Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Categories:

«Когда же она закончится?!»

Небезызвестный лорд Кёрзон, резюмируя опыт войны 1914-1918 гг., определил значение нефти в ней крылатой фразой: «Союзники приплыли к победе на потоках нефти». За 52 месяца войны союзники (Англия, Франция и Италия) израсходовали 28 млн. тонн нефтепродуктов, в то время как австро-германская коалиция только 8,2 млн. тонн, или почти в 3,5 раза меньше. Нефтеснабжение Германии и её союзников за годы войны составило только 80% от потребностей мирного времени (собственно Германии — 86%), а основные страны Антанты (кроме России) потребили за этот же период 185% от своей потребности мирного времени.

Потребление нефтепродуктов воюющими странами в Первую мировую войну (тыс. т)
                   1913    1914    1915    1916    1917	

Германия          1 388     820     700   1 210   1 410	
Австро-Венгрия,
Турция, Болгария    920     912     512     461     640	
Англия            2 094   3 000   3 200   3 700   5 350	
Франция             707     600     593     734     809
Италия              275     273     318     368     402
США              29 696  32 820  33 598  36 012  41 775
В 1918 г. страны Центрального союза израсходовали на чисто военные нужды только 2,27 млн. т нефтепродуктов, страны Антанты — около 9 млн. т.

После войны стремительный рост числа автомашин, тракторов, судов на жидком топливе вызвал столь же стремительный рост потребления нефтепродуктов: с 1913 по 1939 гг. он увеличился более чем в семь раз. Моторизация и механизация вооружённых сил делало нефть настоящей кровью организма под названием «война».

«…Воевать без нефти нельзя, а кто имеет преимущество в деле нефти, тот имеет шансы на победу в грядущей войне», говорил Сталин в 1927 году. И задолго до начала второй мировой войны в военной и экономической печати уделялось особенное внимание подсчётам возможного потребления нефтепродуктов за год войны тем или иным государством.

В начале 1936 года в Deutsche Wehr доктор Х. Штайнберг изложил подробный расчёт расхода «некой великой державы», в роли которой все увидели Германию. По его мнению, для вооружённых сил в 300 дивизий, 10,5 тыс. танков, 135 тыс. грузовых и 40 тыс. легковых автомобилей, 60 тыс. мотоциклов, 9 тыс. самолётов и флота понадобится 9,2 млн. т в год (армия — 5,5 млн., ВВС — 1,7 млн., ВМФ — 2 млн.), а для страны в целом — 12,65 млн. т. И это при условии, что значительная часть боевых машин и транспорта используют дизели.

«Нью-Йорк Таймс» в 1938 году приводила на своих страницах данные французского генерала Серриньи о том, что в военное время потребность Европы (за исключением СССР) в нефтепродуктах составит 70 млн. тонн, в том числе:

Англия — 27 млн. т;
Франция — 15 млн. т;
Германия — 12 млн. т.

В августе 1939 г. французская печать считала, что в военное время возможное потребление нефтепродуктов для Англии, имеющей мощный морской флот, составит 35—36 млн. тонн, для Франции и Германии — по 15—16 млн. тонн и для Италии 7—8 млн. тонн, т. е. для всех воюющих стран потребление возрастёт по сравнению с мирным временем в 2—3 раза.

Схожие оценки были высказаны на страницах World Petroleum осенью того же года: потребление нефтепродуктов воюющими странами должно удвоиться, при этом Германии потребуется не менее 15,5 млн. т.

Некоторые расчёты некоторых «военных специалистов» доводили годовую потребность Германии во время войны до 17—20 млн. т.

Военно-политическое руководство и Англии, и Франции считали, что во время войны с Германией последняя подвергнется экономической блокаде и вели подсчёты, насколько её хватит.

В октябре 1937 года Подкомитет экономического давления на Германию (Economic Pressure on Germany Sub-Committee) оценивал коммерческие запасы топлива в 2,5 млн. тонн, а государственный резерв — ещё 1 млн. тонн. Последний к 1939 году мог вырасти до 2 млн. тонн, т.е. в наиболее благоприятных обстоятельствах запас нефтепродуктов мог составить 4,5 млн. т, а необходимый импорт – 2,5 млн. т в первый год войны. В мае-июне 1939 года Промышленно-разведывательный центр (Industrial Intelligence Center) оценивал немецкие запасы в менее чем 3 млн. т, а минимальный импорт в случае войны — 3,5—4,5 млн. т. Совещательный комитет по вопросам торговли во время войны (Advisory Committee on Trade Questions in Time of War) сделал вывод, что в целом имеющиеся запасы разных сырьевых материалов позволяют немецкой промышленности работать без проблем от 15 до 18 месяцев. Комитет начальников штабов вооружённых сил (Chiefs of Staff) в оценке от февраля 1939 года давали немецкой промышленности от силы год.

Французская разведка пришла к схожим выводам. «Нефть — кровь современных армий и предполагаемое немецкое потребление нефти во время войны удвоится», писал французский атташе в Берлине генерал Ренондо (Renondeau) в записке от 27 января 1937 года.

В апреле 1939 года Второе бюро считало, что в мирное время Германия потребляет свыше 7 млн. т нефти (включая свежеприобретённые Австрию и Чехию), а в случае войны потребление вырастет до 15-20 млн. тонн, в зависимости от интенсивности боевых действий. Собственное производство натуральной нефти и синтетического топлива оценивалось в 0,6 и 2 млн. т соответственно, т.е. менее половины от мирного потребления и какие-то копейки — от военного. Предполагаемых запасов топлива могло хватить максимум на шесть месяцев.

Незадолго до французской кампании (конец апреля) министерство экономической войны (Ministry of Economic Warfare), подводя промежуточные итоги блокады, отметило, что Германия в целом справляется с дефицитом тех или иных материалов, в частности поставками нефти из Румынии и СССР. В этом оно совпадало с мнением комитета Джоффри Ллойда (Lloyd Committee), созданного специально для отслеживания топливной ситуации в Германии. Если последний в октябрьском докладе оптимистично смотрел в будущее, считая, что весной 1940 года ситуация с нефтью в Германии станет критической (будет израсходовано две трети запасов), то в мартовском отчёте вывод оказался более сдержанным: если немецкие войска продолжат бездействовать следующие шесть месяцев и если сохранится прежний уровень русского и румынского импорта, то Германия будет способна поддерживать свои запасы выше критического уровня вплоть до зимы. «Позиция Германии напряжённая, но не настолько критична, как мы предполагали во время первого доклада подкомитета».

На другой стороне Ла-Манша оценки были аналогичными. Мартовский доклад министра блокады Жоржа Перно говорил, что хотя заморский импорт Германии сильно упал, взамен вырос импорт наземный. Выделялись «протечки» через Советский Союз (Тихоокеанский и Черноморский районы), Италию и Балканы. Блокада работала как-то не так, и союзники уже разрабатывали военные меры для прекращения поставок нефтепродуктов как из СССР, так и из Румынии. Впрочем, меры предпринять не успели.

Что интересно, после падения Франции, захвата значительных запасов сырья и топлива, полного подчинения Румынии, некоторые английские оценки июня (Joint Intelligence Sub-Committee) и сентября (COS) 1940 года не предвидели какого-либо увеличения в экономической мощи Германии. «Пока Германия не сможет материально улучшить свою позицию, особенно в отношении нефтеснабжения, мы полагаем, что её экономическое состояние будет на низшей точке (low ebb) к весне 1941 года».

Комитет Ллойда занял более осторожную позицию. По его расчетам, потребление Германии с октября 1940 по сентябрь 1941 года составит 12,4 млн. тонн топлива с постепенным снижением запасов с 5,8 млн. т на 1 октября до 3,8 млн. т на 1 апреля и 3,4 млн. т на 1 октября 1941 года. Также предусматривался дальнейший рост выработки синтетического топлива — с 300 тыс. т ежемесячно в период июля-сентября 1940 года, или эквивалент 3,6 млн. т в год, до 4,55 млн. т с октября 40-го по сентябрь 41 года.

В СССР в это время тоже велись подсчёты, но в основном на базе иностранных открытых источников (как обычно в таких случаях). Потребление нефтепродуктов Германией перед войной оценивалось в 7,1 млн. т. Добыча нефти в 1939 г. — 775 тыс. т (10,9% от потребления). Производство синтетического горючего (из каменного и бурого угля) — ок. 2 млн. т, иных нефтезаменителей (бензол, спирт, сжиженный газ) — ок. 0,8-1 млн. т. Импорт нефтепродуктов в 1938 г. составлял 5 млн. т.

Считалось, что запасы нефти и нефтепродуктов перед войной составляли от 5 до 6 млн. т. и при потреблении 12 млн. т необходимый импорт определялся в 2-4 млн. т в первый год войны и 7-8 млн. т в течение второго года.

Известный экономист Е. Варга в лекции от 3 марта 1940 года говорил, что текущее положение Германии с нефтью довольно напряжённое, но за счёт резкого сокращения мирного (невоенного) потребления с 5 до 1 млн. т, потребность только за счёт внутренних ресурсов более или менее обеспечено. Если, конечно, сохранится тот же низкий расход бензина.

Французская кампания вермахта вызвала всплеск различных оценок расхода топлива в ходе боевых действий. В американском журнале World Petroleum (June 1940) считали, что во время прорыва фронта во Фландрии в 1940 году, где действовало в первой линии до 4000 немецких самолётов, потребление бензина бомбардировщиками колебалось от 3,5 до 6 тыс. тонн в день, а истребителями — около 3 тыс. тонн в день (т.е. в среднем около 2 тонн на самолёт в день).

В «Красной звезде» писали:

«Потребности современной массовой механизированной армии в горючем поистине колоссальны. По данным иностранной печати, германская танковая дивизия потребляет ежедневно до 150 тонн горючего, авиация — около 1.600 тонн, а общий армейский расход горючего военный обозреватель газеты «Фигаро» определяет в 18—40 тысяч тонн ежедневно. Есть все основания полагать, что эти данные в лучшем случае не преувеличены, а скорее занижены».

Расход за 45-дневную кампанию оценивался в размере от 1 до 1,5 млн. т.

Отвлекаясь в сторону, можно вспомнить об апокрифичной резолюции Г.К. Жукова на одном из докладов разведки о боях во Франции, которую представляют самодурством: «Мне это не нужно. Сообщите, сколько израсходовано заправок горючего на одну колесную машину». Вопрос действительно был животрепещущим.

После нападения Германии и её союзников на СССР нейтрально-объективный тон в советской прессе, естественно, исчез. Газеты и журналы запестрели заголовками статей с названиями «Запасы сырья в фашистской Германии иссякают», «Надолго ли хватит горючего фашистской Германии?», «Истощение ресурсов стратегического сырья в Германии», «Ресурсы Германии истощаются» и т.п.

Расчёты были примерно такими. В 1940 году немцы добывали нефти, нефтепродуктов и заменителей около 3,8—4 млн. тонн. Импорт из Румынии в 1940 году составил 1,1 млн. т. На 1941 год, по договору, было запроектировано получение 3 млн. т. Запасы нефтепродуктов в Германии равнялись 4,5 млн. т. Захвачено в оккупированных странах около 2,5 млн. т. Таким образом, на 1941 год Германия могла бы иметь от 12 до 13 млн. т нефти.

На Балканах и за два месяца войны на восточном фронте германская армия израсходовала не менее 5 миллионов тонн горючего. В связи с этим нефтяной баланс Германии является в настоящее время (сентябрь) крайне напряжённым.


Или вот такими. Таким образом, вся нефтепродукция Германии в настоящее время (декабрь) составляет самое большее 600 тыс. т в месяц. Потребление жидкого топлива на одном только Восточном фронте определяется военными экспертами в 2 миллиона тонн в месяц, т.е. в три раза больше того количества горючего, которое получает Германия. Ясно, что запасы, даже если мы их оценим высоко, должны придти к концу в течение нескольких месяцев. Для Германии, с точки зрения ведения войны, это будет означать катастрофу.

Высоко оценивались результаты бомбардировок как англичан в Европе (против синтетических предприятий), так и советских ВВС в Румынии (против нефтяных полей Плоешти) со снижением производства/добычи чуть ли не вдвое.

В начале 1942 года в связи с улучшающейся обстановкой на фронте количество статей с прогнозами, что гитлеровский режим вот-вот рухнет под тяжестью своих преступлений из-за недостатка ресурсов, пошло на убыль. Небольшой всплеск произошёл в мае—июне на фоне неудач на южном участке фронта, но вскоре публикации на эту тему практически прекратились.

* * *

В завершение несколько табличек действительного положения дел.

Немецкий топливный баланс 1934—1939
                                1934   1936   1938   1939

Потребление топлива, тыс. т    3 295  4 590  6 150  7 000—
                                                    7 200
В т.ч. местного происхождения  1 038  1 545  2 373  2 950—
                                                    3 000
В т.ч. синтетическое             153    469    813  1 012

Поступление нефтепродуктов в 1939-1944 гг. (тыс. т)
год     Всего    Синтет.   Добыча   Импорт      Добыча на 
       (оценка)  топливо   нефти   нефтепрод.  оккуп. террит.
1939    8 200     2 200      885     5 165
1940    7 600     3 348    1 469     2 075
1941   10 000     4 116    1 584     2 807         332
1942    9 500     4 920    1 678     2 359         370
1943   11 300     5 748    1 880     2 766         576
1944    6 830     3 830    1 991       960         360

Поступление и расход жидкого топлива (Kraftstoffen, тыс. т)
год   Поступление   Расход  В т.ч. вермахт  Процент

1940    6 389       5 856       3 005         51
1941    8 120       7 305       4 567         62,5
1942    7 619       6 483       4 410         68
1943    8 956       6 971       4 762         68
1944    5 769         ?           ?           ?

Изменение запасов жидкого топлива в 1939-1941 гг.



Топливные запасы (т)
                     1940       1941       1942
Авиабензин          613 000    254 000    333 000
Бензин              497 000    225 000    180 000
Автомобильное ДТ    280 000    157 000    169 000
Судовое ДТ          256 000     91 000     69 000
Мазут               521 000    280 000    136 000
Всего             2 167 000  1 007 000    887 000
Точные даты не указаны, но по 40-му и 41-му подходит декабрь.

Что касается трофейного топлива, то если во время войны, например, объём захваченного в Западной Европе оценивался от 2,5 до 4 млн. тонн (а у Вознесенского вообще фантастические 8,8 млн.), сейчас пишут о более скромных 1—1,5 млн.
Tags: 1918-1941, ВМВ, экономика и тыл
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 13 comments