Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Categories:

Касым: «А что они обо мне говорят?» (II)

Верекер (Москва) – Галифаксу (31 мая 1938 г.)

Милорд,

Что касается моего донесения № 248 от 16 мая, я имею честь препроводить Вашей светлости настоящим доклад полковника Файрбрейса, военного атташе при нашем посольстве, о беседах, которые он недавно имел с его немецким и чехословацким коллегами соответственно на тему вероятного отношения советского правительства к нападению на Чехословакию…

Полковник Файрбрейс – Верекеру (30 мая 1938 г.)

Сэр,

Я имею честь сообщить, что 18 мая я позвал полковника Дастиха (Dastich), военного атташе Чехословакии, с целью выяснить, располагает ли он какой-либо определённой информацией, которая могла бы поддержать его оптимистическое мнение относительно действий Советского Союза в случае нападения Германии на Чехословакию. В целом, я не был очень успешен, но получил информацию, которая может иметь определенную ценность.

2. Полковник Дастих начал с того, что подтвердил своё мнение о том, что Советский Союз сразу же отреагирует на наступательные действия Германии против Чехословакии «всей свое мощью». Под этим он подразумевал, что его действия не будут ограничиваться только авиацией. В тот момент, когда Франция начнёт действовать, Советский Союз сделает то же самое. Это будет в соответствии с их пактом с Советским Союзом. Полковник Дастих, вообще, высоко оценил боевые качества Красной армии и подготовку малых подразделений. Он с уверенностью сообщил мне, что теперь у них есть чехословацкие офицеры, проходившие службу в частях Красной Армии. Он склонен думать, что повторное введение комиссаров может считаться временной мерой, введённой в связи с неприятностями в Красной армии в 1937 году. Он полагает, что зловещее влияние политического контроля уменьшится, как только чистка прекратится, и более стабильные условия станут обычными.

3. Я обсудил с полковником Дастихом некоторые слабые стороны Красной армии, и в целом он согласился, хотя попытался свести к минимуму их влияние на эффективность Красной армии. Что касается вопроса о верховном командовании, то он согласился с тем, что это серьёзная слабость… Он попытался минимизировать возможную слабость русской транспортной системы, сказав, что в течение лета страна будет в значительной степени проходима по всем просёлочным дорогам, даже для грузовых автомобилей. Железная дорога, думает он, вполне справится со своей задачей.

4. Затем мы перешли к рассмотрению слухов о перемещении войск в направлении западной границы, о которых я сам имею мало определённой информации. Он сказал мне, что у него есть определённая информация, основанная на фактах, что произошло усиление Киевского военного округа, туда прибыли недавно дополнительные пехотные дивизии и танковые части. Действительно, вполне возможно, что некоторые или все механизированные корпуса из Московского военного округа отправился в Киевский. В меньшей степени он считал возможным укрепить Белорусский военный округ. Произошло общее увеличение числа пехотных дивизий, и он не удивился бы, если к концу 1938 года общее число будет увеличено до 110. В настоящее время общепринятая цифра числа советских пехотных дивизий составляет около 97, поэтому это будет значительный рост. Полковник Дастих особо подчеркнул силу советских ВВС, заявив, что считает, что ежемесячный выпуск самолетов всех типов составляет 450 единиц, и что в настоящее время этот показатель увеличивается.

5. Полковник Дастих сказал, что Чехословакия была уверена в том, что сможет хорошо себя показать в случае нападения немцев. Рискуя спровоцировать мою радость, он сказал, что, по его мнению, они смогут продержаться против Германии около трех месяцев. Конечно, если бы ни Франция, ни Советский Союз не оказали им активной поддержки, они не смогли бы бороться, и им пришлось бы договариваться с Германией. Он быд особенно подозрителен в отношении позиции Польши и вновь сказал, что, по его мнению, в самом начале военных действий необходимо будет сделать требование, чтобы Польша определила свою позицию. Было очевидно, что, по его мнению, Польша будет на стороне Германии.

6. 20 мая я пригласил немецкого военного атташе генерала Кёстринга, который недавно вернулся из Литвы, где он также аккредитован. Генерал Кёстринг особенно хорошо знает Россию и русских, так как он вырос в этой стране. Я бы не стал считать генерала Кёстринга яростным сторонником нацистов, и мои личные отношения с ним всегда были чрезвычайно дружескими.

7. Генерал начал с описания своей поездки в Литву на автомобиле. У него было много трудностей в пути из-за плохих дорог и проблема с заправкой бензином даже в больших городах. Он сказал, что были построены новые дороги, одна из Витебска, а другая – из Великих Лук к польской границе. Он обнаружил, что литовцы глубоко напуганы и горько разочарованы неспособностью Советского Союза поддержать их во время польского ультиматума. В этот момент генерал вставил: «Советская армия больше не имеет международного значения». Он добавил, что, по его мнению, литовский генеральный штаб никогда не был в тесном контакте со штабом Красной армии.

8. В период отпуска после поездки в Литву он находился в Риме во время визита Гитлера и присутствовал на большинстве парадов и торжественных мероприятий. Парады были очень впечатляющими, и войска выглядели хорошо, но он отметил, что, очевидно, итальянцы показали свои лучшие войска, и он не думает, что итальянская армия в целом подошла к такому стандарту. Итальянцы никогда не были хорошими солдатами и не могли стать хорошими бойцами за одно поколение. Комментируя Австрию, генерал сказал, что австрийцы – это совсем другая нация, нежели Германия, и она потребует много усилий. В Австрии у немцев будут заняты руки в течение года. У него очень низкое мнение о боевых качествах австрийского солдата. Австрийские войска отправили в Германию, а немецкие войска – в Австрию. Вена стала теперь штаб-квартирой 5-й немецкой группы.

9. Красная армия была хороша до конца 1936 года. «Если бы не было чисток и она продолжала улучшаться, мы бы не были сейчас в Австрии». Но Красная армия временно вышла из строя, и он обнаружил, что германское военное министерство теперь не интересовалась ею. Я поинтересовался, относится ли его заявление также к Красным военно-воздушным силам. Он сказал, что Красные ВВС в значительной степени устарели, их единственная первоклассная машина – СБ, но он не думает, что они всё ещё производятся серийно. Новые американские машины ещё не готовы и не смогут производиться в течение какого-то времени.

10. Переходя к рассмотрению вопроса о чистке в Красной армии, он сказал, что, по его мнению, исчезли 60 процентов офицеров в звании полковника и выше. Это само по себе представляет серьёзную слабость и было усилено тем фактом, что высшее командование стало чрезвычайно слабым. Почти все старшие офицеры, прошедшие подготовку в Германии, исчезли, и, насколько он знает, остались только Тимошенко, который командует важным Киевским военным округом, и Петровский, который, как полагают, является заместителем маршала Буденного в Московском военном округе. Ворошилова он считает крестьянином с крестьянским менталитетом, практичным, но не хорошим командиром. Начальник штаба, Шапошников, он считал хорошим офицером штаба. О Федько, который является заместителем Ворошилова, он только слышал, что он был хорошим командиром полка. Примечательно, что генерал, у которого ранее были превосходные личные отношения с большинством старших офицеров, никогда даже не слышал о Ковалёве, которого недавно назначили командовать очень важным Белорусским военным округом. Верховное командование – самое слабое место Красной Армии. При Тухачевском и Уборевиче армия представляла опасность для Германии, но теперь это не так. Ссылаясь на Тухачевского, генерал дал мне честное слово, что маршал не был зарплате у Германии. В немецком генеральном штабе его всегда считали франкофилом.

11. Другими слабыми сторонами в Красной армии являются система комиссаров, которая могла иметь очень плохой эффект, хотя она в определенной степени зависела от личности соответствующего командира и комиссара, отсутствие тяжёлой артиллерии, – хотя здесь генерал добавил, что они может не особо нуждаются в ней, – дезорганизация промышленности, трудности с поставками бензина и распределением, учитывая большие потребности колхозов, и, наконец, низкое качество младших офицеров. В связи с последним замечанием он добавил: «Если у нас самих возникли проблемы с обучением наших молодых офицеров, насколько больше проблем будет у Красной армии со своими необразованными офицерскими кадрами!» Сильными сторонами Красной армии являются её численность, хорошие боевые качества русского солдата и количество танков.

12. Исходя из этих соображений, генерал думает, что Красная армия не предпримет в наступление, «конечно, если только французы и англичане не вступят в бой». Сам он сомневается, что французы нападут. Он добавил, однако, что когда вам приходилось иметь дело с диктаторами, вы никогда ни в чём не можете быть уверены, но для Советского Союза было бы неразумно вступать в войну в этом году. Сталин должен знать, что война будет означать опасность для его режима, и Сталин думает сначала о себе, а после, возможно, о большевистских принципах. Интересно отметить, что, хотя Чехословакия прямо не упоминалась в ходе беседы, взгляды генерала, похоже, основывались на вероятности европейской войны из-за действий Германии в этой стране.

13. Трудности, с которыми японцы сталкиваются в Китае, имеют тенденцию освобождать руки Советского Союза и облегчать его участие в европейской войне. В этом случае было почти наверняка его основные усилия будут направлены из Киевского военного округа на Львов и Варшаву, поскольку продвижение через Румынию большими силами невозможно. В целом, местность на львовском направлении подходящая для использования кавалерии и танков, хотя могут быть большие трудности в местах, где пройдёт сильный дождь. Вполне возможно, что у него будет определённый первоначальный успех в этом районе, поскольку он атакует крупными силами и со значительным превосходством. Хотя генерал на самом деле не сказал об этом, у меня сложилось впечатление, что он думает, что наступление позже будет приостановлено, когда исчерпает свой первоначальный импульс.

14. Видно, что в действительности не существует большой разницы между мнением чехословацких и немецких военных атташе, но, возможно, вполне естественно, что они по-разному реагируют на свои оценки. Чех, несмотря на признанные недостатки Красной армии, похоже, полагается на пакт и, очевидно, считает, что Советский Союз выполнит своё обещание. Он не может предоставить никаких конкретных доказательств в поддержку своих взглядов, кроме сообщений об укреплении Киевского военного округа. Немец делает логичный вывод из слабости Красной армии и считает, что вряд ли она поддержит Чехословакию. У меня сложилось впечатление, что это его подлинное мнение, и что он доложил об этом в немецкий Генеральный штаб. Следует отметить, однако, что он делает оговорку в отношении неизвестного фактора воли диктатора и, следовательно, не исключает возможности, хотя и сомневается, вероятного советского наступления.

15. В целом я полностью согласен с обобщением ситуации генералом Кёстрингом. И он, и полковник Дастих, расширили слабые стороны Красной армии, что, несомненно, должно уменьшить её желание участвовать в войне, которая может иметь очень опасные последствия для советского режима. Единственными моментами, которые я лично вижу, которые могут быть использованы для поддержки возможности наступательных действий, это – усиление Киевского военного округа (о котором у нас самих нет определённой информации); большие усилия, которые предпринимаются в армии для подготовки к возможной войне; и, наконец, тот факт, что усиленно культивируется военный менталитет не только в армии, но и среди гражданского населения. Я думаю, что вернее сказать, что Советский Союз считает, что война, если не неизбежна, то весьма вероятна в каком-то не слишком далёком времени. Это, однако, не обязательно означает, что Советский Союз будет готов к борьбе в этом году. Поэтому я по-прежнему придерживаюсь мнения, что Советский Союз сделает всё возможное, чтобы не участвовать в войне в этом году, и что он найдёт любой предлог, чтобы избежать необходимости выполнять свои обязательства перед Чехословакией и Францией.


Кеннард (Варшава) – Галифаксу (14 июня 1938 г.)

Милорд,

Что касается моего донесения № 205 от сегодняшней даты, касающейся политики польского правительства в отношении Чехословакии, я имею честь передать Вашей светлости извлечение из донесения военного атташе в военное министерство, в котором записан разговор, который он имел с начальником штаба, генералом Стахевичем.

2. Как заметит Ваша светлость, генерал Стахевич подробно рассказал о нынешней ситуации в России и о возможности русского вмешательства в Чехословакию. Я думаю, нет никаких сомнений в том, что Советская Россия могла бы оказать серьезную помощь Чехословакии только по суше, если бы она воспользовалась железнодорожной системой южной Польши; но любая такая попытка, подразумевающая военную оккупацию, неизбежно вызовет сопротивление Польши. Последняя надеется на помощь Румынии, чья безопасность будет в равной степени поставлена под угрозу. Это действительно рассматривается здесь как основной объект польско-румынского союза.

3. Однако, по словам генерала Стахевича, польский Генеральный штаб не верит в то, что советское правительство теперь может, с учетом своего внутреннего состояния, оказывать военную помощь Чехословакии по суше, и они полагают, что помощь России будет ограничена поставками самолётов. Как я уже сообщал Вашей светлости ранее, чехословацкое правительство, по-видимому, уже получило сколько-то бомбардировщиков из России, и это вызвало здесь большое раздражение. Действительно, генерал Райский, начальник штаба ВВС Польши, недавно сообщил полковнику Годфри, что он в самом деле выслал истребители для преследования русских бомбардировщиков, которые переправлялись в Чехословакию, но ни в одном из случаев они никого не смогли сбить, поскольку выбирались различные маршруты, и бомбардировщики перелетали ночью.

Выдержка из беседы полковника Годфри с генералом Стахевичем 10 июня 1938 г.

В этот момент я спросил, насколько он думает, что Советы будут готовы помочь Чехословакии. Началась длинная лекция о слабостях Советов в целом.

Прежде всего, он признал, что новые соединения русской армии совсем недавно расположились на польской и румынской границах. Но он сказал, что это было ни признаком, ни шагом, непосредственно связанными с недавними политическими событиями, ни даже увеличением русской мощи – скорее наоборот. Этот процесс переброски дивизий целиком (пять новых были расположены напротив польской границы в 1937 году и еще одна или два позднее) продолжался более года и был продиктован не стремлением к агрессии в сторону запада, или даже в помощь Чехословакии, но в гораздо большей степени благодаря постоянному страху вторжения с запада, что является для них idée fixe: а прежде всего тем, что вся железнодорожная система России к настоящему времени стала настолько ненадежной, что военное командование больше не чувствовало, что способно поддерживать переброски для сосредоточения после начала войны: поэтому оно решили провести большую часть сосредоточения в мирное время. Это было сделано простым процессом изгнания во внутренние районы России населения целых деревень и заполнения их войсками…


Фиппс (Париж) – Галифаксу (8 сентября 1938 г.)

…г-н Даладье, казалось, был склонен возлагать большие надежды на эффективную поддержку со стороны России, чем г-н Боннэ. Он сказал мне, что Россия концентрирует войска на румынской границе, что «чистка» советской армии прекратилась, и у него сложилось впечатление, что, если русские самолёты пролетят высоко над Польшей или Румынией ночью, власти этих двух стран сделают вид, что не видят и не слышат их.


Фиппс (Париж) – Галифаксу (13 сентября 1938 г.)

…Узнав о сообщении Линдберга [у Германии 8 000 боевых самолётов, и может их производить по полторы тысячи в месяц] из другого источника, я процитировал его, но г-н Даладье сказал, что это выглядит чрезмерно пессимистичным, поскольку у него есть причина полагать, что у русских имеется 5000 самолётов.


Военный атташе полковник Фрейзер – Фиппсу (21 сентября 1938 г.)

…Но на Париж (и на Лондон) нацелена угроза немецких ВВС, и фюрер нашёл наиболее удобного посла в полковнике Линдберге, который, похоже, дал французам впечатление об их мощи и готовности, которых у них не было раньше, и в то же время подтвердил мнение о том, что русские ВВС практически ничего не стоят.


Запись англо-французских переговоров в Лондоне (25 сентября 1938 г.)

…г-н Даладье признал, что французские ВВС уступают немецким в материальной части, но не по пилотам. Население Франции составляет всего 40 миллионов человек, и что касается её промышленности, ей не хватает угля и других важных ресурсов. Очевидно, что немецкий промышленный потенциал выше, чем у Франции. Тем не менее Франция вполне способна мобилизовать воздушные силы и атаковать Германию. Вопрос о России тоже был поднят. Как и в случае всех далёких стран, имеется тенденция к преувеличению. Иногда Россию описывают как чрезвычайно сильную и богатую. В другой раз как очень слабую. Он думает, что истина лежит где-то между этими крайностями. Он понимает, что у России есть 5000 самолетов. По меньшей мере 800 человек были отправлены в Испанию, и всякий раз, когда они приезжали, они всегда выводили итальянские и немецкие самолеты из строя. Фронты испанской войны в последнее время стабилизировались в значительной степени благодаря прибытию 300 русских самолетов, которые предотвратили немецкие и итальянские воздушные действия. Двести русских самолетов были отправлены в Чехословакию из России, ими управляли чешские пилоты и они были заказаны правительством Чехословакии. Французские наблюдатели видели эти самолеты и считали их хорошими. Он считает, что авиапроизводство в России примерно эквивалентно производству в Германии. Полковник Линдберг, которого недавно много цитировали, сказал, что у русских ВВС нет таких же прототипов, как у немецких ВВС, но война не ведётся самолётами, способными летать со скоростью 500 миль в час. Что действительно имеет значение, так это общая численность, и в этом отношении Россия может справиться с Германией.


Из разговора генерала Гамелена с Чемберленом (25 сентября 1938 г.)

По вопросу русской помощи генерал Гамелен сказал, что «нельзя рассчитывать на эффективную помощь русских сухопутных сил, даже если Россия примет политическое решение о вмешательстве из-за определенного противодействия поляков и не менее вероятного противодействия румын на пути русских войск, но с другой стороны, он считает вероятным, что Румыния пропустит русские самолеты по пути в Чехословакию (фактически это уже было сделано); а в случае нападения Венгрии на Чехословакию он думает, что Малая Антанта будет держаться вместе, и что Румыния в своих собственных интересах предоставит аэродромы в Трансильвании в распоряжение советских ВВС. В целом он считает, что русские ВВС состоят из хорошей и многочисленной техники, хотя их самолёты не сопоставимы с самолётами Германии».


Разговор английского (Stronge) и немецкого (Toussaint) военных атташе (27 октября 1938 г.)

(с) Фюрер никогда всерьёз даже не рассматривал возможность оказания русской помощи Чехословакии. Он считает, что русская армия теперь, когда убрали генералов на немецком окладе, совершенно неэффективна как агрессивная сила за пределами советской территории. Ожидаемая помощь от советских ВВС оценивалась менее чем в 100 машин. Техническая и иная подготовка, которую немецкие офицеры получали в России в донацистские времена, кажется, была очень масштабной, намного больше, чем я лично представлял.

(d) В будущем определённо не будет европейской войны, так как для этого нет причин. Теперь фюрер удовлетворен, и некоторые незначительные корректировки, которые всё ещё должны быть внесены, будут выполнены без затруднений и в дружественной манере. С другой стороны, пока Советский Союз не изменит свою деятельность и образ жизни, Германия в не столь далёком будущем обойдется ему экономическим давлением и пропагандой. Я не смог выявить, что подразумевалось под этим или как это должно было быть сделано. Передача колоний нами будет воспринято как должное, как акт честной игры.


Продолжение следует...
Tags: 1918-1941, dbfp
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments