Павел Козлов (paul_atrydes) wrote,
Павел Козлов
paul_atrydes

Category:

На примере боевого опыта 28 панфиловцев

ПЕХОТА В ЕДИНОБОРСТВЕ С ТАНКАМИ

Ст. преподаватель полковник В. В. ПРУНЦОВ
(По материалам слушателей майора И. И. МАМОНОВА и капитана Н. А. АНИСЬИНА)


Схемы 8 и 9

После взятия немцами Волоколамска 26 октября 1941 г. 8-й гвардейской стрелковой дивизии, действовавшей на правом фланге Н-ской армии, непосредственно Ставкой Верховного Главного командования была поставлена задача: не допустить дальнейшего продвижения противника по Волоколамскому шоссе к Москве.

Во исполнение этого приказа дивизия 27 октября оседлала шоссе у Ядрово 5 км юго-восточнее Волоколамска и организовала оборону на рубеже Калистово, Горки, Ченцы, Ядрово, высота 251,0, Петелино, разъезд Дубосеково, Ширяево.

Полки заняли для обороны участки в одном эшелоне так, как показано на схеме. Левее, на фронте (исключительно) Ширяево, Ново-Павловское оборонялась кавалерийская группа генерал-майора Доватора.

8-я дивизия была сильно ослаблена предшествовавшими боями. В стрелковых полках насчитывалось по 1 200 — 1 300 бойцов, но почти не было полковой и противотанковой артиллерии и минометов. Так, 1075-й стрелковый полк имел лишь 1 45-мм пушку, 1 76-мм полковую пушку и 3 82-мм миномета. 857-й артиллерийский полк, входивший в состав 8-й дивизии, имел только 18 орудий. В данном случае обращает на себя внимание совершенно недостаточное количество противотанковой артиллерии и минометов, тем более, что дивизия обороняла фронт протяженностью свыше 15 км. А между тем дивизии предстояло драться с многочисленными танками противника.

В тяжелой обстановке командование дивизии и полков приняло единственно правильное решение: перенести главную тяжесть борьбы с танками противника на средства пехоты — ручные гранаты, зажигательные бутылки и противотанковые ружья, которые только что начали поступать на вооружение подразделений. Для этого штаб дивизии организовал непосредственно позади линии обороны учебные занятия по подготовке истребителей танков. В частях выделили бронебойщиков и обучили всех бойцов применению ручных гранат и зажигательных бутылок. Эти занятия значительно помогли преодолеть «танкобоязнь», которой страдали некоторые бойцы после тяжелых летних боев с превосходящими силами немцев. Был выброшен воспитывающий пехоту лозунг: «Один против танка». Наконец, в дивизии была проведена большая политическая работа, мобилизовавшая бойцов и командиров на стойкую борьбу за Москву.

Противник не переходил к решительным действиям вплоть до 16 ноября. Эта пауза позволила 8-й дивизии подготовить прочную оборону и обучить пехоту умело бороться с атакующими танками противника.

Ввиду значительной ширины фронта оборону пришлось строить отдельными опорными пунктами с огневым перекрытием промежутков между ними. Местность, покрытая большим количеством рощ и крупными массивами леса, облегчала подобное построение обороны.

1075-й полк расположил ротные опорные пункты по переднему краю своего оборонительного участка. Таких опорных пунктов было создано 4: на высоте 261,0, в Петелино, у разъезда Дубосеково, в Ширяево. Разъезд Дубосеково занимала 4-я стреловая рота в составе 40 бойцов под командой старшего лейтенанта Гундиловича; политруком роты был т. Клочков-Диев. 4-я рота 1075-го полка была наиболее стойкой; она блестяще зарекомендовала себя в предшествующих боях. Ей и была доверена командиром полка полковником Капровым оборона разъезда Ду. босеково, прикрывавшая важнейшее направление вдоль железной дороги Волоколамск — Москва. Все бойцы 4-й роты были хорошо обучены применению противотанковых ручных гранат и зажигательных бутылок. Этими средствами рота была снабжена в изобилии. Кроме того, ей были приданы 3 противотанковых ружья.

Командир 8-й дивизии генерал-майор Панфилов приказал полкам одновременно с постоянным усилением занятых оборонительных участков непрерывно вести боевую разведку противника и беспокоить его частыми нападениями с целью срыва планомерного сосредоточения им сил перед фронтом дивизии.



1075-й полк несколько раз производил внезапные нападения силами до усиленной стрелковой роты на передний край противника в направлении Муромцево, Жданово (см. схему 8). Кроме того, разведывательная партия под командой капитана Мамонова проникла на ст. Волоколамск и установила, что в район Жданово, Муромцево подтягиваются части 105-й мотострелковой дивизии и подвозится большое количество горючего и боеприпасов. По указанным районам были произведены залпы дивизиона гвардейских минометов, причинившие немцам большой урон.

К 10 ноября разведка 8-й дивизии установила сосредоточение севернее и южнее Волоколамска крупных сил противника: 35-й пехотной, 5-й танковой и 105-й мотострелковой дивизий. Разведкой 1075-го полка были установлены два наиболее вероятных направления танковых атак противника: а) Нелидово, Петелино и б) Красиково, разъезд Дубосеково. Поэтому распоряжением командира полка опорные пункты Петелино и разъезд Дубосеково были особенно хорошо снабжены пехотными противотанковыми средствами.

Немцы, остановленные в районе Волоколамска, были сильно измотаны и обескровлены предшествующими боями. В частности, отсутствовало, повидимому, горючее для танков, которое, по сведениям разведки, спешно подвозилось автотранспортом.

Готовясь к дальнейшему наступлению на Москву, противник перегруппировывал свои силы, пополнял части людьми и техникой и вел боевую разведку нашей обороны. Свои части, временно перешедшие к обороне на рубеже Щекино, г. Волоколамск, Муромцево, Жданово, Красиково, немцы держали в отдельных группах с большими промежутками между ними. Используя эти промежутки для проникновения в тыл противника, а также опираясь на помощь партизан, разведка 8-й дивизии давала точные сведения о группировке фашистов.

Начиная с 10 ноября немцы повели усиленную боевую разведку левого фланга 8-й дивизии (участок 1075-го стрелкового полка) и ее соседа слева — кавалерийской группы генерал-майора Доватора. Из показаний пленных и сведений нашей разведки (включая и воздушную) командованию дивизии стало ясно, что противник заканчивает последние приготовления и в ближайшие дни перейдет в наступление.

Командир 8-й дивизии генерал-майор Панфилов хотел сорвать подготовку противника переходом в наступление с ограниченной целью в направлениях на Щекино и на Муромцево, Жданово. Наступление было назначено на 9 час. 16 ноября. Однако противник упредил этот маневр и на рассвете 16 ноября сам перешел в атаку.

Против 1075-го полка немцы сосредоточили превосходящие силы (см. схему 8):

а) в районе Муромцево, Жданово — до полка пехоты и 30—35 танков;

б) в районе Красиково — до двух полков пехоты, четыре артиллерийских и шесть минометных батарей и до 60 танков.

Основной удар противник наносил от Красиково на разъезд Дубосеково, ст. Матренино, стремясь разгромить левый фланг 8-й дивизии, отрезать ее от остальных частей Н-ской армии и перерезать Волоколамское шоссе и железную дорогу на Москву. Затем Красиковская группа противника во взаимодействии с крупными силами, атаковавшими с рубежа Щекино, Пушкари на Голубцово, Лысцево, должна была завершить окружение и уничтожение 8-й дивизии в лесах восточнее Волоколамска.

Выполнение этого решительного плана фашистского командования, казалось, обеспечивалось значительным превосходством в силах и технике. Стрелковый полк ослабленного состава, почти лишенный противотанковой артиллерии, должен был принять удар трех немецких полков и до 100 танков.

Фашистское командование рассчитывало на быстрый и полный разгром 1075-го полка, но оно не учло стойкости и героизма, проявленных русскими людьми в боях за Москву.

В 8 час. 16 ноября после огневого налета по оборонительному расположению 1075-го полка немцы атаковали одновременно в двух направлениях: а) батальоном пехоты с 10—15 танками из Жданово через Бол. Никольское на Петелино и б) двумя батальонами пехоты с 50 танками из Красиково через Нелидово на разъезд Дубосеково.

Боевое охранение 1075-го полка, занимавшее Нелидово и высоту севернее, в течение 30—40 мин. геройски вело неравный бой с наступающим противником, но оказалось слишком слабым и почти полностью погибло. Остатки боевого охранения отошли на передний край обороны.

От Нелидово противник продолжал наступать на разъезд Дубосеково. Здесь в течение 2 часов (между 9 и 11 час.) разыгрался легендарный бой 4-й стрелковой роты 1075-го полка, вооруженной 3 противотанковыми ружьями, против 50 танков и многочисленной пехоты фашистов.



28 бойцов-гвардейцев во главе с политруком Клочковым-Диевым занимали два окопа на западной окраине разъезда Дубосеково (см. схему 9). Остальные 12 бойцов под командой командира роты старшего лейтенанта Гундиловича занимали окоп восточнее разъезда, в 200 м за первыми окопами. Окопы полного профиля были соединены между собой ходами сообщения, приспособленными для ведения огня из любой точки. Окоп у северо-западной окраины разъезда и промежутки между ним и южным окопом прикрывались с фронта противотанковым минным полем.

Когда головной фашистский танк подорвался на минном поле, все танки быстро развернулись и на большой скорости ушли обратно в рощу западнее Дубосеково. Противник решил овладеть этим разъездом силами одной пехоты, не рискуя своими танками. Две роты автоматчиков развернулись на опушке рощи и повели стремительную атаку на разъезд. Политрук Клочков-Диев, уверенный в непреодолимом мужестве своих бойцов, приказал подпустить фашистов на 100—50 м, не открывая огня. Не встречая сопротивления и, возможно, считая, что окопы оставлены их защитниками, две роты фашистов в густых порядках подошли к окопам гвардейцев. Тут по команде т. Клочкова-Диева раздались один за другим залпы, в упор полоснувшие наступающих фашистов. Всего по несколько выстрелов сделали 28 бойцов, и свыше 100 немцев осталось лежать перед окопами; остальные в панике бежали в рощу.

Фашисты еще несколько раз бросали пехоту без поддержки танков в атаку на разъезд, но результат получался неизменный — количество трупов перед окопами росло, а герои-гвардейцы оставались непоколебимыми.

Когда немецкое командование, очевидно, убедилось, что взять разъезд Дубосеково без помощи танков не удастся, оно вновь использовало танки, направив их теперь в обход минного поля с юга.

В атаку двинулись танки, построенные в три боевых эшелона, около 20 машин в каждом эшелоне. Впереди шли тяжелые танки, затем легкие. Непрерывно стреляя из орудий и пулеметов, тяжелые танки подошли к окопам на 100 м. Противотанковые ружья гвардейцев открыли огонь, но их пули не пробивали брони тяжелых танков. Тогда противотанковые ружья перенесли огонь по легким танкам. Бойцы встретили тяжелые танки гранатами и бутылками. Скоро запылали 14 танков. Остальные танки, не выдержав боя, развернулись и ушли обратно в рощу. Во время этой атаки погибли 6 героев-гвардейцев.

Бой затягивался. Осуществление стремительного прорыва немцев к ст. Матренино, от успеха которого зависела возможность разгрома 8-й дивизии, было поставлено под сомнение. Поэтому фашистское командование быстро организовало новую атаку танков совместно с пехотой, на этот раз с юга, вдоль железнодорожного полотна.

Впереди опять двигались тяжелые танки. Но, учтя опыт предыдущего боя, они остановились в 70—80 м южнее окопа и хода сообщения, часть которого была занята гвардейцами фронтом на юг, и открыли орудийный и пулеметный огонь. Не имея возможности поражать тяжелые танки ни гранатами, ни огнем противотанковых ружей, бойцы залегли на дне окопа. Тогда фашистская пехота попыталась подойти вплотную к обороняющимся. Но 12 бойцов под командой старшего лейтенанта Гундиловича, занимавшие окоп на восточной окраине разъезда, огнем ручных пулеметов и винтовок отбили эту попытку.

Танкисты противника, видя, что передний окоп молчит, снова двинулись в атаку. На этот раз, однако, вперед пошли легкие танки, а тяжелые оставались на месте и поддерживали атаку огнем. Оставшиеся в живых гвардейцы встретили танки огнем противотанковых ружей, гранатами и бутылками. Некоторые бойцы бросились со связками гранат под танки и, подрывая вражеские машины, погибли смертью героев. Так они уничтожили еще 10 танков.

28 героев пали в этом бою, но вывели из строя 24 танка и большое количество пехоты и, главное, задержали продвижение противника на направлении его главного удара на 2 часа. За это время командование дивизии успело перебросить в район разъезда Дубосеково 2 85-мм зенитных орудия, которые надежно преградили дорогу танкам противника.

В то время как у разъезда Дубосеково происходил описанный нами бой, свыше полка немецкой пехоты с 30 танками атаковало 1-й батальон 1075-го полка из Жданово на высоту 251,0 (см. схему 9). Сопротивление 1-го батальона было сломлено, а остатки его отошли в лес северо-восточнее высоты 251,0. Попытка танков противника развить успех на Ядрово во фланг 1075-го полка была остановлена минированием опушки леса и лесной дороги, произведенным 1-м батальоном. Пока немецкие танки искали обхода минного поля, командир 1075-го полка успел организовать оборону на новом рубеже — в лесу восточнее прежнего расположения. На этот рубеж отошли и остатки 4-й роты от разъезда Дубосеково.

Отход 1075-го полка прикрывался огнем дивизиона гвардейских минометов. Огонь этот был исключительно эффективен. Фашисты понесли большие потери в танках и живой силе и продвинуться дальше на участке 1075-го полка в течение 16 ноября не смогли.

1077-й и 1073-й полки с утра 16 ноября были атакованы крупными силами пехоты и танков противника с рубежа Щекино, Пушкари (см. схему 8). Не удержав свои участки, полки начали с боем отходить на восток и к исходу дня по приказу командира дивизии закрепились на новом рубеже, в 10—11 км восточнее прежнего, седлая Волоколамское шоссе южнее Чисмены (10 км восточнее Ядрово). В течение 17 и 18 ноября 1075-й стрелковый полк продолжал удерживать рубеж, занятый в результате боя 16 ноября. Однако, ввиду отхода 1073-го полка и (позднее) кавалерийской группы генерал-майора Доватора, командир 8-й дивизии генерал-майор Панфилов приказал и 1075-му полку отойти и занять новый участок обороны южнее Чисмены, чтобы выравнять фронт обороны дивизии. 1075-й полк выполнил этот приказ к исходу 18 ноября.

За 3 дня боев 1075-й полк героической обороной сорвал попытку удара фашистов во фланг и тыл 8-й дивизии, разгромил до двух пехотных полков противника и уничтожил 47 танков. Из них 24 были уничтожены 28 героями-бойцами 4-й роты.

* * *
Бой 8-й гвардейской стрелковой дивизии под Волоколамском принадлежит к числу славных оборонительных боев, которые части Красной Армии вели против зарвавшихся немецких полчищ на дальних подступах к Москве. В упорных оборонительных боях Красная Армия обескровила и измотала фашистов и этим непосредственно подготовила переход в наступление, начатое 6 декабря 1941 г. и завершившееся разгромом немцев на подступах к Москве. По существу этот разгром начался еще в оборонительных боях.

Результат боя 1075-го полка 16 ноября представляет собой выдающееся событие. Полк, не имея противотанковой артиллерии и почти без минометов, в течение дня успешно отразил атаки втрое превосходящих сил немецкой пехоты и до 100 танков, причем 50% танков было уничтожено.

Бой 1075-го полка продемонстрировал эффективность борьбы стойкой пехоты против танков даже при недостатке противотанковых орудий. Умелое комбинированное применение огня противотанковых ружей, противотанковых ручных гранат и зажигательных бутылок обеспечило успех 8-й дивизии. 28 героев показали бессмертный образец доблести, стойкости и воинской чести в борьбе с танками.

Бой у разъезда Дубосеково учит нас, что мужественная пехота, обученная применению пехотных средств борьбы с танками и снабженная этими средствами, способна самостоятельно отразить атаку танков и причинить им большие потери.

Но поучительность боя 16 ноября не ограничивается этим выводом. 8-я дивизия организовала позиционную оборону не сплошным фронтом, а в виде отдельных ротных опорных пунктов с большими промежутками между ними.

Несмотря на это, благодаря стойкости бойцов и хорошо организованной системе огня, оборона 1075-го полка оказалась очень прочной и выполнила свою задачу при минимальных силах.
Боевые примеры Великой Отечественной войны. Сборник 2. Действия стрелковых частей и подразделений. М.: ВАФ, 1943.
Tags: ВОВ, Танки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 35 comments