно участвовать в любой войне за пределами своих границ, и что, если по какой-либо причине он окажется втянутым в одну из них, Красная Армия вряд ли особо отличиться. С другой стороны, наше посольство всегда считало, что для любой державы вторжение в Советский Союз не будет лёгкой задачей. Следует помнить, что Красная Армия распоряжается всеми ресурсами Советского Союза, как материальными, так и людскими, которые ни в коем случае не являются незначительными и что в качестве оборонительной силы она все ещё обладает значительной ценностью. Вполне возможно, что за последние два года она потерял значительную часть своей ценности даже для оборонительных задач, и её транспортная система может быть слабой, но армия, которая может выставить не менее 100 пехотных дивизий в течение трёх месяцев, даже если они плохо управляются, всё ещё является серьёзным препятствием для нападающего. К этим человеческим и материальным препятствиям следует добавить немаловажные факторы климата и отсутствия связи между востоком и западом в приграничных районах, что может быть помехой для атакующих сил. Таким образом, может показаться, что, если вторжение в течение очень короткого промежутка времени не приведёт к краху советского режима, Германии придётся обдумывать разгром всей советской армии, не говоря уже о возможных союзниках Советского Союза, действующих в Черноморском регионе, чтобы обеспечить реализацию ограниченной цели отделения Украины от остальной части Советского Союза. Что касается вероятности краха советского режима, трудно делать какие-либо пророчества, но я не чувствую, что это может быть вызвано одной лишь угрозой вторжения Германии на Советскую Украину. Это может произойти в результате войны, но очевидно, что в течение, по крайней мере, некоторого времени в Советском Союзе будет немало народного энтузиазма в отношении войны против фашистского агрессора. Этот энтузиазм, вероятно, будет разделён, во всяком случае, в начале военных действий украинским населением, которое не может хранить приятных воспоминаний о немецкой оккупации в 1918-1919 годах или о наступлении Пилсудского в мае 1920 года и более поспешном отступлении, память о которых прилежно поддерживается советским правительством.


Сидс (Москва) – Галифаксу (6 марта 1939 г.)

Милорд,

Вопрос о жизнеспособности или нестабильности советского режима имеет столь важное значение в наши критические времена, что требует тщательного рассмотрения, и поэтому я попросил сотрудников, которые проработали в этой стране как минимум два года, дать мне срез их взглядов. Меморандум, составленный полковником Файрбрейсом, подполковником ВВС (wing commander) Халлауэллом, мистером Маклином и мистером Тоддом, к которому я имею честь приложить копии, представляет очень интересное чтение; они полностью охватывают проблему того, что пресса склонна называть «приближающимся распадом России» со всех сторон – политических, экономических и военных – будь то в наши сравнительно тяжёлые времена мира или в условиях войны; и я без колебаний рекомендую их вниманию Вашей светлости…

Меморандум «B»

Красная Армия, полковник Файрбрейс

Численность Красной армии мирного времени составляет около 100 пехотных дивизий, 35 кавалерийских дивизий, 5 механизированных корпусов — всего около 1 600 000 человек с 9 000 танков. С огромным количеством подготовленных резервов, её теоретическое увеличение в ходе войны велико и ограничивается только производством оружия и оснащения для новых соединений. Вероятно, что для начальной мобилизации запланированы около 170 пехотных и 35 кавалерийских дивизий, хотя сомнительно, что имеется оснащение для всех из них. Однако Красная Армия способна отмобилизовать не менее 100 пехотных и 30 кавалерийских дивизий в течение трех месяцев для службы на западном фронте. На Дальнем Востоке против японцев могут быть мобилизовано около 32 пехотных и 5 кавалерийских дивизий.

Перед Красной армией могут стоять две разные задачи: защита Советского Союза от нападения Германии и, возможно, Японии, а другая – наступление либо во исполнение договорных обязательств, либо в качестве политического акта. Ценность Красной армии в этих двух случаях будет сильно различаться.

До начала «чистки» в 1937 году Красная армия была численно большой, хорошо оснащённой силой с непроверенным (untried) командованием. Её тактические доктрины были несостоятельны, а её управление – подозрительно. Сомнительно, могла бы она эффективно вести наступательную войну. С 1937 года она была безжалостно «очищена» от своих старших офицеров, бывшее верховное командование практически полностью исчезло, и она подверглась крайней форме политического контроля, что фактически привело к двойному командованию. В результате этого дисциплина, которая раньше была хорошей, ослабла из-за отсутствия авторитета командиров. «Чистка» в промышленности, должно быть, также ослабила мощь страны в обеспечении гражданского населения и военных нужд армии. Несмотря на большие усилия, которые, несомненно, предпринимаются верховным командованием для организации и подготовки армии к войне, «чистка» более чем нейтрализовала их усилия, и ценность армии для наступательных операций в значительной степени снизилась. Однако численное превосходство Красной армии над возможным первоначальным противником Советского Союза, Польшей, вероятно, достаточно велико, чтобы допустить продвижение в эту страну на определённую глубину, после чего можно предположить, что неэффективное командование и, в частности, трудности управления быстро остановят продвижение вперед. Эта возможность, однако, может оказать опасное влияние на Польшу.

Если лидеры Красной армии достаточно компетентны, чтобы справедливо оценить эффективность Красной армии, их совет правительству должен быть направлен против наступательных операций. Однако ни в коем случае нельзя быть уверенным в том, что они осознают или осмелятся признать слабость Красной армии как атакующей силы. Следует также учитывать опасность мобилизации резервов, которые в настоящее время могут быть недовольны. Сама Красная Армия может считаться преданной режиму, и сомнительно, что она откажется сражаться или восстанет на ранних этапах войны. На более поздних этапах проблемы для режима, скорее всего, будут вызваны тяготами гражданского населения, а не недовольством в армии, хотя оно может легко распространится и на последнюю.

В защите советской территории Красная Армия, хотя и страдает от всех упомянутых слабостей, скорее всего, будет сильнее. Её численное превосходство будет иметь большую ценность, а её боевой дух улучшится. Плохие коммуникации, и на железных, и на обычных дорогах, сами по себе будут работать против захватчиков. В этих обстоятельствах Красная армия всё ещё может оказаться серьёзным препятствием, и вряд ли можно ожидать какого-либо немедленного падения её боевой эффективности. Однако сомнительно, что страна сможет долго выдержать напряжение войны.

Выводы.

(а) Красная армия в настоящее время предана режиму и будет сражаться, если прикажут, либо в наступательной, либо в оборонительной войне.

(б) Она сильно пострадала от «чистки», но всё равно будет серьёзным препятствием для нападающего.

(c) В наступательной войне она имеет гораздо меньшую ценность, но, вероятно, может сделать первоначальное продвижение в Польшу.

(г) Красная армия считает войну неизбежной и, несомненно, усиленно к ней готовится.


Меморандум «C»

Советские ВВС, подполковник ВВС Hallawell

Советские ВВС в настоящее время имеют от 4000 до 5000 самолетов в частях первой линии. Они разделены на две части между Западом и Дальним Востоком, примерно в соотношении три к одному. Эти две части организованы независимо, и в политической ситуации, которая может привести к войне на обоих фронтах одновременно, любое значительное усиление одного фронта другим, даже если это практически возможно, маловероятно.

Число самолетов на западном фронте, вероятно, составляет около 3 300, что соответствует численности немецкой первой линии. Однако рассмотрение эффективности русской авиационной техники даёт совершенно иную картину её сил. В это число входят около 500 устаревших тяжёлых бомбардировщиков, которые было бы самоубийством запускать против настоящей ПВО. Есть также 1 260 старых и устаревших бипланов, которые предназначены для прямого взаимодействия с армией. Их ценность целиком зависит от характера и степени противостояния в воздухе. Сто сорок старых летающих лодок также включены в это число. Оставшиеся самолеты можно считать достаточно современными и состоят из примерно 1 000 истребителей, способных выполнять боевые действия на ближних расстояниях, и 420 средних бомбардировщиков с радиусом действия около 450 миль.

Боевую ценность советских ВВС для войны на западном фронте удобно рассмотреть по двум направлениям:

(1) Независимые воздушные операции против немецких жизненно важных центров.

(2) Воздушные операции для непосредственной поддержки армейского плана, которые могут быть как наступательными, так и оборонительными.

Независимые воздушные операции против немецких жизненно важных центров могут быть предприняты только средними бомбардировщиками. Дальность полёта этих самолетов, однако, заставила бы их базироваться на чужой территории. Это предполагает либо союз с Польшей, либо продвижение на польскую территорию. Выше было высказано предположение, что военное продвижение в Польшу не может зайти слишком далеко и вскоре будет остановлено проблемами управления и трудностями снабжения. ВВС в равной степени будут вовлечены в эти трудности и вряд ли смогут совершать какие-либо крупные атаки на Германию. Таким образом, союз с Польшей является единственным средством эксплуатации этих самолетов подобным образом. Однако их операционная эффективность снизится, как только начнутся управленческие проблемы работы с передовых баз. В любом случае, учитывая качество самолётов и экипажей, они могут найти оборону Германии слишком сильной для себя; но они представляли бы угрозу и сковали бы некоторые оборонительные части Германии.

Военно-воздушные силы были бы гораздо более эффективными в непосредственной поддержке военного плана. Это позволило бы использовать большое количество истребителей для выполнения защитных функций и для наземных атак. Старые армейские вспомогательные самолёты могли бы даже достичь чего-либо только благодаря их количеству. Действуя со своих аэродромов мирного времени, ВВС не будут внезапно сталкиваться с дополнительными проблемами управления и, вероятно, смогут поддерживать операции в течение нескольких месяцев. Однако, если противник выдвинет несколько хорошо подготовленных авиационных подразделений, советские ВВС понесут очень большие потери.

Опасность для советских ВВС исходила бы как с тыла, так и со стороны авиации противника. Напряжение войны может оказаться слишком большим для поддержания национальных служб. Как только местные запасы топлива и бомб будут исчерпаны, транспортная система не сможет сохранить поставки. Разрушение транспортной системы, которая могла бы выдержать растущую нагрузку, несомненно, ускорилось бы из-за небольших, но точных бомбардировок противника.

Выводы.

(1) Советские военно-воздушные силы способны развить небольшую наступательную мощь против Германии, если они не действуют совместно с Польшей. Но даже в этом случае мощь будет ограниченной.

(2) Рассматривая как часть армейской машины, на них можно рассчитывать, что они некоторое время окажут полезную помощь армейским операциям; но, как и армия, они, скорее всего, остановятся в результате краха основных служб и действий противника.


Кеннард (Варшава) – Галифаксу (22 марта 1939 г.)

Милорд,

Я имею честь передать при сем оценку военного атташе полковника Суорда текущей военной ситуации в Польше в виду недавних событий…

Подполковник Суорд – Кеннарду (22 марта 1939 г.)

6. Военные соглашения о союзе между Польшей и Румынией изначально предусматривали в качестве агрессора Россию. Теперь, когда политический маятник указывает на Германию, а не на СССР как на потенциального агрессора как Польши, так и Румынии, степень изменения обязательств по договору приобрела новое значение. Продвижение сквозь Румынию лежит через труднопроходимую гористую местность, хотя боевая ценность румынских вооруженных сил вряд ли окажется такой, чтобы оказать серьёзное и длительное сопротивление поэтапному вторжению Германии. Более того, новая стратегическая позиция Германии упрощает задачу по вбиванию клина между Польшей и Румынией, чему, возможно, способствует разжигание волнений в польской Украине. Нефтяные месторождения Румынии представляют соблазнительную потенциальную жертву немецкой мании к приобретениям.

7. Россия – это загадка. Её вооруженные силы щедро вооружены и оснащены, и она может выставить более 100 дивизий на поле боя. Хотя смелость и стойкость рядового состава значительна, а тактическая подготовка мелких подразделений часто находится на высоком уровне, «чистка» высших командиров привела к грибообразному [«как грибы после дождя»] росту продвижения по службе, который должен неблагоприятно отразиться на руководстве и боевом духе армии. Кроме того, коммуникации по-прежнему является фактором серьёзной слабости любых крупномасштабных операций, а внутриполитическая и экономическая ситуация настолько сложна, что значительно увеличивает опасность большой войны. Таким образом, несмотря на то, что в обороне её следует воспринимать всерьёз, сомнительно, будет ли или может ли быть начата наступательная война Красной армией с какой-либо надеждой на окончательный успех. В любом случае, польский генеральный штаб категорически заявил, что советским войскам не будет дозволено проникнуть на польскую территорию, хотя поставки военных материалов будет допустимы. Последние в чрезвычайной ситуации могут включать даже самолёты и, возможно, личный состав ВВС.

Гарантированный нейтралитет СССР обеспечит ценную поддержку тылу Польши, в то время как транзитные перевозки могут оказаться очень важными, если Польша будет отрезана от любых контактов с внешним миром, кроме как через Румынию (обладающую неполноценной единственной железнодорожной веткой с Польшей и Россией).


Запись переговоров с польской делегацией в МИДе (Лондон, 4 апреля 1939 г.)

Лорд Галифакс спросил, какое значение г-н Бек придаёт советским вооружённым силам и советской транспортной системе как средству транзита.

Г-н Бек ответил, что второй вопрос на самом деле для экспертов, но у польского правительства не очень высокое мнение о Советской России с любой точки зрения. Осенью 1938 года четыре советских армейских корпуса двинулись к польской границе, но Польша не посчитала необходимым перебросить даже один отряд.

Лорд Галифакс сказал, что, по его сведениям, Красная армия может быть эффективна для целей обороны, но не для целей наступательных операций.

Г-н Бек сказал, что это соответствует мнению польского Генерального штаба.

Лорд Галифакс объяснил, что одна из трудностей, связанных с Советской Россией в этой стране [Англии], заключается в том, что некоторые члены лейбористской партии полагают, что, если Великобритания и Советский Союз смогут объединиться, мир будет в ещё большей безопасности.

Г-н Бек сказал, что сомневается в справедливости этой теории. Между Германией и Советской Россией нет общей границы.

Затем обсуждение перешло к Румынии.


Письмо Кеннарда (Варшава) Сардженту (8 апреля 1939 г.)

Дорогой Сарджент,

Ссылаясь на своё донесение № 831 от 5 апреля, у меня был разговор с французским послом, который подтверждает мои опасения относительно состояния польской армии. Ноэль в целом согласен с мнением моих военных атташе и говорит, что он считает, что есть два особых момента, которые следует немедленно рассмотреть. Во-первых, потребность в деньгах для развития здесь [в Польше] собственного производства вооружений и боеприпасов, во-вторых, потребность в запасах таких военных материалов, как бензин, уголь, боеприпасы и так далее. Ноэля проинформировали французские эксперты, которые недавно посетили Промышленный треугольник [Польская Силезия], что, если бы у поляков были деньги, они могли бы удвоить или учетверить производство вооружений. Он опасается, что поляки не собрали каких-либо резервов основных военных материалов, и считает, что их следует настоятельно призвать и заставить сделать это ввиду того факта, что Верхняя Силезия и Коридор предположительно попадут в руки Германии сразу же после начала военных действий.

Ноэль недавно видел военных атташе посольства Франции в Москве, которые утверждают, что, хотя коммуникации плохие и русские вооружённые силы, как правило, находятся в не очень эффективном состоянии, они, тем не менее, могут быть наиболее полезны для Польши в поставках всех видов военных материалов, и далее, что их военно-воздушные силы могут сильно обременить немцев бомбардировкой важных пунктов в Восточной Пруссии, что они могли бы легко сделать. Он не исключает, что в случае отчаянного положения поляки могут согласиться на русскую помощь в воздухе, и хотя военные власти здесь не будут придерживаться какой-либо определенной позиции, он считает, что в конечном итоге в тяжелом положении их могут убедить принять помощь из России, при условии, что русские войска не вступят на территорию Польши.


Кеннард (Варшава) – Галифаксу (19 апреля 1939 г.)

Ссылаясь на своё донесение № 831 от 5 апреля, я имею честь препроводить при сем три меморандума полковника Суорда, военного атташе при посольстве, о военно-морских планах польского Генерального штаба на случай войны с Германией, и также относительно военной обороноспособности западной границы Польши.

Подполковник Суорд – Кеннарду (17 апреля 1939 г.)

4. Он [французский военно-морской атташе] предполагает, что польские эсминцы будут противостоять немецкому флоту не более чем несколько дней, но у подводных лодок дальность плавания составляет пять недель без дозаправки, и они в то же время могли бы нанести ущерб, особенно на немецких путях сообщения с Восточной Пруссией. Если в конце пяти недель им придётся заправляться в нейтральном порту, они могли бы приветствовать использование Кронштадта. Однако Commandant Gruillot считает, что вопрос о советской помощи Польше настолько деликатен, что никакие предложения полякам о том, что им может быть оказана советская военно-морская помощь, нецелесообразны, пока поляки не окажутся в сравнительно отчаянном положении в отношении заправки своих подводных лодок, тогда они могут быть готовыми к предложению использовать Кронштадт по собственному желанию.

5. Однако сила советского флота на Балтике является фактором, с которым нужно считаться. Хотя численность в этом районе трудно оценить из-за использования Беломорского канала, в общей сложности он насчитывает около семидесяти подводных лодок, которые в одиночку, помимо остальной части советского флота, базирующегося на Кронштадте, могли бы эффективно использоваться против немцев.


Записка А. Кадогана (6 мая 1939 г.)

Французский посол вчера вечером спросил меня, как идут наши переговоры с турецким правительством. Я изложил ему последние предложения относительно процедуры, которые мы представили турецкому правительству, но сказал, что, насколько мне известно, мы ещё не получили их взвешенного ответа.

Г-н Корбин спросил, есть ли что-нибудь, указывающее на то, что позиция правительства Турции будет зависеть от результата наших переговоров с советским правительством. Я сказал, что турецкое правительство проявляет значительный интерес к нашим переговорам с советским правительством, и, возможно, можно предположить, что они не решаются взять на себя определённые обязательства, прежде чем не узнают результат наших переговоров.

Г-н Корбин сказал, что генерал Вейган, который недавно был в Анкаре, имел весьма удовлетворительные беседы с генералом Исметом Инону, который дал ему самые полные заверения в солидарности. Между прочим, интересно заметить, что генерал Исмет настаивал на необходимости участия России в боевых действиях на том основании, что было бы катастрофическим, если бы только русская армия осталась нетронутой в конце европейской войны.


Фиппс (Париж) – Галифаксу (9 мая 1939 г.)

Посол Его Величества в Париже выражает признательность Государственному секретарю по иностранным делам и имеет честь передать ему копию меморандума военно-воздушного атташе, касающуюся общеевропейской ситуации.

Приложение (Париж, 8 мая 1939 г.)

6 мая я беседовал с полковником de Vitrolles, он говорил об общеевропейской ситуации. Он сказал, что по его информации относительно немецкого импорта сырья он уверен, что Германия еще не готова к войне. Поэтому он уверен, что в вопросе Данцига она не предпримет грубых действий, а продолжит переговоры с Польшей.

Что касается самой Польши, она, естественно, очень нервничает по поводу России. Идея помощи со стороны России для неё почти столь же ужасна, как и помощь Германии, поскольку она совершенно ясно осознаёт, что размещение войск какой-либо из этих стран на её территории будет означать, что она никогда не избавится от них снова и что новый раздел будет её судьбой, независимо от результата войны.

С другой стороны, помощь русской авиации будет иметь большое значение для западных держав в войне с Германией. Но у русских самолётов не хватает дальности действия, кроме как с польских аэродромов. В связи с этим он считает, что необходимо как можно больше увеличить число польских аэродромов, как для нашего собственного использования, так и для возможного использования русских самолётов, хотя этот последний момент не следует подчеркивать с поляками.

Многое можно сказать о французских и, возможно, британских самолетах, действующих с польских аэродромов против Германии, но в настоящее время это невозможно, поскольку Польша очень плохо оснащена аэродромами. Французы призывали их значительно увеличить численность, и полковник de Vitrolles предлагал сделать то же самое. Местность к югу от Варшавы очень подходит для строительства аэродромов, и дорожное сообщение в этом районе совсем не плохое.

Обращаясь к Италии, он сказал, что, по его мнению, в настоящее время отношения между правительствами Италии и Германии, несомненно, напряженные, и что Италия очень не желает втягиваться в войну. Отсюда визиты немецких государственных деятелей и генералов в Италию, чтобы попытаться закрепить Ось.

Но Италия оказалась в затруднительном положении не только внешне. Её народ начал выражать своё недовольство своим правительством. У него есть определённая информация о том, что ряд резервистов, недавно призванных на службу, убывая, пели «Интернационал».

Когда я спросил его, считает ли он, что настало время rapprochement между Францией и Италией, он сказал, что считает, что этот момент ещё не настал.
Tags: 1918-1941, dbfp
Subscribe

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (IV)

    ШТАБНЫЕ ДОКУМЕНТЫ В заключение прилагаем различные формы боевых документов для частей, ведущих контрбатарейную борьбу. Большинство этих документов…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (III)

    5. БОРЬБА С АРТИЛЛЕРИЕЙ В НАСТУПЛЕНИИ Во время артиллерийской подготовки все средства наземной разведки ведут усиленное наблюдение, чтобы выявить…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (II)

    4. ПОДГОТОВКА БОРЬБЫ С АРТИЛЛЕРИЕЙ Ведение контрбатарейной борьбы слагается из подготовительного периода, пристрелки и подавления. Подавление при…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 10 comments

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (IV)

    ШТАБНЫЕ ДОКУМЕНТЫ В заключение прилагаем различные формы боевых документов для частей, ведущих контрбатарейную борьбу. Большинство этих документов…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (III)

    5. БОРЬБА С АРТИЛЛЕРИЕЙ В НАСТУПЛЕНИИ Во время артиллерийской подготовки все средства наземной разведки ведут усиленное наблюдение, чтобы выявить…

  • Брошюра о борьбе с артиллерией (II)

    4. ПОДГОТОВКА БОРЬБЫ С АРТИЛЛЕРИЕЙ Ведение контрбатарейной борьбы слагается из подготовительного периода, пристрелки и подавления. Подавление при…