Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Побеждённые стали победителями и наоборот (II)

ПЛАНЫ СТОРОНЪ*).

ГЕРМАНСКІЙ ПЛАНЪ.

Несмотря на то, что послѣ блестящихъ побѣдъ 1870-71 г.г. военная мощь Франціи была сломлена и она непосредственной угрозы представить уже не могла, Германія все же оружія не складываетъ; попрежнему она зорко слѣдитъ за своей западной сосѣдкой, попрежнему мечъ и перо, стратегія и дипломатія продолжаютъ работать рука объ руку и въ самомъ тѣсномъ контактѣ.

Тотчасъ послѣ войны и даже первые 20 лѣтъ послѣ нея, общая обстановка, въ сущности, остается неизмѣнной. Неизмѣннымъ въ общихъ чертахъ остается и планъ войны. Въ предвидѣніи ея въ Эльзасъ-Лотарингіи ведутся усиленныя работы стратегическаго масштаба: подводятъ линіи желѣзныхъ дорогъ, строятъ военныя платформы, создаютъ маневренныя крѣпости (Метцъ) и т. д.; все говоритъ за то, что здѣсь подготовляются возможно выгодныя условія вступленія въ войну, по пути, уже проторенному маститымъ Фельдмаршаломъ.

Въ то же время и величайшій государственный мужъ своего времени Бисмаркъ, дополняетъ эту подготовку Генеральнаго Штаба, давая постоянное политическое обезпеченіе операціи: своей твердой, мудрой, внѣшней политикой, онъ создаетъ обстановку, при которой Германіи приходится считаться всегда лишь еъ однимъ противникомъ; Бисмаркъ почти устраняетъ возможность борьбы на два фронта.
______________
*) Примѣч. Редакціи. Вопросу подготовки Германіи и Франціи къ міровой войнѣ посвященъ обширный и всесторонне разработанный трудъ ген. Добророльскаго «Стратегическіе планы сторонъ передъ началомъ міровой войны». См. Военный сборникъ № 2 1922 г.


Но проходятъ годы и условія мѣняются: умираетъ графъ Мольтке, уходитъ со сцены желѣзный Канцлеръ. На смѣну приходить Вильгельмъ II со своей политикой бряцанія оружіемъ. Образуется тройственный союзъ; въ противовѣсъ ему республиканская Франція ищетъ сближенія съ монархической і Россіей и въ 1893 году является Франко-Русскій Союзъ, а вмѣстѣ съ нимъ и небывалая для Германіи угроза борьбы на два фронта, борьбы съ ненавидящей, полной жажды мести Франціей и спокойнымъ, правда, тяжелымъ на подъемъ, но могучимъ русскимъ колосомъ.

Явились новыя данныя — нужны новыя рѣшенія!

Въ 1870-71 году графъ Мольтке учитывалъ возможность борьбы на два фронта, ибо не была вполнѣ устранена возможность выступленія Австро-Венгріи, проигравшей войну 1866 г.

На этотъ случай, графъ Мольтке рѣшалъ вопросъ просто и послѣдовательно: онъ нападалъ на Францію, оборонялся противъ Австріи. Во Франціи онъ искалъ быстраго и дѣйствительнаго рѣшенія, на второстепенномъ театрѣ онъ былъ готовъ на какія угодно временныя уступки, хотя бы даже очищеніе всей Силезіи. Онъ не оглядывается назадъ. Онъ знаетъ, что все это вернетъ сторицею. (Цѣльность рѣшенія, достойная большого вниманія!).

Отсюда и развертываніе силъ: 10 корпусовъ противъ Франціи и только заслонъ — три корпуса противъ Австріи.

Этотъ планъ послужилъ примѣромъ и для Шлиффена. Начальника Германскаго Генеральнаго Штаба съ 1891 по 1900 годъ, которому, въ главныхъ чертахъ, принадлежитъ планъ послѣдней войны.

Въ своемъ рѣшеніи Шлиффенъ исходилъ изъ слѣдующей оцѣнки свойства противника.

Французы мобилизуются быстро, по характеру своему они крайне, впечатлительны: паденіе Парижа почти знаменуетъ конецъ войны, во всякомъ случаѣ', какъ показалъ опытъ 70-71 года, конецъ серьезнаго, организованнаго сопротивленія. Парижъ близко и достигнуть его можно скоро.

Россія мобилизуется и сосредотачивается медленно, даетъ выигрышъ во времени, вмѣстѣ съ тѣмъ, средства ея неизсякаемы. Для того, чтобы ее прикончить, мало, какъ доказала это гибель Наполеона, даже взять Москву.

Отсюда, основное рѣшеніе: всѣми силами обрушиться на Францію, въ это время заслоняться противъ Россіи, отходя здѣсь передъ превосходными силами. Разгромивъ Францію, перебросить свои войска противъ Россіи' и схватиться съ ней одинъ на одинъ.

Рѣшеніе подобно плану Мольтке, цѣльное, смѣлое, но также требующее готовности къ жертвамъ, въ случаѣ вторженія Русскихъ Армій. Рѣшеніе, которое требовало отъ исполнителя не только мудрости, но и желѣзныхъ нервовъ. Великія дѣла требовали и великихъ исполнителей.

Этотъ планъ былъ принять и въ осуществленіе его съ полной послѣдовательностью приступили къ работамъ: на востокѣ создавался рядъ укрѣпленій, имѣвшихъ цѣлью дать большій выигрышъ времени; укрѣплялась линія Вислы, которая должна была быть крайнимъ предѣломъ вторженія русскихъ; вся Восточная Пруссія приспосабливалась для упорной затяжной обороны малыми силами.

На Западѣ лихорадочно развивались желѣзныя дороги, военныя платформы, создавались и совершенствовались пути сообщенія — все для ускоренія развертыванія и облегченія маневрированія.

Обращаясь къ подробностямъ, интересующаго насъ плана войны на Западѣ, надо отмѣтить, что по сравненію съ 70-71 годомъ, условія значительно измѣнились. Физическія свойства новыхъ границъ оставались тѣ же. Если Рейнъ отошелъ въ глубь страны, то на смѣну ему явились Вогезы, пересѣченныя, бездорожныя, недоступныя для серьезныхъ операцій крупными массами, къ тому же, эти неудобства усугублялись еще наличіемъ линіи крѣпостей Туль-Бельфоръ, которыя затрудняли, а главное, замедляли всякія операціи.

Оставался, такимъ образомъ, тотъ же участокъ границы отъ Люксембурга и до Донона въ 150 верстъ шириной. Однако, это пространство уже и въ 1870 году оказалось недостаточнымъ для развертыванія, что какъ извѣстно, едва не повлекло вооруженнаго столкновенія I и II германскихъ армій между собой изъ-за перекрещиванія частей; теперь же, когда арміи сильно возросли, когда даже корпусъ на одной дорогѣ академически не допускался, этотъ участокъ уже не отвѣчалъ своему назначенію. Взоры обратились къ Сѣверу, и нарушеніе нейтралитета Бельгіи и Люксембурга было предрѣшено. Правда, вторженіе въ Бельгію ставило ее въ ряды противниковъ, но, во-первыхъ, армія ея не представляла серьзной силы, а во-вторыхъ, не трудно было предвидѣть, что Бельгія, родственная по духу и языку Франціи, все равно примкнетъ къ ней.

Вмѣстѣ съ тѣмъ, захватъ Бельгіи давалъ неоцѣненныя военныя выгоды. Онъ позволялъ вторгнуться во Францію съ Сѣвера, создавалъ глубокій обходъ ея Армій или вызывалъ сильную ихъ растяжку по фронту. Общее начертаніе границъ получало выгодную форму охватывающаго угла. Наконецъ, здѣсь же лежали кратчайшіе и удобнѣйшіе пути къ Парижу.

Такимъ образомъ, если по международному праву это нарушеніе нейтралитета являлось преступнымъ, то военная наука, законъ разумной логики, властно толкали на это преступленіе.

Послѣдовательные въ своихъ рѣшеніяхъ, нѣмцы этотъ рубиконъ рѣшили перейти и планъ ихъ на западѣ въ общихъ чертахъ былъ таковъ:

Слѣва, въ Эльзасѣ, пассивная оборона ничтожными частями, ибо здѣсь трудно ожидать дѣйствія противника, а если бы это и случилось, то естественныя препятствія и сильныя укрѣпленія вполнѣ обезпечатъ необходимый выигрышъ во времени.

Справа, мощная ударная группа вторгается въ Бельгію и быстро форсируетъ Маасъ. Въ пространствѣ между Маасомъ и Шельдой двигается въ общемъ направленіи на Парижъ. Обходитъ арміи противника съ сѣвера. Отбрасываетъ французовъ въ юго-восточномъ направленіи, сбивая ихъ въ безпорядочную массу къ Швейцарской границѣ и здѣсь, заканчивая окруженіе, ликвидируетъ эти арміи, а съ ними вмѣстѣ и судьбы Франціи.

Въ центрѣ, въ раіонѣ Метца, по свойствамъ мѣстности и важности направленія можно ожидать серьезнаго натиска французовъ съ первыхъ же дней войны. Серьезный успѣхъ, развиваемый въ сѣверо-восточномъ направленіи, былъ бы грозенъ: онъ можетъ сорвать всю операцію; слѣдовательно, здѣсь нужно сосредоточить серьезныя силы, обезпечивающія успѣхъ задуманнаго плана. Особое содѣйствіе этимъ силамъ долженъ оказать Метцъ, большая маневренная крѣпость. Силы эта будутъ занимать выжидательное положеніе и выдержавъ первый натискъ противника, сами послѣдующими активными дѣйствіями разовьютъ ударъ маневренной группы.

Мы видимъ стройный планъ, отвѣчающій всѣмъ требованіямъ стратегіи Молътке: мы видимъ и ясно поставленную цѣль, «что я хочу» — уничтоженіе живой силы; и способы проведенія этого въ жизнь — мощная маневренная группа справа; и, наконецъ, разумную предусмотрительность, «какъ можетъ помѣшать противникъ», въ видѣ сильной группы въ раіонѣ Метца; какъ проводилось практически это рѣшеніе въ жизнь, увидимъ ниже (см. сх. № 2).

Въ подсчетѣ силъ германскаго плана войны фигурировали Германскія, Австрійскія арміи и, въ незначительной степени. Итальянскія. По существовавшему соглашенію съ итальянскимъ Генеральнымъ Штабомъ, послѣдній къ началу войны долженъ былъ выставить противъ французовъ 2-3 корпуса, составляя угрозу ея правому, флангу со стороны Швейцаріи.

Въ послѣдніе годы передъ войной явилось рядъ условій, осложнившихъ обстановку. Въ Бельгіи была объявлена всеобщая воинская повинность, что увеличило ея боевой составъ; въ Россіи быстро развивалась желѣзно-дорожная сѣть, что все болѣе и болѣе сокращало основной элементъ въ разсчетахъ Германскаго Генеральнаго Штаба — выигрышъ времени; этотъ выигрышъ становился все меньше, ибо съ развитіемъ желѣзныхъ дорогъ ускорялся темпъ и мобилизаціи и сосредоточенія Русской Арміи. Наконецъ, и въ политической обстановкѣ явились неблагопріятные симптомы: слабѣли связи съ Италіей, а историческая ея вражда оъ Австріей подсказывала всю шаткость и искусственность тройственнаго союза. Конечно, эти данныя не мѣняли плана въ корнѣ, но какія-то поправки на реальную дѣйствительность требовались. Но не было уже въ живыхъ творца Германской системы Фельдмаршала Мольтке, не было и внимательнаго его ученика фонъ-Шлиффена; во главѣ Германскаго Генеральнаго Штаба былъ, правда, тоже Мольтке, но этому Мольтке его громкая фамилія была не по плечу и онъ принялъ переданный ему по наслѣдству планъ, не будучи въ состоянія по завѣтамъ Фельдмаршала приспособить его къ дѣйствительности.

Такимъ образомъ, оцѣнивая планъ войны, мы должны признать, что при данныхъ условіяхъ онъ въ крупныхъ своихъ чертахъ былъ вполнѣ цѣлесообразенъ, но были въ немъ и тревожныя трещины, были тѣ тонкія мѣста, которыя рвутся, и если въ части его активной «что я хочу» все обстояло благополучно, то въ части пассивной — «какъ мнѣ можетъ помѣшать противникъ» — уже намѣчались слабыя стороны.

Было и еще одно тревожное явленіе моральнаго свойства. Раздавались голоса о томъ, что жертвовать, въ случаѣ вторженія русскихъ, всей Восточной Пруссіей нельзя, что слѣдуетъ побольше думать о ея обезпеченіи. Вниманіе полководца отвлекалось отъ воли къ побѣдѣ, все больше въ тылъ къ богатой хлѣбной провинціи. Въ планѣ войны явились указанія на необходимость добиваться рѣшенія на западѣ для того, чтобы «успѣть предотвратить ужасы нашествія русскихъ».

Въ стратегію начинала вмѣшиваться внутренняя политика и если реально это еще не сказывалось, то уже можно было сомнѣваться, устоитъ ли воля вождя передъ общественнымъ мнѣніемъ въ тотъ моментъ, когда кризисъ надвинется?

Такимъ образомъ арміи выпускались на западъ, но не съ непоколебимымъ твердымъ рѣшеніемъ добиваться своего во что бы то ни стало, а съ тревожной оглядкой назадъ. Система, которая сильна была только своей логикой и неумолимой послѣдовательностью, окутывалась легкой дымкой сомнѣнія.

ФРАНЦУЗСКІЙ ПЛАНЪ.

Помимо наступательной тенденціи, на которой, какъ мы видѣли, были воспитаны во Франціи и общественность и арміи, выли и реальныя данныя, съ которыми долженъ былъ считаться Французскій Генеральный Штабъ, вырабатывая свой планъ войны. Этими реальными данными были: 1) неизбѣжное запаздываніе въ мобилизаціи; 2) невозможность первыми нарушить Бельгійскій нейтралитетъ и наконецъ, 3) физическія неудобства нѣкоторыхъ участковъ границъ.

Доктрина толкала французовъ къ наступленію во что бы то ни стало и гдѣ бы то ни было, т. е. по всему фронту.

Учетъ реальныхъ условій подсказывалъ необходимость выжидательнаго плана. Желая удовлетворить всѣмъ требованіямъ сразу, т. е. и съ жизненностью посчитаться и доктрину уважить, французы пришли къ половинчатому рѣшенію: наступать по всему фронту отъ Швейцаріи до Метца; на Бельгійской границѣ обороняться, выждавъ здѣсь событій. Изучая работу мирнаго времени Германскаго Генеральнаго Штаба, французы видѣли, какъ центръ тяжести военной подготовки уже сначала XX вѣка переносится изъ Эльзаса въ раіонъ пограничной съ Бельгіей полосы. Нетрудно было понять, что это значитъ. Ясно становилось, что нѣмцы вторгнутся въ Бельгію и черезъ нее станутъ угроэкать Франціи; и отдавая дань дѣйствительности, Французскій Генеральный Штабъ сталъ гадать за противника: въ какомъ масштабѣ разовьются операціи нѣмцевъ въ Бельгіи, гдѣ будутъ предѣлы вторженія, обходъ или охватъ? Ставши на путь догадокъ, и какъ полагается колебались, и въ результатѣ ошиблись: Учитывая трудности форсированія Мааса, переоцѣнивая значеніе Льежа, французскій Генеральный Штабъ пришелъ къ заключенію, что обходное движеніе нѣмцевъ въ Бельгіи ограничится восточнымъ берегомъ Мааса, а потому группу обезпеченія рѣшилъ сосредоточить въ раіонѣ Мозера.

Такимъ образомъ планъ выражался въ общихъ чертахъ такъ: 1) наступленіе по всему фронту — Швейцарская граница — Метцъ; 2) обезпеченіе лѣваго фланга со стороны Бельгіи; 3) главный ударъ наносится съ развитіемъ событій, для чего мощный стратегическій резервъ долженъ быть сохраненъ до этого соотвѣтствующаго момента.

Ниже, изучая развертываніе армій, «мы увидимъ съ какими искаженіями и этотъ расплывчатый планъ проводился въ жизнь.

Оцѣнивая приведенный здѣсь планъ, намъ должна броситься въ глаза туманность, позволю себѣ сказать, безыдейность плана: не было въ немъ ни точнаго — «что я хочу», ни продуманнаго — «какъ мнѣ можетъ помѣшать противникъ».

Въ настоящемъ планѣ налицо уступки и сердцу, и разуму; и наступательному духу, и тревогамъ; и чистой доктринѣ, воспитанной на маневрахъ и военныхъ играхъ и реальной дѣйствительности, предъявлявшей свои требованія. Половинчатость рѣшеній приводить къ роковымъ результатамъ, мы ихъ увидимъ ниже. Сравнивая лишь планы сторонъ, мы найдемъ у нѣмцевъ опредѣленное предвзятой рѣшеніе; ему подчинено все и оно, неумолимо ломая всякія преграды и предразсудки (международное право), должно твердо проводиться въ жизнь: стратегическое наступленіе, оборона на лѣвомъ флангѣ, ударъ справа. У французовъ цѣлью является лишь наступленіе, но гдѣ, какъ и для чего, это предоставлено рѣшить ходу событій.

Нѣмецкой предусмотрительности и методикѣ противупо-ставляется порывъ и случайность.

СТРАТЕГИЧЕСКОЕ РАЗВЕРТЫВАНІЕ АРМІЙ*).

(См. схему № 2)

По германскому плану стратегическое развертываніе армій произодилось такъ. На пассивномъ участкѣ отъ Швейцарской границы до Донона всего 150 верстъ развертывался только одинъ корпусъ, усиленный ополченскими частями. Въ раіонѣ Метцъ — Дононъ — выжидательная группа 6-й и 7-й армій (8 корпусовъ).

Далѣе, къ сѣверу отъ Метца и вдоль Бельгійской границы (активный участокъ) разворачивались 5, 4, 3, 2 и 1 арміи, всего 27 корпусовъ, причемъ части здѣсь постепенно сгущались къ правому флангу, а собственно ударную группу, которая должна была форсировать Маасъ и выходить въ тылъ французамъ въ общемъ направленіи Мобежъ — Парижъ, составляли 1 и 2 арміи въ 13 корпусовъ.



Такимъ образомъ, распредѣленіе силъ вполнѣ отвѣчало идеѣ; принципъ экономіи силъ соблюденъ въ полной мѣрѣ: изъ 72 дивизій — 54-56 дивизіи для удара, 16 — обезпечиваютъ операцію и только 2+ополченскія части прикованы къ мѣсту, имѣя узкую, пассивную задачу. Но мало того, строгая продуманность распредѣленія силъ идетъ дальше, и если вообще для активныхъ дѣйствій вначалѣ предназначалось 27 корпусовъ, т. е. всѣхъ силъ на этомъ фронтѣ, то для рѣшительнаго удара удѣляется половина всѣхъ активныхъ силъ — 13 корпусовъ, сосредотачиваемыхъ притомъ на участкѣ вдвое меньшемъ, чѣмъ другая половина. Такимъ образомъ, если не быть придирчивымъ, то слѣдуетъ признать развертываніе продуманнымъ и на первое время безусловно цѣлесообразнымъ. Цѣльность и опредѣленность рѣшенія въ планѣ, ярко проведены въ жизнь.

Французы, какъ извѣстно, по идеѣ различали въ своемъ планѣ двѣ части: наступательную кг выжидательную; такимъ образомъ въ стратегіи своей французы какъ будто допускали, что наступать будутъ только на одномъ участкѣ, но въ тактикѣ, онн не могли уже идти такъ далеко по пути устунокъ реальности и, побуждаемые своей военной доктриной, французы рѣшили, что тактически наступать будутъ всѣ арміи.
______________
*) Примѣчаніе редакціи. См. № 2 Военнаго Сборника. — «Стратегическіе планы сторонъ передъ началомъ міровой войны" — С. Добророльскаго.


Для того, чтобы осуществить наступленіе, надо быть достаточно сильнымъ.

Въ результатѣ всѣхъ этихъ соображеній французы тяяули по всей границѣ отъ Швейцаріи и до Мозьера 1, 2, 3, и 5 арміи, приблизительно равномѣрно распредѣливъ въ нихъ силы.

Въ этой группировкѣ только искусственно можно намѣтить активный (1 и 2 арм.) участокъ и пассивный (3 и 5), никакихъ же внѣшнихъ признаковъ, ввидѣ экономіи силъ или особой группировки найти нельзя. Все подчинено одной домапирующей идеѣ наступать во что бы то ни стало и какъ можно скорѣе. Въ результатѣ за этими арміями, приблизительно въ центрѣ, стояла 4-я армія, очевидно предназначенная для развитія успѣха въ будущемъ рѣшительномъ направленіи.

Въ результатѣ развертыванія французской арміи — тонкій равномѣрный кордонъ по воей границѣ. Отсутствіе цѣли въ планѣ создало растянутость армій ввидѣ пограничнаго кордона; отсутствіе яснаго сознанія «какъ можетъ помѣшать противникъ» и невѣрная разгадка его намѣреній, привела къ тому, что уже въ самомъ развертываніи французы подставили свой флангъ и тылъ, ударной германской арміи.

Схема № 3, рисующая сравнителное развертываніе арміи ввидѣ схематической идеи, ясно говоритъ, что въ сосредоточеніи армій, въ стратегіи сторонъ лежалъ залогъ первоначальныхъ пораженій французовъ: сильному механизму германскихъ армій, этому мощному, занесенному молоту, подставлялась подъ удары хрупкая растянутая полоса; какъ же было ее не разбить?



Сравнивая силы сторонъ, мы видимъ, что въ общемъ онѣ равны, однако вездѣ, гдѣ рѣшается участь сраженія, нѣмцы сильнѣе и только тамъ, гдѣ сама природа помогаетъ нѣмцамъ и гдѣ серьезныхъ объектовъ нѣть, французы сильнѣе нѣмцевъ (отъ Донона до Швейцаріи).

Не рѣшаюсь давать рецептовъ, но невольно напрашивается рѣшеніе для французовъ: обстоятельства диктовали необходимость выжидательныхъ дѣйствій; расположеніе частей должно отвѣчалъ обстановкѣ; слѣдовательно, картина развертыванія должна была быть примѣрно такова: сильныя развѣдывательныя части по границѣ, прикрывающія сосредоточеніе и раскрывающія карты нѣмцевъ. Арміи сгруппированы въ глубинѣ въ уступномъ порядкѣ, обезпечивающемъ взаимодѣйствіе. Съ развитіемъ наступленія нѣмцевъ, встрѣчное наступленіе: прикрывая Парижъ, ударъ до внѣшнему флангу.

Конечно, подобное рѣшеніе потребовало жертвъ, и матеріальныхъ, ввидѣ уступки части территоріи и моральныхъ — отказъ отъ немедленнаго наступленія; но зато оно несло бы въ себѣ какую то идею; отвѣчало бы маневромъ на маневръ.
Tags: Военный сборник, ПМВ, до ПМВ, журналы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments